Сен симон фурье

УТОПИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ — СЕН-СИМОН, ФУРЬЕ, ОУЭН

Бедствия капиталистической эксплуатации заставили наиболее передовых людей задуматься над тем, как построить общество по-новому, без собственников, без эксплуатации. В передовых капиталистических странах с планами преобразования капиталистического общества выступили утопические социалисты.

Наиболее видными представителями утопического социализма были во Франции Сен-Симон и Фурьё, в Англии Оуэн.

Они остро, резко обличали капиталистическую эксплуатацию и мечтали о новом, лучшем, справедливом строе, о жизни без эксплуатации, без нищеты, без войн. Однако, задавшись высокой, благородной целью избавить человечество от эксплуатации, они не знали, как прийти к хорошей, справедливой жизни. Они думали, что можно обойтись без классовой борьбы, что достаточно только придумать новое устройство общества, показать пример, как жить по-новому, и тогда победа над нищетой будет достигнута. Они не нашли еще пути для уничтожения эксплуатации. Поэтому их планы построить социалистическое общество только путем пропаганды оставались несбыточными мечтами, а их социализм был несбыточным, утопическим.

Сен-Симон.

Французский утопический социалист Анри Сен-Симон (1760-1825) родился в знатной семье и получил блестящее образование. Девятнадцатилетним юношей он попал в Америку в качестве офицера французского корпуса, посланного на помощь американским колонистам, боровшимся за независимость. В Америке он храбро сражался. По окончании войны двадцатитрехлетний Сен-Симон вернулся во Францию в чине полковника королевских войск, награжденный орденами. Перед ним открывалась блестящая карьера, он был назначен комендантом важной крепости Мец, но бросил военную службу.

Он задался целью объединить в стройную систему все знания человечества, преобразовать науку. Чувствуя недостаточность своих знаний для этого великого дела, Сен-Симон в сорокалетнем возрасте поступил слушателем в высшую политехническую школу. Поглощенный научными изысканиями, он прожил свои последние деньги. Его покинула жена. Сен-Симон поступил в ломбард переписчиком. В это время ему встретился прежний слуга и предложил-поселиться у него.

Утопия — название несуществующего острова, где нет частной собственности. Об этом острове писал в начале XVI в. Томас Мор.

Сен-Симон бросил место в ломбарде и стал жить милостыней своего бывшего слуги. Днем и ночью он работал над планом переустройства человеческого общества. Тут постиг его новый удар. Слуга умер. Сен-Симон переписывал от руки свои произведения (печатать их никто не хотел) и рассылал разным лицам, сопровождая такими письмами: «Милостивый государь. Будь моим спасителем. Занятый единственно общими интересами, я пренебрегал своими собственными делами и через это дошел до следующего положения: мне нечего есть, я работаю без огня. Я продал даже свою одежду для того, чтобы иметь возможность переписать свое сочинение. Стремление к науке, к общественному благу, желание найти средства для мирного окончания кризиса, в котором находится европейское общество, привели меня в столь несчастное положение…» Но богатые люди даже не читали рукописей Сен-Симона. Вскоре он умер на руках учеников, которые появились у него к тому времени. Последние его слова были: «Помните, чтобы совершить великие дела, нужно быть вдохновенными… Вся моя жизнь была стремлением обеспечить людям наиболее свободное развитие их способностей». Затем, после короткого молчания, умирающий сказал, что вскоре партия работников образуется и что ей принадлежит будущее.

Сен-Симон думал, что задача заключается только в том, чтобы понять, каким должно быть лучшее, не знающее эксплуатации общественное устройство. Полагая, что все люди должны работать, он считал дворян и церковников паразитами и говорил, что если бы все они пропали, то страна ничего не потеряла бы. Сек-Симон звал к лучшему будущему, писал, что надо улучшить участь «самого многочисленного и самого бедного класса». Он считал, что производство должно вестись планово, организованно, на научныу г>снР»яу|» интересах угнетенных масс. Однако отказываясь от классовой борьбы, Сен-Симон оставался на позициях несбыточного, утопического социализма.

Фурье.

Другой французский социалист-утопист, Шарль Фурье (1772-1837), был торговым служащим. В своих произведениях он с особой ненавистью обличал торговцев, их нечестные приемы, спекуляцию. Он клеймил конкуренцию, бесплановость, беспорядочность производства при капитализме. Фурье писал, что при капиталистическом строе все рабочие страдают от безработицы и голода, находятся в нищете, хотя их руками произведено много продуктов. Фурье отметил, что при капитализме интересы членов общества враждебны. «Врач желает, чтобы было как можно больше болезней, а прокурор — судебных процессов в каждой семье. Архитектор мечтает о пожарах, которые бы уничтожили четверть города, а стекольщик -о граде, который перебил бы все стекла…»,- писал Фурье.

Фурье предлагал преобразовать капиталистическое общество. Он призывал всех устраивать фаланги и построить для фаланг новые здания по выработанному им плану. Фалангой в античном мире назывался военный строй, движение треугольником с копьями, выдвинутыми вперед. Такая фаланга врезалась в ряды противника и разбивала его строй. Фурье считал, что если организовать фаланги, общины, они врежутся в старый мир и приведут к его пере-устройству путем примера, путемТПЖЗза, мирным путем. Жилища, поля, плантации и конюшни фаланги должны быть совсем иные, «чем в тех селах и деревнях, где люди живут вразброд. Члены фаланг должны жить в общем доме. Такой дом, где живет фаланга, Фурье называл фаланстером. Не будет больше разделения на город и деревню. Все будут жить в фаланстерах и заниматься как физическим, так и умственным трудом. Работа должна производиться по плану. В ней будут участвовать все. Для того чтобы труд был привлекательным и не утомлял, работник несколько раз в день перейдет от одной работы к другой, соревнуясь с другими работниками, чтобы достичь лучших результатов.

Но в фаланге сохранялись элементы капиталистических отношений. Прибыли предприятия там должны были распределяться между участниками фаланги и капиталистами. Труд и талант (работники) должны были, получать 2/3 дохода, а /з предназначалась капиталистам, которые вложили бы деньги в постройку фаланстера.

Фурье резко критиковал пороки и бедствия капитализма и в то же время в очень ярких красках рисовал будущее общество. Он писал о том, что люди будут жить до 144 лет, новые виды животных будут населять мир, в частности «антикиты», которые будут обслуживать людей, что выведут особую породу «антитигров» и «антикрокодилов», которые будут; покорно выполнять волю человека. Он говорил, что вода в морях и океанах потеряет соленый вкус, будет сладка, как лимонад.Интересна мысль Фурье о том, что вокруг Земли можно запустить четыре огромные искусственные луны и что тогда по ночам будет так же светло, как и днем. Фурье мечтал и о том, что миллионы людей поведут наступление на Сахару и другие пустыни и превратят их в цветущие сады.

Наряду с фантастическими мечтами у Фурье были замечательные мысли о будущем человечества, особенно о возможности социалистического строя. Вот почему Энгельс писал о нем:

«Нас… радуют прорывающиеся на каждом шагу сквозь фантастический покров зародыши гениальных идей и гениальные мысли…»

Однако Фурье, как и Сен-Симон, отрицал классовую борьбу. Он считал, что в Европе есть много богатых людей, Которые могут дать деньги для устройства фаланг. Фурье, например, писал императору Наполеону I, банкиру Ротшильду и другим богачам письма с просьбой о содействии. Он даже назначил постоянные приемные часы и ждал, но безуспешно, когда же богачи появятся в его квартире, чтобы принять участие в перестройке мира.

Оуэн.

Третий виднейший утопический социалист, Роберт Оуэн (1771 — 1858), жил в Англии, где мог близко наблюдать бедствия английских рабочих. В 1817 г. он выступил с проектом преобразования общества на коммунистических началах. Однако Оуэн был тоже против классовой борьбы. Он провозглашал, что никто не будет лишен своего имущества.

Оуэн сделал опыт организации коммунистической общины, чтобы в ней перевоспитать людей для жизни на новых началах и этим примером увлечь все человечество. Он купил в Америке благоустроенное имение и отправился туда с группой своих сторонников. Что же получилось? В условиях капитализма все поселения, основанные по плану Оуэна, либо скоро распались, либо превратились в капиталистические предприятия, эксплуатирующие труд.

КРАТКИЕ ИТОГИ — СЕН-СИМОН, ФУРЬЕ, ОУЭН

Утописты обличали бедствия, которые принес капиталистический строй трудящимся. В этом их заслуга. Однако тем путем, который предлагали утописты Сен-Симон, Фурье, Оуэн, т. е. без классовой борьбы, без диктатуры пролетариата, прийти к социализму нельзя. Утописты сочувствовали рабочим, но не видели в пролетариате той силы, которая может преобразовать общество, они были одиночками, оторванными от масс, поэтому их планы оказались обреченными на неудачу.

  • < ХОД ЧАРТИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ В АНГЛИИ — ВОССТАНИЕ ТКАЧЕЙ В СИЛЕЗИИ В ГЕРМАНИИ — 1844-1848

3. Утопический социализм к. Сен-Симона, ш. Фурье и р. Оуэна

Социализм — это теория, в основе который лежит равенство материальных благ, объема прав и обязанностей и общность собственности. Социалистическое течение ставило целью достижение счастливой и справедливой жизни общества. В ранних социалистических утопиях, начиная с сочинений Платона и затем в произведениях Томаса Мора, Томмазо Кампанеллы и других авторов, речь шла о критике частной собственности, как правило, с позиции морали. Из сути их утопических концепций было очевидно тяготение к примитивному идеалу общественного устройства на принципах равенства потребностей и равенства способностей.

Однако в первой половине девятнадцатого века, под влиянием трудов представителей классической политической экономии, доктрины социалистов-утопистов претерпели существенные качественные изменения. Для утопического социализма данный период, связанный с завершением промышленного переворота, знаменателен осмыслением новых экономических реалий, которые нашли свое отражение в разработках лидеров нового поколения этой школы экономической мысли.

Во Франции известными представителями утопического социализма были К. Сен-Симон и Ш. Фурье. В Англии идеи утопического социализма развивали Р. Оуэн и его последователиТомас Годскин (1787-1869), Уильям Томпсон (1785-1899), Джон Грей (1798-1850) и Джон Брей (1809-1895), получившие также название «социалисты-рикардианцы» за попытку придать теории Рикардо социалистические выводы.

Клод Анри де Рубруа Сен-Симон(1760-1825) — французский социалист-утопист, в силу своих политических убеждений, отказавшийся от графского титула и дворянского звания, является одним из ярких авторов данного направления экономической мысли. Его перу принадлежат значительные научные произведения, в числе которых «Письма Женевского обитателя к современникам» (1803), «О промышленной системе» (1821), «Катехизис промышленников» (1823-1824) и др.

В первых работах Сен-Симона, вышедших до 1814-1815 гг. утверждается культ науки и ученых, и довольно абстрактный гуманизм. В своих более поздних работах Сен-Симон решительно отказывается признавать капитализм естественным и вечным строем и выдвигает тезис о закономерной смене его новым общественным строем, где сотрудничество придет на смену антагонизму и конкуренции. Эта смена произойдет путем мирного развития «общества индустриалов», в котором будет ликвидирована экономическая и политическая власть феодалов и паразитических буржуа-собственников, хотя исохранится частная собственность. Сен-Симон все более склонялся к защите интересов самого многочисленного и самого угнетенного класса — трудящихся.

Он считал, что современное ему общество состоит из двух классов- праздных собственников и трудящихся индустриалов. Первый класс состоит из крупных землевладельцев и капиталистов-рантье, не участвующих в экономическом процессе, а также из возвысившейся за годы революции и империи военной и судейской бюрократии.Индустриалы- все прочие, составляющие вместе с семьями до 96 % всего населения французского общества. Сюда входят все люди, занимающиеся любойобщественно полезной деятельностью: крестьяне и наемные рабочие, ремесленники и фабриканты, купцы и банкиры, ученые и художники. Доходы собственников (земельная рента и ссудный процент) Сен-Симон считал паразитическими, доходы индустриалов (прибыль предпринимателя и заработную плату) — трудовыми. Таким образом, Сен-Симон возвеличивалроль индустриалов.

Сен-Симон полагает, что официальное правительстволишь фасад. Его деятельность носит исключительно поверхностный характер. Общество могло бы обойтись без него и не хуже жило бы. Между тем как исчезновение ученых, промышленников, банкиров и купцов поставило бы общество в беспорядочное положение, лишило бы его источников жизни и здоровья, ибо только их деятельность поистине плодотворна и необходима. Это они на самом деле управляют государством, и в их руках истинная власть. Таков смысл «параболы Сен-Симона».

Для Сен-Симона мир всецело покоиться на промышленности, и она одна достойна забот серьезных людей. Ее пришествие было долгой исторической эволюцией, начинающейся, по мнению Сен-Симона, в двенадцатом веке с так называемой коммунальной революции — процесса освобождения городов от феодальной зависимости, и завершающейся французской революцией. Поэтому новый стой завтрашнего дня — индустриализм, т.е. социальная организация, построенная исключительно в интересах индустрии — «единственного источника всех богатств и благосостояния».

Говоря о строе будущего, Сен-Симон предлагает исчезновение классов. В новом обществе не должно быть ни дворян, ни буржуа, ни духовных лиц. Существуют лишь две категории лиц: работники и бездельники, или, как говорит Сен-Симон, пчелы и трутни. В новом обществе вторые должны исчезнуть, останутся только первые, между которыми будет лишь то различие, которое вытекает из различия их способностей или еще из того, что Сен-Симон называет их «положением». «Индустриальное равенство будет состоять в том, что каждый будет извлекать из общества пользу, прямо пропорциональную своему «общественному положению», т.е. своей положительной способности к употреблению средств, в которые следует включить, разумеется, и капиталы». Как видно, Сен-Симон не думает об уничтожении доходов капиталистов. Он враждебен к землевладельцам.

В новом обществе не только исчезнутвсякиесоциальные различия, кроме основанных на труде и способностях, нои правительствов обычном смысле этого слова.Роль правительствав промышленном обществе должна сводиться к тому, чтобы «оградить работающих от непродуктивных действий праздных людей и обеспечить им охрану и свободу в их производственной деятельности».

До сих пор индустриализм Сен-Симона почти не отличался от простого индустриализма. Но, по мнению Сен-Симона, в промышленном строе есть место только для правительства совершенно особого характера — правительство для управления над вещами, в которых нуждаются люди, а не над людьми. Политика не исчезает, а изменит свое существо. Она станет «положительной наукой», «наукой о производстве, т.е. такой наукой, содержанием которой будет исследование наиболее благоприятного для всех родов производства положения дел».

Основные законы должны стремиться к тому, чтобы ясно установить и самым благоразумным образом комбинировать работы, которые предстоит исполнить обществу в целях экономического и нравственного улучшения существования всего населения.

Экономическое правительство вместо политического, управление вещами вместо власти над людьми — вот новые концепции, которыми Сен-Симон опережает либералов. Они сближают его с социализмом. Таким образом, индустриализм Сен-Симона определенно отличается от экономического либерализма совершенно новой, возлагаемой им на правительство ролью.

Что касается его отношения к частной собственности, то Сен-Симон в принципе не выступал против нее и не предвидел ее ликвидацию в будущем обществе, а считал возможным установить над частной собственностьюконтрольсо стороны общества.

Сенсимонисты связывают эксплуатацию с самим институтом частной собственности. В пороках общественной системы, основанной на частной собственности, они видят также главную причину кризисов и анархии производства, присущих капитализму. Исходя из этого, они выдвигают свое важнейшее требование — резкое ограничение частной собственности путем отмены права наследования. Единственным наследником должно быть государство, которое будет далее передавать производственные фонды предпринимателям как бы в аренду, по доверенности. Руководители предприятий превратятся в доверенных лиц общества. Так частная собственность преобразуется в общественную собственность.

Шарль Фурье(1772-1832), в отличие от Сен-Симона, разработал элементы будущего общественного строя с проницательной детализацией. Он вводит понятие фаланги.Фаланга- производственно-потребительское товарищество, сочетающее в себе черты коммуны с чертами обычного акционерного общества. По-мнению Фурье, число участников фаланги вместе с детьми в разных работах колеблется от 1500 до 2000 человек. Он считал, что в таком коллективе будет необходимый и достаточный набор человеческих характеров для оптимального распределения труда как с точки зрения склонности людей, так и с точки зрения полезного результата. В фаланге сочетается сельскохозяйственное и промышленное производство с преобладанием первого.

Исходный фонд средств производства фаланга получает за счет взносов акционеров, поэтому в ее состав должны входить капиталисты. В фалангу также принимаются бедняки, которые первоначально могут не быть акционерами, а вносить свой вклад трудом. Собственность на акции является частной. В фаланге сохраняется имущественное неравенство. Однако капиталист, став членом фаланги, перестает быть капиталистом в старом смысле. Общая обстановка созидательного труда вовлекает его в процесс производства. Если он обладает талантом руководителя, инженера, ученого, общество использует его труд в этом качестве. Если нет, он работает по своему выбору в любой «серии» (бригаде). Но так как дети богатых и бедных воспитываются в одной здоровой среде, эти различия в следующих поколениях могут сгладиться.

Особое внимание уделяет Фурье организации общественного труда. Отрицательные стороны капиталистического разделения труда он хотел ликвидировать путем частых переходов людей от одного вида труда к другому. Он считал, что нужно положить конец тому, чтобы человек трудился под угрозой существующих до сих пор трех стимулов: принуждения, нищеты или интереса. Фурье не хотел такого общественного состояния, где бы человек был принужден к труду необходимостью зарабатывать свой хлеб, или стремлением к прибыли, или императивным законом общественного или религиозного долга. Он хотел, чтобы человек работал, трудился только из-за удовольствия и бежал на работу, говорил он, как ныне бегут на праздник. Каждому будет гарантирован жизненный минимум, в результате чего труд перестанет быть вынужденным, и появятся совершенно новые стимулы к труду: соревнование, общественное признание, радость творчества.

Богатство и доход общества стремительно возрастут благодаря увеличению производительности труда. В фаланге работать будут все, будут устранены потери и непроизводительные затраты, неизбежные при старом строе. В фаланге нет наемного труда и нет заработной платы. Распределение продукта труда (в денежной форме) совершается путем выдачи участникам фаланги особого рода дивидендов по труду, капиталу и таланту. Весь чистый доход делится на три части: 5/12 — «активным участникам работы», 4/12 — владельцам акций, 3/12 — людям «теоретических и практических знаний». Так как каждый член фаланги обычно относится сразу к двум, а иногда и к трем категориям, его доход складывается из нескольких форм.

Денежные доходы членов фаланги реализуются в товарах и услугах через торговлю, которая целиком находитсяв руках ассоциаций. Общественные арбитры устанавливаютцены, по которым в розничной торговле продаются товары.

Из этих и многих других принципов системы Фурье следует два главных вывода. Во-первых, утопический социализм в силу исторических условий своего возникновения не мог обойтись без мелкобуржуазных иллюзий и быть последовательным в проектах социалистического преобразования общества.Во-вторых, заведомо обречены на провал все попытки предписать людям будущего обязательный образ действий и поведения, подробно регламентировать их жизнь.

Представителем английского утопического социализма является Роберт Оуэн(1771-1858). Его основные работы «Образование человеческого характера (новый взгляд на общество)» (1813), «Доклад графству Ленарк» (1820), «Книга о новом нравственном мире» (1836).

В основе взглядов Роберта Оуэна лежит трудовая теория стоимостиРикардо: труд есть создатель и мерило стоимости; обмен товаров должен осуществляться по труду. При этом он считает, что «средняя физическая сила людей может бытьизмерена, и средний человеческий труд может быть установлен, и его стоимость в каждом продукте тоже может быть установлена, и соответственно этому может бытьопределенаи его меновая стоимость». Но в отличие от Рикардо он считает, что фактически при капитализме обменне совершается по труду, так как такой обмен предполагает, что рабочий получает полную стоимость произведенного им товара, что не соответствует действительности.

Но нарушение «справедливого» закона стоимости Оуэн объясняет тем, что во всем виноваты деньги, это искусственное мерило стоимости, вытеснившее мерило естественное — труд. Деньги, по мнению Оуэна, есть ухищрение «для достижения максимума зла и минимума добра». Он отрицал их и как меру стоимости, и как средство обращения. «В правильно организованном обществе, — писал он, — золото, серебро или кредитные бумаги никогда не будут употребляться как средство обмена».

В связи с этим он предлагает ввести трудовую единицув качестве мерила ценности, обменивать товары на основе этого мерила и отказаться от употребления денег. Это, по мнению Оуэна, решит самые трудные проблемы общества. Рабочие будут получатьсправедливое вознаграждение за свой труд. Так как вознаграждение, получаемое трудящимися, будет соответствовать истинной стоимости товаров, то станут невозможныперепроизводство и кризисы. Такая реформа выгодна не только рабочим, в ней заинтересованы также землевладельцы и капиталисты.

Оуэн считает, что справедливый обмен по трудовой стоимости требует ликвидации капиталистической системы. Лишь в будущем обществе без частной собственности рабочий будет отдавать свой труд по «полной стоимости». В этом случае отпадает вопрос о капиталистах и землевладельцах. Они выигрывают от переустройства общества не как капиталисты и землевладельцы, а как люди.

Оуэн, в отличие от других утопистов, свои теоретические воззрения попытался осуществить на практике. В «несправедливом» капиталистическом обществе закон трудовой стоимости нарушается – некоторые товары, несмотря на то, что на них затрачен труд, не находят сбыта, а за некоторые предлагают цену ниже стоимости. В качестве альтернативы «несправедливому» капиталистическому рынку Оуэн создал в 1832 г. «Национальный базар справедливого обмена». Производитель приносил в эту организацию свой товар, и его оценивала авторитетная комиссия, выдавая справку о стоимости товара («трудовые деньги»). Затем, сдав свой товар на склад Базара справедливого обмена, производитель по этой справке мог получить там же другой товар равной стоимости из сданных ранее. Деятельность Базара продолжалась недолго – как только на складе накопились неходовые товары, он прекратил свое существование. Тем не менее, были еще две попытки организации таких базаров – Дж. Брэем в Англии и П.Ж. Прудоном во Франции – естественно, с тем же результатом.

Была и другая попытка Р. Оуэна применить социалистические идеи на практике. В 1800 г. он стал совладельцем и менеджером небольшого прядильно-ткацкого предприятия в Нью-Ленарке в Шотландии. Спустя два года предприятие стало приносить устойчивую прибыль, а рабочие постепенно принуждались к чистоте, порядку и организованности. Одновременно создавались детские сады, культурный центр с библиотекой, службы санитарного надзора, социального обеспечения и страхования, потребительская кооперация. Стала работать народная дружина по поддержанию порядка, уголовные наказания не применялись. Кроме этого, Оуэн на полвека предупредил фабричное законодательство, понизив рабочий день для взрослых с 17 до 10 часов, отказавшись пользоваться трудом детей и создав для них школы, которые впервые были светскими. В чисто коммерческом плане предприятие процветало. В сознании рабочих произошел перелом, повысилась их трудовая и социальная активность. Исчезли воровство, пьянство, драки, религиозная рознь. Поселок стал ухоженным и красивым. Реальный доход на душу населения был гораздо выше, чем на других предприятиях.

Однако весь этот успех, ограниченный рамками одного поселка, всецело зависел от неординарной личности самого управляющего. Когда после конфликта с другими совладельцами, Оуэн был вынужден покинуть Нью-Ленарк, все вернулось на круги своя. В этом смысле эксперимент Оуэна окончился неудачей.

Видя, что его пример и его промышленный успех не могут сделать хозяев приверженцами его идей, он попытался привлечь на свою сторонуправительства- сначала правительство своей страны, а затем и иностранные — и таким образом на основании закона получить те самые реформы, которые он хотел бы иметь от доброй воли правящих классов.

Обескураженный тем, что ему удалось так мало получить с этой стороны, он обратился к третьей силе — ассоциации. На нее он возложил создание новой среды для разрешения социальной проблемы. Создание социальной среды — основная идея Оуэна, осуществления которой он ждал то от хозяев, то от государства, то, наконец, от кооперации. В этом смысле можно сказать, что Оуэн был отцом того, что социологи ныне называют этиологией, т.е. приспособлением и подчинением человека среде. Изменится среда — и человек изменится. С нравственной точки зрения эта концепция, очевидно, клонилась к отрицанию всякой ответственности индивида, т.к. индивид не может быть не чем иным, как тем, что он есть.

Следует отметить, что, с одной стороны, социалисты-утописты нового поколения, как и их предшественники, отрицают как возможность эволюционных социально-экономических преобразований к лучшему, так и необходимость революции. Но, с другой стороны, их доктрины, базирующиеся по-прежнему на агитации и пропаганде идей социальной справедливости, присущей социализму, в естественный характер которого будто достаточно поверить, чтобы всем миром сразу отказаться от несправедливого настоящего, — эти доктрины становятся не просто утопическими, а антирыночными.

Политико-правовые теории утопического социализма (А. Сен-Симон, Ш. Фурье, Р. Оуэн)

Социалистические идеалы, о которых уже упоминалось, с середины XIX в. получили массовое распространение.

Особое место среди социалистов-утопистов Франции занимают Анри Сен-Симон и Шарль Фурье, вместе с англичанином Робертом Оуэном вошедшие в историю как великие, критические утописты, учение которых, несмотря на его не всегда социалистическую атрибутику, стало одним из идейных источников возникновения марксизма. Это было обусловлено тем. что к вопросу переустройства общества они подходили всесторонне, предлагали пути и методы разрешения противоречий на основе анализа экономических, политических, социальных и духовных процессов.

Анри Сен-Симон (1760—1825) полагал, что определяющее значение в истории имеет индустрия, под которой он понимал все виды экономической деятельности людей и соответствующие ей формы собственности и классы. История человеческого общества у него — это смена общественных систем, каждая последующая из которых представляет собой более высокую ступень развития человечества. Она включает три основных этапа: теологический, метафизический и позитивный. Первый этап характеризуется господством религиозных представлений, свойственных Древнему миру и Средневековью; второй — господством абстрактных философских идей в период буржуазного общества; третий этап откроет господство позитивной науки. На этом этапе будет создано справедливое общество, прогресс которого приведет к удовлетворению потребностей людей, к «золотому веку». Великую французскую революцию он рассматривал как закономерный этап поступательного развития общества, который, однако, не получил необходимого завершения.

Сен-Симон, перу которого принадлежат работы «О промышленной системе», «Катехизис промышленников», «Новое христианство» др., предлагал план создания рационального общественного строя, в основе которого лежит развитие промышленности и сельского хозяйства, создание так называемой «промышленной системы». Основными ее чертами он считал: превращение общества во всеобщую ассоциацию людей, введение обязательного для всех производительного труда, создание равных для всех возможностей применять свои способности и осуществление распределения по способностям, государственное планирование производства, превращение государственной власти из орудия управления людьми в орудие организации производства, постепенное утверждение всемирной ассоциации народов и всеобщий мир при стирании национальных границ.

Главенствующее положение в обществе, по Сен-Симону, должен занять промышленный класс. Социальный состав его далеко неоднородный. «Земледелец, сеющий зерно или разводящий домашних птиц и животных, — пишет он, — является промышленником; каретник, кузнец, слесарь, столяр — промышленники; фабрикант обуви, шляп, полотна, сукна, кашемировой материи — также промышленник; купец, извозчик, матрос торгового судна — промышленники». На самых выдающихся промышленников должно быть возложено управление государственным достоянием; только они, считал Сен-Симон, способны предотвратить социальную революцию, направить общество по пути разумных экономических преобразований.

Основное назначение политики, по мнению Сен-Симона, заключается в соединении обладателей власти с рабочими против неработающего капитала, а задачи государства — в заботе о труде. Если будет хорошо организована центральная власть, считал он, то в сферах труда и быта также будут найдены разумные формы организации. Сен-Симон не отрицал необходимость государства для осуществления стоящих перед обществом проблем, но допускал возможность того, что по мере интеллектуализации народа, повышения его нравственности исчезнет необходимость в государстве как аппарате насилия.

Стремясь найти реальные пути уничтожения эксплуатации пролетариата, Сен-Симон в своей последней работе «Новое христианство» выступил как выразитель интересов рабочего класса и объявил его эмансипацию целью своих стремлений.

Шарль Фурье (1772—1837) — автор сочинений «Теория четырех движений и всеобщих судеб», «Теория всемирного единства», «Новый хозяйственный социетарный мир» и др. Общество, согласно его учению, проходит в своем развитии ряд ступеней, последнюю из которых он назвал строем цивилизации. Этот строй, переживающий глубокий кризис, которому Фурье дает всестороннюю и обстоятельную характеристику, будет заменен строем гармонии, создающим необходимые условия для всесторонне развитой личности. Особое внимание при этом он уделяет тому, как для подавляющего большинства населения будут реализоваться не на словах, а на деле истинные права и свободы, прежде всего право на труд, «без которого ничего не стоят все другие права».

Первичной ячейкой нового общества Фурье считал «фалангу» — общину, состоящую из 1500—1800 человек, находящихся в огромных дворцах — «фаланстерах». Фаланга — это производственно-потребительское товарищество, которое обеспечивает себя всем необходимым. В фаланге отсутствует наемный труд, но существует частная собственность, неравенство, обусловленное разными взносами вступающих в нее. Богатые, состоящие пайщиками фаланги, пользуются преимуществами. В детально разработанном распорядке дня, который был составлен Фурье, они имеют значительные привилегии как в труде, так и в питании. Вместе с тем Фурье полагал, что неравенство между богатыми и бедными со временем сократится и в фалангах установится полное благополучие для всех.

Чрезвычайно много для разработки экономический стороны проблемы сделал Роберт Оуэн (1771—1858). В своей практической деятельности он даже предпринял попытку реализовать ее. Каков же общественный идеал Оуэна? Разумная общественно-политическая система, полагал он, должна быть основана на законах природы, а не на порочных человеческих законах, которые зачастую есть результат заблуждения и эмпиризма. Поэтому главным путем постижения истинных законов является освобождение от неправильных идей посредством науки. Частная собственность — плод насилия и несправедливости (хотя в определенные периоды она и была полезна). В существующей индивидуалистической системе все человеческие отношения принимают извращенные формы. Деньги позволяют отнимать блага у тех, кто их создает. Между тем рабочий имеет право на полный продукт своего труда. Только труд способен стать источником подлинного богатства. Социальным полем такой основанной на разуме трудовой деятельности, по мысли Оуэна, должна стать небольшая коммуна, кооперативная организация, главная цель функционирования которой — удовлетворение потребностей ее членов. В ней объединены промышленный и сельскохозяйственный труд. Залог жизнеспособности коммуны в том, что здесь общий интерес превалирует над частным, поскольку он дает больше стимулов к труду. Мыслитель рисует наступление тоге счастливого времени, «когда все, за исключением только предметов чисто личного обихода, превращается в общественное достояние, а общественное достояние будет всегда иметься в избытке». Управление в коммуне организовано так, чтобы заменить капиталистический принцип иным, гуманистическим. Оуэн отбрасывает решительно все элементы государственности (экономический строй, публичную власть, право, избирательную систему и т.д.). Но из чего тогда созидать новое, где строительный материал? При всем своем стремлении Оуэн так и не нашел удовлетворительного ответа на этот вопрос.

Утопический социализм. Роберт Оуэн

С критикой капиталистического строя, разоблачением его язв выступали социалисты-утописты. Виднейшим их представителем в Англии являлся Роберт Оуэн (1771-1858).

Р. Оуэн начал свою деятельность как буржуазный филантроп. Будучи с 1800 г. совладельцем и директором крупного текстильного предприятия в Нью-Ланарке (Шотландия), он провел ряд мероприятий для облегчения участи рабочих: сократил продолжительность рабочего дня, учредил больничную кассу, детские сады, школу и т. д. Однако это его не удовлетворяло, поскольку он сознавал, что подобного рода мероприятия неспособны положить конец эксплуатации рабочих. В 1817 г. в докладной записке парламентскому комитету по борьбе с безработицей Оуэн впервые выдвинул план организации трудовых коммун. Всю свою дальнейшую жизнь он посвятил борьбе за осуществление этих идеалов.

В своих многочисленных произведениях («Социальная система» и др.) Оуэн резко критиковал капиталистическую экономику современной ему Англии. Сравнивая положение Англии до промышленного переворота и после введения машин, он констатировал поразительный факт: несмотря на то, что производительные силы страны выросли в 12 раз, это привело не к всеобщему благосостоянию, а к громадному росту нужды. Оуэн, однако, не был врагом машин. Он понимал, что машины приносят зло лишь в условиях капитализма.

Характер человека, писал Оуэн, формируется под воздействием среды. При существующих общественных условиях люди порочны, испорчены и враждебны друг другу. Для того чтобы изменить людей, нужно изменить общественную среду, создать новый общественный строй. Ячейкой нового строя должна стать община, объединяющая от нескольких сот до 3 тыс. человек. Такая община будет располагать большим земельным участком и общественными зданиями, в которых помещаются общие залы и столовые, школы, больницы, а также жилые комнаты. За зданиями находятся сады, поля и различные мастерские. Каждая община занимается в основном сельским хозяйством, но в то же время тем или иным производством.

Все члены общины обязаны трудиться. Характер и объем труда зависят лишь от возраста. Благодаря широкому применению машин и технических усовершенствований труд не будет обременительным. Распределение должно быть организовано на коммунистических началах: каждому по его потребностям. Члены общины будут получать из общественных складов все необходимое.

Учение Оуэна отличается от социалистических систем Сен-Симона и Фурье. Пропагандируемое им новое общество является обществом коммунистическим. Однако подобно двум другим великим утопистам начала XIX в. Оуэн тоже мечтает осуществить новый общественный строй исключительно мирными средствами. Он видит рост социальных противоречий, но отнюдь не предполагает использовать их борьбы за осуществление своих идеалов. Наоборот, он стремится избежать революций и надеется достичь цели путем общественного преобразования, отвечающего, по его мнению, интересам всех классов.

Осуществить это преобразование можно, по убеждению Оуэна, немедленно — организацией коммунистических общин при материальной поддержке со стороны правительства и частных лиц. Но он считал возможным и другой постепенный путь к коммунизму — через кооперацию. Выдвигавшиеся им в этой связи различные проекты, начиная с производственной кооперации и кончая меновыми базарами, также являлись, по его мысли, средством мирного преобразования капиталистического общества в общество коммунистическое.


РОберт Оуэн. Литография по портрету Р. Гофмана. 1857 г.

Об этой утопической мечте Оуэна В. И. Ленин писал в своей статье «О кооперации»: «В чем состоит фантастичность планов старых кооператоров, начиная с Роберта Оуэна? В том, что они мечтали о мирном преобразовании социализмом современного общества без учета такого основного вопроса, как вопрос о классовой борьбе, о завоевании политической власти рабочим классом, о свержении господства класса эксплуататоров. И поэтому мы правы, находя в этом «кооперативном» социализме сплошь фантастику, нечто романтическое, даже пошлое в мечтаниях о том, как простым кооперированием населения можно превратить классовых врагов в классовых сотрудников и классовую войну в классовый мир (так называемый гражданский мир)».(В. И. Ленин, О кооперации, Соч., т. 33, стр. 433-434.)

Социалист-утопист Роберт Оуэн

Роберт Оуэн

Одним из самых известных социалистов- утопистов этого периода являлся Роберт Оуэн (1771—1858). Сын деревенского шорника и торговца железными изделиями, мальчик в мануфактурной лавке, в 18 лет совладелец небольшой мастерской, Оуэн приходит к мысли, что нельзя ставить в упрек человеку его невежество и другие пороки, поскольку человек — продукт среды и его недостатки — следствие пороков существующего общества. Свою формулу «среда — характер» Р. Оуэн называет единственным открытием, которое спасет человечество.

В 1800 г. он стал управляющим прядильной фабрики в Нью- Лэнарке (Шотландия), где позднее начал реализовывать план улучшения жизни рабочих путем создания самоуправляющихся поселков «общности и сотрудничества».

Осуществляя эксперимент сначала в Манчестере, затем в Нью- Лэнарке, Оуэн занимался филантропической деятельностью: сократил рабочий день, повысил заработную плату, изменил жилищные условия, организовал систему воспитательных и образовательных заведений не только для детей, но и для взрослых. Под влиянием его деятельности рабочий поселок в Нью-Лэнарке, насчитывающий 2,5 тыс. человек, средоточие всех пороков, превратился в дружное общество. Были устранены все меры принуждения, включая полицию. Роберт Оуэн стал кумиром «долины чудес».

Экономический кризис 1815—1817 гг. породил у него критическое отношение ко всему капиталистическому способу производства. Наиболее развернуто его концепция была изложена в «Докладе графству Ленарк о плане облегчения общественных бедствий и устранения недовольства путем предоставления постоянных производительных занятий бедным и трудящимся». Исходной позицией преобразований Р. Оуэн выдвигает необходимость изменения мерила ценности. Естественным мерилом ценности он считает человеческий труд или сочетание физических и умственных сил человека, приведенных в действие. Использование в обмене серебра и золота является, по его мнению, искусственным стандартом и выполняет свою роль весьма несовершенно и с большими неудобствами.

Для внедрения естественного мерила ценности автор предлагает план организации меновых базаров, или банков трудового обмена. Стоимость каждого товара должна определяться в часах рабочего времени (среднего человеческого труда). В тех же трудовых единицах измеряется и ценность самого труда. Рабочий получит «справедливую и твердо установленную долю» произведенной ценности, так как «то, что создает новые богатства, естественно, стоит того богатства, которое оно создает». По Оуэну, реализация подобных планов позволит преодолеть узость потребительского рынка, создаст спрос на производимые товары. Применение естественного мерила ценности установит рыночное равновесие между товарным спросом и предложением, создаст условия для процветания производства и роста благосостояния трудящихся.

Он ратовал за создание коммунистического общества без революционных потрясений, пытался убедить в полезности своих проектов английский парламент, королеву Викторию. В 1825 г. ему удалось организовать в США колонию (Новая Гармония), в которой стремился создать кооперацию всех ее членов на основе нравственного мира. Колония просуществовала с 1825 по 1829 г. В Англии им были созданы колонии («Орбистон» и «Ми- зеруэлл»), которые распались, не выдержав натиска капиталистической системы.

В большинстве случаев реформа обращения подчиняется у него плану коммунистического (кооперативного) преобразования общества как его составная часть.

В 1832 г. Оуэн приступил к созданию на практике банков трудового обмена. Находившийся под его руководством Лондонский меновой базар просуществовал с 1832 по 1834 г. Базар принимал к оценке товары ремесленников и кооперативных организаций. Трудовая оценка товаров носила условный характер: сырье, материалы и труд оценивались сначала в обычных деньгах и лишь затем переводились в «трудовые боны» из расчета 6 пенсов равнялись 1 часу труда. На полученные боны каждый мог получить со склада необходимые ему товары по трудовому эквиваленту. Однако достаточно быстро выяснилось, что организованный таким образом обмен создает товарный дисбаланс: ходовых вещей не хватало, накапливались неликвиды. Это привело к обесценению бонов, и в итоге предприятие обанкротилось при убытке более двух тысяч фунтов стерлингов.

Взгляды Р. Оуэна, его работы и высказанные в них идеи о строе общности, о новом человеке, об объединении людей для созидания, об уничтожении частной собственности звучали тогда злободневно. Его деятельность на этом поприще не принесла ему прибыли, он разорился, что позволило некоторым английским историкам иронизировать: «Он разбогател благодаря капитализму и здравому смыслу и промотал все свое состояние благодаря коммунизму и сумасшествию». Тем не менее, оценивая переход в своей деятельности от благотворительности к социальным преобразованиям, Р. Оуэн сказал: «Это был величайший день в моей жизни, я исполнил свой долг!»

Идеи Роберта Оуэна получили развитие в трудах последователей социалистов-утопистов и в других странах.

  • Оуэн Р. Избр. соч. Т. 1. М; Л.: Изд-во АН СССР, 1950. С. 188.
  • См.: Мировая экономическая мысль. Сквозь призму веков. Т. 1. С. 501.

Утопия(Сен симон, Фурье, Оуэн)

⇐ ПредыдущаяСтр 33 из 33

Мечты человечества об уничтожении угнетения и эксплуатации зародились много веков назад. Первые идеи утопического социализма появились в позднее средневековье, а рассвета они достигли в эпоху становления капитализма в Западной Европы. Ведущие представители социалистов-утопистов Сен-Симон, Фурье, Оуэн. Выражал мечты работников наемного труда, они выступали с критикой капитализма, вскрывали его недостатки, противоречия, упирая на бедность и нищету трудящихся, и заявляли, что должен прийти такой общественный порядок, который принесет счастье всем членам общества.

Идеальный общественный строй они называли по-разному: Сен-Симон — индустриализм, Фурье • гармонией, Оуэн — коммунизмом. В основе такого строя — отсутствие эксплуатации, ликвидация противоположности между умственным и физическим трудом, частной собственности на средства производства. Реальных путей перехода к такому обществу они не видели. Своими задачами считали — просвещение, пропаганду идей, воплощение их в жизнь путем создания коммун, «фаланстера», «базаров справедливого обмена». Выдвигая фантастические проекты будущего общества, себя они ставили над классами, заявляя, что отражают интересы всех членов общества, апеллировали к господствующим классам, пропагандируя идеи социальной справедливости. Они отвергали политическую борьбу и революции. Марксисты именно в последнем и видят их утопизм.

Анри Клод де Ребруа Сен-Симон (1760- 1825гг.) — потомственный аристократ. Движущей силой развития общества объявил просвещение людей. Будущее справедливое общество — индустриальная система на базе крупного промышленного производства, которое развивается определенному плану, а управление осуществляется из единого центра индустриалами. План развития составляют ученые, промышленностью непосредственно управляют капиталисты, имеющие богатый опыт организации работ, а рабочие — непосредственно трудятся над выполнением разработанных планов. Этим устраняется анархия производства, устанавливается ее плановость и централизм в управлении экономикой. За капиталистом сохраняется право получать доход как вознаграждение за капитал и организацию работ. Сен-Симон отмечал принцип обязательности труда для всех «на пользу человечеству». Цель будущего общества — создание необходимых и полезных вещей, а общее благополучие будет способствовать умственному развитию всех членов общества. Функции государства — развитие науки, искусства, промышленности, а охрана общественного порядка — дело общественное Ф. Энгельс отметил в его идеях «зародыши почти всех позднейших социалистических идей».

Шарль Фурье (1772-1832гг.) — выходец из купеческой семьи, торговый агент, самоучка.

В основу его социальной утопии положена теория страстей, которые он делит на три группы: материальные страсти — вкус, зрение, осязание, слух и обоняние; «влечение души» — дружба, любовь, честолюбие, «верховные страсти» — энтузиазм, новаторство, соревнование.

Человек наделен богом только положительными наклонностями, плохие (корысть, зависть, жадность, паразитизм, лень) — формируются обществом. Определяющий фактор каждого периода — не уровень производства, а характер проявления страстей и природы человека. Ш. Фурье протестует против несправедливости капитализма и делает вывод о необходимости его изменения. Указывая на экономические кризисы, он увязывал их с анархией производства и называл — бедствие от изобилия. Предсказывал смену свободной конкуренции монополиями, он дал им свою классификацию — колониальная, простая морская, кооперативная или монополия объединений, казенная или государственное управление. Но он был сторонником реформ, а не революций. Справедливое общество должно быть бесклассовым, гармоничным, состоит из ассоциаций производителей (фаланг), которые занимают определенные земельные участки, где производят продукцию и сами ее распределяют. Основа строя — земледелие, промышленность играет подчиненную роль. В фаланге существует частная собственность и капитал, распределение частично — и по капиталу. Но это не принципиально, т.к. все капиталисты станут рабочими, а рабочие — капиталистами. Труд превратится в жизненную потребность и удовольствие, последствия разделения труда, уродующие человека, исчезнут, противоположность между умственным и физическим трудом, городом и деревней тоже. Производительность свободного труда будет расти, а стимулом этого станет — соревно­вание. «Гармоничном общество» берет на себя задачи воспитания детей и «освободит женщину». Именно эти идеи изложил в работе «Новый промышленный и общественный мир» экономист, философ, мечтатель Ш. Фурье.

Роберт Оуэн (1771-1858гг.) — представитель утопического социализма в Англии. Его социальная утопия отрицала всякую частную собственность В 20 лет Оуэн директор прядильни в Манчестере, в 1800г. — владелец фабрики в Нью-Ленарке. Пишет ряд работ — социалистических проектов «с целью спасти человечество»: «Об образовании человеческого характера» (1814), «Доклад графству Нью-Ленарк» (1820), «Замечания о влиянии промышленной системы» (1815), «Изложение рациональной системы общества» (1830), «Книга о новом нравственном мире» (1840). Резко критиковал капитализм, его противоречивость и хаотичность, отмечая «троицу зол»: частная собственность, религия и брак на основе собственности Он считал, что человечество не разрешит своих проблем, пока имущество не станет общественной собственностью. Но — мирным путем, без классовой борьбы В отличие от французских единомышленников его программа отличалась скрупулезностью и практицизмом Характерная особенность — опора на трудовую теорию стоимости Д. Рикардо. Он предложил уничтожить деньги и ввести эквивалент трудовых затрат — «рабочие деньги» Организовал «Базар справедливого обмена», который быстро обанкротился (ходовой товар быстро разобрали с целью перепродажи, а базар затоварился неходовым товаром) Предложил капиталистам продать средства производства профсоюзам. Критиковал теорию народонаселения Т. Мальтуса и искренне верил в приход социализма путем принятия разумных законов и просвещения населения. Ячейка будущего общества — кооперативная община, основа богатства — обязательный труд для всех — от каждого по способностям — каждому по труду Для уничтожения противоположности между городом и деревней — труд в общине необходимо чередовать Он создал кооперации в США «Новая гармония», в Англии «Арбистон» и «Мизеруэлл», которые или распались или стали коллективными капиталистическими предприятиями. Ф. Энгельс подчеркивал, что «теоретический социализм никогда не забудет, что стоит на плечах Сен-Симона, Фурье и Оуэна».

Утопический социализм — принятое в исторической и философской литературе обозначение предшествовавшего марксизму учения о возможности преобразования общества на социалистических принципах, о его справедливом устройстве. Главную роль в разработке и внедрении в общество идей о строительстве социалистических отношений ненасильственным образом, лишь силой пропаганды и примера, сыграла интеллигенция и близкие к ней слои.

1 Утопический социализм в древности

2 Предсоциализм в средневековье

3 Утопический социализм в новое время

4 Утопический социализм в ХIX веке

5 Утопический социализм в России

6 Примечания

7 Литература

Утопический социализм в древности

Первые идеи о более справедливом обществе скорее всего зародились ещё на стадии разделения общества на классы и возникновения имущественного неравенства. Следы подобных воззрений встречаются при изучении как фольклора, так имифологии народов Азии, Европы и Северной Африки.

В Древних Греции и Риме зачатки идей утопического социализма проявились в идущем ещё от Гесиода мечтании о возвращении минувшего «золотого века», когда счастливые люди не знали неравенства, собственности и эксплуатации. Тема достижения справедливого политического устройства была одной из наиболее обсуждаемых греческими философами, искавшими решение проблемы имущественного неравенства и «естественного состояния» общества, в котором оно пребывало в доклассовые времена. Нужно также отметить и роль уравнительных реформ в Спарте, а также платоновскую модель рабовладельческого «коммунизма», осуждавшую частную собственность («Государство»).

Значительный вклад в развитие учения об утопическом социализме внесла уравнительная социальная идеология раннего христианства, несущая в общество проповедь братства, всеобщего равенства и потребительского коммунизма. Воздействие этих идей сохранило свою силу вплоть до ХIX века, когда легло в основу теории христианского социализма.

Предсоциализм в средневековье

Во время господства феодальных хозяйственных отношений взгляды, близкие к утопистско-социалистическим, формировались прежде всего на религиозной почве и выливались в виде многочисленных ересей — вальденсов, бегардов, таборитов, катаров, лоллардов, апостольских братьев, анабаптистов и других, объяснявших возникновение социального и имущественного неравенства в первую очередь отступничеством церкви и правящих классов от истинных идеалов раннего христианства. Несмотря на религиозную форму ересей, они имели конкретное экономическое содержание, выраженное в ожидании всеобщего блага и счастья людей, наступлении «тысячелетнего царства», пропагандировали отношения, характерные для первых христианских общин. В некоторых из этих сект воскрешались идеалы евангельского учения и создавались самоуправляемые общины с аскетической уравнительностью в потреблении и совместным ведением хозяйства. В редких случаях этот крестьянский религиозный коммунизм перерастал в вооружённое общественное движение, как это случилось в позднее средневековье в Чехии, во время Гуситских войн (табориты) и в Германии, во время Крестьянской войны XVI века (Т. Мюнцер).

В XVI—XVII вв., с началом эпохи первоначального накопления капитала, возникла литература утопического характера. Родоначальником утопического социализма считается английский писатель-гуманист Томас Мор. Его главное сочинение — «Золотая книга, столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия» (1516). В книге автор показывал несовершенство существовавшего строя, бедства крестьян, причину которых видел в частной собственности. Он создал идеальное государство Утопия, в котором господствует общественная собственность, общественное производство, справедливое распределение. Все жители Утопии обязаны работать, а в свободное время изучать науки и искусства. Все произведённое является общественным достоянием, а изобилие материальных благ позволяет распределять их по потребностям. Политический строй основан на демократии.

В Италии известным сторонников утопического социализма был Томмазо Кампанелла. В своей книге «Город Солнца» (1623) Кампанелла, также как и Мор, создал идеальное государство, в котором господствует общественная собственность, а все блага распределяются поровну между жителями.

Идеи первых Мора и Кампанеллы являются социалистическими, потому что их авторы понимали связь социального неравенства с частной собственностью. Они воспевли крупные города, а главную роль в создании нового строя отводили государству в лице великого политика, завоевателя, мыслителя, действующих с помощью пропаганды и примера.

Утопический социализм в новое время

Одними из первых социалистов-утопистов нового времени были англичане Дж. Уинстэнли и Джон Беллерс. Во Франции социальные утопии XVII—XVIII веков выливались как правило в форму художественных романов-путешествий, где идеализированное общество добродетельных туземцев противопоставлялось полному несправедливости европейскому обществу (Г. де Фуаньи, д´Алле, Гедевиль и другие). В XVIII веке с проповедью революционного ниспроведения гнёта и эксплуатации выступал Ж. Мелье, стоявший на позициях общинного патриархального коммунизма. Для многих коммунистических сочинений того же столетия основополагающим мотивом была просветительская теория «одинаковости естественной природы» человечества и вытекающего из этого положения «равенства прав» всех людей. Исходя из этих идей, Морелли и Г. Мабли обосновали коммунизм с точки зрения теории естественного права.

Утопический социализм времён Просвещения прокламировал право человека на труд и обязательность труда для всех, социальной справедливости в распределении средств, превращение земли в общедоступную собственность. В годы Великой французской революции происходила политизация этих идей морального социализма. Сторонники эгалитарных (уравнительных) утопических идей требовали всеобщего уравнительного передела земли, ограничения собственнических прав и подчинения их нуждам общества («Бешеные»). С дальнейшим углублением революции происходила радикализация взглядов утопистов-революционеров: от наивных первых проектов о мирном законодательном введении общинного коммунизма во Франции — до планов коммунистических преобразований с помощью санкюлотской революционной диктатуры (Ф. Буассель). Квинтэссенцией развития радикального утопизма были взгляды Гракха Бабёфа и бабувистской программы заговора равных, впервые выдвинувших требование коммунистической революции с введением после её победы коммунистической диктатуры и обосновавших необходимость переходного периода от капитализма к коммунизму. Выражая взгляды людей домашинной эпохи, бабувизм показывал идеал коммунистического общества как аграрного и ремесленного, развивающегося на основе ручного труда, в распределении предлагал строгую уравниловку, всеобщий аскетизм, выказывал негативное отношение к людям умственного труда.

Утопический социализм в ХIX веке

В первой половине XIX столетия движение за осуществление социалистических идеалов возглавили интеллектуалы, из среды которых вышли великие утописты К. А. Сен-Симон, Ш. Фурье, Р. Оуэн — «основатели социализма», по определению Ф. Энгельса, впервые развившие самостоятельную теорию утопического социализма в подлинную науку, заменившую обанкротившуюся революционную метафизику теории «естественного права». В вопросе о преобразовании общества на первое место было поставлено создание крупного общественного производства, применяющего новейшие достижения науки и техники. Преодолевая привычные представления о уравниловке и всеобщем аскетизме при коммунизме, утописты выдвинули принцип распределения «по способностям», изображали будущее общество как общество изобилия, обеспечивающее удовлетворение человеческих потребностей, безграничный рост производительных сил и расцвет личности. Утописты-социалисты говорили о грядущем уничтожении разницы между умственным и физическим трудом, между городом и деревней, о планировании производства, о превращении государства из органа управления людьми в орган управления производством и так далее.

В то же время печальный исход Великой Французской революции свидетельствовал о несостоятельности действий революционных масс, об определяющей миссии думающего меньшинства и волевых решений отдельных личностей. Не отрицая воздействия на общественную жизнь рационалистических идей духовного мира, то же время социалисты-утописты возрождали религиозные идеи- «новое христианство» Сен-Симона; пантеистическая метафизика и мистическое объяснение природы человеческих страстей и влечений у Фурье; новый моральный мир, перевоспитывающий людей при помощи рациональной социалистической религии у Оуэна.

В это время в среде последователей социализма возникают движения — сен-симонизм (Б. П. Анфантен, С. А. Базар и другие), фурьеризм (В. Консидеран), оуэнизм. Предпринятые в 20 — 40-е годы XIX века попытки создания в Англии и США оуэнистских коммунистических колоний, как и более многочисленные опыты по образованию фурьеристских ассоциаций-фаланг в США, после кратковременных успехов оканчивались неизменным крахом. Та же судьба постигла и «икарийские» колонии Э. Кабе. Всего же было более 40 попыток создания в США фурьеристских фаланг. Наиболее известная — Брукфарм, близ Бостона, просуществовала с 1841 по 1846 год.

В 1830 — 40-х года в среде социалистов выкристаллизовывается несколько течений. Одно разрабатывало проекты производительных ассоциаций (Б. Бюше, Л. Блан, К. Пеккёр, П. Леру и другие) или ассоциаций эквивалентного товарообмена (Дж. Грей, П. Ж. Прудон) и рассматривало их как основное средство борьбы против крупного капитала и переустройства общества мирным путём на основе сотрудничества классов. Другое течение, английских социалистов-рикардианцев (У.Томпсон, Д. Ф. Брей и другие) объявили прибавочную стоимость плодом несправедливого обмена между трудом и капиталом, и для устранения этой несправедливости выдвинули экономически необоснованную теорию получения рабочими «полного продукта их труда». Тем не менее в Англии это течение косвенно способствовало развитию чартистского движения.

В среде тайных революционных обществ Европы 30 −40-х годов XIX века создавались учения необабувистского коммунизма, с его требованием немедленного коммунистического переустройства путём революционного переворота и введения революционной диктатуры, вводящей общность имущества. Во Франции эти воззрения разделяли Т. Дезами, Ж. Ж. Пийо, О. Бланки, А. Лаппонере и другие. Использование теоретиками социализма и коммунизма этого времени некоторых идей утопического социализма позволило им сделать важный шаг от уравнительных принципов к коммунистическому принципу «от каждого по способности, каждому по потребности». В произведениях Дезами и В. Вейтлинга теория утопического коммунизма достигла своей вершины.

Близкую форму к утопическому социализму представляли взгляды китайского революционного демократа Сун Ят-сена. Таким образом, можно констатировать, что учение утопического социализма было не региональным, чисто европейским явлением — его идеи, соединяясь с идеологией национально-освободительных движений, выдвигались также в странах Африки, Азии, Латинской Америки.

Утопический социализм в России

Предшественниками идей утопического социализма в России в конце XVIII — начале XIX столетий были А. Н. Радищев и П. И. Пестель. Особенно широкое распространение получили эти идеи в 30−40-е годы. Социалистические взгляды А. И. Герцена и Н. П. Огарёва, возникшие под влиянием трудов Сен-Симона и Фурье, положили начало социалистической традиции в русской общественной мысли.

В то же время ранний русский утопический социализм представлял собой разновидность христианского социализма (В. С. Печерин и др.). Такой «религиозный» социализм продолжал существовать и позже- среди некоторых петрашевцев и народников, а также членов Кирилло-Мефодиевского общества.

В 1840-х годах среди наиболее ярких представителей русского домарксистского социализма мы видим А. И. Герцена, Н. П. Огарёва, В. Г. Белинского, М. В. Петрашевского, В. А. Милютина. Суть социалистического учения они понимали как антропологическую идею природы, полной реализацией которой только и может быть социализм, и историческая диалектика мирового разума, понятого как дух человека, изначально стремящегося к строю братства и равенства.

В 60 — 70-е годы XIX века в России, в результате длительных социально-теоретических исканий, возникает особая разновидность утопического социализма — «русский», или крестьянский социализм, получивший название народничества и в рамках которого в основном и происходило развитие социалистической идеи в России во 2-й половине XIX века. Впрочем, иногда рассматривались и иные возможности строительства социалистического общества — например, через создание крупной промышленности (Д. И. Писарев и др.).

Наиболее глубокая концепция русского утопического социализма была разработана Н. Г. Чернышевским, которого В. И. Ленин считал «величайшим представителем утопического социализма в России». В 70 — 80-е годы представители утопического социализма также заимствовали у марксизма его отдельные идеи (П. Л. Лавров и др.).

Утопический социализм был симптомом, выразителем мечтаний народа, пролетариата, ставшего массовым классом при капитализме. Содержание идей утопического социализма отражало стремление зарождающегося проле-тариата к переустройству общества в интересах народа. Основой этому была критика капитализма.

Мечты человечества об уничтожении угнетения и эксплуатации сущест-вовали всегда. Первоначально они приняли форма религиозных движений. Скажем, с этой точки зрения Христос был социалистом и даже коммунистом. Это первая ступенька к социализму.

Вторая ступень — социалистические идеи ХV века. К числу его первых представителей относится английский гуманист и писатель Томас Мор, на-писавший книгу «Утопия». Это была фантастика об идеальном строе, где нет частной собственности, производство и сбыт обобществлены, труд является всеобщей обязанностью, а распределение осуществляется по потребностям.

Другим представителем утопизма был Томмазо Кампанелла (1568-1639), написавший книгу «Город Солнца». Это был монах-доминиканец, проведший 27 лет в тюрьмах, в которых он и написал эту книгу. В этой фантастике также были идеальная община людей, которые жили без семей и частной собствен-ности, детей воспитывало государство, труд был обязательным и длился 4 часа в день, процветали наука и просвещение.

Были и другие представители этого социализма, в том числе француз Мабли (1709-1785), Жан-Жак Руссо (1712-1778) и другие.

Расцвета, наибольшего значения социалистические взгляды приобрели к концу ХVIII и началу ХIX века. Причиной была пауперизация основного класса общества — наемных работников или пролетариев. В этот период в полной мере проявились неблаговидные черты капитализма — накопление капитала в руках немногих субъектов, поляризация общества, пауперизация трудящихся. Все это и породило критику капитализма представителями раз-ных слоев общества. Антикапиталистические идеи широко пропагандирова-лись в художественной литературе, в том числе и в фантастике, в публици-стике, в научных трудах. Многие выдающиеся умы человечества выступили поборниками новых экономических порядков, основанных на принципах свободы, равенства, братства, коллективизма, справедливости и т.п. Все это и получило название утопического социализма.

Сен-Симон, Анри (Генрих)

(1760 — 1825) — французский социалист-утопист, родился в старинной аристократической семье. Разочаровавшись в окружающей среде, Сен-Симон становится решительным врагом паразитических сословий. В своих многочисленных сочинениях Сен-Симон развивает мысль о прогрессивном движении человеческой истории и предсказывает замену современного ему эксплоататорского строя социалистическим обществом, основанным на началах взаимной солидарности и общего сотрудничества. В этом будущем обществе стремлениям человеческой личности будет обеспечен самый широкий простор; вместо власти человека над человеком будет существовать только власть коллективного человека над вещами. Учение Сен-Симона опиралось на молодую буржуазную радикальную интеллигенцию. — В России идеи Сен-Симона были довольно сильно распространены среди передовой русской интеллигенции 30-х и 40-х годов XIX века.

ФУРЬЕ, ФРАНСУА МАРИ ШАРЛЬ

ФУРЬЕ, ФРАНСУА МАРИ ШАРЛЬ (Fourier, François Mari Charles) (1772–1837), французский социалист-утопист. Родился 7 апреля 1772 в Безансоне в семье торговца одеждой. В годы Великой французской революции участвовал в Лионском антиправительственном восстании. Его семейная собственность была конфискована, а самого Фурье посадили в тюрьму. Спустя некоторое время он был призван на военную службу. В 1799 стал коммивояжером. Во время одной из деловых поездок Фурье обратил внимание на то, что яблоко в парижском ресторане стоит в сто раз дороже, чем в Безансоне. Это стало моментом озарения – постижения сути «нового социетарного порядка». Фурье предпринимал неоднократные попытки заинтересовать своими концепциями официальных лиц, но поддержки так и не нашел.

В 1808 он опубликовал свой главный труд – Теорию четырех движений и всеобщих судеб (Théorie des quatre mouvements et des destinées générales). Согласно Фурье, стержнем идеальной системы социальной организации является фаланга. Она заключает в себе идею всеобщего братства и основывается на соответствии частных и общих интересов. Фаланга строится на сельскохозяйственной основе, но предполагает взаимодействие с промышленным производством. В ней объединяются от 1700 до 2000 человек. При свободном проявлении способностей одна личность дополняется другой, что составляет основу счастья всех вместе и каждого в отдельности. Работа в фалангах привлекательна, поскольку труд соответствует способностям и наклонностям каждого индивидуума. Рабочие бригады создаются на основе взаимной любви. Каждая бригада в психологическом отношении представляет «серию». К другим «сериям» она относится как к конкурентам, но без враждебности, свойственной классовому обществу. Предполагалось, что члены фаланги могут менять занятия, удовлетворяя «инстинкты приятной изменчивости». В процессе разнообразных занятий человек может испытывать чувство любви, соперничества или причастности к «каббалистическому». Под последним понятием Фурье подразумевал «притяжение» к загадочному, таинственному. Все эти инстинкты, считал он, следует воспринимать как дар Божий и высвобождать, а не подавлять их, как это происходит в современном обществе, где они превращаются в разрушительные страсти.

На протяжении всей жизни Фурье пересматривал и уточнял свои идеи, вводя в «систему» новые термины и теории. Самые важные из его последних работ – Трактат о домоводческо-земледельческой ассоциации (Traité de l’association domestique agricole, 1822), Новый хозяйственный социетарный мир (Le nouveau monde industriel et societaire, 1829) и Ложная промышленность (La fausse industrie, 1835–1836).

Умер Фурье в Париже 10 октября 1837. На основе его идей сложилась «социетарная школа», приверженцем которой стал В.Консидеран. В середине 19 в. система Фурье, переработанная и уточненная, оказывала заметное влияние на мыслителей, устремленных к поиску нового социального идеала. Последователи Фурье провели социальный эксперимент в США на знаменитой Брук-Фарм в Роксбери (шт. Массачусетс).

Р.Оуэн — прагматик и утопист

Особо надо сказать о деятельности Роберта Оуэна (1771 —1858). Нам он известен скорее как представитель утопического социализма — один в ряду многих. Но с точки зрения истории менеджмента он был выдающейся фигурой, причем самыми значительными являются не его теоретические взгляды на общество, а практические эксперименты. Этот факт отмечают все крупнейшие историки менеджмента, в том числе Питер Друкер и Ричард Ходжеттс.

Долгая жизнь Р.Оуэна почти совпала с хронологическими рамками великой промышленной революции. Он родился в семье лавочника, а в школе учился всего четыре года. Уже в двадцатилетнем возрасте Оуэн начинает заниматься предпринимательской деятельностью. В 1800 г., в то самое время, когда Болтон и Уатт проводят свои знаменитые эксперименты, тридцатилетний Роберт Оуэн становится владельцем крупной текстильной фабрики в Нью-Ленарке (Шотландия). Кроме того, одно время он являлся также менеджером в «Чарлтон Твист Компания в Манчестере. Оуэн, благодаря более своим современным и эффективным принципам управления, вывел эту компанию в число национальных лидеров.

Утопический социализм XIX в. Анри де Сен-Симон

Анри де Сен-Симон (1760-1825) — французский политический мыслитель, социолог, социалист-утопист. Потомок старинного рода французских аристократов, он получил хорошее образование. Среди его наставников был, например, д’Аламбер, замечательный математик и энциклопедист. Большое влияние на его мировоззренческую позицию оказали Вольтер, Гельвеций, Дидро, Руссо. В 17 лет Сен-Симон поступил на военную службу, следуя дворянской традиции. Офицером французской армии участвовал в Войне за независимость североамериканских колоний против Англии. Считал себя «одним из основателей свободы США». Восторженно встретил Великую французскую революцию 1789 г., отказавшись от графского титула, однако революционный террор оттолкнул его от революционеров. В годы революции нажил большое состояние, но вскоре разорился и даже жил на деньги своего бывшего слуги, который в молодости будил юного графа одними и теми же словами: «Вставайте, граф, вас ждут великие дела!» Неудовлетворенный буржуазной революцией, Сен-Симон замыслил «исправить» ее результаты с помощью научной социологической системы, призванной служить орудием созидания рационального общества. Он одним из первых попытался вывести будущее общества не из положений «естественного права», а из закономерности развития истории. Движущая сила истории и восходящая линия развития общества — «прогресс разума, накопление знаний и смена мировоззрений, философско-религиозных и научных идей». Сен-Симон связывал качественный скачок в общественном развитии с завершающим переходом от феодальной и теологической системы к промышленной и научной. В этом смысле Французская революция есть закономерный этап на пути разложения и гибели средневековой феодально-богословской системы.

Главная причина расстройства всей хозяйственной и политической жизни — войны как противоестественные, антигуманные явления. Поэтому важнейший вопрос — мирная обстановка, ибо война «мешает производить и торговать, прерывая все коммуникации, закрывая все пути для обмена». Однако, полагал он, наступит время, когда народы поймут, что «прежде чем заниматься национальными делами, надо решить проблемы, имеющие международное значение».

Экономическое положение — основа политических учреждений, зависимых прежде всего от отношений собственности. В трактате «Взгляд на собственность и законодательство» Сен-Симон задается вопросом: «Как должна быть организована собственность для наибольшего блага всего общества?» Ответ — она должна быть организована на основании закона, устанавливающем пользование ею, устраняющем ее порочные проявления.

Будущее общество он рассматривал с позиции четырех критериев:

+ во-первых, общество, которое делает большинство людей счастливыми, предоставляя им максимум средств и возможностей для удовлетворения важнейших потребностей;

+ во-вторых, где достойнейшие располагают максимальными возможностями достичь высшего положения, независимо от рождения;

+ в-третьих, где многочисленное население обеспечено максимальными средствами для сопротивления иноземцам;

+ в-четвертых, общество, которое, покровительствуя труду и открытиям науки, приводит к наибольшему прогрессу цивилизации и наук.

В будущем обществе «поддержание порядка станет целиком общим делом всех граждан»; это приведет к тому, что «люди будут пользоваться высшей степенью свободы», т. е. политическое управление людьми должно превратиться в распоряжение вещании и в руководство процессами производства (мысль об отмене государства как аппарата насилия).

Сен-Симон оказал большое влияние на передовую общественную мысль и развитие социалистических идей во Франции, Германии, Италии, России и ряде других стран.

Сен-Симон и его социализм

Идеи французского социалиста-утописта Анри Сен-Симона (граф де Сен-Симон, фр. Claude Henri de Rouvroy, Comte de Saint-Simon, 17.10.1760 — 19.05.1825) способствовали формированию коммунистической идеологии во всём просвещённом мире. Его фраза «От каждого по способностям, каждому — по его труду», при советской власти его называли «принцип социализма», стала широко известной благодаря французскому социалисту и экономисту Пьеру Жозефу Прудону (1809—1865), который широко использовал ее в своих сочинениях. Сен-Симон считал, что труд — категорический императив будущего общества. Все должны будут прилагать свои силы для пользы общества, чтобы иметь необходимое для своего развития, кто не способен работать головой на благо общества, те обязаны работать руками. Рантье и ростовщики по Сен-Симону — эти общественные паразиты, как раковая опухоль, от которой страдает человеческое общество. Именно представители класса производителей приносят наибольшую пользу обществу, должны иметь благоприятные условия для жизни и доступ для управления страной, а для этого они должны иметь необходимое образование.
С точки зрения Сен-Симона, современное общество формирует справедливость наизнанку, так как те, которые представляют собою положительную полезность, поставлены в подчиненное положение по отношению к людям неспособным, невежественным и безнравственным. Индивидуализм слишком развил и без того сильный эгоизм в человеке; теперь нужно постараться организовать производство на принципах ассоциации, т.е партнёрства и сотрудничества, что приведет к развитию чувств солидарности и взаимовыручки.
Лозунг индивидуализма — борьба людей друг против друга; лозунг принципа взаимовыгодной ассоциации — борьба людей против нищеты и капризов природы в союзе друг с другом для ликвидации всех негативов. Он считал, что главная задача исполнительной власти государства состоит в организации людей в трудовые ассоциации или общины, где забота о людях труда и улучшение их жизни будет основой развития всего общества.
Известна его знаменитая «Парабола», в которой он делает предположение, что если общество вдруг потеряет три тысячи своих первых физиков, химиков, физиологов и других учёных, а также наиболее талантливых ведущих инженеров и технологов, конструкторов и изобретателей работающих в ведущих производствах; талантливых организаторов производств и сельских хозяйств, политиков и военноначальников и т. д. Каковы будут последствия? Так как люди эти составляют основу развития общества, то нация сделается телом без головы и ей нужно будет по крайней мере целое поколение, чтобы возобновить свои потери. Но предположим внезапную смерть трёх тысяч человек другого рода — посредственных, а то и просто бездарных министров, губернаторов, мэров, директоров, префектов и супрефектов, т.е. всякого рода чиновников и начальников, а «кроме того, десяти тысяч собственников, самых богатых, из тех, которые живут по-барски за счёт своего капитала» — и что же? Добродушное население огорчится по доброте душевной, но «из этого несчастья не произойдет никакого зла для государства», так как скоро найдутся тысячи людей, готовых и способных занять места умерших.
Близко подходя к принципу права жить по труду, он предвидел, что пролетариат скоро организуется в рабочий класс и потребует права на участие во власти; лучшая политика поэтому — соединение обладателей власти с рабочими коллективами против эксплуатации капиталом. Общество должно заботиться о возможно более быстром улучшении благосостояния бедного населения; оно должно организоваться таким способом, который всё более содействовал бы достижению этой цели. Указав на успехи развития науки и техники, Сен-Симон считал, что самая важная наука, которая образует общество и служит ему основанием — это наука, которая способствует скорейшему нравственному развитию общества, которая учит не только сострадать и сопереживать, но и участвовать в этом нравственном развитии.
Для борьбы с эгоизмом и для развития братства и взаимопомощи, он требует союза королевской власти с рабочими, на знамени которого было бы написано достижение возможно более равномерного экономического благополучия по труду от общего благосостояния и политического равноправия, что и определяло его утопизм. Ибо никто и никогда не шёл на уступки трудящимся без их борьбы за своё право жить достойно своего труда!
1825 г. Сен-Симон умер (в Париже) в присутствии своих учеников. Всю жизнь он стремился достичь одного — обеспечить для всех людей свободное развитие их способностей как в общественном труде, так и в устройстве справедливой общественной жизни, чтобы у всех была благополучная жизнь на основе нормированного необходимого труда и распределения средств для жизни от его количества и квалификации как для собственного воспроизводства, так для нормального и свободного развития всего общества.
Надежда современных представителей российской бедноты и угнетённого капиталом населения на благоразумие чиновничества и богачей сродни утопизму первых социалистов, ибо на словах они всегда ратуют за равноправие и справедливость, а на деле заботятся прежде всего о своём благополучии, о сохранении и укреплении своей власти.
Сен-Симон считал, что всякое общество определяется организацией всех его материальных сил и мировоззрением, соответствующим этой организации. От изменения соотношения материального и духовного зависит ход исторических событий. Законы, которым подчиняются общественные изменения, в процессе научного изучения можно направить на руководство обществом для его развития. Интерес к политике и к социальной стороне жизни народов; изучение исторической науки, как биографии государств, позволяет предвидеть результаты правления в любом обществе.
Общая формула эволюции общества представлялась ему как последовательность рабства, крепостничества и свободного наёмничества, за которым, в свою очередь, на основе развития образования и духовного развития человека должна последовать стадия полезного труда каждого для развития всех членов общества на основе партнёрства и сотрудничества. Всё своё учение, высказанное им в последние годы жизни относительно роли общественного труда и трудящегося человека в развитии общества, сделали его одним из родоначальников социалистического и коммунистического мировоззрения.
Но сегодня необходимо уже понимать, что без объединения населения угнетаемого капиталом в мощную политическую партию для парламентской борьбы, без победы этой партии в борьбе за равноправие и справедливость, все остальные пути ведут к гражданской войне и к ухудшению положения и так незавидной доли большей части трудоспособного населения. А как живётся нетрудоспособному населению России рассказывать нет смысла, телевизор смотрят все…

Утопический социализм. Утопический социализм – теория общественного устройства, зародившаяся в начале XVI века, в основе которой лежит равенство (материальных благ

Утопический социализм – теория общественного устройства, зародившаяся в начале XVI века, в основе которой лежит равенство (материальных благ, объема прав и обязанностей) и общность собственности. Социалистическое течение ставило целью достижение счастливой и справедливой жизни общества. Утопический социализм видел первоочередную задачу общественного преобразования в создании крупного общественного производства, основанного на свободном труде и планомерно применяющего достижения науки и техники. Он изобразил будущее общество как общество изобилия, обеспечивающее удовлетворение человеческих потребностей и расцвет личности. Утопические изображения идеального общественного строя впервые представлены в произведениях XVI и XVII столетий – Т. Мора (“Утопия” (Utopia), издано в 1516 г.) и Т. Кампанеллы (“Город Солнца” (Civitas Solis), издано в 1623 г.).

Томас Мор (1478-1535) – английский писатель-гуманист и государственный деятель, канцлер Англии в 1529-32 гг., один из основоположников утопического социализма. В сочинении “Утопия” дал описание идеального строя фантастического острова Утопия, где нет частной собственности и обобществлены производство и быт, а труд составляет обязанность всех свободных граждан. Основной мыслью “Утопии” Мора было то, что для формирования идеального человека необходим идеальный общественный строй.

Общество утопийцев состояло из городских и сельских жителей. Городов в Утопии – 54, каждый из которых состоял примерно из 6 тыс. семейств, объединенных в 200 сифогрантий. Все жители сифогрантии, т.е. 30 семейств, находились под началом выборного должностного лица – сифогранта, во дворце которого была расположена общественная трапезная. В любой из общественных трапезных питалось человек 800. Готовили пищу женщины “из каждого семейства поочередно”. Для граждан его идеального государства физический труд – “телесное рабство”. Поэтому многие тяжелые и непривлекательные работы выполняют религиозные подвижники, видящие смысл своей жизни в непрестанном труде и услужении близким. “Чем более несут они рабский труд, тем больший почет получают от остальных”. Мор сохраняет в идеальном государстве институт рабства, пополняемый из числа преступников (“вывезенных из-за границы злодеев”). Это своеобразный рецепт от этого зла, который заключался в использовании преступников на всех неприятных и черных работах с целью перевоспитания. Таким образом, идея пользы восторжествовала над идеей возмездия и Мор, отказавшись от заточения преступников в темницах, предпочел занять их на нужных обществу работах.

Томмазо Кампанелла (1568-1639) – итальянский философ, политический деятель, создатель коммунистической утопии. В сочинении “Город Солнца” дал свое представление об идеальном общественном строе — общине, руководимой учёно-жреческой кастой и характеризующейся отсутствием частной собственности, семьи, государственным воспитанием детей, общеобязательным трудом при 4-х часовом рабочем дне, развитием науки и техники.

Джерард Уинстэнли (1609-1661) – руководитель и идеолог диггеров в период Английской революции XVII века, автор сочинения – коммунистической утопии “Закон свободы”.

Свои идеи социалисты-утописты излагали и в жанре эпистолярной литературы: они распространяли их путем отправления писем. Сторонниками утопического социализма на рубеже XVIII-XIX вв. были К. А. Сен-Симон, Ш. Фурье, Р. Оуэн.

Клод Анри де Сен-Симон (1760-1825), основными произведениями которого являются “Письма женевского обитателя”, “Взгляды на собственность”.

К.А. Сен-Симон видел смысл истории в постепенном переходе от одной формации к другой (от рабовладельческой к феодальной, а от последней к промышленной) под воздействием роста знаний и развития экономики. Считал, что будущее принадлежит крупному индустриальному производству и промышленному классу (предприниматели, рабочие, ученые). Отстаивал организованный труд, в основе которого лежит принцип: от каждого — по способностям, каждому — по его делам. Для создания общества будущего, с точки зрения К. А. Сен-Симона, необходимо перестроить не только материальные условия жизни, но и развивать духовные качества людей.

Книги Сен-Симона почти не читались. Он имел главным образом личное влияние. Ему удалось собрать около себя талантливых людей, многие из которых после его смерти стали пропагандистами его идей. Среди его первых учеников были французские философы: Огюстен Тьерри, Огюст Конт (1798-1857), Оленд и Евгений Родригес, Анфантен, Базар. Вскоре после смерти Сен-Симона они основали газету «Производитель» для распространения идей учителя. Большинство экономических статей в этой газете принадлежит перу Анфантена. Газета существовала только один год, но новое учение находило многочисленных приверженцев. Было организовано иерархическое общество, главой которого была коллегия, состоявшая из шефов, носивших название «отцов»; далее по нисходящим степеням распределялись сыновья, которые друг друга называли братьями.

В период с 1828 по 1830 гг. перед избранной аудиторией публично читались лекции, которые позднее были опубликованы в двух томах под заглавием «Изложение доктрины Сен-Симона». Второй том посвящен главным образом философии и морали. Первый том содержит социальную доктрину школы и составляет, по справедливому замечанию Менгера, «один из замечательнейших памятников современного социализма».

По мнению сенсимонистов, недостаточно развернуть перед современным человечеством картину его будущего социального строя; нужно, говорят они, заставить его полюбить этот строй, создать между людьми то единство действия и мысли, которое может исходить лишь из общего религиозного убеждения. Сенсимонизм становится религией с культом, с моралью, с организованными проповедями, с церквами, основывающимися в разных пунктах территории, с апостолами, уходящими в далекие страны с благовестным словом. Анфантен и Базар были первосвященниками нового культа. Но Базар скоро устранился, и Анфантен остался один «верховным отцом». Уединившись с сорока учениками в одном доме Менильмонтани, он вел с ними с апреля по декабрь 1831 г. нечто вроде монастырской жизни. Эта своеобразная жизнь была прервана судебными преследованиями, закончившимися осуждением Анфантена судом присяжных на один год тюремного заключения за организацию незаконного общества. Это было сигналом к разброду школы.

Сенсимонизм как религия затмил и отодвинул на некоторое время на задний план сенсимонизм как социальную доктрину, подобно тому, как впоследствии позитивистская религия вытеснит в умах общества позитивную философию. Это совершенно новое учение. Его можно рассматривать как оригинальное исследование, а не только как итог идей Сен-Симона. Оно принадлежит, вероятно, в равной мере Базару и Анфантену. Но экономические идеи были выработаны последним; впрочем, в создании их ему должна была много помочь работа Сисмонди.

Доктрина Сен-Симона целиком сводится к критике частной собственности. Экономист может критиковать частную собственность с двух различных точек зрения: с точки зрения распределения или производства богатств, иначе говоря, с точки зрения справедливости или полезности. «Доктрина» нападает с двух сторон и группирует воедино большинство тех аргументов, которые в течение XIX столетия будут направлены против собственности. Выполняя эту свою двойную задачу, она, впрочем, опирается на идеи Сен-Симона.

а) Сен-Симон противопоставлял в новом обществе бездельников трудящимся. Сен-Симон рассматривал капитал как личное «положение», оправдывающее особое возмещение. Революция уничтожила преимущества касты, право старшинства, которое освящало в семье неравенство детей. Но она сохранила индивидуальную собственность, собственность, которая освящает самую несправедливую из привилегий — право собственника «взимать премию с труда других». Ибо этим правом получать доход, не трудясь, определяется собственность у сенсимонистов. Рабочий вследствие ограничения собственности узким кругом нескольких лиц вынужден отдавать собственнику часть плодов своего труда. Такое принуждение есть не что иное, как «эксплуатация человека человеком».

У сенсимонистов, наоборот, эксплуатация является органическим недостатком, пороком социального строя. Она присуща частной собственности и образует ее необходимое следствие. Эксплуатация — не простое злоупотребление, а самая характерная черта всей системы, поскольку основным атрибутом частной собственности является как раз право получать продукт, не трудясь. Таким образом, эксплуатация не ограничивается рабочими. Она распространяется на всех тех, кто платит дань землевладельцу. Промышленник тоже является ее жертвой, платя процент за деньги, взятые на предприятие.

Зато прибыль предпринимателя происходит не от эксплуатации рабочего, она есть просто плата за труд управления. Конечно, хозяин может злоупотреблять своим положением, чтобы свести до крайней степени заработную плату рабочего. Наоборот, сенсимонизм предвидит в будущем индустриальном обществе широкую практику вознаграждения за исключительные способности. И в этом замечательная черта его теории.

Частная собственность с присущим ей доходом становится законной в глазах растущего числа экономистов благодаря тому стимулу, который она сообщает производству и накоплению богатств. Это самая прочная почва, на которую можно встать для защиты. На нее, между прочим, встали физиократы. Но сенсимонисты с самого начала устраняют такую аргументацию и нападают на частную собственность во имя социальной полезности так же горячо, как во имя справедливости. Интересы производства, равно как и интересы распределения, требуют, по их мнению, ее исчезновения.

б) Тут мы подходим ко второй точке зрения сенсимонистов. Капиталы передаются наследованием. «Случайность рождения» избирает лиц, которые являются хранителями и исполнителями наитруднейшей функции — наилучшего использования орудий производства. В интересах общества было бы поручить их наиболее способным людям, распределить их между местностями и производствами, где чувствуется в них наибольшая нужда. А ныне слепая судьба назначает людей для выполнения этой задачи. Критика права наследования становится, таким образом, излюбленным пунктом, на котором сенсимонисты сосредоточивают все свои усилия.

Негодование сенсимонистов вполне объяснимо. В указываемом ими факте есть кое-что парадоксальное. Если вместе с Адамом Смитом допустить, что «гражданское правительство учреждено для того только, чтобы защитить собственников против несобственников», то институт наследования вполне естествен. Но если встать на точку зрения Сен-Симона, т.е. если рассматривать богатство в индустриальном обществе не как цель, а как средство, не как источник частных доходов, а как орудие социального труда, то покажется совершенно недопустимым предоставлять распоряжение им первому встречному. Можно примириться с институтом наследования, видя в нем могущественный стимул для отцов к накоплению капиталов или допуская, что за недостатком всякого другого рационального способа случайность рождения является методом распределения, не более несостоятельным, чем всякий другой. Но такой скептицизм был бы не во вкусе сенсимонистов. Они именно раздроблению частной собственности, оставленной на произвол случайностей, связанных со смертью и рождением, приписывают кажущийся или действительный беспорядок в производстве.

Сенсимонисты не знают иного средства, кроме коллективизма. Государство становится единственным наследником. Сделавшись обладателем всех орудий труда, оно будет распределять их, сообразуясь с общественными интересами. Они представляют себе правительство наподобие огромного центрального банка, хранителя всех капиталов, с многочисленными отделениями, снабжающего самые отдаленные местности необходимыми средствами, выбирающего самых способных людей для приложения капиталов к делу и вознаграждающего их сообразно с их работой. Таким образом, «общественное учреждение» было бы облечено теми же самыми функциями, которые ныне так плохо выполняются отдельными лицами. Кто, например, будет облечен ответственной функцией судить о способностях людей и вознаграждать за работы? «Главные лица», отвечают они, т.е. высшие лица, «освободившиеся от оков специальности». Инстинктивное чувство будет естественно понуждать их руководствоваться лишь общими интересами. Главой будет, пишут они в другом месте, «тот, кто больше всего интересуется судьбой общества». Это не особенно успокоительно, ибо даже у величайших людей иногда происходит досадное смешение личного интереса с общественным.

Но допустим, что верховная власть будет в руках у «главных людей». Но как же будет установлено подчинение? Силой ли будут принуждены к этому низшие или они добровольно согласятся повиноваться? «Доктрина» останавливается на этой последней гипотезе, ибо разве религия сенсимонистов не готова внушать низшим постоянную преданность высшим и любовью и верой обеспечить обязанность постоянно и с радостью повиноваться? Но, может быть, спросят: разве религия сенсимонистов наделена исключительной привилегией не насаждать еретических учений?

Система сенсимонистов является прототипом всех коллективистских измышлений на протяжении всего XIX столетия. Это зрелая и законченная система. Она покоится на критике частной собственности.

в) Наконец, критики частной собственности не ограничиваются осуждением ее с точки зрения распределения и производства богатств. Почти всегда к этим двум аргументам они прибавляют третий, который можно было бы назвать историческим аргументом. Им хотят доказать, что частная собственность — институт подвижный, меняющийся, постоянно эволюционирующий и что ныне она стремится к преобразованию в том именно направлении, в каком они желают. Но здесь важно отметить, что сенсимонисты сумели целиком использовать эту аргументацию. В пользу проповедуемого ими коллективизма они призывают всю прежнюю историю частной собственности. Они, таким образом, наперед использовали против нее то оружие, которым будут пользоваться последующие школы.

«Согласно общему предрассудку, — говорит «доктрина Сен-Симона», — выходит так, что, какие бы революции ни происходили в обществах, они не могут отражаться на частной собственности, что частная собственность — неизменное явление». Но в действительности нет ничего более неправильного: «Собственность есть социальное явление, подверженное подобно всем другим социальным явлениям закону прогресса, следовательно, в разные эпохи она может быть понимаема, определяема и регулируема различным образом». Так сформулирован принцип, на который впоследствии будут опираться все реформаторы.

Рассматривая эту эволюцию в прошлом, прибавляют сенсимонисты, мы как раз констатируем то, что частная собственность стремится принять такую форму, какую мы предлагаем. В самом начале благодаря институту рабства частная собственность распространяется даже на людей. Затем право хозяина на раба постепенно претерпевает ограничения и в конце концов совершенно исчезает. Сведенное к вещам право частной собственности передается сначала по усмотрению собственника. Но затем вступается общественная власть и указывает отцу старшего сына в качестве наследника. Наконец, французская революция обязывает делить собственность между детьми поровну и умножает таким образом собственников орудий производства. Ныне падение нормы процента постепенно уменьшает доход собственника производственного фонда, обеспечивая таким образом рабочему все большую часть в продукте. Остается сделать последний шаг, а именно тот, о котором возвещают сенсимонисты: обеспечить за всеми рабочими равное право на пользование орудиями труда и, сделав государство единственным наследником, превратить всех в собственников.

Шарль Фурье (1772-1837) считал, что для успеха нового общества необходим рост производительности труда, обеспечивающий богатство для всех, для чего общественный доход должен распределяться соответственно: 4/12 — капиталу, 5/12 — труду и 3/12 — таланту. С укреплением и развитием строя ассоциации эти пропорции, как предполагал Ш. Фурье, будут изменяться в пользу труда. Строй ассоциации создаст крупное коллективизированное и механизированное сельское хозяйство, соединенное с промышленным производством. Это соединение произойдет в первичных ячейках общества — «фалангах», располагающихся в огромных дворцах — «фаланстерах». Таким образом, состоится переход к общественной собственности в масштабах трудовых коллективов. При этом, по мнению Ш. Фурье, конкуренцию сменит соревнование, от которого будут выигрывать все. Средства для создания и функционирования фаланг должны дать капиталисты. Ш. Фурье не исключал возможности существования при этом частной собственности. Роль государства в таком обществе ничтожно мала и является пережитком прошлого.

Роберт Оуэн (1771-1858) в отличие от других утопистов свои теоретические воззрения осуществлял на практике. Основным врагом общества Р. Оуэн считал частную собственность. Деньги предлагал заменить квитанциями, в которых указано количество труда, затраченного работником. По этому принципу он намеревался организовать рынок справедливого обмена.

В 1800 году Р. Оуэн стал управляющим прядильного предприятия в Нью-Ленарке (Шотландия), где и осуществил свои идеи на практике. Он постарался создать на этом предприятии так называемую идеальную промышленную общину, гарантирующую, по его убеждению, как благополучие трудящихся и высокую производительность, так и высокие прибыли. Р. Оуэн приучал рабочих к организованности и порядку, сократил рабочий день до 10,5 часов. Под его руководством строились детские сады, культурный центр и т. д. Предприятие процветало и в условиях экономического кризиса 1815-1816 гг., но после ухода Роберта Оуэна в 1829 году его экономический эксперимент потерпел крах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *