Психология свидетельских показаний

Стадии формирования показании

Формирование показаний людей условно включает три стадии: восприятие, запоминание и воспроизведение.

Полнота и точность восприятия зависит от объективных и субъективных факторов.

К объективным факторам относят внешние условия восприятия: удаленность и освещенность объекта, его цвет в момент восприятия, наличие или отсутствие раздражителей, притупляющих реакцию органов чувств и отвлекающих внимание воспринимающего (сильные вспышки, резкие запахи, шумы и т.д.), продолжительность наблюдения, окружающая объект обстановка, природные условия.

Субъективные факторы восприятия включают: жизненный опыт допрашиваемого состояние его органов чувств, нервной системы, психофизиологическое состояние воспринимающего (усталость, нервное расстройство, алкогольное или наркотическое опьянение), профессию, возраст и т.п. Указанные факторы иногда порождают ошибочное восприятие (иллюзии), которое является одной из главных причин добросовестного заблуждения допрашиваемого.

На второй стадии формирования показаний происходит запоминание воспринимающей информации.

Память – функция мозга, представляющая собой отражение сознанием того, что было в прошлом, способность узнавать и воспроизводить образы ранее воспринятых предметов, явлений. Запоминание может осуществляться как преднамеренно, так и помимо желания субъекта – непреднамеренно.

В большинстве случаев в процессе расследования имеет место непроизвольное запоминание, при котором субъект восприятия не имел намерения запомнить то, что он наблюдал. На прочность запоминания влияют существенные факторы:

а) вид памяти, преобладающий у допрашиваемого. Известно четыре вида памяти: моторная, или двигательная; эмоциональная; образная; смысловая или словесно-логическая;

б) время, прошедшее с момента восприятия. С течением времени происходит забывание;

в) возраст: старые люди обычно хорошо помнят события молодости, но быстро забывают текущее;

г) темперамент: лучше всего запоминают обстоятельства событий флегматичные, спокойные, уравновешенные люди;

д) алкоголизм, наркомания, травмы мозга;

е) профессия, род занятий. Например, водитель легче запомнит обстоятельства автопроисшествия;

ж) последующая деятельность человека: события могут забываться, «вытесняться» под впечатлением от последующих событий.

На третьей стадии процесса формирования показаний происходит воспроизведение – допрашиваемый в процессе общения со следователем вспоминает и излагает в устной или письменной формах воспринятую и запомненную информацию, имеющую значение для дела. Воспроизведение зависит как от субъективных данных допрашиваемого, так и от объективных условий допроса.

На полноту и точность показаний влияют: избранная следователем обстановка и тактика допроса, непринужденность, такт, внимательность, объективность следователя, а также способность допрашиваемого правильно и точно выражать свои мысли, его образование, интеллект, активный словарный запас, другие особенности, его отношение к своей процессуальной роли, желание и нежелание давать правдивые показания.

Процесс формирования показаний

Восприятия, запоминания и воспроизведения взаимосвязаны этапами формирования показаний. Правильное понимание этих процессов способствует эффективному применению тактических приемов допроса, правильной оценке показаний.

Первым этапом в формировании показаний является восприятие. Восприятие — это не только сумма ощущений, но и деятельность мышления. Ощущение является субъективным по содержанию источником, а потому ощущения и восприятия определенным образом зависят от развития нервной системы, состояния организма в целом, уровня развития человека.

Восприятие имеет различные оттенки и характер в зависимости от лица воспринимающего (эмоционального отношения, интереса к тому, что воспринимается, направленности внимания). К факторам, которые в той или иной степени влияют на восприятие, его эмоциональную окраску, принадлежит темперамент. Правильность восприятия зависит от субъективных и объективных факторов: субъективные — это состояние органов чувств человека, его субъективная возможность правильно воспринимать действительность, а объективные — условия восприятия, погода, освещение, продолжительность события, по которому наблюдается .

Рассматривая объективные факторы, влияющие на правильность восприятия, нельзя отделить их от субъективных особенностей личности, которые «окрашивают» восприятие действительности. К таким особенностям относятся направленность восприятия и его эмоциональность. Направленность восприятия зависит от того, было оно преднамеренным или нет. Непреднамеренное восприятие характеризуется тем, что человек не готовится предварительно к нему, оно возникает внезапно и продолжается, пока действует соответствующий раздражитель. Нарочно восприятия характеризуется целеустремленностью, а потому более полный и связано с так называемой профессиональной вниманием. Восприятие лицом предметов или явлений, связанных с его профессией, часто является более правильным и содержит наименьший процент ошибок.

Вторым этапом формирования показаний является запоминание как способность образовывать условные связи, сохранять и восстанавливать их следы. Как и восприятия, оно имеет выборочный характер: человек запоминает не все, что воспринимает, а только то, что вызывает у него глубокие переживания имеет для нее важное значение.

Эксперименты по проверке памяти человека свидетельствуют о том, что она со временем может искажать воспринимаемую событие. Полный рассказ о том, что наблюдалось, можно получить тогда, когда свидетель допрашивается через кратчайший от события промежуток времени.

В следственной практике преимущественно встречаются показания лиц, которые не ставили целью обязательно запоминать факты для изложения их потом на допросе. Этим обстоятельством и определяются сложность воспроизведения зафиксированного, прерывистость, неполнота сведений и деталей происшествия.

Так, очевидец дорожно-транспортного происшествия часто ограничивает свое внимание фактам, которые сильно повлияли на его психику. Например, свидетель — очевидец наезда автомашины на велосипедиста — показал, что он не запомнил ни обстоятельств наезда, ни внешнего вида автомашины. Он запомнил только то, как с ней на велосипедиста упал ящик (ящик, падая, ударил велосипедиста железным углом, переворачиваясь, ударил еще раз и придавил его, сокрушив голову и плечо). Свидетель обратил внимание на потерпевшем, а потому его показания в этой части оказались полными. Направленность внимания в этом случае способствовала лучшему запоминанию отдельных обстоятельств.

Исследование непроизвольного запоминания, как и опыт проведения допросов, свидетельствует о том, что лица запоминают не только то, что производит яркое впечатление, но и фоновые обстоятельства, на которые не направлена непосредственное внимание. Здесь целесообразно применять тактические приемы допроса с использованием ассоциативных связей, к которым относятся:

а) постановка дополнительных вопросов, основанных на анализе показаний лиц и использовании возможных ассоциаций у допрашиваемого в момент наблюдения события;

б) постановка напоминающих вопросов (выдержки из показаний допрашиваемого или сведений из других материалов производства с целью восстановления в памяти обстоятельств события, наблюдалась)

в) предъявление во время допроса вещественных доказательств;

г) допрос на месте происшествия.

Третьим этапом формирования показаний является воспроизведение воспринятого. Оно зависит от условий, в том числе физического и психического состояния лица в момент воспроизведения. Особое значение здесь приобретает способность лица выражать свои мысли. Эта способность у каждого человека индивидуальна и зависит от его культурного уровня, интеллекта, словарного запаса. При этом значительную роль играют высказывания, которые использует следователь при допросе, отдельные фразы, слова, формулировки вопросов.

В психологии известны два типа воспроизводства: а) свободное воспроизведение смыслового содержания с отклонением от формы и б) воспроизведение содержания с сохранением его формы. Это деление важно установить в показаниях с целью их правильной оценки и определения тактики допроса. Так, воспроизведение содержания с сохранением формы оказывается в детальном и последовательном изложении события, без выделения ее главных и второстепенных рис. Воспроизведение же содержания без формы заключается в изложении сути события.

Психологический процесс формирования показаний допрашиваемых лиц

Поскольку достоверность показаний допрашиваемых лиц зависит от многих факторов, для того, чтобы выявить их и избрать наиболее верную тактику допроса необходимо знать психологические основы формирования показаний. С определенной долей условности этот процесс можно расчленить на следующие этапы:

1. Восприятие фактов и обстоятельств, имеющих значение для дела.

2. Запоминание воспринятого.

3.Припоминание воспринятого.

4. Воспроизведение воспринятого в показаниях.

На любой стадии этого процесса могут появиться факторы, влияющие на достоверность показаний. Проследим этот процесс поэтапно.

1. В психологии под восприятием понимается активный процесс целостного отражения в сознании человека предметов и явлений внешней среды при их воздействии на органы чувств. Восприятие слагается из воздействия на органы чувств внешних раздражителей и возникновения у человека ощущений (зрительных, слуховых и т. д.), которые он затем осмысливает.

Эту сторону процесса формирования показаний нельзя недооценивать, поскольку ошибки, возникшие при восприятии, скажутся в виде неточностей и пробелов в показаниях допрашиваемого лица. Правильному восприятию того или иного явления могут препятствовать такие объективные факторы, как кратковременность наблюдавшегося явления, неблагоприятные условия наблюдения, маскировка, применяемая преступником.

К субъективным факторам относятся дефекты органов чувств, утомление, опьянение, сильные эмоции, стресс. От сильного испуга человек склонен преувеличивать угрожающую опасность, увеличить число нападавших, «снабдить» их оружием, которого у них не было, и т. д. Часто происходят ошибки в цветоощущении, особенно при восприятии плохо освещенных предметов.

Все эти факторы как объективного, так и субъективного характера необходимо учитывать при производстве допроса.

2. Запоминание – это запечатление в коре головного мозга воспринятых предметов и явлений. Память, как и восприятие, у людей не одинакова. У одних преобладает образная память, когда лучше запоминается виденное или слышанное. У других – эмоциональная, когда лучше запоминаются пережитые чувства.

Запоминание воспринимаемого может быть произвольным, когда лицо имеет волевую установку запомнить то, что воспринимает, и непроизвольным, когда такой установки нет. Поскольку люди становятся очевидцами событий, чаще всего, независимо от своей воли, то преобладающее место имеет непроизвольное запоминание, что и влечет за собой определенные пробелы в показаниях.

Однако и отсутствие установки на запоминание не всегда отрицательно влияет на полноту и точность показаний. Так, если воспринимаемое событие привлекло внимание очевидца, вызвало у него эмоциональные переживания, либо сопровождалось какими-либо действиями, то такое событие запоминается достаточно прочно и точно.

Прочность запоминания зависит также от особенности памяти че­ловека, напряжения его умственной деятельности, возраста, типа нер­вной деятельности и др.

3. Припоминание воспринятого важный этап формирования показаний. Причиной сравнительно частых ошибок в показаниях является такое свойство памяти, как забывание. То, что запечатлелось в памяти, постепенно исчезает (у одних быстрее, у других медленнее). Забывается в первую очередь то, что не требовало осмысления, что не затронуло эмоций и интересов человека. Раньше других стираются в памяти такие детали, как время дня, день недели, даты, время года, имена, приметы внешности людей. В то же время впечатление о расследуемом событии сохраняется в памяти сравнительно долго.

Забывание не является необратимым процессом. Воспринятые факты запоминаются человеком не изолированно, а в связях между собой. Поэтому и припоминание происходит в таких же связях, так называемых ассоциациях. Если возбудить в такой цепочке связей какое-то звено, то возбуждение распространится и на другие звенья ассоциации. Именно на этом и основываются тактические приемы допроса по оказанию помощи в припоминании забытого.

4. Передача сведений от допрашиваемого к допрашивающему производится чаще всего с помощью устной речи. Речь, как и многие другие качества и свойства человека, индивидуальна. У одних мысли излагаются последовательно, ясно и полно, у других – бессвязно и путанно. На полноту и достоверность показаний могут влиять недостаточный уровень развития допрашиваемого, эмоциональное состояние (испуг, гнев и т. д.). Многие лица при изложении показаний имеют склонность перескакивать с одной мысли на другую, либо говорить пространно, включая в рассказ факты, не относящиеся к делу.

Человеку, затрудняющемуся правильно и точно изложить свои мысли, нужно помочь. В одних случаях необходимо помочь обрести душевное равновесие, в других – предоставить возможность изъясняться на своем привычном разговорном языке, помочь найти нужное слово, в третьих – постановкой уточняющих вопросов направить повествование в нужное русло и т. д.

Таков, в общих чертах, процесс формирования показаний, который необходимо иметь в виду при производстве допроса и выборе тактических средств получения достоверных показаний.

Психология свидетельских показаний

  • Свидетельские показания

    Свидетель, в отличие от сторон, — юридически не заинтересованное в исходе дела лицо. Свидетелями могут быть граждане, находящиеся в родственных, дружеских, неприязненных и иных отношениях с лицами, участвующими в деле. Указанные обстоятельства могут быть учтены судом при оценке достоверности свидетельских…
    (Справочник адвоката)

  • Психология предъявления для опознания лиц или предметов. Психология проверки показаний на месте

    Психология предъявления для опознания лиц или предметов Основания предъявления для опознания определены ст. 193 УПК РФ, установившей, что в случае необходимости следователь может предъявить для опознания лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому. Объектами, предъявляемыми…
    (Юридическая психология)

  • Психология проверки показаний на месте

    В УПК РФ (ст. 194) закреплено новое следственное действие – проверка показаний на месте. Основная его задача – установление соответствия или несоответствия показаний обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего или свидетеля обстановке места события. Следователь не только слушает, но и сопоставляет услышанное…
    (Юридическая психология)

  • Понятие, значение и исследование свидетельских показаний Свидетельские показания – это сообщения юридически незаинтересованного в исходе дела лица о фактах, составляющих предмет доказывания, а также иных обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела, полученные в установленной…
    (Гражданское процессуальное право России)
  • Понятие, значение и исследование свидетельских показаний

    Свидетельские показания – это сообщения юридически незаинтересованного в исходе дела лица о фактах, составляющих предмет доказывания, а также иных обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела, полученные в установленной законом процессуальной форме. Свидетельские показания…
    (Гражданское процессуальное право России)

  • Свидетель, в отличие от сторон, — юридически не заинтересованное в исходе дела лицо. Свидетель это лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. Не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если…
    (Справочник адвоката)
  • Свидетельские показания в гражданском процессе. Права и обязанности свидетеля. Свидетельский иммунитет

    Свидетель как участник процесса – это лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела (ч. 1 ст. 69 ГПК). Свидетель — это юридически не заинтересованное в исходе дела лицо, вызываемое в суд для сообщения сведений о непосредственно…
    (Экзамен на звание адвоката)

  • О ДОСТОВЕРНОСТИ СВИДЕТЕЛЬСКИХ ПОКАЗАНИЙ

    Правила для оценки свидетельских показаний, как и всяких человеческих поступков, могут быть разнообразны до бесконечности. Я привожу некоторые из них не в виде законченной системы, а в виде примеров, взятых из наблюдений в судебной зале, своих и чужих. 1. Свидетель говорит правду, когда передает то,…
    (ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ)

  • О РАЗБОРЕ СВИДЕТЕЛЬСКИХ ПОКАЗАНИЙ

    1. Основное правило в отношении оратора к свидетельским показаниям заключается в том, чтобы как можно реже спорить против них. Если же оратор признает необходимым оспаривать свидетеля, его возражения должны быть неотразимы. У нас, по- видимому, думают, что, сказав кое-что по поводу показания, можно уже…
    (ИСКУССТВО РЕЧИ НА СУДЕ)

  Статьи

Появление исследований в этой области, пожалуй, относится к первой половине XVIII в. Так, в «Книге о скудости и богатстве» Т. И. Посошков сформулировал ряд положений, касающихся психологических приемов допроса свидетелей и практических рекомендаций относительно способов изобличения лжесвидетельства. В зарубежной теории одним из первых к изучению этой темы обратился И. Бентам, который считал, что причины психологического свойства неизбежно отражаются на точности показания свидетеля, правдивости и ложности свидетельства.

Повышенный интерес к данной проблеме возник в конце ХIХ – начале ХХ в. с появлением новой для того времени науки экспериментальной психологии.

Ученым, занимающимся исследованиями в области судопроизводства, к числу которых относились, в частности, А. Елистратов, А. Завадский, Г. Португалов, Е. Кулишер, А. Кони, Л. Владимиров, Н. Розин, представлялось, что знание психологии свидетеля позволит на научной основе выработать практические меры, направленные на усовершенствование деятельности суда.

На основе данных экспериментальной психологии выдвигались различные предложения, которые, по мнению их авторов, могли бы способствовать повышению точности оценки свидетельских показаний. В частности, предлагалось законодательно предусмотреть возможность проведения экспертизы в отношении свидетелей по вопросу о том, каково может быть значение их показаний в каждом конкретном случае.

В советской правовой науке, на начальном этапе ее развития, психологические аспекты показаний свидетелей также не оставались без внимания правоведов. Хотя в дальнейшем этой проблеме уделялось не столь большое внимание.

В качестве научного направления психологию свидетельских показаний весьма резко критиковал А. Я. Вышинский, который считал, что крупнейшим его недостатком является тенденция дезавуировать значение свидетельских показаний как не заслуживающих доверия. В свою очередь М. С. Строгович, отмечая существенное значение психологии в сфере судебного доказывания, выступал против «чрезмерного психологизирования», подчеркивая недопустимость подмены свободной оценки свидетельских показаний судом «всяческими психологическими изысканиями».

Обращает на себя внимание тот факт, что в отличие от дореволюционных исследований, предметом которых являлись в том числе причины, побуждения, влекущие свидетеля к даче ложных показаний, ни в советской психологической, ни в правовой науке практически не затрагивалась проблема психологии лжи. Между тем зарубежные ученые весьма активно занимались и продолжают заниматься этой темой.

Одним из вопросов, обсуждаемых в современной литературе по психологии, является определение признаков, по которым можно судить о сходстве и различии таких понятий, как ложь, неправда, обман. Думается, что применительно к юриспруденции научные изыскания в этой области представляют определенный интерес, поскольку действующее законодательство оперирует этими понятиями. Например, ст. 307 УК РФ предусматривает уголовную ответственность свидетеля за дачу заведомо ложных показаний; в ст. 70 ГПК РФ говорится об обязанности свидетеля дать правдивые показания; а в ст. 812 ГК РФ указывается на недопустимость свидетельских показаний при оспаривании договора займа, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана.

Некоторые психологи высказывают точку зрения, согласно которой ложь, неправда и обман имеют как сходные, так и отличительные признаки. Сходство и различие этих феноменов, по мнению исследователей, определяются несколькими обстоятельствами, а именно: намерениями, установками передающего сообщение (информацию) субъекта; степенью соответствия сообщения действительности; верой или неверием субъекта в истинность передаваемой другому лицу информации. Принимая во внимание высказанные в научной литературе суждения, можно отметить следующее.

Обман может выступать как цель, совершаемое действие, результат этого действия.

Целью обмана является дезинформация другого лица, введение в заблуждение относительно определенных обстоятельств, создание у него неправильного, ошибочного мнения, представления о чем-либо.

Характер действий, являющихся собственно способами, средствами, с использованием которых достигается эта цель, различен. Так, в частности, обман может быть совершен посредством:

сообщения информации, не соответствующей действительности, то есть ее искажение. В этом случае лицо не только скрывает известные ему сведения, но и предоставляет взамен информацию, не соответствующую истине;

сообщения частично искаженной информации, то есть передача отдельных истинных сведений о фактах, но искажение другой, относящейся к этим фактам информации. Это делается с расчетом на то, что лицо, которому адресована информация, из всей совокупности переданных сведений сделает неправильные выводы относительно искомого факта;

умолчания об известных обстоятельствах. При умолчании лицо сознательно скрывает истинную информацию, но не сообщает сведений искаженных;

сообщения неполной информации, то есть информирование о некоторых подлинных фактах, но умолчание о других, необходимых для понимания как причинно-следственных связей происшедшего, так и целого. Здесь, учитывая соответствующую истине, но неполную информацию, лицо, которому она сообщается, актуализируя знакомые ситуации, прогнозирует развитие событий в наиболее вероятном, в его понимании, направлении. Неполная информация сообщается другому лицу для того, чтобы оно сделало ошибочные выводы из достоверных фактов;

действий, сочетающих умолчание и искажение информации о фактах;

передачи полной и соответствующей действительности информации. К такому способу обмана лицо прибегает тогда, когда считает, что именно правда покажется другому лицу наиболее невероятной. Искажение истины происходит в сознании обманываемого человека как результат ошибочных выводов из достоверной информации;

действий, не относящихся к вербальным утверждениям. Ввести в заблуждение можно, например манерой поведения, жестом и т.п.

Результат обмана проявляется в том, что у его адресата формируется неверное представление об определенных фактах, обстоятельствах.

Ложь является одним из способов, средств обмана. Данное понятие может быть определено как сознательное искажение известной субъекту истины с целью введения в заблуждение другого лица. Ложь всегда основана на намеренно неистинном утверждении. Таким образом, не всякий обман – ложь.

Психологическая структура лжи основана на сочетании трех факторов: утверждение лица не соответствует истине; лицо осознает неистинность своего утверждения; лицо ставит цель ввести другое лицо в заблуждение.

Что касается содержания понятия «неправда», то здесь можно сказать следующее. В определенном смысле неправда есть ложь, поскольку и то и другое представляют собой искажение истины, следствием чего является введение в заблуждение лица, которому сообщается неправдивая информация. Вместе с тем вряд ли есть основания подвергать сомнению тот факт, что причиной искажения информации могут быть дефекты в восприятии явлений, событий, связанные с психическим, физическим состоянием конкретного субъекта, внешними условиями и т.п. Поэтому в ситуациях межличностного общения, в частности при допросе свидетелей, неправда выступает как вербальный эквивалент заблуждения собственно свидетеля относительно каких-либо обстоятельств. В связи с этим допустимо говорить об отличии неправды ото лжи, состоящем в том, что в неправде отсутствует элемент осознанного сообщения не соответствующей действительности информации.

Надо полагать, что отличие лжи от неправды определяется не только наличием одного интенционального признака, а именно: сознательным или неосознанным искажением истины. Нельзя не принять во внимание тот факт, что способ и стиль передачи информации у различных субъектов может отличаться некоторыми особенностями. В частности, это проявляется в использовании слов и выражений, которые в определенном контексте приобретают смысл, противоположный их действительному значению, например при использовании различных форм иносказания. В этом случае лицо осознает, что сообщает информацию, не соответствующую действительности, однако не преследует цели ввести другое лицо в заблуждение, совершить обман, полагая, что тот, кому адресовано сообщение, правильно понимает смысл сказанного.

Таким образом, психологическая структура неправды определяется наличием следующих факторов: утверждение лица не соответствует истине; лицо не осознает или осознает несоответствие своего утверждения действительности; лицо не ставит цели ввести другое лицо в заблуждение.

Следовательно, есть основания говорить о том, что если ложь – это один из способов обмана, то неправда не относится к их числу.

В контексте рассматриваемой проблемы необходимо обратиться к вопросу о том, как в юридической литературе раскрывается содержание понятия «ложь», а точнее – заведомо ложные показания.

Едва ли можно признать достаточным определение ложных показаний только как «показаний, не соответствующих действительности», или «показаний, содержащих вымышленные, искажающие действительные обстоятельства дела факты». При определении содержания понятия «заведомо ложные показания» должны быть учтены как референтный, так и интенциональный признаки лжи, то есть акцентировано внимание на том, искажена ли истина и сделано это намеренно или нет.

Одна из проблем, представляющих известный интерес применительно к юриспруденции, относится к психологическим аспектам выбора такого способа обмана, как умолчание об известных фактах, то есть сокрытие информации.

Видимо, не лишено оснований утверждение, высказанное в литературе по психологии, согласно которому, если есть возможность выбора, большинство людей предпочитают именно умолчание. Объяснений этому, надо полагать, может быть несколько.

У лжи существует явная негативная презумпция, умолчание же скорее ассоциируется с деянием менее предосудительным, поскольку нередко не расценивается как собственно обман. Несмотря на то, что ложь и умолчание в равной мере способны ввести в заблуждение жертву обмана и повредить ей, вероятно, чувство вины, испытываемое человеком в случае умолчания, меньше, чем при прямой лжи. Это происходит, скорее всего, в силу того, что умолчание «пассивно» и психологически оно оценивается как «меньшее зло», не явный обман. Умолчать о чем-то, как правило, проще, чем сообщить искаженную информацию, поскольку успешная ложь предполагает построение логически согласованной цепочки ложных утверждений, точное запоминание того, что следует сказать, дабы не оказаться уличенным в обмане, впав в противоречия. В случае раскрытия правды умолчание всегда легче оправдать, например сославшись на забывчивость, незнание и т.п.

Необходимо отметить, что в юридической науке умолчание о фактах квалифицируется неоднозначно. Одни ученые полагают, что умолчание об обстоятельствах дела следует рассматривать как отказ от дачи показаний, другие считают, что такое деяние может быть квалифицировано как дача заведомо ложных показаний. Не ставя целью вторгаться в область квалификации уголовно наказуемых деяний, представляется возможным сделать некоторые замечания относительно этого вопроса.

Сокрытие свидетелем информации (умолчание), как отмечалось выше, – один из способов обмана суда, имея в виду то, что свидетель обязан сообщить все известное ему о фактах, входящих в предмет доказывания по делу. Умолчание может быть, условно говоря, явным или неявным. В первом случае свидетель отказывается отвечать на поставленный вопрос, делая об этом заявление, либо молчит в ответ на поставленный вопрос. Во втором умолчание выражается в том, что лицо уклоняется от ответа, ссылаясь на неизвестность ему фактов, относительно которых ставится вопрос, – «не знаю», «не видел» и т.п.

Пожалуй, нет оснований сомневаться в том, что «явное» умолчание прямо подпадает под признаки преступления, предусмотренного ст. 308 УК РФ, устанавливающей ответственность за отказ от дачи показаний. Что же касается умолчания «неявного», то эта ситуация с правовой точки зрения не однозначна.

Надо сказать, некоторыми авторами высказывается мнение о том, что такие ответы свидетеля, как «не запомнил», «не увидел», «не услышал», уголовно наказуемыми признавать нельзя в силу «практической невозможности опровергнуть то или иное восприятие человеком какого-либо факта». Обоснованность такого утверждения вызывает некоторые сомнения хотя бы потому, что отрицание знания обстоятельств, имеющих значение для дела как одной из форм умолчания, может быть опровергнуто другими доказательствами по делу.

По сути, заявление о незнании чего-либо, если это не соответствует действительности, является ложным утверждением, но едва ли есть достаточные основания для того, чтобы расценивать это действие как заведомо ложное показание, поскольку такого рода ложное утверждение делается свидетелем лишь относительно факта знания им обстоятельств, а не собственно фактов, входящих в предмет доказывания. Применительно к фактам предмета доказывания свидетель не сообщает никакой ложной информации, но скрывает известные ему сведения о них путем умолчания. Такое «неявное» умолчание есть неисполнение свидетелем обязанности сообщить суду известные ему сведения, поэтому должно квалифицироваться как отказ от дачи показаний.

Однако возникает такой вопрос: следует ли из буквы закона прямая обязанность свидетеля сообщить суду все известные ему сведения об обстоятельствах дела?

Обязанность свидетеля «сообщить все известное ему по делу» предусмотрена Кодексом РФ об административных правонарушениях (ч. 2 ст. 25.6). Вместе с тем Закон устанавливает административную ответственность только за заведомо ложные показания (ст. 17.9). ГПК РФ указывает на обязанность свидетеля «дать правдивые показания» (ч. 1 ст. 70). При допросе судья «предлагает свидетелю сообщить суду все, что ему лично известно об обстоятельствах дела» (ч. 2 ст. 177). АПК РФ обязывает свидетеля лишь «сообщить арбитражному суду сведения по существу рассматриваемого дела» (ч. 3 ст. 56 АПК). УПК РФ предусматривает, что свидетель не в праве «давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний» (п. 2 ч. 6 ст. 56). При этом во всех процессуальных кодексах имеются отсылочные нормы об уголовной ответственности за заведомо ложные показания и за отказ от дачи показаний.

Применительно к поставленному вопросу положения, содержащиеся прежде всего в АПК РФ и в УПК РФ, недостаточно определенны, учитывая, что собственно УК РФ не дает ясного представления о содержании понятия «отказ от дачи показаний», равно как и «заведомо ложные показания».

Бентам И. О судебных доказательствах / По изд. Дюмона. Пер. с фр. И. Гороновича. Киев, 1876. С. 22–33.

См.: Проблемы психологии. Сборник / Под ред. Гольдовского. СПб., 1909. С. 52.

Вышинский А. Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1946. С. 217.

См.: Shibles W. Revision of the Definition of Lying as an Untruth Told with Intend to Decieve // Argumentation, 1988, № 2. Р. 102.

Экман П. Психология лжи. СПб., 2003. С. 24.

См., например: Гончаров Д. Ю. Ответственность за отказ от дачи показаний // Журнал российского права. 2002. № 6. С. 109.

Особенности формирования показаний свидетелей

Отражение в сознании человека события преступления и иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, а также последующее воспроизведение их на допросе — процесс формирования показаний. Процесс формирования показаний у свидетелей и потерпевших подчинен общему правилу порядка формирования показаний и имеет три стадии:

• восприятие информации;

• запоминание и сохранение информации;

• воспроизведение информации.

На каждой стадии на свидетелей и потерпевших воздействуют объективные и субъективные факторы, влияющие на протекание этих стадий. Воздействие этих факторов определяет качество показаний, так как каждая из них содержит возможность утраты и искажения информации.

Восприятие — это психический процесс отражения предметов и явлений окружающего мира во всей совокупности их свойств и признаков, действующих на органы чувств в данный момент.

К объективным факторам, влияющим на полноту и качество восприятия, можно отнести:

• неожиданность и кратковременность воспринимаемого явления. В короткий отрезок времени невозможно мобилизовать все органы чувств на восприятие всех деталей происходящего события. Восприняв какую-то часть события на слух и не восприняв его зрительно, свидетель и потерпевший, нередко бессознательно восполнят возникшие пробелы восприятия субъективными представлениями о том, как могло с их точки зрения протекать это событие;

• неблагоприятные погодные условия, препятствующие восприятию события преступления (дождь, туман, снег, метель и т. д.);

• особенности освещения, сильный шум;

• обстановку помещения или местности, в которой происходит воспринимаемое событие (нормальному восприятию мешают какие-либо предметы; четкость восприятия речи зависит от акустических особенностей

помещений и т. д.);

• слишком большой объем воспринимаемой информации;

• применение преступником маскирующих средств происходящего.

Полноте восприятия способствуют следующие субъективные факторы:

• нормальное психофизиологическое состояние органов чувств;

• сосредоточенность и направленность внимания на определенный объект или явление (целенаправленное произвольное организованное восприятие позволяет отразить событие наиболее полно и качественно);

• интерес к воспринимаемому событию, явлению;

• навыки по организованному восприятию, которые имеются у потерпевшего или свидетеля (формируются в результате жизненного опыта и профессиональной деятельности);

• наличие у воспринимающего специальных знаний о

воспринимаемом событии, объекте.

К субъективным факторам, которые препятствуют качественному восприятию, относятся:

• дефекты органов чувств либо их болезненное состояние (дальтонизм, монохромное зрение, глухота и т. д.);

• индивидуальные особенности восприятия конкретного человека, сформированные на основе общих свойств и закономерностей процесса восприятия:

а) предметность восприятия — способность отражать объекты и явления реального мира не в виде набора не связанных друг с другом ощущений, а в форме отдельных предметов. Все, что человек воспринимает, он воспринимает как фигуру (предмет) на фоне. Предметность проявляется в выделении воспринимаемого предмета из фона;

б) целостность восприятия — особенность восприятия, заключающаяся в отражении объектов в совокупности их свойств.

В процессе восприятия образ воспринимаемого предмета может быть полностью не дан в готовом виде (например, тыльная часть вещи), а как бы мысленно достраивается до некоторой целостной формы. Целостность восприятия проявляется так же в зрительных иллюзиях.1 Часто свидетели и потерпевшие, не воспринимавшие

1 Иллюзии восприятия (лат. illusere — обманывать) — искаженное отражение реальности, носящее устойчивый характер. Иллюзии восприятия — это феномен восприятия, существующий только в голове человека и не соответствующий какому-либо реальному явлению или объекту. Наибольшее их число наблюдается в области зрения. Зрительные иллюзии многообразны: 1) белые предметы кажутся больше; 2) переоценка какой-либо объект во всей совокупности общих и частных признаков, достраивают его, используя обобщенный образ представления об этом объекте, сформировавшийся у них;

в) осмысленность восприятия (категориальность) — осмыслить восприятие — значит осознать предмет, который оно отображает. Осмысление предмета завершается называнием его словом-понятием, т. е. отнесением к определенной группе, классу предметов. Единство и взаимопроникновение чувственного и логического составляют существенную черту человеческого восприятия. Поэтому при недостатке информации об объекте свидетели и потерпевшие стремятся дополнить недостающие элементы воспринятого объекта, что обычно приводит к возникновению ложных суждений. Поэтому у свидетелей и потерпевших следует выяснять, на чем основаны их суждения о различных признаках воспринятого объекта, а не только то, что они видели или слышали;

г) избирательность восприятия — из огромного числа воздействий лишь некоторые выделяются с большей отчетливостью и осознанностью, чем все остальные. Избирательность зависит, с одной стороны, от интересов, в значительной степени от установок личности, потребностей, знаний, а с другой, обусловлена особенностями самого предмета восприятия, его «броскостью», контрастностью и пр.;

д) константность восприятия (от лат. constants — постоянный, устойчивый) — относительная устойчивость перцептивных признаков предмета при изменении условий восприятия (освещенности, удаленности, угла зрения, формы, величины и т. п.). Мы удаляемся от предметов или приближаемся к ним — в нашем восприятии они не изменяются в размерах. Константность восприятия — это во многом проявление прошлого опыта;

• неудовлетворительное физиологическое состояние (состояние алкогольного или наркотического опьянения, соматическое заболевание и т. д.);

• эмоциональное состояние потерпевшего и свидетеля. Состояние вертикальных линий по сравнению с горизонтальными при их действительном равенстве; 3) воспринимаемая величина фигуры зависима от окружения. Кружок кажется большим среди маленьких и меньшим среди больших кружков; 4) перенесение свойств целой фигуры на ее отдельные части; 5) искажение направления линий под влиянием других линий фона; 6) хаотическое перемещение объективно неподвижного источника света, наблюдаемого в полной темноте; 7) кажущееся движение неподвижного объекта в сторону, противоположную движению окружающего фона; 8) из двух предметов равного веса, но разных размеров меньший кажется тяжелее.

страха, испытываемое потерпевшим в момент преступления, сужает сознание и снижает полноту и точность восприятия реальности.

Некоторые специфические закономерности проявляются у большинства людей при восприятии времени и пространства.

Восприятие времени — это отражение длительности, скорости и последовательности явлений действительности.

Восприятие продолжительности событий в значительной мере определяется:

• характером переживаний и эмоциональным состоянием субъекта. Небольшие отрезки времени, как правило, переоцениваются, а длительные, наоборот, преуменьшаются. Так как при расследовании преступлений обычно важны и минуты, то следует учесть, что отрезки времени менее пяти минут кажутся более длительными, чем были на самом деле;

• характером деятельности, которую человек в данный момент выполняет, мотивацией, установок и ожиданий приятных или неприятных событий. Если человек занят активной деятельностью, особенно если эта деятельность связана с удовлетворением его личных потребностей, то время, затраченное на это, воспринимается более коротким, чем было на самом деле;

• возрастом свидетеля и потерпевшего. Для людей пожилого возраста время течет быстрее, чем для детей.

Таким образом, представления о продолжительности времени связаны главным образом с впечатлением о последовательности отдельных частей того или иного события, явления, следующих одно за другим. Поэтому свидетель и потерпевший, отвечая на вопрос о времени, в течение которого происходило событие, должен представить его в виде своеобразной суммы, слагаемые которой — начало события, промежуточные факты, конец события. Более точно оценить время события позволяет прием, когда потерпевшему и свидетелю предлагают воспроизвести те действия, которые он осуществлял в тот момент, когда происходило событие.

Восприятие пространства — отражение пространственных форм вещей, их величины, формы, расположения относительно друг друга и направления.

С определенными трудностями связано восприятие расстояния до наблюдаемого объекта. Наиболее верно оценивается расстояние в пределах полукилометра, а вообще большие расстояния в показаниях недооцениваются. При восприятии пространства у свидетелей и потерпевших могут возникать перечисленные выше иллюзии (например, хорошо освещенные, яркие предметы на темном фоне кажутся расположенными ближе).

Следующий этап формирования показаний — запоминание и сохранение информации. Память — это познавательный психический процесс, посредством которого происходит накопление, сохранение и последующее воспроизведение человеком информации, в том и числе и показаний. В 20 — 25 лет развитие памяти находится на оптимальном уровне, затем происходит ослабление некоторых ее параметров. У лиц злоупотребляющих алкоголем и употребляющих наркотики зачастую имеются дефекты памяти. У отдельных людей встречаются устойчивые нарушения памяти:

• амнезия — провалы памяти, обусловленные черепно-мозговыми травмами или воздействием медицинских препаратов;

• контаминация (смешение) — ошибочное воспроизведение материала, заключающееся в неверном объединении воспоминаниях о событиях в реальности между собой не связанных;

• конфабуляция — полный или частичный вымысел отождествленный с действительностью.

В соответствии с ассоциативной теорией памяти предметы и явления окружающего мира запечатлеваются и воспроизводятся не изолированно друг от друга, а в связи друг с другом, т. е. «группами или рядами». Воспроизведение одних из них влечет за собой воспроизводство других, что обусловливается реальными объективными связями предметов и явлений. Под воздействием объектов действительности в коре головного мозга возникают временные нервные связи, служащие физиологической основой запоминания и воспроизведения. В психологии эти связи рассматривались как ассоциации.

Выделяют следующие виды ассоциаций:

1) ассоциации по смежности — являются отражением пространственновременных отношений предметов и явлений;

2) ассоциации по сходству — являются отражением сходства предметов или явлений окружающей действительности;

3) ассоциации по контрасту — являются отражением противоположности в окружающих человека предметах или явлениях;

4) ассоциации по каузальности — являются отражением причинноследственных отношений предметов и явлений.1

1 Указанные ассоциативные связи и закономерности запоминания и сохранения информации положены в основу приемов, помогающих допрашиваемому вспомнить

Запоминание бывает непреднамеренным (непроизвольным) и преднамеренным (произвольным). Преднамеренное запоминание носит избирательный характер, т. е. запоминает человек только то, что хочет удержать в памяти для каких-то целей. Избирательный характер носит и непреднамеренное запоминание, но в более узком объеме, т.е. запоминается то, что из воспринятого обратило на себя внимание, возбудило какой-то интерес (скажи, на что ты обращаешь свое внимание, и я скажу, кто ты):

а) сила раздражителя (сильный звук, яркий свет);

б) новизна, необычность раздражителя;

в) подвижность предмета, а также начало или прекращение действия раздражителя.

Преднамеренное запоминание более устойчиво, оно особенно прочно, если человек запоминает осмысленно и использует для лучшего запоминания осмысленные повторения (воспоминания) воспринятого, которые укрепляют образовавшиеся временные нервные связи.

Для запоминания значение имеют виды памяти. Различают следующие виды памяти:

• моторная (или двигательная), т. е. память на то, что связано с движением. Например, лучше запоминается то, что написано своей рукой.

• образная (наглядно-образная) — память на наглядные представления, воспринимаемые органами чувств (зрительная память, слуховая).

• словесно-логическая, т. е. память на понятия, содержание разговоров, числа, написанное и т. д.

Любому человеку присущи все виды памяти, но наиболее развиты чаще всего лишь один или несколько. Наиболее распространенным типом памяти является смешанный тип — зрительно-двигательный.

На качество запоминания влияют следующие факторы:

• время, истекшее с момента восприятия (чем ближе восприятие и запоминание к припоминанию, тем, по общему правилу, точнее и полнее воспринятое может быть воспроизведено);

• сила впечатления (чем ярче оно было, тем лучше оно запомнится);

забытые фактические данные.

• состояние организма (человек уставший, поглощенный своими мыслями, больной хуже запоминает, чем здоровый, так как хуже может сосредоточиться на происходящем);

• темперамент человека (лучше запоминают люди медлительные, спокойные);

• возраст (старые люди быстро забывают происходящее с ними в настоящее время, дети же быстро забывают в силу не развитости мыслительных процессов).

Следующий этап формирования воспроизведение информации — актуализация ранее воспринятого на допросе. Допрашиваемые в основном пользуются воспоминанием — видом воспроизведения заключающемся в извлечении из долговременной памяти событий прошлого.

Вызов свидетеля и потерпевшего к следователю обычно способствует припоминанию определенных обстоятельств еще до допроса. Субъект мысленно обращается к событиям прошлого, перебирает их в памяти, пытаясь, если ему известна причина вызова, определить, какие конкретно факты интересуют следователя. На этой стадии формирования показаний так же, как и при восприятии, возможно неосознанное восполнение некоторой части пробелов в воспоминаниях, что создает серьезную угрозу достоверности показаний. Недостающие пробелы памяти заполняются образами представления о предметах, объектах, явлениях. Поэтому надо выяснить, не беседовал ли с кем-нибудь допрашиваемый о причинах его вызова к следователю, какие слухи, мнения окружающих могли оказать влияние на содержание показаний.

Воспроизведению показаний на допросе может помешать волнение, вызванное необычной для допрашиваемого обстановкой и процедурой допроса. При допросе нужно иметь в виду, что слишком сильное желание припомнить воспринятое может затруднить воспроизведение вследствие появляющегося процесса торможения, вызванного переутомлением нервных клеток коры головного мозга. В этих случаях желательно перейти к выяснению других обстоятельств, побеседовать на нейтральные темы. Отвлечение внимания помогает снять торможение и тогда то, что надо припомнить, как бы само всплывет в памяти.

Существенные искажения информации возможны также при передаче, приеме, переработке и ее процессуальном закреплении. Словесное описание явлений и само явление не могут полностью совпадать: одни и те же слова, фразы в устах различных людей могут иметь различный смысл. Особенно это характерно для малолетних свидетелей и потерпевших, у которых понятийный аппарат еще не сформирован. Поспешность, невнимательность следователя может помешать ему правильно уяснить, запомнить и передать в протоколе сообщенные на допросе сведения. Следователь может оказывать допрашиваемому лексическую помощь (например, предложить допрашиваемому несколько понятий, из которых тот выберет наиболее по его мнению подходящие).

Таким образом, на стадиях восприятия, запоминания и сохранения и воспроизведения показаний на свидетеля и потерпевшего воздействуют объективные и субъективные факторы, которые влияют на их качество, обусловливая утрату информации о событии. Данное явление получило название добросовестного заблуждения допрашиваемого, т. е. неумышленного сообщения на допросе информации, не соответствующей действительности. Преодолению добросовестного заблуждения способствует знание следователем закономерностей процесса формирования показаний, учет индивидуальных особенностей личности допрашиваемого, учет уже установленных по делу обстоятельств и владение приемами по его преодолению.

Особенности формирования показаний свидетелей и потерпевших

Уголовно-процессуальный закон лишь в самой общей форме указывает на то, кто может быть допрошен в качестве свидетеля. Любое лицо, которому могут быть известны обстоятельства, подлежащие установлению по делу (ст. 72 УПК).

Законодатель заботится не только о том, чтобы каждый, располагающий важными для дела сведениями, был допрошен в качестве свидетеля, но и о том, чтобы субъект доказывания получал сведения правильно отражающие действительность. Именно поэтому он исключает из числа свидетелей лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания (ч.2 ст. 72 УПК).

Однако физические и даже психические недостатки не всегда и не во всем служат препятствием к получению от конкретного лица сведений, правильно отражающих действительность. Поэтому отказу от допроса в качестве свидетеля конкретного лица должно предшествовать сопоставление его возможностей с характером выясняемых обстоятельств (например, может ли человек с ослабленным зрением рассмотреть какие-то события на определенном расстоянии). Что касается людей с психическими расстройствами, то это зависит от состояния человека в тот или иной момент. Следственная и судебная практика знает много случаев, когда такие люди вполне адекватно сообщали ценные сведения. Носит избирательный характер их способность к восприятию и воспроизведению воспринятых фактов.

Если у следователя или суда возникает сомнение по поводу способности того или иного человека быть свидетелем, необходимо прибегнуть к помощи эксперта. В уголовном процессе в подобных ситуациях обращение к экспертам для определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего является обязательным (ст.79 УПК). Кроме указанных лиц, не может допрашиваться в качестве свидетеля защитник обвиняемого — об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением его обязанностей (п.1 ст.72 УПК) Это положение корреспондирует право обвиняемого иметь защитника и является гарантией беспрепятственного осуществления последним возложенных на него функций, требующих доверительного отношения между адвокатом и его подзащитным, по этому же основанию не могут допрашиваться в качестве свидетеля адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной организации об обстоятельствах, ставших им известными в связи с исполнением обязанности представителя (п.3 ч.2 ст.72 УПК).

Уголовно-процессуальный закон не освобождает от свидетельствования лицо, обязано хранить государственную служебную тайну, вместе с тем следователь, прокурор и суд должны принять меры, исключающие разглашение указанных сведений; для определения их секретности приглашается специалист или эксперт. Если открытое их рассмотрение противоречит интересам охраны государственной тайны, разбирательство дела производится в закрытом судебном заседании, но приговор оглашается публично (ст.18 УПК).

Особого внимания требует рассмотрение таких процессуальных институтов, как свидетельский иммунитет (право близких родственников и других лиц, указанных в законе, отказаться от показаний) и привилегия от самообвинения (право отказаться от ответа на вопрос, поскольку ответ может быть истолкован против него). Прямого указания на эти вопросы УПК пока не дает, но обратившись к Конституции (ст.51) мы читаем в ч.1: «Ни кто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом» и далее в ч.2: «Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания».

По процессуальной природе, предмету допроса и содержанию к показаниям свидетеля близко примыкают показания потерпевшего. Точно так же они представляют собой сообщение лица на допросе о фактах, относящихся к делу, которые это лицо воспринимало непосредственно или о которых слышало от других лиц (узнало из документов).

Показания потерпевшего могут относиться ко всему кругу обстоятельств, подлежащих доказыванию, причем объем его осведомленности во многих случаях шире, нежели объем осведомленности свидетеля.

Оценка показаний свидетеля и потерпевшего заключается в определении значения, содержащихся в них сведений для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу. Для этого необходимо определить допустимость этих сведений, их относимость, достоверность и место в системе доказательств, т.е. установить, являются ли полученная информация прямым или косвенными доказательствами обвинительным или оправдательным, первоначальным или производным.

При оценке показаний свидетеля и потерпевшего учитываются четыре основных фактора:

— условия формирования показании — объективные и субъективные;

— особенности личности допрашиваемого;

— его процессуальное положение;

— его отношение к делу и участникам процесса.

Показания относятся к категории «личных» доказательств. Каждое из них отражает особенность личности допрашиваемого, которые оказывают самое непосредственное влияние на формирование показаний. Особенности органов чувств индивидуальны. Поэтому при оценке показаний, когда возникает вопрос о способности конкретного человека видеть, слышать или как-то иначе правильно воспринимать в определенных условиях описываемое явление, учитываются состояние его органов чувств, быстрота реакции, профессиональные и волевые качества, образование, мотивы поведения в той или иной ситуации и пр. Относимость к делу сведений, содержащихся в показаниях, определяется их сопоставлением с предметом допроса. Отношение к обвинению позволяет причислить полученную информацию к обвинительным или оправдательным доказательствам (с определенной долей условности такого деления). В зависимости от характера связи с устанавливаемыми обстоятельством сведение, полученное от допрашиваемого, может стать прямым или косвенным доказательством. Определение достоверности означает установлении соответствия показаний объективной действительности (доказанное настолько полно, что это не вызывает сомнений).

Анализ показаний есть предпосылка к применению тактических приемов, непосредственно направленных к получению достоверных, правдивых и полных показаний, и в то же время самостоятельный тактический прием, основанный главным образом на логике и психологии.

Говоря об оценке показаний, мы имеем ввиду о тактическом приеме допроса, о криминалистическом анализе, основной целью которого является установление способности допрашиваемого к правильному и полному восприятию, достоверному воспроизведению позиции допрашиваемого при даче показаний, их правдивости и достоверности, а не об уголовно-процессуальном анализе сообщаемых допрашиваемым сведений с точки зрения их относимости, допустимости и доказательственного значения Назаренко Г. В. Уголовное законодательство России: Учеб. пособие для студентов вузов обучающихся по юридическим специальностям.- М.: Ось-89, 2003..

Такой анализ показаний органически связан с применением других тактических приемов, в том числе по преодолению возможностей установки на ложь.

Если свидетель или потерпевший уже дает достоверные и правдивые показания, а следователь, не оценив их достаточно правильно, применяет тактические приемы допроса по преодолению установки на ложь, то это может сбить допрашиваемого и вызвать недоверие к следователю, упорно не желающему верить правдивым показаниям.

Установление недостоверности показаний, как и выявление их ложности, есть своего рода шаг к получению достоверных и правдивых показаний, так как в этом случае отпадает одно из возможных объяснений события или его деталей и перед следователем открывается путь к применению тактических приемов для получения достоверных, правдивых показаний.

Чтобы создать условия для оценки показаний в смысле их достоверности, правдивости и полноты, необходимо соблюдать правило о том, чтобы допрашиваемый сообщал известные ему сведения, относящихся к делу, со всеми подробностями и обязательно указывал, во-первых, откуда ему известны сообщаемые сведения, воспринял ли он сам соответствующие факты (когда, где, при каких обстоятельствах) или узнал от других (от кого именно, когда, где, при каких обстоятельствах), во-вторых, кто может подтвердить сообщаемые сведения и каким образом они могут быть проверены, разъяснив при этом, что согласно закону (ст.74 УПК) не могут служить доказательством сообщаемые им фактические данные, если он не может указать источник своей осведомленности. Это не только создает условия для оценки показаний, но и побуждает допрашиваемого более ответственно относиться к своим показаниям, корректировать их путем самоконтроля, не фантазировать.

Оценке подвергается прежде всего достоверность показаний, то есть соответствие сообщаемых сведений действительности. Практически она заключается, главным образом, в том, что содержащиеся в показаниях сведения сопоставляются с другими доказательствами.

В процессе допроса такие сведения сопоставляются с уже имеющимися доказательствами. Если последние достаточно твердо устанавливают тот или иной факт и им соответствуют получаемые показания, то, как правило, нет оснований сомневаться в их достоверности (а следовательно, и в правдивости), если, конечно, они не вызывают недоверия по другим причинам (например, при наличии данных о том, что показания даются в результате внушения, а допрашиваемый сам не наблюдал событие).

Если к моменту допроса имеющихся доказательств недостаточно для вывода о достоверности того или иного обстоятельства, к полученным при допросе сведениям об этом обстоятельстве (как совпадающим, так и не совпадающим) следует относиться более критически. В одних случаях совпадающие сведения приводят к выводу о достоверности этого обстоятельства, а других, особенно при наличии серьезных противоречий между сведениями, содержащимися в показаниях, и сведениями, полученными из иных источников, необходимо собирать новые доказательства, пока с достоверностью не будет установлен факт и не станет ясно, насколько достоверны и правдивы показания.

Если сведения, содержащиеся в показаниях, противоречат другим доказательствам, не следует сразу же делать вывод о ложности показаний, так как не исключено добросовестное заблуждение допрашиваемого, забывание, различные «наслоения», образовавшиеся на воспринятом к моменту дачи показаний Ефимичев С. П., Кулагин Н. И., Ямпольский А. Е. Допрос. -Волгоград, 1978..

Предположение о возможности неправильного восприятия обычно (при расхождении сведений, содержащихся в показаниях, с другими доказательствами) возникает в случаях, когда условия восприятия были неблагоприятны или оказались неблагоприятные субьективные факты (болезненное состояние органов чувств, ненаправленность внимания и т.д.). Вот почему при допросе возникает необходимость уточнить у допрашиваемого условия восприятия, выявить наличие субъективных и объективных факторов, помешавших правильному и полному восприятию, или «наслоений», образовавшихся к моменту допроса.

Как же должен поступить следователь, если он установит наличие таких факторов? Необходимо зафиксировать показания так, как они даны в действительности, и вместе с тем изложить в протоколе допроса со слов допрашиваемого условия восприятия и «хранения» в памяти воспринятого (например, возможное переплетение его со своими последующими суждениями) и тогда будет ясна причина неполного или в некоторой степени искаженного восприятия или трансформированного воспроизведения.

Другим важным методом оценки правдивости и достоверности показаний является проверка их внутренней согласованности.

Существенные противоречия в показаниях одного и того же лица в отношении определенных обстоятельств — явный признак ложности одного из этих показаний или всех их.

Известно, что если человек воспринял те или иные обстоятельства в действительности и при определенном значении этих обстоятельств достаточно хорошо их запомнил, то в его рассказе о них не будет путаницы, а повторное сообщение о таких обстоятельствах существенно не будет отличаться от первоначального.

Если же допрашиваемый в действительности не воспринимал те или иные обстоятельства, а показывает о них ложно, со слов кого-нибудь или фантазирует сам, то обычно в этих показаниях заранее не продумывается вся «цепочка» и детали отдельных обстоятельств. Вот почему в таких показаниях на одном и том же допросе, и особенно при повторном допросе, поскольку он уже не помнит подробностей того, что говорил раньше, и ему приходится фантазировать снова, появляются противоречия. Нередко допрашиваемый, чувствуя неубедительность своей первоначальной лжи, меняет свои показания и тогда также появляются противоречия.

При повторном допросе с целью проверки правдивости показаний рекомендуется изменить последовательность изложения обстоятельств выясняемого события. Выявлению противоречия помогают детализирующие вопросы следователя. При этом рекомендуется точно фиксировать отдельные вопросы и ответы в протоколе, а иногда даже и получить под каждым ответом подпись с тем, чтобы обнаруженные противоречия были наглядны и неоспоримы.

Правдивость и достоверность показаний проверяется также путем выяснения, мог ли допрашиваемый знать сведения, о которых он показывает, располагал ли он соответствующими источниками, достаточно ли благоприятными были условия восприятия. Иногда сообщаемые сведения могут оказаться неправдоподобными. Так, потерпевший или свидетель сообщает, что узнал в лицо какого-то человека, хотя это было темной ночью и на большом расстоянии; или свидетель, обладающий нормальным слухом, заявляет, что не слышал криков о помощи лица, шедшего с ним рядом.

Если свидетель или потерпевший при даче показаний указывает детали, которые обычно трудно воспринимаются и в большинстве случаев не запоминаются, то следует выяснить, почему он так хорошо запомнил их. Возможно, что допрашиваемый дает такое объяснение, которое позволит убедиться в правдивости показаний (если эти делали вызывали какой-то интерес у допрашиваемого, если он сознательно закреплял их в памяти и т.д.) или, наоборот, их ложности.

При оценке правдивости показаний не следует пренебрегать личным наблюдением за допрашиваемым. Известно, что психическая деятельность сопряжена с физиологической и, таким образом, течение психической деятельности, ее характер могут быть прослежены по внешним физиологическим проявлениям человека Доспулов Г. Г. Психология допроса на предварительном следствии. — М., 1976..

Во всяком случае страх свидетеля и потерпевшего перед ответственностью за ложные показания, как правило, не может не отразиться на поведении допрашиваемого, манера держать себя, если он говорит следователю неправду. Например, продолжительные паузы при даче показаний, если они не связаны с попытками вспомнить забытое, нередко свидетельствуют о борьбе, происходящей в сознании допрашиваемого — желание сказать то, что он должен в силу требований закона и морали, то есть правду, и то, что ему хочется сказать в силу каких-то причин (в этот момент особенно уместно вмешательство следователя во внутренний конфликт допрашиваемого, например, путем напоминания об ответственности за ложные показания). Об этом же состоянии допрашиваемого может свидетельствовать сбивчивая речь после довольно гладкого рассказа, противоречивые суждения, неуверенный тон, слезливость, неожиданно появившиеся непроизвольные движения. На практике обычно по тем вопросам, по которым свидетель или потерпевший дает правдивые показания, он говорит достаточно свободно и подробно, а как только доходит до обстоятельств, которые не намерен изложить правдиво, становится неразговорчивым, путается. Заметим, что очень гладкая речь не всегда свидетельствует о правдивом рассказе.

Когда допрашиваемый лжет, он иногда бледнеет или, наоборот, краснеет, наблюдается дрожание рук, а также нервные движения. Все эти физиологические проявления индивидуальны. Они иногда наблюдаются и у допрашиваемых, дающих правдивые показания, и поэтому не имеют доказательственного значения и не фиксируются в протоколе, но наблюдательный следователь может заметить, какие изменения происходят в допрашиваемом — конкретном лице, если оно явно и сознательно отклоняется от правды, пытается обмануть следователя, а это очень важно для получения правдивых показаний. Забывание есть не столько естественный процесс, что следователя должно настораживать не столько то, что свидетель, по его словам, забыл какое-либо обстоятельство или детали, сколько то, что он слишком легко говорит о подробностях давно происшедшего события, ибо это, как уже отмечалось, нередко свидетельствует о ложных заученных показаний.

Более прочно запоминает обстоятельства события потерпевший, так как они обычно ярче воспринимаются пострадавшим лицом, чем свидетелем, но и запоминание потерпевшим имеет свои недостатки.

Таким образом, правдивыми могут быть не только достоверные, но и не вполне достоверные показания, если причиной последних были добросовестное заблуждение, неполнота восприятия или забывание, или неосознанное влияние последующих воздействий на воспринятое.

Вывод о ложности показаний при их сопоставлении с другими доказательствами будет обоснован главным образом в следующих случаях:

а) при диаметрально противоположном освещении или отрицании обстоятельств, достаточно установленных другими доказательствами. Например, свидетель утверждает, что обвиняемый находился в то или иное время в определенном месте (и тем самым подтверждает его алиби), тогда как из других проверенных доказательств явствует, что он был на месте преступления в тот момент, когда оно было совершено; или потерпевший показывает, что в момент наезда на него автомашины он шел по пешеходной дорожке и был трезв, тогда как из протокола осмотра места происшествия и справки больницы, куда был доставлен потерпевший, известно, что наезд произошел в 30 метрах от пешеходной дорожки и потерпевший находился в состоянии сильного алкогольного опьянения;

б) при явно неполном освещении события отклоняющемся от достаточно установленных обстоятельств при отсутствии усилий, которые серьезно могли повлиять на восприятие. Например, свидетель утверждает, что между слесарем и мастером в его присутствии происходила ссора из-за того, что мастер сделал слесарю замечание по поводу его работы, и в ответ на это слесарь только выругался; показаниями же мастера и двух других рабочих установлено, что слесарь не только выругался, но и замахнулся на мастера большим подпилком и грозил расправой. Или потерпевший от грабежа заявляет, что на него напали двое мужчин, тогда как свидетели, наблюдавшие это событие, показали, что преступник был один;

в) при ссылках на плохую память или забывчивость по поводу обстоятельств, которые допрашиваемый по характеру этих обстоятельств и условий их восприятия не мог не запомнить и не мог забыть. Свидетель заявляет, что забыл, была ли драка в его присутствии и ничего не помнит о ней, хотя после этого события прошло немного времени и о нем он очень подробно рассказывал знакомым Уголовное право Российской Федерации: Учеб. для студ. вузов, обуч. по спец. «Юриспруденция»/ Отв. ред. Кашепов В. П.; Кашепов В. П.; Кошаева Т. О.; Марогулова И. Л.; Руднев В. И.- М.: Былина, 2003..

Психология формирования свидетельских показаний

⇐ ПредыдущаяСтр 59 из 82

Формирование показаний свидетелей и потерпевших – это сложный процесс, в котором участвуют различные формы чувственного познания и логического мышления. Объективные и субъективные факторы, влияющие на процессы восприятия, запоминания и воспроизведения обстоятельств расследуемого дела, такие как скоротечность событий, неблагоприятные условия видимости, дефекты слуха и зрения, особенности памяти и т.п., сказываются на полноте и объективности показаний. Поэтому при допросе следователю необходимо учитывать общие психологические закономерности формирования показаний.

Процесс формирования показаний подразделяется на следующие стадии:

— получение и накопление информации

— ее запоминание и сохранение

— воспроизведение и передача информации на допросе

— прием, переработка, процессуальное закрепление информации следователем

— повторное свидетельствование.

рассмотрим каждый из этих этапов более подробно.

Получение и накопление информации. Познание предметов и явлений, окружающих человека начинается с первичных психических процессов – его ощущений. Такие ощущения делятся на зрительные, слуховые, вкусовые, обонятельные, кожные (осязательные и температурные), мускульно-двигательные (ощущения мягкости, твердости, тяжести, движения), статические (ощущение положения объекта в пространстве) и органические (жажда, голод).

Ощущения в своем совокупном действии в создании целостного образа вещей и событий. Подобное целостное отражение, именуемое восприятием, не сводится к сумме отдельных ощущений, а представляет собой качественно новую ступень чувственного познания. Восприятие характеризуется, прежде всего, осмысленностью, тесной связью с мышлением, пониманием сущности предметов и явлений. Все это обеспечивает глубину, точность запечатлеваемых образов и предостерегает от многих ошибок, и искажений, свойственных органам чувств. И хотя органы чувств сами по себе способны реагировать на внешние раздражения лишь в определенных пределах (человек видит на ограниченном расстоянии и при определенных условиях освещения, слышит в ограниченном диапазоне звуковых частот, и т.п.) однако упражняемость, тренированность органов чувств, их взаимодействие расширяют границы чувствительности.

Например, педагоги, тренеры, спортсмены и другие лица, чья деятельность связана с постоянной необходимостью точного отсчета времени, опережают других в более правильном определении времени. Шоферы и автоинспектора, как правило, с большой точностью могут судить о скорости транспортных средств, а лица, чья деятельность связана с изготовлением красок или процессом крашения, могут различать такие цветовые оттенки, которые остаются далеко за пределами возможностей восприятия лиц других профессий.

Наибольшую сложность для следователя представляет оценка результатов восприятия пространства, времени и движения. При допросе свидетелей и потерпевших необходимо учитывать то, что среди цветовой гаммы такие цвета, как красный, желтый, белый видны на более отдаленном расстоянии, а также то, что возможны оптические искажения от расположения теней от предметов. Относительно точное восприятие расстояния с точки зрения науки возможно в пределах до полукилометра.

Также неточным может быть, и восприятие времени (длительности и последовательности явлений). Это происходит потому, что при положительной эмоциональной окраске восприятий и при быстрой смене разнообразных мыслей у человека создается впечатление быстро протекающего, «летящего» времени. Когда человек болен или его сознание заполнено однообразными, вялотекущими мыслями, время, по его ощущению «тянется» медленно.

Восприятие характера движения и скорости – это одновременное восприятие пространства и времени. Восприятие скорости бывает относительным (когда воспринимается и движущийся предмет и неподвижный объект) и безотносительным (когда предмет воспринимается изолированно от других объектов). Наиболее точным восприятием является относительное. Человек воспринимает движение в зависимости от скорости движущегося предмета и расстояния между ними. Чем больше расстояние, тем больше неточность восприятия, а движение воспринимается как более медленное.

Точность восприятия скорости движения зависит от угла зрения наблюдающего, а также от расстояния до движущегося объекта: чем больше угол зрения и ближе движущийся объект, тем большей кажется скорость движения.

При проведении допроса следует учитывать объективные и субъективные факторы, которые затрудняют получение полной и достоверной информации о расследуемом событии. К объективным факторам относятся внешние условия восприятия и особенности воспринимаемых объектов: быстротечность события, Недостаточная или слишком яркая освещенность, резкий шум, Неблагоприятные метеорологические условия (дождь, снегопад, сильный ветер, холод), отдаленность предметов и т.д. К субъек­тивным факторам могут быть отнесены физические дефекты, а так же понижение возможностей восприятия органами чувств в результате болезненных состояний, усталости, расстройств, волнений, опьянения и других причин. Искажения, пропуски при восприятии могут появиться и вследствие предубежденности, симпатии и антипатии, особого отношения воспринимающего лица к участникам события. В таких случаях происходящее неосознанно воспринимается под углом зрения определенной установки, а действия тех или иных лиц интерпретируются в зависимости от сложившегося субъективного отношения к ним наблюдателя.

Чтобы избежать ошибок при допросе и проверить достоверность полученных показаний, в каждом случае следует тщательно выяснять все условия восприятия, ту реальную основу, на которую опираются сообщаемые допрашиваемыми сведения.

Запечатление и сохранение информации. Запоминание, так же как и восприятие, избирательно. Оно зависит от целей, способов, мотивов деятельности, индивидуальных особенностей субъекта. Необычайность, чрезвычайность случившегося, необходимость преодоления каких-либо препятствий, те или иные действия с предметами и документами, особое внимание к определенным обстоятельствам способствуют непроизвольному запоминанию, т.е. запоминанию без специальных волевых усилий со стороны наблюдателя. Полно и прочно, иногда на всю жизнь запоминается то, что имеет особо важное значение. Стремление понять наблюдаемое явление, постичь его внутренней смысл и мотивы действий участвовавших в нем лиц также благоприятствует запоминанию.

Не исключено, что свидетель (потерпевший), понимая значение происходящего, предвидя возможность будущего допроса, может ставить перед собой специальную цель — удержать в памяти наиболее важные моменты воспринятого (например, но машины, совершившей наезд, внешность и приметы преступников, номер, дату и другие признаки подложного документа и т.п.). Такое запоминание называется произвольным, преднамеренным. Сохранение воспринятого зависит также от времени, прошедшего с момента случившегося, преобладания определенного типа памяти (образная, словесно-логическая, моторная, эмоциональная), индивидуальных, в частности возрастных особенностей и наличия дефектов. Забыванию нередко благоприятствуют новые впечатления, напряженная умственная работа, события в личной жизни и т.п. При этом возникает опасность смешения и подмены воспринятой информации сведениями, почерпнутыми из других источников (разговоров, слу­хов, сообщений прессы т.п.)

Воспроизведение и передача информации на допросе. Вызов лица на допрос является своеобразным толчком к припоминанию определенных обстоятельств. Субъект мысленно обращается к событиям прошлого, перебирает их в памяти, пытаясь, если ему неизвестна причина вызова, определить, какие конкретно факты интересуют следствие. На этом этапе формирования показаний, так же как и при восприятии, возможно неосознанное восполнение некоторой части пробелов в воспоминаниях при­вычными представлениями, тем, что должно быть при обычном развитии события. Этот психологический феномен называется «подменой действительного обычным» и должен быть обязательно учтен при оценке полученных на допросе сведений, так как создает серьезную угрозу достоверности показаний.

На формирование показаний в стадии воспроизведения оказывают влияние многочисленные субъективные и объективные факторы:

— эмоциональное состояние допрашиваемого в момент воспроизведения;

— темперамент и характер допрашиваемого;

— внушение (во избежание внушения следователь не должен допускать наводящих вопросов, а также отрицательного воздействия на допрашиваемого интонации своего голоса, мимики, жестов, выражения удовольствия, разочарования или удивления ответами допрашиваемого);

— склонность к фантазированию (учитывая это следователь путем постановки контрольных вопросов должен выявлять источники осведомленности допрашиваемого о сообщенных им фактах и условиях их восприятия, выяснить, лично ли их наблюдал допрашиваемый или слышал от других);

— способность допрашиваемого формулировать свои мысли;

— умение мобилизовать память допрашиваемого.

Свидетель, особенно свидетель-очевидец, и потерпевший нередко затрудняются изложить на допросе полно и подробно все воспринятые обстоятельства вследствие страха перед преступником и боязни мести с его стороны. В подобных случаях обычно не следует торопиться, а нужно осторожно подвести допрашиваемого к осознанию важности его показаний для разоблачения преступника, пробудить в нем гражданские чувства, желание помочь следствию.

Воспроизведению показаний на допросе может помешать волнение, вызванное необычной для допрашиваемого процедурой допроса. Поэтому важно обеспечить благоприятную психологическую атмосферу допроса и помочь свидетелю (потерпевшему) быстрее освоиться с новой для него обстановкой. При допросе нужно иметь в виду, что слишком сильное желание припомнить воспринятое может затруднить воспроизведение вследствие появляющегося в результате переутомления процесса торможения. В этих случаях желательно перейти к выяснению обстоятельств, побеседовать на нейтральные темы.

Следует иметь ввиду, что далеко не всегда более полному воспроизведению способствует допрос сразу же после случившегося. В этот период может проявить свое действие такое психическое явление, как реминисценция. Суть его состоит в том, что субъект в силу образующегося в процессе восприятия эмоционального, интеллектуального, физического напряжения не в состоянии сразу вспомнить все обстоятельства происшедшего. Нужно некоторое время, обычно два-три дня или несколько более, чтобы память обрела временно утраченную способность к воспроизведению.

Возможны дефекты в восприятии информации следователем. Поспешность, невнимательность, необъективность следователя, увлечение одной наиболее предпочтительной версией могут помешать ему правильно уяснить, запомнить и передать в протоколе сообщенные на допросе сведения. Ошибки могут проистекать и в результате недостаточной компетентности допрашивающего в некоторых специальных отраслях знания (строительстве, технике, технологии и т.п.). Поэтому очень важно, чтобы следователь предварительно познакомился со специальной литературой, ведомственными инструкциями и распоряжениями, а также использовал на допросе помощь соответствующих специалистов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *