Правила проверки криминалистических версий

Содержание

Правила построения версий. Роль логических приемов при построении версий

Построение криминалистической версии — это мыслительная деятельность следователя или иного уполномоченного законом лица по конструированию вероятного суждения, объясняющего событие преступления в целом либо отдельные его элементы, относящиеся к предмету доказывания.

Основания построения криминалистических версий — это фактические данные, содержащиеся в доказательственной или ориентирующей информации, собранной на определенный момент расследования.

Правила построения версий

Правила построения версий:

    1. В отношении каждого неясного или со­мнительного обстоятельства совершенного преступления должны быть выдвинуты все возможные в данный момент версии. Нельзя увлекаться одними вер­сиями и игнорировать другие на том основании, что они поначалу кажутся маловероятными.
    2. Каждая версия должна быть достаточно обоснованной.
    3. Каждая версия подле­жит тщательной проверке.

В основе построения версий лежит анализ исходной следственной ситуации и криминалистической характеристики преступления, который позволяет:

    • выдвинуть вероятные в данной следственной ситуации общие и частные версии на основе выделения их фактических оснований;
    • установить степень фактической обоснованности принятых общих и частных версий;
    • определить программу проверки принятых версий (средства, приемы, методы).

При выдвижении и анализе версии мыслительная де­ятельность следователя охватывает совокупность уста­новленных по делу фактов, их оценку и предполагаемую причину происшедшего. Ввиду неизвестности подлинной причины проверяемого явления (факта) возникает не од­на, а сразу несколько взаимоисключающих версий, кон­курирующих между собой до тех пор, пока не выяснится, какие из них несостоятельны и какая выражает объектив­ную истину. Познавательная роль версии заключается не только в том, что она способна объяснить уже известные следствию обстоятельства преступления, но и в том, что с ее помощью открываются новые обстоятельства и фак­ты, не известные следователю к моменту возникновения версии. Если версия выражает объективную истину, то из ее содержания аналитически могут быть выведены не только те следствия (факты), установление которых пред­шествовало выдвижению версии, но и те, которые стали известны после ее выдвижения. По структуре версии как логической модели преступления можно ясно видеть, ка­кие элементы этой модели налицо и какие отсутствуют, требуют дополнительного поиска и проверки, чтобы мо­дель стала достаточно полной. Выявление при проверке версии новых фактов, не известных до ее выдвижения, повышает степень надежности (достоверности) версии.

Роль логических приемов при построении версий

При построении версий используются следующие приемы логического мышления:

    • анализ (разложение имеющейся информации на элементы);
    • синтез (соединение элементов информации);
    • индукция (выведение общего суждения из частных посылок);
    • дедукция (выведение частного вывода из общего суждения);
    • аналогия (выведение суждения по сходству фактов).

Анализ и синтез являются взаимосвязанными и взаимообусловленными приемами логического мышления. Это положение полностью реализуется в процессе расследования. В начальном его периоде обычно имеются лишь разрозненные факты, характеризующие расследуемое событие. Анализируя различные стороны и признаки этих фактов, следователь суммирует их с помощью синтеза. На этой основе он приходит к всевозможным объяснениям исследуемого события.

Индукция — это способ рассуждения от частного к общему, от фактов к обобщениям. Уже в начальной стадии расследования использование этого метода, обобщение различных фактов, отдельных их сторон позволяют делать предположительные выводы, выступающие в качестве версий по делу.

Дедукция — это обратный индукции способ рассуждения от общего к частному, переход от общих положений к частным выводам. Для построения версий с помощью этого метода используются научные и опытные положения, они сопоставляются с изучаемым явлением, событием, фактом. Если, например, в канале ствола пистолета отсутствует нагар, то, используя общее знание о том, что после выстрела в канале ствола обязательно стирается смазка и образуется нагар, можно сделать частный вывод о том, что из этого пистолета стрельба не велась.

Индукция и дедукция используются при выдвижении версий не изолированно друг от друга. Они неразрывно связаны между собой.

Метод аналогии состоит в мысленном сопоставлении фактов по отдельным признакам. Устанавливая сходство одних признаков, делают предположительный вывод о сходстве других. Например, из опыта известно, что для некоторых видов хищений денежных средств характерны подчистки в кассовых документах. Обнаруживая подчищенную кассовую ведомость и сопоставляя результаты наблюдения с ранее накопленными знаниями, можно выдвинуть версию о том, что и в данном случае имеет место факт хищения.

Вывод по аналогии обоснован, когда он является результатом сопоставления по существенным признакам. И напротив, аналогия, построенная на несущественных признаках, порождает не версии, а необоснованные домыслы. Ошибки в построении версий возможны, когда аналогия охватывает не всю совокупность взаимосвязанных признаков, а лишь один из них, произвольно выделенный.

Немного об интуиции

Спорным является вопрос о возможности построения следственных версий на основе интуиции. При всех различиях взглядов на внутреннюю природу интуиции она, безусловно, играет определенную роль в познавательной деятельности следователя. Позитивный, взвешенный, объективный подход к проблеме интуиции состоит в том, чтобы определить роль и пределы ее использования в доказывании по уголовным делам.

Противники использования интуиции в расследовании правы, решительно выступая против подмены интуицией внутреннего убеждения следователя. Однако нельзя впадать в другую крайность и называть интуицией то, что в действительности есть предвзятость — источник тягчайших следственных и судебных ошибок.

Безотчетность интуитивных догадок исключает возможность признания их версиями. Однако безотчетность не равнозначна необоснованности. Если догадка опиралась на реальные образы существенных фактов, вывод не перестает быть объективным, хотя его основания не запоминались. Интуиция действительно не заменяет ни внутреннего убеждения, ни версий. Но догадка становится версией, когда в результате логического анализа выясняются ее объективные основания.

Иногда говорят: интуиция — лишь недостоверный зачаток мысли. Однако такое утверждение не умаляет ее значения. «Зачаток» вырастает в мысль, догадка развивается в версию. Догадку нельзя переоценивать, но нельзя и игнорировать — от нее нередко берет свое начало путь к истине.

Криминалистические версии и планирование расследования преступлений

  1. Что такое криминалистическая версия? Каким требованиям она должна отвечать?
  2. Как классифицируются криминалистические версии?
  3. Каковы правила построения и проверки криминалистических версий в процессе расследования преступлений?
  4. Что понимается под планированием и организацией расследования преступлений?
  5. Каковы принципы и виды планирования расследования?

Что такое криминалистическая версия? Каким требованиям она должна отвечать?

Под криминалистической версией понимают обоснованное предположение, касающееся сущности расследуемого события или отдельных фактов, имеющих значение для его расследования, объясняющее происхождение, содержание и связь между этими фактами. Практическое значение криминалистических версий состоит в возможности планирования расследования, а проверка версий обеспечивает полноту и всесторонность расследования.

Криминалистическая версия по своей логической природе является самостоятельной разновидностью рабочей гипотезы, которая:

  • используется в уголовном судопроизводстве;
  • объясняет факты, которые имеют значение для раскрытия, расследования преступления;
  • должна быть проверена в ограниченный срок, установленный законом;
  • проверяется компетентными должностными лицами, установленными законом методами и средствами при возможном противодействии расследованию.

Криминалистическая версия должна быть:

  • реально возможной, принципиально проверяемой;
  • обоснованной установленными фактами;
  • относительно простой, имеющей четкую, однозначную формулу;
  • приложимой к более широкому кругу явлений, устанавливаемых в ходе расследования.

Как классифицируются криминалистические версии?

В связи со сложной внутренней структурой криминалистические версии необходимо классифицировать по различным основаниям.

1. По субъекту выдвижения криминалистические версии делятся на следственные, оперативно-розыскные, экспертные и судебные.

Различные предположения могут высказываться подозреваемыми, обвиняемыми, подсудимыми, защитниками, потерпевшими, гражданскими истцами и ответчиками, их представителями. Однако эти предположения приобретают значение версий лишь тогда, когда принимаются в таком качестве названными субъектами. Несмотря на единство логической природы и основных функций, выделенные четыре разновидности версий имеют определенную специфику, различающуюся, прежде всего, по содержанию фактических баз. Кроме общей информации в эти базы входят и несовпадающие данные, полученные в процессе специфической деятельности перечисленных выше субъектов.

Оперативно-розыскные версии в основном проверяются непроцессуальным путем, и поэтому полученная с их помощью ориентирующая информация далеко не всегда трансформируется в доказательственную (непроцессуальная форма использования).

Экспертные версии, выдвигаемые для разрешения неюридических вопросов, несмотря на их исключительную значимость, часто играют в основном промежуточную (вспомогательную) роль в ходе процессуального установления элементов предмета доказывания.

Судебные версии в большинстве случаев носят проверочный характер, который меняется лишь в случаях опровержения или сомнительности выводов обвинительного заключения.

Все основные функции версий: объяснительная, установительная, проверочная наиболее полно присущи следственным версиям.

Оперативно-розыскная версия может трансформироваться в следственную и быть принята к проверке оперативным работником; вероятное заключение эксперта, представляющее собой разновидность экспертной версии, может быть использовано следователем как ориентирующая информация и проверяется им при производстве следственных действий; суд, выдвигая судебные версии, вправе обязать следователя проводить их проверку.

2. По степени определенности выдвигаемых предположений криминалистические версии дифференцируют на типичные (типовые) и конкретные (специфические).

Типичные версии, выдвигаемые в условиях недостатка исходных данных, чаще всего на первых этапах процесса раскрытия преступлений, дают самое общее, наиболее характерное и приблизительное объяснение имеющихся данных. В ходе последующей проверки ошибочные варианты отбрасываются, а подтверждающаяся типовая версия детализируется и конкретизируется, на ее базе строятся специфические версии. Ведущую роль в построении типичных версий играет теоретическая база, тогда как для конкретных версий — фактическая база. Типичной следственной ситуации соответствуют типичные криминалистические версии, проверяемые при производстве типичных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий,

3. По объему объясняемых фактовверсии делятся на общие и частные.

Общие криминалистические версии объясняют сущность и содержание всего расследуемого события, а частные — только отдельные его элементы (субъект преступления, способ совершения преступления, форма вины и т.п.). При расследовании конкретного преступления криминалистические версии должны образовывать систему.

Системность версий состоит в том, что для раскрытия преступления выдвигается не одна, а несколько общих версий, внутри которых, в свою очередь, выдвигается система частных версий, охватывающая все элементы предмета доказывания по данному преступлению, причем ни одна из частных версий не должна противоречить общей.

4. По степени вероятности — маловероятные и наиболее вероятные. Подобное деление определяется субъектом выдвижения версии и зависит от результатов, даваемой им оценки, его знаний, навыков и умений. Однако независимо от степени вероятности той или иной версии, их необходимо проверять параллельно. Порой именно отработка маловероятных версий и приводит к раскрытию преступления.

5. По времени построения — первоначальные и последующие. Ни те, ни другие криминалистические версии не являются приоритетными. Нередко в процессе расследования, особенно при возобновлении производства по приостановленному уголовному делу, приходится обращаться к «старым», т.е. первоначальным версиям.

6. По отношению к предмету доказывания версии подразделяются на обвинительные и оправдательные.

Обвинительная версия — лишь одно из вероятных объяснений совершенного преступного акта, альтернативой которой является оправдательная версия (контрверсия), предполагающая невиновность данного лица. Обе версии требуют равнозначной объективной проверки. Такое основание классификации является частным случаем деления версий на основные и контрверсии. Последние выполняют функцию предупреждения односторонности и необъективности, ориентируя на расширение круга фактически возможных версий.

Каковы правила построения и проверки криминалистических версий в процессе расследования преступлений?

Построение криминалистических версий не составляет самостоятельного организационного или процессуального этапа в расследовании преступления и начинается с момента получения исходной информации о событии. Наиболее интенсивно построение версий идет в период проведения первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, когда выдвижение версий и их проверка осуществляются практически параллельно. Построение и проверка версий возможны и в ходе судебного рассмотрения дела. Они одинаково обязательны как для расследования очевидных преступлений, так и при раскрытии преступлений в условиях не очевидности.

Построение версии основано на анализе исходной следственной ситуации и криминалистической характеристики преступления, который позволяет:

  • выделить фактические основания всех возможных общих и частных версий;
  • выдвинуть вероятные в данной следственной ситуации общие и частные версии;
  • установить степень фактической обоснованности принятых общих и частных версий;
  • определить программу проверки принятых общих и частных версий (пути, методы, средства, приемы).

Проверка криминалистических версий — деятельность, направленная на установление фактических обстоятельств, подтверждающих или опровергающих предположение, составляющее содержание версии. Проверка основана на логическом анализе и оценке имеющейся информации, она осуществляется путем производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Обычно проверка версий включает:

  • выведение из версии всех возможных следствий, т.е. формирование суждений об обстоятельствах, еще не установленных, но возможных;
  • определение методов, средств и способов установления вытекающих из принятой версии предполагаемых следствий (определение элементов, составляющих содержание плана расследования по делу), принятие тактических решений;
  • практическую реализацию плана расследования путем производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий для получения данных, подтверждающих или опровергающих версию;
  • оценку всех собранных доказательств, обосновывающих вывод об истинности одной из проверяемых версий и ложности остальных.

Доказанная версия перестает быть предположением и становится достоверным знанием, устанавливающим объективную истину.

Что понимается под планированием и организацией расследования преступлений?

Планирование расследования — мыслительная деятельность, направленная на определение возникающих в ходе следствия задач и отыскание конкретных путей их разрешения, результаты которой, как правило, отражаются в письменных планах расследования.

Деятельность по планированию расследования включает в себя:

  • выбор направления расследования посредством выдвижения следственных версий;
  • определение задач расследования и их конкретизацию путем установления предмета и пределов доказывания, а также обстоятельств, сопутствующих предмету доказывания, выяснение которых необходимо для установления истины;
  • определение круга следственных и иных действий и мероприятий оперативно-розыскного и организационно-технического характера, необходимых для решения поставленных задач, проверки выдвинутых версий;
  • определение тактики намеченных следственных действий;
  • установление сроков и последовательности проведения намеченных действий;
  • определение исполнителей запланированных действий;
  • оформление намеченной программы в виде письменных планов расследования, схем, графиков, карточек.

Планирование тесно связано с организацией расследования по конкретному делу, под которой понимают комплекс мер, создающих оптимальные условия для осуществления расследования. Если сущность планирования заключается в том, чтобы правильно наметить программу действий следователя, организационная деятельность состоит в обеспечении реализации намеченного плана.

Каковы принципы и виды планирования расследования?

Принципы планирования расследования:

Динамичность означает, что эта деятельность не является разовым актом, а осуществляется постоянно на протяжении всего процесса расследования. Планы расследования не являются неизменными; они постоянно уточняются, дополняются; в них учитываются вновь возникшие следственные версии, требующие дополнительной проверки.

Индивидуальность планирования обусловливается неповторимостью каждого из расследуемых преступлений и особенностями личности следователя, осуществляющего планирование. План должен строиться только на данных, полученных в ходе конкретного следствия.

Конкретность планирования состоит в отсутствии в разрабатываемых планах общих формулировок. Содержащаяся в них программа призвана предельно четко определять цель планируемых действий, кто в какие сроки, где и когда будет осуществлять эти действия и другие основные вопросы.

В зависимости от этапов расследования различают следующие виды планирования:

1. Планирование первоначального этапа расследования определяется спецификой решаемых на этом этапе задач:

  • ориентирование в обстоятельствах совершенного преступления;
  • поиск доказательств и источников их получения;
  • установление и розыск преступников по горячим следам;
  • выяснение причин и условий, способствовавших совершению конкретного преступления.

На этом этапе расследования широкое использование находят типовые планы, к которым относятся:

  • планы проведения комплексных операций при совершении определенного вида особо опасных преступлений;
  • перечни неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых при поступлении сообщений или заявлений о совершении преступлений;
  • программы действий участников следственно-оперативной группы, выезжающей на осмотр места происшествия.

При решении вопроса о последовательности осуществления следственных и иных действий учитывается неотложность следственных действий, связанных с обеспечением оперативного получения утрачиваемой криминалистически значимой информации:. фиксацией быстро исчезающих следов; изменяющейся со временем обстановки места происшествия; допрос умирающего потерпевшего и пр. Учитываются также регламентированные законом сроки проведения процессуальных действий: задержания, предъявления обвинения, допроса обвиняемого и др.; длительность периода осуществления отдельных действий (экспертизы, ревизии), возможность проверки путем производства того или иного действия сразу нескольких следственных версий.

При расследовании уголовного дела группой следователей главное направление всего хода расследования прослеживается при составлении общего плана расследования, в котором предусматриваются выдвинутые и принятые к проверке версии, подлежащие доказыванию обстоятельства, комплекс наиболее важных следственных действий, сроки (в отдельных случаях ориентировочные) их осуществления и конкретные исполнители.

Для каждого следователя, входящего в группу, составляется индивидуальный план по отдельным, выделенным ему направлениям работы:

1. Планирование последующего этапа расследования осуществляется в соответствии с общими задачами этого этапа, заключающимися в дальнейшем получении новых доказательств, исследовании, проверке и оценке уже собранных фактических данных в целях изобличения обвиняемого, установления всех участников совершенного преступления, выяснения причин и условий, способствовавших его совершению. Существенное влияние на весь процесс планирования последующего этапа расследования оказывает позиция, занятая обвиняемым: признает ли он или отрицает предъявленное обвинение. Если по уголовному делу проходит несколько обвиняемых, для уточнения степени ответственности каждого из них осуществляют систематизацию собранных материалов по лицам.

2. На заключительном этапе расследования в плане должны найти отражения такие обязательные действия, как ознакомление со всеми материалами дела обвиняемого и его защитника, потерпевшего, гражданского истца, ответчика или их представителей. Следует учитывать возможность заявления различного рода ходатайств со стороны указанных лиц, а также выделить время для составления обвинительного заключения.

Процесс планирования отдельного следственного действия включает:

  • окончательное уточнение цели и содержания предстоящего действия, круга вопросов, которые необходимо разрешить;
  • получение дополнительной информации об условиях, в которых будет осуществляться действие, сведений о лицах, интересующих следователя, и других данных;
  • принятие решения о времени и месте проведения планируемого действия;
  • выбор тактических приемов производства следственного действия;
  • решение вопроса о привлечении необходимых участников следственного действия, о распределении между ними обязанностей;
  • принятие решения об использовании технико-криминалистических и иных средств, необходимых при производстве следственного действия.

Приведенный перечень не является исчерпывающим и зависит от характера следственного действия и конкретных условий его проведения.

Правила построения и проверки версий

В соответствии с уголовно-процессуальным законом проведению предварительного расследования предшествует стадия возбуждения уголовного дела. В случаях возбуждения уголовного дела и последующего

расследования деятельность следователя представляет собой первоначальный этап в выявлении обстоятельств преступления и решении других задач уголовного судопроизводства.

Таким образом, к началу расследования всегда есть некоторая совокупность сведений о происшедшем. Давая этим сведениям объяснение, рассматривая явления как результат какого-то деяния следователь выдвигает предположение- версию, пользуясь которой как методом познания он направляет поиск доказательств, отыскивает источник доказательственной информации. Версия является основой для составления любого плана.

В литературе даются различные определения версии. Лузгин И.М. определяет версию как » обоснованное предположение относительно события, его отдельных элементов либо о происхождении и связи доказательственных фактов.» Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений.М.Юридическая литература, 1983 г., стр. 16 Якушин С.Ю. как » индуктивное умозаключение следователя в форме предположения, основанное на фактических данных о событии преступления и его отдельных обстоятельств, подлежащее проверке по логическим правилам дедукции». Якушин С.Ю.Тактические приемы при расследовании преступлений.Казань.Казанский госуниверситет, 1982 г., стр. 55

Белкин Р.С. считает, что » следственную версию можно определить как самостоятельное специфическое криминалистическое средство (криминалистический метод расследования), которым пользуется следователь для познания и доказывания объективной истины в предварительном следствии. Это средство, или метод, заключается в построении и проверке следователем всех вероятных на собранных материалах предположений о формах связях и причинах отдельных явлений расследуемого события как реально возможных объяснений, установленных к настоящему времени фактов, а также обстоятельств, связанных с данным событием, которые могут понадобится для проверки старых и поиска новых фактов». Белкин Р.С. Криминалистика : проблемы, тенденции, перспективы от теории к практике. М. Юридическая литература, 1988 год, стр. 31

По своей логической природе версия- это разновидность гипотезы. Следственная версия и гипотеза имеют общую логическую структуру и являются основной логической формой мыслительной деятельности при расследовании фактов и получении нового знания. Однако, следственная версия обладает своими специфическими чертами, отличающими ее от гипотезы. В общем виде эти отличия состоят в том, что следственная версия выдвигается, когда есть достаточные основания для предположения о совершении преступления, гипотеза — по поводу любых явлений и событий природы и общества. Первая выдвигается с целью установления истины о подлежащих доказательству обстоятельствах в соответствии с требованиями уголовного и уголовно-процессуального закона, вторая- для установления истины о закономерностях, действующих в различных отраслях знаний. Хачунц, Л. А. Криминалистическое учение о следственной версии:Выпускная квалификационная работа /Л. А. Хачунц ; Науч. Рук. А. А. Эксархопуло; Рецензент В. В. Петров ; Санкт-Петербургский государственный университет. Юридический факультет. Кафедра уголовного процесса и криминалистики — СПб.,2004.

При планировании расследования версия имеет значение логического центра, помогая решить, что именно, посредством каких действий, в какой последовательности надо установить по делу. Поэтому версию и планирование расследования необходимо рассматривать в их диалектическом единстве.

Версии, объясняющие событие преступления, находят свое выражение в плане расследования, в котором предусматривается порядок их проверки, т.е. конкретные пути установления истины.

Вероятностный предположительный характер является отличительной чертой следственной версии, ее постоянным признаком тому, что содержащиеся в первоначальной и весьма ограниченной информации данные об интересующих следователя обстоятельствах часто носят неопределенный характер, допускают различные их объяснения.

Следственной версии присущ временный, промежуточный характер. Она предназначена для поиска новых данных, необходимых для устранения имеющейся неопределенности и обоснования вывода о том, какое же из возможных объяснений является единственно достоверным. Поэтому в ходе раскрытия и расследования преступления следственная версия должна быть либо доказана, либо опровергнута и тогда она прекращает свое существование.

Органическая связь и взаимообусловленность процессов планирования и построения следственных версий находят свое выражение в том, что без следственных версий практически нельзя составить план расследования и без плана расследования по существу невозможно проверить выдвинутые версии. Отсюда следует , что если построение следственных версий является логической основой, предопределяющей направление расследования и составление плана и поэтому входит составной частью в его так называемое теоретическое, а вернее логическое содержание, то намеченная проверка следственных версий может быть отнесена условно к части, составляющей практическое содержание плана расследования, что определяет кто, когда , какими средствами и способами будет производить практическую проверку версий. Именно намеченная проверка выдвинутых версий составляет основное содержание планирования. Производство же проверки версий путем реализации намеченных планом следственных действий и розыскных мероприятий есть процесс доказательства, составляющий суть содержания процесса расследования преступления.

Построение версий в расследовании преступлений надо рассматривать как неотъемлемую часть деятельности лица, производящего расследование. На качество этого процесса оказывает влияние профессиональный опыт, способность к отбору фактов, связанных с событием преступления, наблюдательность, память, внимание.

Для построения следственных версий необходимы фактические и логические основания.

Фактические основания или, как иногда говорят, фактический базис следственных версий может составлять любая информация об интересующих следователя фактах, которые в той или иной мере связаны с событием расследуемого преступления.

Логическими же основаниями являются различного рода приемы мышления, которые используются следователем в процессе выдвижения следственных версий. К числу таких основных приемов относятся логический анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия и некоторые другие. Все они взаимосвязаны, ни один из названных приемов не реализуется изолированно, в единственном числе. Кроме того, все они неразрывно связаны с практической деятельностью следователя по собиранию, закреплению и исследованию доказательств.

В практике следственной работы проверяется правильность и истинность всех выдвинутых версий и содержащихся в них логических построений и выводов следователя о расследуемых фактах.

Фактические данные могут быть почерпнуты из любых источников, поэтому в основу версии могут быть положены как доказательства, так и различного рода сведения, не носящие процессуального характера ( данные, полученные оперативно-розыскным путем, анонимные письма, слухи и др.).

Таким образом, если при выдвижении версии следователь исходит из данных, полученных не процессуальным путем, то наряду с ними в ее основание должны входить и факты достоверные, то есть установленные процессуальным путем.

Одним из важных требований, которые предъявляются к выдвижению следственных версий, является обоснованность их фактической информации.

Версия должна быть основана на той информации, теми данными, которыми располагает следователь. Построение версий, основанных на домыслах недопустимо.

Главное для построения следственной версии не количество фактов, а их специфичность, необычность или же своеобразие в сочетании. Поэтому уже в ходе осмотра места происшествия и при изучении различного рода материалов ведомственных проверок послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, следователь, как правило, может выдвинуть версии, соответствующие специфическим признакам расследуемого события. Поэтому следственные версии необходимо выдвигать своевременно, для чего достаточно минимального количества данных.

Планируя расследование преступления, необходимо выдвинуть исчерпывающий перечень следственных версий. Это значит, что факты, имеющиеся в распоряжении следователя должны получить все возможные объективно-реальные объяснения.

При наличии следственной ситуации, характеризующейся крайней ограниченностью доказательного материала, в первую очередь необходимо выдвинуть так называемые типичные для предполагаемого преступления следственные версии. Типичные версии отражают юридический состав преступления, его видовые признаки и наиболее типичный чаще всего встречающийся в практике механизм события, то есть обстоятельства его возможного совершения. Так например, при наличии признаков кражи типичными версиями будут: » кража», » инсценировка кражи «, при наличии признаков пожара — » поджог», » самовозгорание», » неосторожное обращение с огнем «, при обнаружении трупа — » убийство», » самоубийство», » несчастный случай «.

Приступая к выдвижению следственных версий на основе имеющихся фактов, последние необходимо подвергнуть логической обработке путем анализа и синтеза.

Оценивая в процессе расследования имеющиеся и вновь обнаруженные факты, систематизируя и классифицируя их, следователь с помощью анализа и синтеза обеспечивает отбор информации, необходимой для построения следственной версии.

При анализе имеющейся информации и выделении из нее только той, которая включается в фактический базис для построения версии, применяется такой важный логический прием, как индукция. Его суть заключается в том, что по некоторым частным признакам, отдельным фактам делается обобщенный вывод и высказывается суждение о событии преступления в целом.

Вероятность, правдоподобность следственной версии и ее конкретизация усиливаются по мере того, как глубже и шире раскрывается характер связей, имеющихся и вновь выявленных фактов, обобщаемых индуктивным путем.

Индуктивно построенная следственная версия, являясь предположением, приобретает в то же время значение общего положения (приблизительного обобщения), которым объясняются не только имеющиеся факты, но из которого в свою очередь можно сделать вывод о наличии других фактов, относящихся к преступлению. При выдвижении версии дедукция находится в неразрывной связи с индукцией и дополняет ее.

При построении версий нередко используется логический прием, именуемый аналогией. Сущность аналогии состоит в мысленном сопоставлении фактов по отдельным признакам. Обнаруживая сходство части признаков в сопоставимых фактах, можно предположить

что и по другим признакам эти факты могли быть сходны, что их происхождение, вероятно, объясняется какой-либо одной сходной причиной.

Немаловажную роль в построении следственной версии играет интуиция следователя.

«Интуиция» (в переводе с латинского — пристально, внимательно смотреть) означает прямое ( непосредственное ) постижение истины без доказательств и логических умозаключений.

Каждая версия, возникающая в процессе расследования, должна быть проверена. Проверка версий позволяет перейти от вероятного знания к достоверным выводам.

Проверка следственных версий предполагает логическую и практическую деятельность следователя. Для этого из версии выводятся логические следствия и формулируются вопросы. Затем в плане намечаются и осуществляются необходимые следственные действия и розыскные мероприятия с целью решения поставленных вопросов и обнаружения фактов, подтверждающих или же опровергающих версию.

При этом нужно исходить из того, что если версия правильная, ели она истинна, то в действительности должны существовать определенные факты, подтверждающие ее.

Являясь проблематическими суждениями, также как и сама версия, ее следствия могут быть истинными, а могут и не соответствовать действительности. Чтобы убедиться в этом следователь проводит необходимую процессуальную проверку, используя содействие органов дознания и помощь общественности, в связи с чем намечает в плане расследования производство соответствующих действий.

Выведение логических следствий — это необходимая и обязательная логическая операция, без которой никакая версия практически проверена быть не может.

Логический анализ следственной версии при ее проверке не исчерпывается выведением следствий. Чтобы версия была проверена, необходимо не только вывести из нее следствия, но на их основе поставить вопрос или группу вопросов, определяющих неизвестные обстоятельства дела, которые необходимо выяснить, чтобы проверить истинность выдвинутой версии.

Таким образом, будущий ответ на поставленный вопрос выступает в качестве посылки предстоящего вывода следователя. Предвидение возможного ответа на поставленный вопрос позволяет предусмотреть и возможные выводы относительно исследуемых обстоятельств по делу.

С познавательной точки зрения, проверка версий достигается либо непосредственным обнаружением фактов, либо посредственным логическим доказательством.

В первом случае вывод о правильности или ошибочности версии о факте делают в результате непосредственного обнаружения лицом, производящим расследование, соответствующих фактов ( предметов) при производстве следственных действий оперативно-розыскных мероприятий.

Проверка версий посредственным путем заключается в обнаружении доказательств, исследование которых позволяет логически подойти к достоверному знанию о событии.

Экспериментальная проверка версий позволяет иногда непосредственно убедится в правильности или ошибочности предположения.

Следователь не может закончить проверку версии и признать ее доказанной, если в деле имеется хоть один непроверенный факт, находящийся в противоречии с ней и дающий основание для иного объяснения исследуемого обстоятельства.

Правила построения и проверки криминалистических версий в процессе расследования преступлений

Построение криминалистической версии- это мыслительная деятельность следователя или иного уполномоченного законом лица по конструированию вероятного суждения, объясняющего событие преступления в целом либо отдельные его элементы, относящиеся к предмету доказывания.

Основания построения криминалистических версий- это фактические данные, содержащиеся в доказательственной или ориентирующей информации собранной на определенный момент расследования.

В основе построения версий лежит анализ исходной следственной ситуации икриминалистической характеристики преступления, который позволяет:

— выдвинуть вероятные в данной следственной ситуации общие и частные версии на основе выделения их фактических оснований;

— установить степень фактической обоснованности принятых общих и частных версий;

— определить программу проверки принятых версий (средства, приемы методы).

При построении версий используются такие приемы логического мышления как анализ (разложение имеющейся информации на элементы), синтез (соединение элементов информации), индукция (выведение общего суждения из частных посылок), дедукция (выведение частного вывода из общего суждения), аналогия (выведение суждения по сходству фактов).

Требования, предъявляемые к криминалистическим версиям:

— обоснованность фактическими данными;

— наличие четкой однозначной формулы;

— реальная возможность в данных фактических обстоятельствах.

Проверка криминалистической версии- это деятельность по установлению фактических обстоятельств, подтверждающих или опровергающих предположение, составляющее содержание версии.

Проверка версий основывается на логическом анализе и оценке имеющейся информации, а также осуществляется путем производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Этапы проверки криминалистических версий:

-выведение из версии всех возможных следствий;

-определение средств, способов и методов установления, вытекающих из принятой версии предполагаемых следствий, т.е. определение элементов плана расследования по делу, а также принятие тактических решений;

— практическая реализация плана расследования путем производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий для получения данных, подтверждающих или опровергающих версию;

— оценка совокупности собранных доказательств, обосновывающих вывод об истинности одной из проверяемых версий и ложности остальных.

Доказанной признается версия, которая подтверждается собранными по делу доказательствами. Причем другие версии, относящиеся к этому обстоятельству, данными же доказательствами опровергаются.

Доказанная версия перестает быть предположением и становится достоверным знанием, устанавливающим объективную истину.

Понятие, значение и основные принципы планирования расследования преступлений

Планирование расследования- это мыслительная деятельность, заключающаяся в определении содержания и порядка работы по установлению всех обстоятельств совершенного преступления и изобличению виновных в строгом соответствии с требованиями закона и с наименьшими затратами времени и сил. Результаты этой деятельности, как правило, отражаются в письменных планах расследования.

Элементы планирования:

— изучение имеющейся исходной информации;

— выбор направления расследования посредством выдвижения криминалистических версий;

— определение задач расследования, исходя из предмета и пределов доказывания;

— -определение круга следственных действий, оперативно-розыскных и организационно-технических мероприятий, необходимых для решения поставленных задач и проверки выдвинутых версий;

— определение тактики намеченных следственных действий и исполнителей запланированных действий и мероприятий;

— установление сроков и последовательности проведения намеченных действий;

-оформление намеченной программы в виде письменных планов расследования, схем, графиков, карточек.

Принципы планирования:

— принцип динамичности,согласно которому деятельность по планированию осуществляется на протяжении всего расследования; планы расследования постоянно уточняются, дополняются с учетом вновь выдвинутых версий, требующих проверки;

— принцип индивидуальностипланирования обусловливается неповторимостью каждого из расследуемых преступлений и особенностями личности следователя; план составляется только на основе данных, полученных в ходе конкретного следствия;

— принцип конкретностизаключается в отсутствии общих формулировок в планах расследования; в программе должны быть четко обозначены цель планируемых действий, исполнители, сроки, место проведения и т.п.

Виды планирования, технические приемы планирования

Виды планирования расследования:

1) планирование работы следователя по нескольким уголовным делам, находящимся в его производстве (сводный план);

2) планирование расследования по отдельному уголовному делу;

3) планирование конкретного этапа расследования по отдельному уголовному делу — первоначального, последующего или заключительного;

4) планирование проведения тактической операции (комбинации);

5) планирование проведения отдельного следственного действия.

Процесс планирования отдельного следственного действия включает:

— окончательное уточнение цели и содержания следственного действия, круга вопросов, которые необходимо разрешить;

— получение дополнительной информации об условиях, в которых будет осуществляться следственное действие, о лицах, интересующих следователя и др.;

— принятие решения о точном времени и месте проведения планируемого действия;

— выбор тактических приемов проведения следственного действия и необходимых технико-криминалистических средств;

— определение участников следственного действия.

При расследовании преступления группой следователей составляется общий план расследования по всему уголовному делу, а также индивидуальные планы для каждого следователя по выделенным им направлениям работы.

У руководителя группы (бригады) следователей сосредоточивается вся информация по уголовному делу. Он осуществляет проверку хода выполнения общего и индивидуальных планов, вносит в них необходимые изменения, организует коллективное обсуждение результатов расследования, координирует работу следователей и оперативных работников, участвующих в подготовке и проведении наиболее сложных и важных следственных действий.

Различают следующие формы письменных планов:

— письменный план расследования, составленный по выдвинутым версиям;

— план расследования, составленный по эпизодам (по многоэпизодным делам);

— план расследования, составленный по отдельным обстоятельствам, подлежащим доказыванию.

К вспомогательной документации, облегчающей процесс планирования расследования, следует отнести:

— схемы, отражающие преступные связи обвиняемых, каналы сбыта похищенного, движение материальных ценностей и документов и т.п.;

— карточки на каждого обвиняемого с указанием эпизодов их преступной деятельности, доказательств их виновности и др.;

— карточки на свидетелей.

Контрольные вопросы:

1. Что понимается под криминалистической версией?

2. Как классифицируются криминалистические версии?

3. Какие фактические данные могут быть положены в основу криминалистической версии?

4. Каким требованиям должен отвечать процесс проверки криминалистических версии?

5. Каковы принципы, условия, функции, элементы планирования?

К теме 2-3;

1.Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М.,

1982г.

2.Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. М.,

1978г.

З. ПещакЯ. Следственные версии. М., 1976г.

4. Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск,

1987г.

5. З.Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий.

Правила выдвижения, исследования и проверки криминалистических версий.

⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 14

Правила выдвижения и проверки версий:

1. Одновременно выдвигаются и проверяются все возможные в данной ситуации версии;

2. Проверка всех версий проводится параллельно;

3. Проверяются в первую очередь те обстоятельства, которые имеют значение для всех или нескольких версий;

4. В первую очередь проводятся оперативно-розыскные мероприятия или следственные действия, промедление с которыми может привести к утрате доказательств;

5. Соблюдается принцип разумной достаточности (относятся к объему проверки). Если не найдено ни одного факта, подтверждающего версию, версия не может быть отвергнута, при этом достаточно одного обстоятельства, опровергающего версию, если следствие необходимо вытекает из причины, то есть имеется жесткая связь, и недостаточно, если следствие не является жестко обусловленным причиной.

Исключения из правил при проверке версий:

А. Предпочтение может отдаваться одной версии, если более чем достаточно фактов, подтверждающих эту версию

Б. Если для проверки одной этой версии требуется немного времени и затрат сил.

48.Понятие и значение планирования. Принципы и условия планирования. Роль версий в планировании.

Планирование расследования определяется как мыслительный процесс, заключающийся в определении содержания и порядка работы по установлению всех обстоятельств совершенного преступления и изобличению виновных в строгом соответствии с требованиями закона и с наименьшей затратой времени и сил.

Чтобы планирование расследования достигало этих целей, оно должно основываться на определенных принципах. Принципами планирования называют разработанные в криминалистике требования, предъявляемые к планированию, соблюдение которых обеспечивает его эффективность.


Необходимо выделить три главных принципа планирования.

1. Принцип конкретности означает, что в плане должны быть перечислены все вопросы, подлежащие выяснению для проверки той или иной версии, все следственные действия, розыскные и иные мероприятия, подлежащие проведению, точно обозначены сроки их проведения и исполнители. Бессмысленно, например, указывать в плане: «провести допросы свидетелей», «провести обыски у подозреваемых» и т.д.; такой план практически ничего не дает. В нем должно быть указано, кого конкретно из свидетелей предполагается допросить, у кого из подозреваемых должны быть проведены обыски, когда и кто будет осуществлять эти следственные действия.

2. Принцип индивидуальности означает недопустимость шаблона, обязательность составления плана именно для конкретного дела, с учетом всех особенностей этого дела. Невозможно разработать единый образец плана, который был бы пригоден для расследования по всем уголовным делам в качестве типового.

В то же время полностью оправдывает себя использование типовых планов (программ) расследования по делам определенных категорий при наличии аналогичных следственных ситуаций. Как известно, в криминалистической методике разработаны типовые программы действий для наиболее характерных ситуаций, складывающихся при расследовании различных видов преступлений. Например, по делам о мошенничестве, если подозреваемый задержан на месте происшествия или сразу после совершения мошенничества, рекомендуется провести: личный обыск подозреваемого; его допрос; допрос потерпевшего; обыск по месту жительства мошенника; осмотр изъятых у него, а также полученных от него потерпевшим предметов и т.д. Эти следственные действия должны планироваться практически по каждому конкретному делу о мошенничестве при наличии соответствующей ситуации.

Разумеется, любой план, построенный на основе типовой программы, все равно наполняется конкретным содержанием исходя из особенностей расследуемого дела.

3. Принцип динамичности (непрерывности) означает, что процесс расследования – это не разовый акт; составленный план не является окончательным, он постоянно дополняется и изменяется, причем возможность и необходимость его изменения и дополнения подразумевается заранее. Так, в результате проверки одной из версий может отпасть другая версия либо, напротив, возникнет новая версия, которая ранее не выдвигалась; обнаружение при обыске по месту жительства подозреваемого орудия преступления может сделать ненужным планировавшийся ранее обыск другого подозреваемого и т.д. Необходимость постоянной корректировки составляет одно из принципиальных отличий планов расследования от большинства других планов.

Помимо плана расследования по делу, составляются планы проведения наиболее сложных и ответственных следственных действий.

Планы расследования по уголовным делам могут составляться в различных формах. Наиболее распространенная форма – по версиям. При этом в плане отражаются: следственные версии, следственные действия и другие мероприятия по проверке каждой из намеченных версий; сроки исполнения каждого следственного действия или иного мероприятия; исполнители.

Иногда вводится также специальная графа для отметок об исполнении или других примечаний.

При расследовании многоэпизодных дел форма плана несколько усложняется. В таких случаях в плане вначале указываются общие версии, а в дальнейшем он строится по отдельным эпизодам расследуемого преступления.

Еще одна разновидность плана – по лицам (подозреваемым или обвиняемым). Структурно такой план аналогичен предыдущему, но в первой графе вместо содержания эпизодов указываются фамилии подозреваемых или обвиняемых.

В плане отдельного следственного действия отражаются:

• цель следственного действия (или вопросы, подлежащие выяснению);

• точное время проведения;

• место проведения;

• круг лиц, которые будут оказывать помощь следователю в проведении следственного действия, распределение обязанностей между ними;

• технические средства, которые будут применяться при проведении следственного действия для фиксации его хода и результатов (следственный чемодан, магнитофон, видеокамера);

• тактика проведения следственного действия;

• тактика его фиксации и т.д.

При расследовании сложных многоэпизодных преступлений помимо планов, в качестве дополнений к ним, нередко применяется вспомогательная документация: схемы преступных связей подозреваемых или обвиняемых, карточки (листы) на каждого обвиняемого (так называемые «лицевые счета»), карточки на свидетелей и др.

В «лицевых счетах» на обвиняемых обычно указываются:

• формулировка обвинения;

• доказательства, подтверждающие обвинение (с указанием листов дела);

• доводы обвиняемого в свою защиту;

• результаты проверки утверждений обвиняемого;

• данные, характеризующие личность обвиняемого;

• вопросы, подлежащие выяснению;

• отметки о датах избрания в отношении данного лица меры пресечения, предъявления обвинения и т.д.

Эти данные, собранные в одном месте и в легко обозримом виде, помогают правильно организовать расследование, решить вопрос о его полноте, облегчают составление обвинительного заключения.

Еще одна форма вспомогательной документации, применяемая при расследовании по групповым делам, – так называемая «схема-шахматка». В ней по вертикали указываются фамилии подозреваемых или обвиняемых, а по горизонтали – эпизоды их преступной деятельности. В клетках, образуемых пересечением горизонтальных и вертикальных полос (граф), можно, в частности, показать, участвовало ли данное лицо в том или ином эпизоде преступной деятельности группы, какими доказательствами его виновности располагает следователь и т.д.

49.Понятие, задачи и виды следственного осмотра. Общие положения тактики следственного осмотра.

Следственный осмотр представляет собой обнаружение, восприятие, изучение и фиксацию следователем объектов, имеющих значение для дела, их признаков, свойств, состояния и взаиморасположения. Объектами осмотра являются место происшествия и его обстановка, отдельные предметы и документы, животные, трупы, люди.

Значение следственного осмотра в процессе расследования исключительно велико. Посредством осмотра обнаруживается и исследуется значительная часть важнейших следов преступления. Результаты осмотра, особенно такого его вида, как осмотр места происшествия, позволяют следователю правильно определить направление расследования, составить представление о механизме происшествия, личности преступника. От качества проведенного осмотра во многих случаях зависит успех расследования.

Основные задачи осмотра места происшествия:непосредственное изучение следователем материальной обстановки места происшествия для выяснения характера и обстоятельств расследуемого события; обнаружение, фиксация, изъятие и оценка следов преступления и иных вещественных доказательств; получение исходной информации для выдвижения общих и частных версий о механизме события, его участниках, и личности преступника и др., проверка версий, получение данных для организации розыска по “горячим следам” и другим оперативно-

розыскных мероприятий; установление причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Следственный осмотр делится на виды:

1) по объему:

а) основной;

б) дополнительный;

2) последовательности проведения:

а) первоначальный;

б) повторный;

3) по объектам осмотра:

а) осмотр места происшествия;

б) первоначальный наружный осмотр трупа на месте его обнаружения;

в) осмотр предметов и документов;

г) осмотр животных и их трупов;

д) осмотр участков местности и помещений не являющихся местом происшествия;

К общим положениям тактики следственного осмотра относятся:

1) обязательное присутствие понятых;

2) допуск иных участников процесса (потерпевших, свидетелей, подозреваемых) осуществляется по усмотрению следователя;

3) по результатам осмотра составляется протокол;

4) при проведении осмотра не допускается совершение действий, унижающих честь и достоинство граждан или влекущих опасность для их жизни и здоровья.

Участники осмотра подразделяются на обязательные и факультативные. Обязательными участниками осмотра являются только следователь и понятые. При этом при проведении осмотра в экстремальных условиях (в труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также, если производство осмотра связано с опасностью для жизни и здоровья граждан), на основании ст. 170 УПК РФ допустимо проведение следственного действия в отсутствие понятых. Факультативными участниками осмотра, являются работники органа дознания, потерпевший, свидетели, подозреваемый, обвиняемый, специалисты. Однако осмотр трупа должен производиться с обязательным участием специалиста.

50.Сущность и задачи осмотра места происшествия.

Одним из разновидностей следственного осмотра является осмотр места происшествия.
Это — один из процессуальных способов непосредственного изучения следователем или другим лицом, в производстве которого находится уголовное дело соответствующего фрагмента (части, участка и т.п.) материального микросреды — места происшествия и прилег-тук к нему территории.

Такой осмотр может проводиться на любой стадии расследования, но всегда должен быть выполнен безотлагательно, немедленно, как только возникла у следователя потребность осмотреть такое место.

Поэтому этот наиболее сложный и трудоемкий вид следственного осмотра, что имеет важное значение для расследования преступлений, называют неотложным следственным действием.

Осмотр места происшествия — это неотложное следственное действие, заключающееся в установке, фиксации и исследовании обстановки места происшествия, следов преступления и преступника, иных (фактических) данных, на основании которых в совокупности с остальными доказательств можно делать вывод о механизме происшествия и других обстоятельствах расследуемого события.

Осмотр места происшествия и его обстановки представляет собой изучение и фиксацию таких объектов (исследования):

  • рельефа местности, естественных и искусственных границ места происшествия;
  • характера и расположения помещения, окружающих строений, путей подхода и отхода от него, а также преград на этих путях;
  • пространственного расположения тамошних предметов, их размещение между собой и расстояний между ними;
  • размещения предметов под углом зрения их гражданского назначения и положение во время обычного использования;
  • следов преступления и преступника;
  • отсутствия необходимых по конкретной привычной обстановки предметов, вещей, следов и т.д.;
  • наличие предметов, вещей, следов, которые за конкретной закономерной обстановки являются чужеродными, необычными, нетипичными, а сам факт обнаружения их за такой обстановки является необычным.

Последние две группы фактических данных относятся к категории негативных обстоятельств.

Негативные обстоятельства — реальные явления в виде материальных отображений (хотя могут проявляться и как идеальные отоб-ражения в виде специфических показаний или поведения) определенных сопутствующих преступным деянием процессов, которые своим наличием или отсутствием на месте происшествия, по своим размещением, локализацией или другими существенными признаками не соответствуют установленным фактическим данным, противоречат механизму развития события.

Задачами осмотра места происшествия могут быть:

  1. изучение и фиксация обстановки места происшествия с целью выяснения характера и механизма происшествия;
  2. обнаружение и изъятие следов преступления, которые в дальнейшем могут служить вещественными доказательствами по делу;
  3. выяснение признаков, характеризующих лиц, участников совершения преступления (их количество, приближенный возраст, физические данные, наличие у них определенных привычек, навыков, психических отклонений, а также осведомленности о жизненном укладе, распорядке работы п оте ри и и л о го то и по);
  4. фиксация особенностей, присущих потерпевшему или иным объектам посягательства;
  5. установление обстоятельств, отражающих объективную сторону преступления: время и способ его совершения, действия преступника на месте происшествия, последствия преступления, наличие связей между действиями преступника и егопоследствиями;
  6. выявление признаков, указывающих на мотивы и цели совершенного преступления;
  7. выяснение обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Правила и способы проверки криминалистических версий

Проверка версийв отличие от процесса их построения является практической деятельностью лиц, выдвинувших версии. Ее цель подтвердить или опровергнуть содержащиеся в версиях предположения и выведенные из них выводы следствия о каких-либо событиях или фактах и обеспечить установление истины по делу. В связи с этим проверка версий состоит в целенаправленном собирании доказательств и иной криминалистически значимой информации в предусмотренном законом процессуальном порядке (путем следственных действий, экспертных исследований и применения криминалистических средств и методов их реализации). Осуществляться эта проверка должна в сроки, отведенные на расследование. Возникшие при этом оперативно-розыскные версии должны быть проверены оперативно-розыскными средствами, а экспертные соответствующим исследованием.

Подтвердившиеся версии могут стать следственными. Особенностью деятельности по проверке версий является то, что нередко она осуществляется в условиях активного противодействия со стороны лиц, заинтересованных в сокрытии истины. В целях избежание отрицательных для расследования последствий процесс проверки версий должен отвечать ряду принципиальных требований.

Во-первых, все выдвинутые версии должны быть проверены до конца. Не соответствующей выясняемому обстоятельству может быть признана версия только в случае неподтверждения выведенных из нее следствий. Это достигается путем тщательной проверки всех следствий. Все возникающие при этом логические несоответствия и противоречия должны быть или устранены, или достоверно объяснены. Если остается хотя бы одно необъясненное противоречие или логическое несоответствие между выявленными фактами, явлениями, версия не может считаться проверенной до конца.

Во-вторых, все версии должны проверяться одновременно или параллельно. Это важно потому, что откладывание проверки каких-либо версий, особенно следственных, из-за необходимости сосредоточения усилий на проверке наиболее вероятной (по мнению следователя) версии может привести к утрате доказательств, уничтожению или сокрытию следов преступления, а заподозренный может скрыться или, что еще хуже, совершить новое преступление. Необходимость соблюдения этого правила объясняется и тем, что подтверждение какой-либо одной версии означает опровержение других версий, выдвинутых относительно одного и того же факта. Указанное обязывает при проверке иметь в виду одновременно все версии и оценивать добытые доказательства с учетом всех версий.


Вместе с тем данное правило не следует применять формально без учета сложившихся следственных ситуаций. В ряде случаев с целью быстрого решения основных вопросов расследования следователю целесообразно сочетать поиск по линии наиболее вероятной версии с принятием мер, обеспечивающих возможность быстрого и своевременного переключения на проверку остальных версий. Безотлагательной проверки требуют и версии, связанные с пресечением преступной деятельности.

В то же время следственные действия при проверке следственных версий могут проводиться в той или иной последовательности. Так, во всех случаях при проверке версий ранее других нужно проводить неотложные и следственные действия, результаты которых имеют значение для всех или большинства выдвинутых версий (следственный осмотр, судебная экспертиза, иногда следственный эксперимент, обыск, допрос свидетелей). Не должно быть задержки с действиями, направленными на розыск, изобличение и изоляцию преступника, если его пребывание на свободе представляет опасность для общества. Не следует откладывать действия, связанные с назначением экспертиз и иных проверок и мероприятий, требующих для своего осуществления длительного времени, и др. Соответственно в определенной последовательности может осуществляться выяснение отдельных вопросов, отдавая предпочтение первоочередному уяснению тех из них, которые имеют важное значение для наиболее вероятной или большинства версий. В ходе проверки одна из следственных версий, построенных относительно одного и того же факта, должна найти полное подтверждение, а остальные отпасть. При этом версия может считаться проверенной и подтвержденной только в том случае, если для такого вывода имеется совокупность доказательств, т.е. фактических данных, полученных с помощью процессуальных средств из процессуальных источников, и если другие версии по этим же вопросам при проверке не подтвердились. Отпадение других версий неотъемлемая часть единого процесса доказывания, обязывающего следователя не жалеть усилий на установление всех предусмотренных законом обстоятельств, позволяющих сформулировать однозначный вывод относительно расследуемого события.


При определении последовательности действий учитываются требования УПК РФ и научно-практические рекомендации по доказыванию обстоятельств различных преступлений.

Построение и проверка следственных версий являются научным способом формирования выводов по уголовному делу.

Криминалистическая версия является логической основой планирования на первоначальном этапе расследования.

Заключение

Версии выдвигаются в ситуациях информационной неопределенности, когда отсутствуют достаточные данные для достоверных выводов. Версионный метод в качестве своего важнейшего этапа предусматривает логическое исследование и упорядочение всей исходной информации. В результате из общего информационного массива формируется взаимосвязанный и внутренне непротиворечивый информационный комплекс, который можно рассматривать как фактическую базу версии. Она формируется из сведений, полученных в результате проведения оперативно-розыскных, следственных, экспертных, судебных действий и иных мероприятий.

В результате вышесказанного можно прийти к следующим выводам:

1. Криминалистическая версия — это логически построенное и основанное на фактических данных обоснованное предположительное умозаключение следователя о сути исследуемого деяния, отдельных его обстоятельствах и деталях и их связи между собой, требующее соответствующей проверки и направленное на выяснение истины по делу. Версия как методический инструмент познания в криминалистической деятельности по своей сущности многоаспектна.

2. Проверка версий заключается в установлении наличия или отсутствия выдвинутых из нее следствий, т.е. конкретных фактов, которые должны иметь место, если предположение действительно. Проверка криминалистической версии — это деятельность, направленная на установление фактических обстоятельств, подтверждающих или опровергающих предположения, составляющие содержание версии.

Цель курсовой работы, таким образом, можно считать выполненной.

Библиографический список

Официальные документы:

1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. – 1993 г. 25 декабря. – № 237.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» // СПС «КонсультантПлюс». – М.: Консультант Плюс — Технология 3000, 1990. – Режим доступа: Компьютер. Сеть ИОГУНБ, свободный.

3. Приказ Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 2 «Об организации предварительного расследования в Следственном комитете Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». – М.: Консультант Плюс — Технология 3000, 1990. – Режим доступа: Компьютер. Сеть ИОГУНБ, свободный. (документ опубликован не был).

Научная и учебная литература:

5. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. – М.: Проспект, 2004.

7. Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3 т. Т. 2: Частные криминалистические теории. / Р.С. Белкин. – М., 1997.

8. Власова Н.А. О некоторых проблемах деятельности следственных групп // Российская юстиция. – 2006. – № 1. – с. 17 – 23.

9. Волохова О.В., Егоров Н.Н., Жижина М.В. и др. Криминалистика: учебник (под. ред. Е.П. Ищенко). — М.: «Проспект», 2011.

10. Ермолович В.Ф., Ермолович М.В. Построение и проверка версий/ Под ред. И.И. Басецкого – Мн: Амалфея, 2000. – 176 с.

11. Исаев С.С.-Х. Классификация следственных версий // Российский следователь. – 2010. – № 16. – с. 13 –19.

12. Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник / Под ред. Е.П. Ищенко. – М., 2005.

14. Криминалистика: Учебник / Отв. ред. Н.П. Яблоков. — 3-е изд., перераб. и доп.— М.: Юристъ, 2005. — 781 с.

15. Криминалистика: информационные технологии доказывания: Учебник для вузов / Под ред. В.Я. Колдина. – М., 2007.

17. Кручинина Н., Туренко Н. Выдвижение и проверка версий // Законность. – 2006. – № 12. – с. 24 – 27.

18. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. / И.М. Лузгин. – М., 1973.

20. Методика расследования незаконных операций с наркотиками: Научно-практическое пособие для следователей и оперативных работников правоохранительных органов / Под ред. Н.И. Николайчика. – Мн.: Харвест, 2003.

21. Пигаев А.М. Некоторые особенности криминалистического анализа информации, выдвижения версий и планирования расследования торговли людьми и использования рабского труда. – Российский следователь. – 2008. – № 15. – с. 15 – 21.

22. Расследование преступлений: Руководство для следователей. – М., 1997.

23. Руководство для следователей / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Экзамен, 2005. – 912 с.

26. Чурилов С.Н. Криминалистическая тактика: Практическое пособие в вопросах и ответах. — М.: «Юстицинформ», 2011.

27. Чурилов С.Н. Методика расследования преступлений. Общие положения. – М.: Юстицинформ, 2009. – 232 с.

28. Шмонин А.В. Методика расследования преступлений: Учеб. пособие. – М., 2006.

А.Г. Филиппова. Криминалистика: Учебник / под ред. — М.: 2009. — С. 286.

Н.П. Яблоков. Криминалистика: Учебник / отв. ред. — М.: 2005. — С. 121.

Драпкин Л. Я. Осноны теории следственных ситуаций. Свердпопск, Указ. соч. М.: 2000. С. 23-44.

Папышева, Е.С. Особенности выдвижения следственных версий по делам об убийствах, совершенные группами несовершеннолетних. // СПС Консультант Плюс — 2010.

Ищенко, Е.П. Филиппов, А.Г. Криминалистика. — М.: Высшее образование, 2009.- С. 743 .

Криминалистика: Учебник / отв. ред. Н.П. Яблоков. — М.: Юристъ, 2008. – С. 781.

Криминалистика: Учебник / Отв. ред. Н.П. Яблоков. — 3-е изд., перераб. и доп.— М.: Юристъ, 2005. — с.129-131.

Построение и проверка криминалистических версий.

⇐ ПредыдущаяСтр 5 из 7

В основе версий должны лежать определенные фактические данные, которые можно подразделить на две группы:

1) полученные из различных источников данные, относящиеся к расследуемому преступлению. Они могут содержаться в судебных доказательствах, материалах оперативно-разыскной деятельности, служебных проверок, заявлениях граждан, сообщениях печати и других источниках. При построении версий на основе данных этой группы используются в основном такие логические приемы и формы мышления, как анализ и синтез, непосредственные и опосредствованные умозаключения;

2) сведения, являющиеся результатом научных обобщений, непосредственно не относящиеся к конкретному уголовному делу. Это данные естественных, технических и других наук и сведения, почерпнутые из жизненного и профессионального опыта следователя, обобщений следственной, судебной и экспертной практики.

Требования, предъявляемые к версии:

1) реальная возможность, принципиальная проверяемость;

2) обоснованность установленными фактами;

3) относительная простота, имеющая четкую, однозначную формулу;

4) приложимость к более широкому кругу явлений, устанавливаемых в ходе расследования. Проверка криминалистических версий – деятельность, направленная на установление фактических обстоятельств, подтверждающих или опровергающих предположение, составляющее содержание версии. Проверка основана на логическом анализе и оценке имеющейся информации, она осуществляется путем производства следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий.

Проверка версии включает:

1) выведение из версии всех возможных следствий, т. е. формирование суждений об обстоятельствах, еще не установленных, но возможных;

2) определение методов, средств и способов установления вытекающих из принятой версии предполагаемых следствий (определение элементов, составляющих содержание плана расследования по делу), принятие тактических решений;

3) практическую реализацию плана расследования путем производства следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий для получения данных, подтверждающих или опровергающих версию;

4) оценку всех собранных доказательств, обосновывающих вывод об истинности одной из проверяемых версий и ложности остальных.

Версия проверяется с позиции соответствия ее реальной действительности до тех пор, пока она не получила полного подтверждения, либо не была опровергнута и не отпала. Она признается достоверной, если: 1)всевозможные предположения относительно проверяемого обстоятельства преступления были выдвинуты и никакой другой версии, касающейся того же обстоятельства, в процессе всего расследования на основе новых, дополнительных данных не возникло;

2) все выдвинутые версии о данном обстоятельстве были проверены, и все, за исключением одной, нашедшей объективное подтверждение, были опровергнуты и отпали;

3) все следствия, логически выводимые из подтвердившейся версии, были всесторонне исследованы и нашли подтверждение, т. е. обнаружены в реальной действительности;

4) подтвердившаяся версия находится в полном соответствии со всеми другими обстоятельствами дела.

72. Значение, принципы и элементы планирования расследования преступлений.

Содержание (элементы) планированиясоставляют:

— анализ исходной информации;

— выдвижение версий и определение задач расследования;

— определение путей и способов решения поставленных задач;

— составление письменного плана и иной документации по планированию расследования;

— контроль исполнения и корректировка плана расследования.

Принципы планирования расследования преступлений:

1. индивидуальность планирования. Для каждого уголовного дела должен быть составлен свой план;

2. конкретность. Должны быть четко определены задачи, выясняемые вопросы, комплекс определенных мероприятий, точные сроки исполнения, исполнители;

3. реальность – обоснованность выдвигаемых следственных версий, практическая выполнимость намеченных мероприятий, возможность соблюдения сроков;

4. динамичность планирования – постоянная корректировка и дополнение плана расследования с учетом вновь полученной информации и изменения следственной ситуации.

Планирование расследование преступлений преследует следующие цели:

1. полнота, всесторонность и объективность расследования;

2. экономичность расследования;

3. согласование усилий следователя с усилиями других служб органов внутренних дел и других лиц, работающих по данному делу.

Виды следственных действий.

Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству, следственные действия подразделяются на следующие виды:

1) осмотр (места происшествия, местности, помещений, предметов, документов, почтово-телеграфной корреспонденции, трупа);

2) освидетельствование (обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего);

3) задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления;

4) допрос (обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего, эксперта);

5) очная ставка;

6) предъявление для опознания;

7) обыск;

8) выемка;

9) наложение ареста на имущество;

10) следственный эксперимент;

11) назначение и производство экспертизы;

12) получение образцов для сравнительного исследования.

Понятие и виды следственного осмотра.

Следственный осмотр – это следственное действие, заключающееся в непосредственном выявлении, изучении и фиксации следователем различных материальных объектов и следов на них, которые могут иметь отношение к делу, их признаков, состояния, свойств и взаиморасположения.

Следственный осмотр – одно из наиболее распространенных следственных действий, основной способ непосредственного восприятия следователем различных объектов, относящихся к делу.

Виды следственного осмотра.

1) по объекту: осмотр места происшествия; первоначальный наружный осмотр трупа на месте его обнаружения; осмотр предметов; осмотр документов; осмотр животных; осмотр помещений и участков местности, не являющихся местом происшествия; осмотр живых лиц (освидетельствование);

2) по времени: первоначальный; повторный (обычно проводится в случаях, когда первоначальный осмотр проходил в неблагоприятных условиях (темнота, дождь, снег и т.д.); отдельные участки места происшествия или некоторые объекты по каким-либо причинам не рассматривались; первоначальный осмотр по каким-либо причинам произведен некачественно; в ходе расследования получены новые данные, для проверки которых необходим повторный осмотр);

3) по объему: основной; дополнительный осмотр отдельных элементов объекта, который прежде уже был осмотрен в целом.

Негативные обстоятельства – это любые фактические данные, имеющие отношение к делу, которые невозможно объяснить, исходя из первоначальной версии. Например, на месте преступления обнаружен замок с перепиленной дужкой. Версия: проникновение через дверь путем перепиливания замка. Но на месте преступления нет опилок от спиленного замка, тогда выдвигается новая версия: замок подброшен, чтобы запутать следы, а проникновение совершено другим способом.

Негативные обстоятельства имеют важное значение для выявления инсценировок, т.е. фактов искусственного создания лицом, заинтересованным в определенном исходе следствия, обстановки, не соответствующей обстоятельствам действительно происшедшего события.

Подготовка к проведению осмотра места происшествия.

Подготовительный этап складывается из двух стадий. На первой стадии следователь, получив из дежурной части информацию о событии, имеющем признаки преступления, и приняв решение выехать на место происшествия, прежде всего должен проверить, приняты ли меры к охране места происшествия. Для этого можно использовать помощь лиц, сообщивших о происшествии, экипажей патрульных машин, участкового инспектора. В зависимости от конкретных обстоятельств события необходимо также выяснить, вызвана ли «скорая помощь», приняты ли меры к тушению пожара, восстановлению движения по трассе (если имеет место ДТП) или иные меры, направленные на ликвидацию последствий происшествия.

Далее следователь должен позаботиться о том, чтобы к моменту его прибытия на место происшествия там оставались очевидцы события, лица, первыми прибывшие туда, или другие лица, которые могут сообщить какие-либо сведения о событии.

После этого нужно определить состав группы, которая будет производить осмотр. Участников осмотра в криминалистике принято делить на обязательных, участие которых в данном следственном действии предписано законом, и факультативных, которых следователь может привлекать или не привлекать к осмотру по своему усмотрению. К числу обязательных участников относятся: следователь или работник дознания; понятые (числом не менее двух); если в числе объектов осмотра имеется труп – специалист (судебный медик или иной врач). Факультативными участниками осмотра могут быть: специалист, потерпевший, свидетель, в отдельных случаях – подозреваемый или обвиняемый, представители администрации соответствующего учреждения, предприятия или организации, оперативные работники, при необходимости – инспектор-кинолог.

Последнее, что должен сделать следователь на первой стадии подготовительного этапа, определить, какие технико-криминалистические средства он возьмет с собой, и проверить их комплектность и исправность.

Проверка криминалистических версий

В теории познания описаны три пути проверки гипотез. Первый путь состоит в непосредственном установлении гипотезы результатами (данными) опыта. Второй — заключается в выведении гипотезы из более общего предположения, когда та или иная теория объясняет какой-либо факт, событие или явление. Третий — состоит в выведении (дедуцировании) из проверяемого предположения всех возможных логических следствий и их последующей проверке. Тем самым сущность этого способа заключается в опосредованной (через подтверждение или отрицание логических следствий) проверке гипотезы, т.е. сопоставлении этих следствий с данными опыта. Если гипотеза истинная, то должны существовать определенные следствия, а их реальное установление приводит к ее опосредованному (через логические следствия) подтверждению. И наоборот, при ложности гипотезы выведенные из нее следствия опровергаются.

Применительно к следственным версиям первые два пути имеют крайне ограниченное значение, поскольку в подавляющем большинстве ситуаций следователь имеет дело с объектами прошлого. Но при проверке разыскных и прогнозных версий вполне допустима непосредственная (опытная) проверка. Что касается подтверждения версий путем применения более общих положений (теорий, законов), то большинство из них имеет характер лишь приблизительных обобщений, а при проверке вероятностных (правдоподобных) умозаключений невозможно построить замкнутый силлогизм, который давал бы достоверный вывод.

Таким образом, остается лишь третий путь проверки версий — опосредованная проверка: выведение логических следствий из версии и их сопоставление с фактами в результате производства следственных действий. Но для того чтобы этот способ проверки следственных версий был эффективен, при его использовании должны соблюдаться следующие требования:

  • 1) логические следствия должны допускать прямое сопоставление с фактами (непосредственное подтверждение опытом);
  • 2) необходимо выводить возможно большее количество следствий;
  • 3) при этом логические следствия должны быть разнообразными, находящимися в различных формах связи с версией;
  • 4) следствия должны быть как можно более специфичными и редкими;
  • 5) следствия должны быть как можно более конкретными;
  • 6) логические следствия должны характеризоваться определенной степенью вероятности.

Одна из важнейших эвристических функций версий заключается в том, что она позволяет вывести многочисленные, разнообразные, редкие и специфические логические следствия, раскрывающие совершенно новые и подчас необычные (неожиданные) ее стороны и свойства.

Выведение логических (дедуктивных) следствий из построенной версии происходит по первой фигуре категорического силлогизма:

Однако далеко не все логические следствия обладают признаками разнообразия, редкости, конкретности и специфичности. В связи с этим следователи не останавливаются лишь на выведении необходимых следствий, поскольку логическое развитие версий предполагает не только необходимое (дедуктивное) логическое следование, но и иные виды следования, в том числе и индуктивного. Поэтому следователь стремится вывести не только необходимые (дедуктивные, однозначные), но и многозначные (индуктивные, вероятностные) логические следствия. Следует специально отметить, что несмотря на дедуктивную форму вывода значительную роль в этом процессе играют индукция и аналогия.

Пример

По уголовному делу об убийстве Исаева следователь выдвинул версию о совершении преступления Матвеевым и Акуловым. Из этих версий следователь вывел несколько логических следствий для подтверждения или опровержения своего предположения:

«В момент совершения преступления (около 23 ч 17.10.2007) Матвеев и Акулов должны были находиться в месте совершения убийства — на половине пути между станцией «Красная звезда» и Горнозаводским поселком. Для построения версионного умозаключения следователь использует общее положение (логическую посылку): любое лицо, непосредственно совершившее убийство (Bj), в момент совершения преступления обязательно должно находиться на месте происшествия (Q,).

Следовательно: Матвеев и Акулов (А() в момент преступления должны находиться на месте происшествия (Q,). Этот вывод можно отразить в следующей эвристической схеме:

Отметим, что в случае подтверждения данного логического следствия устанавливается лишь факт нахождения Матвеева и Акулова на месте, где было совершено убийство Исаева. Однако в случае опровержения алиби обвиняемых этот вывод имел бы более значительный вес, был бы с психологических позиций более убедителен, хотя и не исключал необходимость в получении конкретных доказательств участия обоих подозреваемых в преступлении.

Опровержение (фальсификация) следственных версий происходит по отрицательному модусу гипотетического силлогизма (modus tollens). Приведем пример: «если К. совершил квартирную кражу, то в этот момент он должен быть на месте преступления (В). Установлено, что в это время К. был на работе, следовательно, К. не мог совершить кражу». Логическая форма этого вывода имеет следующую схему:

В данном случае достоверно установленное нахождение К. на работе категорически исключает возможность совершения им кражи. Такой категорический вывод становится возможным, поскольку между версией и логическим следствием установлены (в случае категорического отрицания следствия) однозначные, необходимые связи в обоих направлениях:

где V — версия; Л. С. — логическое следствие.

В процессе проверки следственных версий действует правило о том, что опровержение необходимого следствия, выведенного из проверяемой версии, ведет к безусловному отрицанию самой версии, тогда как подтверждение логического следствия, с необходимостью выведенного из версии, делает лишь возможным, более вероятным подтверждение самой версии.

По рассмотренному выше уголовному делу об убийстве Исаева подозревались Матвеев и Акулов, однако в ходе проверки было установлено, что в момент убийства они оба находились в городском отделе милиции, так как были задержаны за хулиганские действия. Тем самым версия об убийстве ими Исаева была опровергнута.

Для достоверного опровержения версий достаточно двух условий:

  • 1) следствие должно быть с необходимостью выведено из версии;
  • 2) ложность следствия должна быть достоверно установлена: «Опровергнутое следствие опровергает само предположение (версию, гипотезу)».

Но при подтверждении логических следствий, также с необходимостью выведенных из версии, дело обстоит по-иному. Логическая формула процесса подтверждения следствий отражается в следующей схеме:

Правдоподобие (а не достоверность) версии обусловлено возникновением многозначной, а не однозначной связи между подтвержденным логическим следствием и версией.

Как образно писал Д. Пойа: «Подтверждение — “Да”, — природа шепчет, отрицание — “Нет”, — провозглашает громогласно» .

Однако подтвержденное (доказанное) следствие не только увеличивает вероятность версии, но и предсказывает оптимальный путь, по которому можно было бы впоследствии доказать правильную версию. Поэтому «неправомерную» форму умозаключения необходимо считать эвристической схемой процесса проверки версий.

Но существует небольшая группа событий и явлений, между которыми и в случае подтверждения следствий, а не только при их отрицании, возникает однозначная связь в обоих направлениях (прямая и обратная). А. А. Эйсман совершенно правильно отмечал, что если два явления «связаны таким образом, что существование первого обусловлено существованием второго, а второе… не может существовать без первого, то связь между ними называется эквивалентной, т.е. двусторонней (прямой и обратной), когда из установления одного из этих фактов делается категорический вывод о безусловном существовании и другого факта. Однозначную двустороннюю связь обозначают символом —>, а связь между двумя явлениями (фактами) выражают следующими схемами: «А В».

Тем самым доказательство выведенного следствия позволяет доказать сформированную следователем версию. Например, наличие на преграде копоти, скопления, внедрения порошинок позволяет по этим специфическим следам сделать однозначный вывод о близком выстреле. И наоборот, зная, что выстрел был близким, можно достоверно утверждать (и впоследствии обнаружить) наличие на преграде специфических признаков близкого выстрела. Однако эквивалентная связь между версией и логическими следствиями встречается в процессе расследования крайне редко, тогда как односторонняя многозначная (вероятностная, правдоподобная) связь встречается значительно более часто.

При сопоставлении выведенных из версии логических следствий с фактами возможны три варианта: неподтверждение следствий, опровержение следствий, подтверждение следствий. Рассмотрим все три варианта.

1. Неподтверждение логических следствий, выведенных из версии, есть простое необнаружение предполагаемых доказательств. При этом безразлично, являются ли эти следствия необходимыми или лишь вероятностными (правдоподобными).

По распространенному в криминалистике мнению, неподтверждение логических следствий уменьшает вероятность версий1. Но это положение представляется спорным, так как может привести к поспешному исключению фактически правильных версий. Простое неподтверждение логического следствия означает лишь неполучение ожидаемых сведений. Но изменение вероятности может произойти только при получении определенного сообщения2, а простое неподтверждение следствий означает неполучение информации, что не может влиять на изменение правдоподобия (степени вероятности) версии. С психологической точки зрения непоступление ожидаемых сведений может выглядеть как уменьшение вероятности версии. Однако в действительности простое неподтверждение следствий может быть вызвано недостатками в процессе поиска и выявления свидетелей, необнаружением денежных средств или документов о преступной деятельности. В этом случае надо выводить новые логические следствия, применять новые способы поиска, привлекать более квалифицированных специалистов, эффективно взаимодействовать с органами дознания и т.д.

  • 2. Опровержение следствий заключается в обнаружении обстоятельств, противоречащих выдвинутым из версий логическим следствиям. При этом надо учитывать следующее правило: если логическое следствие находилось в необходимой связи, то его опровержение ведет к отрицанию версии, а опровержение вероятностного (правдоподобного) следствия приводит лишь к уменьшению ее вероятности, к ослаблению надежности версии. Логическая схема процесса опровержения логических следствий выглядит следующим образом:
    • а) при опровержении (отрицании) необходимых следствий логическая формула приобретает значение безусловного отрицания, тем самым версия обоснованно признается ошибочной (ложной):

  • 1 См.: Лузгин И. М. Построение и проверка версии при производстве расследования по уголовному делу // Вопросы криминалистики. 1963. № 8—9. С. 16.
  • 2 См.: Эшби У. Р. Введение в кибернетику. М., 1959.
  • б) логический механизм опровержения вероятностных (возможных) следствий, выведенных из версий, отражается в следующей логической формуле, в связи с более сложными эвристическими отношениями между версией и выведенными из нее следствиями:

3. Подтверждение следствий. Независимо от того, находится ли выведенное логическое следствие в необходимой или возможной связи с версией, его подтверждение лишь увеличивает вероятность версии. В то же время подтверждение следствий, находящихся в эквивалентной связи с версией, однозначно доказывает достоверность версии. Но этот вид связи (эквивалентной), как отмечалось ранее, в практической деятельности следователя встречается крайне редко. Следует также иметь в виду, что подтверждение одних следствий увеличивает вероятность версий больше, других — меньше, «некоторые доказательства сильнее, чем другие, а некоторые являются очень сильными».

Основные факторы, от которых зависит доказательственная сила улик (логических следствий), следующие.

Во-первых, это число подтвержденных следствий: чем больше логических следствий установлено достоверно, тем больше степень вероятности проверяемой версии.

Логический аспект этого процесса можно отразить следующими схемами:

Во-вторых, это разнообразие подтвержденных логических следствий.

Если каждое новое логическое следствие очень похоже на уже установленное, то по аналогии можно предполагать, что оно также подтвердится. И наоборот, если новое доказательство не имеет сходства с уже установленным, то в случае его подтверждения сила добавочной уверенности и надежности резко возрастает.

Различная сила доказательств в этих двух вариантах обусловлена различным количеством информации, получаемой следователем: в аналогичных доказательствах количество информации минимально, и наоборот, в случае получения следователем нового доказательства, у которого отсутствует сходство с уже имеющимся доказательством, количество информации значительно возрастает. Подобный существенный прирост информации обусловлен известным теоретическим положением о том, что «мера информации зависит от новизны, неожиданности, содержащейся в сообщении»1.

Пример

По уголовному делу об убийстве М. было установлено несколько логических следствий, выведенных из версии о причастности к преступлению А.: «Вскоре после исчезновения М. у подозреваемого А. появилась крупная сумма денег (В,). В то же время А. угощал в ресторане своих приятелей (В2). Вместе с приятелями А. пригласил в ресторан и своего брата (В3)».

Кроме того, при осмотре одежды и заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что на внутренней подкладке куртки подозреваемого была обнаружена засохшая кровь той же группы, что и у потерпевшего (В4). Совершенно очевидно, что улика В4 имеет значительно большее доказательственное значение, чем подтверждение следствия В2 и тем более В3, аналогичного логическому следствию В2 .

Логическую структуру этого процесса можно изобразить следующими схемами:

В то же время необходимо особо подчеркнуть, что безусловно правильный вывод о большей доказательственной силе разнообразных логических следствий не дает никаких оснований для игнорирования иных, аналогичных по своему содержанию доказательств, поскольку отмеченный ранее количественный фактор также играет свою роль в процессе доказывания. Важнейшая черта этого процесса состоит в создании системы (цепи) улик, тесно связанных друг с другом, а поэтому недопустимо пренебрегать хотя бы одним звеном цепи доказательств, независимо от доказательственной силы каждого из этих звеньев.

В-третьих, конкретность логических следствий. Действительно, чем более конкретная информация содержится в той или иной улике, тем более ценной она становится. Обнаруженные на месте преступления орудия взлома, следов, указывающих на способ совершения общественно опасного деяния или на приметы виновного лица, будут тем более ценными, чем более конкретная (более индивидуальная, единичная) информация в них содержится.

Так, по уголовному делу о крупных хищениях денежных средств, совершенных путем взлома сейфов в нескольких строительных организациях Свердловской области, наиболее ценным доказательством была ведомость на уплату профсоюзных взносов, заполненная подозреваемым и обнаруженная в его рабочей куртке, случайно оставленной на месте совершения им последней кражи1.

Для сравнения приведем пример по другому уголовному делу. Собранные по делу об убийстве Булатова доказательства носили чрезмерно общий характер и не были ориентированы не только на определенное лицо, но даже на ограниченную группу лиц. Выявленные приметы подозреваемого в убийстве: «мужчина среднего телосложения», «рост подозреваемого 170—175 см»; «возраст 25—30 лет» и т.п. не были достаточно значимыми (не имели существенного значения) для однозначного вывода о виновном, хотя и имели некоторое поисковое значение .

Сравнительную доказательственную силу улик по приведенным выше двум уголовным делам можно отразить в следующих схемах:

В-четвертых, это сравнительная редкость доказательств. Действительно, чем более редкая информация содержится в той или иной улике, тем более ценной в процессе доказывания она является. Так, по вышеупомянутому уголовному делу об убийстве Булатова одним из оснований причастности в совершении преступления гр-на Якимова явилось подозрение в изготовлении им финского ножа, которым потерпевшему были нанесены смертельные ранения. Якимов категорически отрицал это обстоятельство, объясняя, что мельчайшие частицы стали, обнаруженные на его инструменте, произошли в результате постоянного изготовления им различных металлических изделий из стальных заготовок. Показания многочисленных свидетелей и заключение судебной экспертизы материалов (металла) подтвердили объяснения Якимова, поскольку марка стали, из которой были изготовлены изделия Якимовым, и нож, обнаруженный на месте происшествия, была наиболее распространенной, никакой редкости не представляла и широко использовалась.

По другому уголовному делу о краже дорогого ковра, изготовленного из шерстяных нитей различной окраски, заключением судебных экспертиз (материаловедческой и математической) было подтверждено, что многочисленные ворсинки, обнаруженные в ходе осмотра одежды потерпевшего, имеют такое же происхождение, что и материал украденного ковра (характеристика и качество шерсти, расцветка, процентное соотношение ворсинок различного цвета и т.д.)1. В данном случае доказательство является гораздо более сильным, чем по уголовному делу об убийстве Булатова.

Влияние частоты встречаемости (редкости) улик на их доказательственную силу можно отразить в следующих схемах:

В-пятых, фактором, влияющим на доказательственную силу логических следствий, выведенных из проверяемой версии, является их вероятностная характеристика. Оценка этого фактора и определенный вывод о его значении в процессе подтверждения логических следствий достаточно сложны. Поэтому начнем исследование этого фактора не с теоретических положений, а с анализа следующего уголовного дела.

Пример

6 сентября неизвестный мужчина увез девятилетнюю Светлану на мотоцикле «Ява» в сторону лесного массива. После этого девочку никто не видел. Розыски потерпевшей, в которых участвовали сотни людей, тщательно прочесывавшие большую территорию, не привели к положительным результатам. Одновременно проводились интенсивные следственные действия и оперативно-разыскные мероприятия. Собранные данные позволили следователю выдвинуть, в числе других, версию о совершении преступления неким Пыжья- новым (А) .

Для проверки этой версии были выдвинуты два наиболее важных логических следствия:

  • 1) если Пыжьянов совершил убийство Светланы, то во время совершения этого преступления он не мог быть на работе (Bj);
  • 2) если Пыжьянов совершил убийство девочки, то он должен знать место сокрытия трупа (В2).

Первое логическое следствие (Bj) было подтверждено: в момент совершения преступления Пыжьянов действительно не был на работе. В это время он обычно ездил на мотоцикле за пивом для своих приятелей по цеху авторемонтного предприятия. Подтверждение логического следствия, действительно, увеличивает вероятность версии А, но незначительно, поскольку возможны и другие объяснения отсутствия Пыжьянова на рабочем месте: ушел в цех заготовки за деталями, ушел в гараж ремонтировать свой мотоцикл, который действительно требовал небольшого ремонта, и т.д.

Таким образом, становится очевидным, что следствие Bj носит самостоятельный характер и тем самым может быть объяснено не только версией А (совершением Пыжьяновым убийства Светы), но и другими причинами: уехал за пивом; ушел в другой цех; ушел в гараж и т.д. Тем самым следствие Bj (отсутствие подозреваемого на работе) не является таким уж невероятным событием и поэтому вероятность версии А возрастает после подтверждения логического следствия В, лишь незначительно.

Подтверждение логического следствия В2 — указание Пыжьяновым места захоронения потерпевшей — существенно увеличивает вероятность версии А, поскольку самостоятельное существование этого следствия почти невозможно, так как оно настолько тесно связано с версией А, что без него представляется совершенно невероятным. И действительно, когда после трехдневного противодействия Пыжьянов, под давлением многочисленных косвенных доказательств, сразу же указал место захоронения девочки (без всяких предварительных поисков), совершение им преступления стало несомненным.

Влияние исследуемого фактора (вероятностная характеристика подтвержденного логического следствия) на доказательственную силу улик можно отобразить в следующих схемах:

В-шестых, фактором, влияющим на доказательственную силу логических следствий, выведенных из проверяемой версии, является их системность. Это не только количественный фактор (число доказательств) и даже не фактор, повышающий качественную характеристику каждого из отдельных доказательств. Это совершенно новое качество, не только существенно повышающее вероятность каждого отдельного доказательства, но и качественно иное свойство, которое можно назвать свойством эмерджентности (целостности). При этом в системе доказательств происходит специфическое преобразование, когда между комплексом доказательств и доказываемым обстоятельством (проверяемой версией) устанавливаются отношения эквивалентности или, по терминологии действующего УПК РФ, отношения

достаточности (ч. 1 ст. 88). Тем самым наиболее высокая степень вероятности в ходе всесторонней и полной проверки версии (А) преобразуется в достоверность.

Следует добавить также, что подтверждение одной из выдвинутых версий сопровождается опровержением ошибочных версий, выдвинутых по тому же уголовному делу. Формирование достоверных и достаточных выводов является результатом двух различных, но тесно связанных между собой процессов: опровержения ошибочных версий и подтверждения версии, соответствующей действительным обстоятельствам расследуемого преступления. Представляется, что разрывать эти два процесса недопустимо, так как полная достаточность системы доказательств достигается при достоверности одной из версий и опровержении ошибочных версий.

Нередко опровержение ошибочных версий и подтверждение правильной версии приобретает очень сложный характер.

Пример

Так, по уголовному делу об убийстве военнослужащего Петрунина было выдвинуто четыре следственных версии о совершении этого преступления различными подозреваемыми: Кравченко — V1; Авиловым — V2, Самохиным — V3, Ковалевским — V4. На первом этапе проверки всех четырех версий были полностью опровергнуты версии V3 и V4o причастности к убийству Самохина и Ковалевского. На втором этапе проверки версий постоянное подтверждение логических следствий, выведенных из версии V] и V2 привело к значительному и последовательному возрастанию их вероятности. Подтверждение одних и тех же следствий, выведенных из этих версий, позволило следователю обоснованно предположить, что оба подозреваемых — Авилов и Кравченко — совместно совершили убийство Петрунина, и объединить обе версии Vj и V2 в одну — Vs. В частности, из версии V5 были выдвинуты логические следствия о преступных связях Авилова и Кравченко, об их встрече в день убийства, о совместной выпивке около магазина, в который позднее пришел потерпевший, и т.д. Несмотря на психологическую сложность расследования, все логические следствия, выведенные из версии V5, были подтверждены, и под тяжестью собранных доказательств сначала Кравченко, а затем и Авилов признали свою вину.

Процесс раскрытия убийства Петрунина можно отразить в следующих эвристических схемах.

Первый этап.

Убийство Петрунина (А) совершили либо Кравченко (Vj), либо Авилов (V2), либо Самохин (У3), либо Ковалевский (V4).

Версии V3 и V4 — опровергнуты.

Версии V3 и V4 — более вероятны.

Второй этап.

А — вызвано V2 или V2

V] и V2 все более и более вероятны.

Гораздо более вероятно, что А вызвано Vj и V2, тем самым эти версии можно объединить в новую версию — V5 Третий этап.

Если V5, то qb q2, q3.

Qi> Чг> Яз — подтверждены.

V5 — достоверна (версия трансформирована в достоверный вывод).

Анализ следственной практики хотя и показывает, что некоторые логические следствия, выведенные из ложной версии, иногда могут подтверждаться, но, во-первых, этих следствий очень мало, а, во-вторых, они не будут такими редкими, конкретными, разнообразными, как логические следствия правильной версии. «Круг верных предсказаний ложной гипотезы всегда узок и ограничен, тогда как истинная гипотеза приведет ко многим и разнообразным новым следствиям»1.

Комплекс специфических следствий, индивидуальность (единичность) исследуемого объекта (события, факта) выделяют его из всех аналогичных и возможных объяснений, явлений и причин. В процессе опровержения ошибочных версий и подтверждении единственно правильной версии ее отношение с подтвержденными логическими следствиями постепенно приобретает форму эквивалентной связи (А В), а условное суждение «Если А, то В» преобразуется в выделяющее условное суждение: «Если А, то В и только В» . Именно такая логическая формула соответствует структуре связи между подтвержденным комплексом следствий и доказанной версией, отражая заключительный этап процесса перехода от вероятных знаний по уголовному делу к знаниям достоверным и достаточным.

Понятие криминалистической версии

Криминалистическая версия – гипотеза об отдельных ситуациях какого-либо события или сущности. Она основывается на реальных фактах, имеет следы правонарушения, принимается на проверку уполномоченным сотрудником или следователем, чтобы возможно было поднять вопрос о возбуждении дела, расследовать или проводить судебный разбор по делу.

Замечание 1

С точки зрения логики данный тип версии – это вид предположения, который представляет образ мышления, благодаря чему происходит превращение из вероятного знания в достоверное.

Классификация версий

Версии могут отличаться по нескольким характеристикам:

  • по объему:
    • общие;
    • частные;
  • по субъекту выдвижения:
    • оперативно-розыскные;
    • экспертные;
    • следственные;
    • судебные;
  • по степени конкретности:
    • типичные;
    • конкретные.

Общая версия строится на предположениях о произошедшем событии, которое имеет следы преступления в целом (что случилось – самоубийство, убийство или несчастный случай). Частные же – на предположениях самостоятельных элементов, сторон случившегося происшествия (мотива, времени, места, личности преступника, способа совершения и так далее.).

Следственные версии выносит и контролирует следователь для того, чтобы понять сущность происшествия и все его обстоятельства, что значит, они могут быть общие или частные.

Рисунок 1. Классификация криминалистических версий

Оперативно-розыскные версии выдвигаются оперативным сотрудником, который проводит по указанию следователя проверки необходимых обстоятельств по уголовному делу, лежащему в производстве у следователя. Данный вид версий может быть только частным.

Экспертные версии строятся на предположениях эксперта, в процессе выполнения экспертного исследования. Они бывают лишь частными.

Судебная версия является гипотезой суда, которая принята на проверку при анализе дела. До суда доходит дело, имеющее лишь одну общую версию, которая остается по итогам расследований, методом исключения других версий в процессе проверки. Своего рода «версия обвинения», которую сформулировали в заключении обвинения.

Суду, в свою очередь, необходимо детально проанализировать данную версию, ответив контрверсией, а на частные версии – соответственно частными контрверсиями («имело место не кража, а другое преступление»; «преступление совершено не обвиняемым Н., а другим лицом»).

Замечание 2

На практике это означает, что представленные суду доказательства, каждое по отдельности, подлежат детальной проверке.

Помимо конкретной версии, которую выдвигают основываясь на изучении материалов данного дела, еще существуют типичные или типовые версии («версии по телефонному звонку»). Данный вид версии более общий, когда объяснение происшествия происходит с недостаточным количеством данных, недостоверной и противоречивой информацией.

Они могут выдвигаться не только на основании информации, которая есть в наличии, но так же и на основании опыта следователя в целом, криминалистических рекомендациях, обычного жизненного опыта, обобщенной следственной практике и так далее.

Замечание 3

Типичные версии очень важны на практике, т.к. могут помочь в организации работы по делу в начале расследования, что является самым ответственным моментом, а также помогают более локально и точечно проверить конкретные обстоятельства преступления.

Криминалистические версии выносятся как по уже открытым делам, так и до их открытия, в период проверки работником дознания или следователем информации о совершенном правонарушении, которые к ним поступили.

Особым видом в классификации криминалистических версий являются те, которые возникают в процессе предварительных проверок оперативным работником или следователем о решении вопроса о возбуждении уголовного дела. Другими словами это проверочная или предварительная версия. По результатам ее проверки, она имеет важнейшую значимость при принятии решения о возможном открытии уголовного дела, а затем, в последствии возбуждения дела, зачастую она ложится в основу следственных и других версий.

Построение версий

Оно осуществляется на реальных фактах, которые касаются расследуемого события. Получение данной информации возможно из процессуальных и непроцессуальных источников.

В стадии построения распространенными являются следующие методы логического мышления:

  • синтез и анализ;
  • индукция и дедукция;
  • аналогия.

Определение 1

Синтез – изучение признаков в их цельности и взаимной связи, которые выделили в процессе анализа.

Анализ – это изучение отдельных характеристик: составных частей предмета, его отдельных сторон, фактов, явлений.

По итогам места преступления – воровства в сельском магазине, которое было осуществлено в ходе пробоины в потолке было выяснено:

  • пробоина была достаточно небольшая и маловероятно, что взрослый человек мог пролезть через нее в помещение;
  • оставшиеся следы обуви на месте преступления также были маленького размера;
  • оттуда были украдены несколько банок компота, три блока сигарет и несколько килограммов конфет;
  • на чердаке присутствует большое количество окурков, обертки от конфет и пустые банки из-под компота.

В ходе анализа размера пробоины и следов, характера украденных вещей, поведения преступников после совершенного преступления и далее после синтезирования всех полученной информации и фактов, следователю было не сложно выдвинуть версию о том, что данное преступление совершила группа подростков.

Определение 2

Индукция – это предположительные выводы от частного к общему, а дедукция- наоборот от общего к частному.

При построении версии методом индукции, сначала занимаются установкой и исследованием признаков отдельных фактов, изучают их происхождение. После этого все факты подытоживают. Примерный вывод строится от частного к общему, от отдельных заключений, касаемо установленных фактов к толкованию их появления.

Определение 3

Аналогия – прием логического мышления, который заключается в соотнесении фактов на основании их индивидуальных признаков. В результате чего можно сделать определенные выводы- когда схожи признаки, то схожи и факты или разъясняются одной причиной.

Если известен метод убийства и то, что похожим образом достаточно часто совершаются убийства психически нездоровыми людьми, следователь может выдвинуть версию о том, что возможно данное убийство совершил психически нездоровый человек.

Проверка

Проверка версии заключается в нахождении реальных фактов и данных, которые могут подтвердить, либо опровергнуть версию. Нужные данные образуются в ходе осуществления следственных действий. Так же ее проверка происходит путем осуществления оперативно-розыскных мероприятий, но данный вид проверки является лишь ориентировочным, примерным и ее итоги нуждаются в подкреплении доказательствами, которые собрали по расследуемому делу.

В ходе расследования делаются и проверяются все вероятные версии. И даже самые маловероятные версии не остаются без проверки. По возможности их проверяют единовременно в параллели друг с другом, хоть и на практике это возможно крайне редко и некоторые приходится откладывать на некоторое время. В подобных случаях в первую очередь проверяют самую вероятную из версий.

Замечание 4

Провести целевую проверку всех версий, полноту, объективность и всесторонность расследования возможно только в случае планирования следователем его работы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *