Идея народного суверенитета

Идея народного суверенитета

В целом общественное соглашение, по словам Руссо, дает политическому организму (государству) неограниченную власть над всеми его членами. Эту власть, направляемую общей волей, он именует суверенитетом. По смыслу концепции Руссо, суверенитет един, и речь может и должна идти об одном-единственном суверенитете — суверенитете народа. При этом под “народом” как единственным сувереном у Руссо имеются в виду все участники общественного соглашения (т. е. взрослая мужская часть всего населения, всей нации), а не какой-то особый социальный слой общества (низы общества, бедные, “третье сословие”, “трудящиеся” и т. д.), как это стали тракто-вать впоследствии радикальные сторонники его концепции народного суверенитета (якобинцы, марксисты и т. д.). Графский В.Г. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. — М., 2005.

Народный суверенитет имеет, согласно учению Руссо, два признака — он неотчуждаем и неделим. Провозглашая неотчуждаемость суверенитета, автор “Общественного договора” отрицает представительную форму правления и высказывается за осуществление законодательных полномочий самим народом, всем взрослым мужским населением государства. По мнению Руссо, в нормальном государстве граждане всегда отдают предпочтение общественным делам перед частными. Упадок интереса к общественным делам есть симптом охлаждения патриотизма, роста влияния частных интересов, роста богатства, — вообще разложения государства. Тогда-то и изобретается народное представительство. Граждане утрачивают сознание гражданского долга. Вместо того чтобы идти на войну, они нанимают солдат, вместо того, чтобы самим законодательствовать, они выбирают депутатов. Закон, утвержденный представителями и не утвержденный народом, — не закон. Английский народ считает себя свободным и очень ошибается; он свободен только во время выборов членов парламента; как только они избраны, он — раб, он ничто. Верховенство народа проявляется также в том, что он не связан предшествующими законами и в любой момент вправе изменить даже условия первоначального договора.

Подчеркивая неделимость суверенитета, Руссо выступил против доктрины разделения властей. Народоправство, считал он, исключает необходимость в разделении государственной власти как гарантии политической свободы. Для того чтобы избежать произвола и беззакония, достаточно, во-первых, разграничить компетенцию законодательных и исполнительных органов (законодатель не должен, например, выносить решения в отношении отдельных граждан, как в Древних Афинах, поскольку это компетенция правительства) и, во-вторых, подчинить исполнительную — власть суверену. Системе разделения властей Руссо противопоставил идею разграничения функций органов государства.

Как уже отмечалось, законодательная власть как собственно суверенная, государ-ственная власть может и должна, по Руссо, осуществляться только самим народом-сувереном непосредственно. Что же касается исполнительной власти, то она, “напротив, не может принадлежать всей массе народа как законодательнице или суверену, так как эта власть выражается лишь в актах частного характера, которые вообще не относятся к области Закона, ни, следовательно, к компетенции суверена, все акты которого только и могут быть, что законами”.

В основе общественного договора и правомочий формируемо-го суверенитета лежит общая воля. Руссо при этом подчеркива-ет отличие общей воли от воли всех: первая имеет в виду общие интересы, вторая — интересы частные и представляет собой лишь сумму изъявленной воли частных лиц. “Но,— поясняет он,— отбросьте из этих изъявлений воли, взаимно уничтожаю-щиеся крайности; в результате сложения оставшихся расхож-дений получится общая воля”. Томсина В.А. Всеобщая история государства и права / Под ред. В.А. Томсинова. — Т. 1. — М., 2003.

Отстаивая господство в государстве и его законах общей воли, Руссо резко критикует всевозможные частичные ассоциации, партии, группы и объединения, которые вступают в неизбеж-ную конкуренцию с сувереном. Их воля становится общей по отношению к своим членам и частной по отношению к государ-ству. Это искажает процесс формирования подлинной общей воли граждан, поскольку оказывается, что голосующих не столько, сколько людей, а лишь столько, сколько организаций. “Наконец, когда одна из этих ассоциаций настолько велика, что берет верх над всеми остальными, получится уже не сумма незначительных расхождений, но одно-единственное расхождение. Тогда нет уже больше общей воли, и мнение, которое берет верх, есть уже не что иное, как мнение частное” В этой связи Руссо присоединяется к мнению Макиавелли о том, что “нали-чие сект и партий” причиняет вред государству. “Если же имеются частичные сообщества, то следует увеличить их число и тем предупредить неравенство между ними”. Проводимое Руссо различие воли всех и общей воли по-своему отражает то обстоятельство, что в гражданском состоянии имеется различие между индивидом как частным лицом (со своими частными интересами) и тем же самым индивидом в Качестве гражданина — члена “публичной персоны”, носителя Общих интересов. Данное различение, которое в дальнейшем легло в основу концепции прав человека и гражданина и сыграло значительную роль в конституционно-правовом закреплении результатов французской буржуазной революции, по сути дела, имеет в виду раздвоение человека на члена гражданского общества и гражданина государства.

В своей идеализированной конструкции народного суверени-тета Руссо отвергает требования каких-либо гарантий защиты прав индивидов в их взаимоотношениях с государственной властью. “Итак,- утверждает он,- поскольку суверен обра-зуется лишь из частных лиц, у него нет и не может быть таких интересов, которые противоречили бы интересам этих лиц; следовательно, верховная власть суверена нисколько не нужда-ется в поручителе перед подданными, ибо невозможно, чтобы организм захотел вредить всем своим членам”.

Соответствующие гарантии, согласно Руссо, нужны против подданных, чтобы обеспечить выполнение ими своих обяза-тельств перед сувереном. Отсюда, по мысли Руссо, и проистека-ет необходимость принудительного момента во взаимоотноше-ниях между государством и гражданином. “Итак,— отмечает он,— чтобы общественное соглашение не стало пустою фор-мальностью, оно молчаливо включает в себя такое обязательст-во, которое одно только может дать силу другим обязательст-вам: если кто-либо откажется подчиниться общей воле, то он будет к этому принужден всем Организмом, а это означает не что иное, как то, что его силою принудят быть свободным”.

Идея народного суверенитета

⇐ ПредыдущаяСтр 28 из 62

Работа » об общественном логовре»

Тиран будет свергнут рано или поздно, но так как люди не могут перейти к естественному состоянию , в силу своей привычки к заокнам и государству, то требуеься перезаключить обществены йдоговор. При этом Поэтому надло найти такую ассоциациюв которой мы будем такими же свободными какими были в естественном состоянии . дл я этого мы отказываемся от всех сових прав в пользу суверена, а суверен — это сам народ. То есть идея народного суверенитета, Народ — выразитель общей в оли: » те кто приняли для себя закон, и одлновременно подданные которые этому закону подчиняются»

народ суверенитет — 4 признака:

1) неотчуждаем, и седовательно только прямая демократия — народ никогда не откажется от м онополии на законодательную в ласть. Руссо критически оценивает представительную демократию : англичане свободны 1 раз в семь лет , выбирая выбирают палату общин, а сами они для себя законов не принимают. То есть представительна я демократия франции не нужна, только прямая

2) не делим — это исключительно законодательную в ласть, а все остальные полномочия это следствие из суверенитета ( Руссо критикует Бодена что у него суверенитет как набор иселючительных полномочий)

3) Непогрешимость- » мы с вами принимая заокны никогда не ошибемся вырабатывая содержания нового закона, тк мы сами для себя принимам заокн.»

Что бы суверенитет был не погрешим не должно быть никаки х партий, никакой партийной принадлежности — каждый выступает по отдельности и выражае свое собственное мнение.

4) абсолюбтный характер. Так как ч едловек имеет абсолютную влатсь над собсвеным телом, так и народное собрание может принять любой закон. Как человек не будет сеье вредить, та к и народное собрание не будет в редлит

Мачин : Народная зак инициатива, референдум, исперативный мандат – это современые проявления идей руссо о том,что суверенитет должен принаждежвть народу .Всё конституицонное заколнослдательстов Франции – это идеии руссо. Ст 6 декларации пч — закон есть выражение обще й воли

Date: 2015-09-19; view: 171; Нарушение авторских прав

Понравилась страница? Лайкни для друзей:

Народный суверенитет

Доктрина народного суверенитета была разработана в XVIII в. французским мыслителем Руссо, называвшим суверена ни чем иным, как коллективным существом, образуемым из частных лиц, в совокупности получивших имя народа

Суть народного суверенитета заключается в верховенстве народа в государстве. При этом народ рассматривается как единственный законный и правомерный носитель верховной власти или как источник государственного суверенитета. Народный суверенитет является антагонистом суверенитета монарха, при котором монарх рассматривается не как член народа, а как индивидуальная личность — носитель суверенной (абсолютистской, самодержавной) государственной власти. Понятия народного суверенитета и государственного суверенитета также различны, но не противопоставлены друг другу, поскольку в первом случае раскрывается вопрос о высшей власти в государстве, а во втором — вопрос о верховности власти самого государства. В настоящее время доктрина народного суверенитета признана мировым сообществом. Всеобщей декларации прав человека, согласно которой воля народа должна быть основой власти правительства и находить своё выражение в периодических и нефальсифицированных выборах при всеобщем и равном избирательном праве и свободном голосовании. Также доктрина народного суверенитета нашла своё выражение в праве народов на неотъемлемый суверенитет над их естественными богатствами и в иных формах.

Теория народного суверенитета Ж.-Ж. Руссо

По взглядам Руссо, развитие цивилизации было сопряжено с появлением и ростом общественного неравенства. Первым возникло имущественное неравенство. Согласно учению данное неравенство явилось следствием частной собственности. С этого времени на смену естественному состоянию приходит гражданское общество. С возникновением частной собственности приходит деление общества на бедных и богатых, между ними разгорается ожесточенная борьба, у богатых возникает желание «порабощения своих соседей».

На следующей ступени в общественной жизни появляется неравенство политическое. Для обеспечения безопасности своего имущества появляются судебные уставы, мировые судьи, т.е. появляется публичная власть. Так было образовано государство., и на данной ступени неравенство пополняется новым — делением общества на правящих и подвластных. Принятые законы, по словам Руссо, уничтожили естественную свободу, окончательно закрепили собственность, превратив » ловкую узурпацию в незыблемое право», и ради выгоды немногих «обрекли с тех пор весь человеческий род на труд, рабство и нищету».

Наконец, последний предел неравенства наступает с перерождением государства в деспотию. В таком государстве нет ни правителей, ни законов — там только одни тираны. В деспотии все определяется силой, и, следовательно, тут тоже нет права. Руссо указывал » Слово право ничего не прибавляет к силе. Оно здесь просто ничего не значит». Восстание против деспотии точно так же правомерно лишь по законам деспотии, оно не приводит к образованию законной власти. Основанием права, по словам мыслителя, могут служить только договоры и соглашения.. Руссо выдвинул идею права политического, т.е. основанного на договорах.

Аналогичным образом Руссо подошел и к определению понятия общественного договора. Образование государства, как оно написано в «Рассуждении о происхождении и основаниях неравенства между людьми», представляет собой договор лишь с внешней стороны ( один предложил учредить публичную власть — другие согласились). Руссо клеймит частную собственность, порождающую роскошь и нищету, обличает «избыток праздности у одних, избыток работы у других». Критика была направлена при этом не только против феодальных порядков, но и против растущего промышленного капитализма. Отражая настроения крестьян, которым развитие капитализма несло разорение, Руссо противопоставил промышленной цивилизации (городской культуре) простоту нравов и образа жизни свободных земледельцев.

Переход в состояние свободы предполагает, по Руссо, заключение подлинного общественного договора. Для этого необходимо, чтобы каждый из индивидов отказался от ранее принадлежавших ему прав на защиту своего имущества и своей личности. Взамен этих мнимых прав, основанных на силе, он приобретает гражданские права и свободы, в том числе право собственности. Его имущество и личность поступают теперь под защиту сообщества. Индивидуальные права тем самым приобретают юридический характер, ибо они обеспечены взаимным согласием и совокупной силой всех граждан.

В результате общественного договора образуется ассоциация равных и свободных индивидов, или республика. Руссо отвергает учения, определявшие договор как соглашение между подданными и правителями. С его точки зрения договор является соглашением равных между собой субъектов. Подчиняясь сообществу, индивид не подчиняет себя никому в отдельности и, значит, остается «таким же свободным, каким он был раньше». Свобода и равенство участников договора обеспечивают объединение народа в неразрывное Целое (коллективную личность), интересы которого не могут противоречить интересам частных лиц.

По условиям общественного договора суверенитет принадлежит народу. Смысл всех предшествующих рассуждений Руссо о договоре заключался именно в том, чтобы обосновать народный суверенитет как основополагающий принцип республиканского строя. Эта идея вместе с принципами равенства и свободы составляет ядро его политической программы.

Суверенитет народа проявляется в осуществлении им законодательной власти. Руссо доказывал, что политическая свобода возможна лишь в том государстве, где законодательствует народ. Свобода, по определению Руссо, состоит в том, чтобы граждане находились под защитой законов и сами их принимали. Исходя из этого он формулирует и определение закона. «Всякий закон, если народ не утвердил его непосредственно сам, недействителен; это вообще не закон».

Механизм выявления интересов суверенного народа Руссо раскрывает с помощью понятия общей воли. В связи с этим он проводит различие между общей волей и волей всех. Согласно разъяснениям мыслителя воля всех представляет собой лишь простую сумму частных интересов, тогда как общая воля образуется путем вычитания из этой суммы тех интересов, которые уничтожают друг друга. Иными словами, общая воля — это своеобразный центр (точка) пересечения волеизъявлений граждан.

В «Общественном договоре» предложено следующее решение этой проблемы. Если законы будут выражением общей воли, то правительственным органам не придется согласовывать частные и общественные интересы. Участие всех граждан в законодательной власти исключает принятие решений, которые нанесли бы ущерб отдельным лицам. «Подданные не нуждаются в гарантии против суверенной власти, ибо невозможно предположить, чтобы организм захотел вредить всем своим членам». При народном суверенитете соответственно отпадает необходимость в том, чтобы верховная власть была ограничена естественными правами индивида. Ее границами служит общее соглашение граждан. Народный суверенитет имеет, согласно учению Руссо, два признака — он неотчуждаем и неделим. Провозглашая неотчуждаемость суверенитета, автор «Общественного договора» отрицает представительную форму правления и высказывается за осуществление законодательных полномочий самим народом, всем взрослым мужским населением государства. Верховенство народа проявляется в том, что он не связан предшествующими законами и в любой момент вправе изменить даже условия первоначального договора.

Подчеркивая неделимость суверенитета, Руссо выступил против доктрины разделения властей. Народоправство, считал он, исключает необходимость в разделении государственной власти как гарантии политической свободы. Для того чтобы избежать произвола и беззакония, достаточно, во-первых, разграничить компетенцию законодательных и исполнительных органов (законодатель не должен, например, выносить решения в отношении отдельных граждан, как в Древних Афинах, поскольку это компетенция правительства) и, во-вторых, подчинить исполнительную власть суверену. Системе разделения властей Руссо противопоставил идею разграничения функций органов государства.

В качестве меры, призванной предотвратить узурпацию власти чиновниками, мыслитель предлагал периодически созывать народные собрания для решения вопросов о доверии правительству и входящим в него должностным лицам. Проведение таких собраний имеет своей целью «сохранение общественного договора», писал Руссо.

При народовластии возможна только одна форма правления — республика, тогда как форма организации правительства может быть различной — монархией, аристократией или демократией, в зависимости от числа лиц, участвующих в управлении. Как отмечал Руссо, в условиях народовластия «даже монархия становится республикой». В «Общественном договоре», таким образом, прерогативы монарха сведены к обязанностям главы кабинета.

Разделяя мнение большинства философов XVIII в., Руссо полагал, что республиканский строй возможен лишь в государствах с небольшой территорией. Прообразом народовластия для него служили плебисциты в Римской республике, а также коммунальное самоуправление в кантонах Швейцарии.

Центр тяжести в политической доктрине Руссо перенесен на проблемы социальной природы власти и ее принадлежности народу. С этим связана и другая особенность его теории: в ней нет детального проекта организации идеального строя. В «Общественном договоре «Руссо стремился обосновать лишь общие начала «свободной республики». Он подчеркивал, что конкретные формы и методы осуществления власти следует определять применительно к каждой отдельной стране, с учетом ее размеров, прошлого и т.п. Принципы такого подхода он изложил в проектах конституций для Польши и Корсики.

Эгалитаристский характер воззрений Руссо наиболее ярко проявился в требовании имущественного равенства. Руссо сознавал, что политическое равенство граждан нельзя обеспечить, пока сохраняется общественное неравенство, но выступал против обобществления частной собственности. Решение проблемы философ видел в том, чтобы уравнять имущественное положение граждан. Последние, как ему представлялось, должны обладать более или менее равным достатком. «…Ни один гражданин не должен быть настолько богат, чтобы быть в состоянии купить другого, и ни один — настолько беден, чтобы быть вынужденным продавать себя». Руссо считал, что такой порядок вполне осуществим при сохранении частной собственности мелких размеров, основанной на индивидуальном труде.

Политическая концепция Руссо оказала громадное воздействие, как на общественное сознание, так и на развитие событий в период французской революции. Авторитет Руссо был настолько высок, что к его идеям обращались представители самых разных течений, начиная от умеренных конституционалистов вплоть до сторонников коммунизма.

Идеи Руссо сыграли также важную роль в последующем развитии теоретических представлений о государстве и праве. Его социальная доктрина, по признанию И. Канта и Г. Гегеля, послужила одним из главных теоретических источников немецкой философии конца XVIII — начала XIX в. Разработанная Руссо программа перехода к справедливому обществу путем коренной перестройки государственной власти легла в основу идеологии политического радикализма. Оформление взглядов Pyccо в теоретическую доктрину явилось, с этой точки зрения, поворотным событием в истории общественно-политической мысли XVIII в.

суверенитет народный руссо

Народный суверенитет — Popular sovereignty

«Суверенные люди» перенаправляется сюда. Для политической партии Curaçaoan см суверенного народа .

Часть серии на

Либерализм

  • Либерализм портал
  • Политика портальная

Народный суверенитет или суверенитет власти народов , является принцип , что власть в государстве и его правительства создаются и поддерживаются с согласия народа, через своих избранных представителей (народовластия), который является источником вся политическая власть. Она тесно связана с социальными контрактами философами , такими как Томас Гоббс , Джон Локк и Жан-Жак Руссо . Народный суверенитет выражает концепцию и не обязательно отражает или описывает политическую реальность. Люди имеют решающее слово в правительственных решениях. Бенджамин Франклин выразил концепцию , когда он писал, «В свободных правительств, правители являются слугами и люди , их начальники и государей».

Американцы основали свою революцию и власть на народном суверенитете, но этот термин был также использован в 1850 — й год для описания весьма спорный подхода к рабству на территориях , как выдвинутый сенатор Стивен А. Дуглас . Это означало , что местные жители территории будут те , чтобы решить , если рабство будет разрешено, и это привело к кровавой войне в Кровотечение Канзас , как аболиционистов и сторонников рабства затопленных территорий Канзас, чтобы решить выборы. Ранее развитие народного суверенитета возникло из философа Франсиско Суареса и стала основой для Латинской независимости американской . Народовластие также может быть описано как голос народа .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *