Переселение славян на балканы

Заселение Балкан славянами

Переселения славян стали завершающим этапом в процессе, названном в истории Великим переселением народов. Славяне начали свое мощное движение, когда большинство других народов и племен уже нашли новое пристанище в разных областях Римской империи. Направления миграций славян известны еще меньше, чем волны перемещений большинства германских племен и других участников Великого переселения. Распространяясь за пределы своей загадочной, недостоверно известной «прародины», находившейся, по разным предположениям, где-то между Вислой и припятскими болотами, славяне заполняли пространства, которые покидали германские племена, продвигавшиеся на запад и устремленные вглубь Римской империи. На юг, к дунайскому лимесу, шли два потока славян: один, проходя восточнее Карпат, достиг Нижнего Дуная, другой спускался через Среднеевропейскую и Паннонскую низменности. Поражение Гепида в войне с лангобардами (567) и уход лангобардов в Италию помогли славянам в Среднем Подунавье достичь границ Римской империи.

На границах Восточной Римской империи славяне сталкивались с другими племенами, также стремившимися продвинуться на ее территорию. Самым крупным среди них были авары: они достигли Подунавья в 558 г. и подчинили себе славян, оказавшихся к ним ближе всех остальных. Нередко отряды славян под предводительством аваров совершали набеги на византийские территории.

В VI в., в период тяжелых кризисов в Византии, начинают появляться упоминания о славянах в сочинениях византийских ученых и писателей. Редкие свидетели тех событий главным образом описывают то, что больше всего их волновало: страдания людей в провинциях, увод их в рабство, опустошение и разорение. На основе рассеянных по их сочинениям свидетельств можно составить неполную хронику нападений варваров на территорию Империи. В то время, согласно этим источникам, у варваров не было завоевательных целей: они довольствовались захватом имущества и рабов и увозили добычу обратно через границу.

Лишь немногие из таких набегов отличались глубиной проникновения на территорию Империи или массовым характером. Например, в 550 г. славяне достигли устья реки Места, в 558 г. дошли до Фермопил, а в 550–551 гг. они впервые перезимовали на византийской территории «как на своей земле».

В последнее десятилетие VI в. войскам Империи, благодаря тому что она заключила краткосрочный мир с Персией, удалось перейти в наступление и не только вернуть уже заселенные к тому времени аварами важные приграничные города Сирмий и Сингидунум, но и перенести центр военных действий на другой берег Дуная. Таким образом Империя ослабила натиск на свои границы, разбив самые близкие к ним отряды варваров. Однако случилось так, что именно это наступление в 602 г. привело к нежелательному повороту событий: солдаты, которых заставляли зимовать на вражеской территории, подняли восстание и сбросили с трона воинственного императора Маврикия (582–602), а главное — армия покинула область лимеса, отправившись в Константинополь с целью обеспечить власть вновь провозглашенному императору Фоке (602–610).

Именно после волнений на границе славяне, словно бурный поток, хлынули на территорию Византии и за несколько лет дошли до самых дальних уголков Балканского полуострова. Около 614 г. под их натиском прекратил свое существование город Салона (Солин близ современного города Сплит) — столица одной из провинций; около 617 г. они осаждали Салоники; около 625 г. нападали на острова в Эгейском море, а в 626 г. вообще поставили под угрозу существование Византии, осадив, под предводительством аваров, одновременно с пришедшими из Малой Азии персами, Константинополь.

Славяне, находившиеся тогда в основном в подчинении у аваров из Подунавья, сопровождали их в набегах, а в серьезных военных операциях обеспечивали армии аваров массовость. Славяне хорошо владели искусством ведения боя на воде и нападали на крепостные стены византийских городов с моря, в то время как на суше в бой вступала ударная сила — отличавшаяся прекрасной маневренностью аварская конница. После победы авары обычно возвращались с добычей в паннонские степи, а славяне оставались на завоеванной территории и обосновывались там.

Византийская империя в те годы потеряла все территории в континентальной части Балканского полуострова; ей подчинялись лишь прибрежные города на всех четырех морях (Эгейском, Средиземном, Адриатическом, Черном) и острова, с которыми Константинополь поддерживал связь благодаря своему мощному флоту и преимуществу на море. Пережив в 626 г. один из самых серьезных кризисов, Византия во время правления императора Ираклия (610–641) постепенно пришла в себя и, благодаря сохранившемуся преимуществу в Малой Азии и внутренним реформам, консолидировала оставшиеся земли, а затем начала упорную, длившуюся столетиями борьбу за возвращение утраченных провинций.

Славяне не могли полностью и равномерно заселить обширные и многообразные пространства Балканского полуострова. По всей видимости, они двигались по древним римским дорогам и селились в тех областях, которые уже были некогда освоены и оказались пригодны для жизни. За спиной славян или среди них оставались небольшие анклавы с остатками древнего населения провинций. Количество этих туземных «островков» и их местонахождение в окружавшем их славянском море по позднейшим данным установить уже невозможно. Очень вероятно, что в самый ранний период заселения славянами Балкан большая часть автохтонного населения оставалась в горах и других труднодоступных местах. Известно, что немалое их число проживало на территории современной Северной Албании, в соседних с ней областях Македонии и в Фессалии, которая в эпоху раннего Средневековья называлась «Великая Валахия». Скорее всего, некоторые группы автохтонного населения еще в раннем Средневековье жили на всем протяжении Динарского массива до Истрии. Они встречались там и в эпоху позднего Средневековья.

На своей новой родине сербы, как и большинство других славянских племен, встретились со многими народами и племенами. Прежде всего, это были ромеи, подданные византийских императоров, затем романы, жители приморских адриатических городов и островов, сохранившие в византийскую эпоху свой язык, происшедший от вульгарной латыни. Это были также влахи, или мавровлахи, которые жили небольшими группами внутри полуострова и не имели связи с византийскими центрами, и, наконец, арбанасы (албанцы), жившие в горной местности за городом Драч. Они были близки к влахам по образу жизни и по экономическому устройству, но отличались от них тем, что сохранили свой архаичный язык, романизированный лишь частично.

Нет данных о самых ранних контактах славян с остатками старого балканского населения. Предания гораздо более поздних времен говорят о вражде между местными христианами и пришельцами-язычниками. Некоторые представления об этих контактах можно получить по языковым данным — по следам взаимовлияний и заимствованиям. Было, например, выявлено, что названия больших рек славяне заимствовали из автохтонных языков, а маленькие притоки получили славянские названия. Названия значительного количества гор и городов также романского происхождения. Даже славянский этноним для эллинов — грек, греки — происходит от латинского graecus. Некоторые романские и албанские элементы в сербской скотоводческой терминологии и славянские элементы в аграрной терминологии влахов и албанцев тоже обязаны своим происхождением эпохе заселения Балкан славянами.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

«О скифах, русах и славянах на Балканах»

В издательстве «Белые Альвы» вышла новая книга нашего постоянного автора Олега Витальевича Валецкого «О скифах, русах и славянах на Балканах». Книга известного специалиста по вопросам истории Сербии представляет собою сжатый обзор всех исследований, которые могут быть в той или иной мере важны для прояснения целого ряда вопросов, связанных с осмыслением места славянских народов в метаисторическом процессе.

Во-первых, анализируется гипотеза, преподносимая современной академической наукой в качестве аксиомы, согласно которой славяне прикочевали на Балканы только в VII в. по Р.Х.

Во-вторых, анализируется гипотеза, также преподносимая до сих пор в качестве аксиомы, согласно которой народ шиптаров, который европейцы называют албанцами, является прямым потомков легендарных иллиров, автохтонных обитателей Балканского полуострова.

Некоторые выводы, которые автор делает на основании вышеупомянутого анализа, переводят вопросы уже в более широкую плоскость: а что же представляли собою потомки библейского Иафета? Кто сегодня является их потомками?

Представим возможность читателям познакомиться с некоторыми тезисами, озвученными Олегом Витальевичем в его новой книге.

Насколько правдоподобна гипотеза о том, что славяне прикочевали на Балканы только в VII в. по Р.Х.?

«Происхождение славян, как и происхождение русского народа, до сих пор не установлено, и официальная история не утвердила, откуда они появились.

…В «Повести временных лет» достаточно ясно указывается связь между завоеванием Дакии римской армией Траяна и выселением оттуда большой массы славян. Непонятно, зачем было монаху Нестору выдумывать подобные истории, что вменяли ему советские учёные, а позже по их примеру и иные российские, ибо ему как монаху Киево-Печерской лавры, казалось бы, надо было избежать упоминания конфликтов предков руссов с римскими императорами, от которых Русь и приняла крещение.

…В современной истории стала аксиомой теория о заселении славян на Балканы с Карпат.

Как известно большинству русскоязычных читателей, в советских учебных программах заселение славянами Балкан являлось аксиомой, ибо никаких доказательств тому не приводилось, и доныне является аксиомой в образовательных программах учебных заведений РФ. Так же и в Югославии с XIX-го века данная аксиома была неотъемлемой частью учебных программ вплоть до нынешнего времени, когда в программе, подготовленной Министерством Образования Сербии на основе рекомендаций Академии Наук, единственно правильной считается гипотеза о том, что славяне заселили Балканы в VII-м веке.

Между тем, при такой трактовке остаётся без ответа вопрос: как вообще славяне могли не просто расшириться по этим Балканам, но и основать там государства, не оставляя при этом следов войн с каким-либо «автохтонным» населением?

Самих свидетельств о том, что славяне пришли на Балканы, нет ни в одной летописи, былине или сказании, за исключением труда Константина Багрянородного «Об управлении империей», веродостойность которого многими учёными подвергалась сомнению. Да и нелогично основывать целую теорию на базе труда одного человека, не бывшего к тому же современником описываемых им событий «прихода славян».

По отношению к теории о массовом переселении славян на Балканы существует серьёзное возражение, заключающееся в том, что перемещение столь огромных масс населения, включающего не только воинов, но и женщин, детей, стариков, в обычных условиях, зависящих от земледелия, скорее всего, привело бы к массовым эпидемиям и голоду».

Далее в своём исследовании О.В.Валецкий приводит выдержки из работ сербского историка Драголюба Антича, который убедительно показывал, что колонна из десяти тысяч семей переселенцев двигалась бы чудовищно медленно, непрерывно устраивая мощные пробки у переправ через реки. А животные, двигавшиеся вместе с переселенцами, выщипали бы на маршруте движения всю растительность подчистую. Одной семье, согласно Античу, требовалось пять повозок с двумя-четырьмя конями, а также с десяток голов крупного скота. «Для племени в десять тысяч семей это означало бы 50 тысяч повозок, массу конницы и пехоты, растянувшихся почти на тысячу км и двигавшихся со скоростью несколько км в час».

И как на всё это смотрела Византия?

«Территория тогдашней Византии — Ромейской империи — веками являлась местом, где существовала государственная власть, которая, естественно, готовила данную территорию к обороне.

Прорваться через подготовленные линии обороны по чужой территории возможно было только в результате военного разгрома Византии. Сасанидскому Ирану, стремившемуся восстановить былую державу Ахеменидов и выбить «ромеев» из их былых владений, потребовалось 3,5 века постоянных войн…

Тем не менее в итоге Византия всё-таки смогла выстоять, и в войне 602-628 годов войска императора Ираклия Первого в конце концов нанесли поражение иранской армии шахиншаха Хосрова Второго, и в 628 году были восстановлены границы Византии.

Как можно в таких условиях предполагать, что славянские разрозненные племена в шестом веке могли беспрепятственно передвигаться по территории Византии и селиться здесь, в частности, в провинции Скифия, не встречая сопротивления императорской власти, не имея за собою ни государственного аппарата, ни организованных резервов.

По каким причинам население провинции Скифия, которое с большой долей вероятности должно было быть скифским, без всякого сопротивления отдало свои земли славянам, и, главное, каким образом современные историки могли определить, что это население было частью уничтожено, а частью смешалось с завоевателем? Где тому доказательства?

…Получается достаточно запутанная картина, в которой различные народы совершенно свободно передвигаются по территории самого мощного в мире государства, как бы не ощущающего последствия, тогда как в Центральной Азии подобные перемещения кочевых народов вызвали глобальные изменения.

И что тогда делала бы императорская власть, когда чужеземцы изгоняли и истребляли бы её подданных?

…Восточная римская империя в VII веке — времени, когда славяне, согласно ряду историков, якобы и появились на Балканах, — была достаточно сильна и поразила своего единственного мирового соперника — Иран, в чью столицу Ктесифон в 628 году вошли ромейские войска. Полагать, что в это время сербы могли беспрепятственно колонизировать Балканы, было бы абсурдом».

Подводя итог сказанному, О.В.Валецкий подчёркивает:

«Если попытаться проанализировать — согласно научным критериям — исторические труды, посвящённые заселению Балкан славянами, то никаких достаточных доказательств той версии, которую рисует официальная история, не существует, ибо она основывается на субъективном толковании тех или иных исторических источников и собственных мнений. В данном случае честнее было бы просто заключить, что современная историческая наука не имеет представления о том, какие народы жили на Балканах, на каком языке они говорили и где их действительная родина».

Никаких упоминаний об албанцах в истории ранней Византии не существует

«Различные теории в исторической науке нередко могут иметь политические последствия. На Балканах тому показательный пример — история происхождения албанцев.

Тезисы о том, что албанцы — автохтонный народ Балкан и потомки иллиров, а славяне, соответственно, — пришельцы, сыграли важную роль в становлении политической идеологии албанского национализма, вызвавшего ряд войн и создание двух государств — сначала Албании, а затем и Косово.

Происхождение албанского народа до сих пор не выяснено, и нельзя утверждать, что иллиры — албанцы, ибо доказательств иллирийских корней просто не существует… Откуда и когда албанцы появились на Балканах, доподлинно неизвестно, и никаких упоминаний о них в истории ранней Византии нет.

Ведь, допустив возможность того, что иллиры являются предками албанцев, следует тогда допустить, что «праалбански» говорили и им близки были по языку и культуре, согласно античным авторам, фракийцы, мессалы и мизийцы.

Получается, что сама теория о том, что иллиры и им близкородственные мессалы в Южной Италии, как и родственные иллирам народы фракийцев, даков и мизийцев, жившие на просторах от Дуная до Малой Азии, являются славянами, куда менее абсурдна, нежели усвоенная в XX-м веке теория о том, что албанцы являются потомками иллиров.

…Тем не менее, теория о происхождении албанцев от иллиров дольше всего задержалась как раз в научной среде бывших СССР и СФРЮ.

…Будь они автохтонным племенем, их исторические памятники ныне можно было бы найти в труднодоступных районах не только Черногории и Герцеговины, но и в соседних Карпатах, где жили даки, родственные иллирам, и в Родопах, где жили родственные иллирам фракийцы. Между тем, на практике не найдено никаких археологических доказательств тому, что албанцы вообще жили на территории современной Албании даже в эпоху раннего Средневековья.

Т.о. возникает вопрос: раз грамматика иллирийского языка остаётся неразгаданной, то на каком основании этот язык объявляется рядом исследователей (Например, А.В.Десницкой) «праалбанским»?

Единственным «доказательством» того, что албанцы якобы потомки иллиров, является то, что ныне албанцы проживают на землях исторических иллиров. Но тогда с большим основанием потомками иллирийцев можно считать цыган, которые куда в большем количестве находятся на территориях нынешних Боснии и Герцеговины, Сербии, Хорватии, Болгарии.

К тому же восстанавливать язык по надписям на надгробных памятниках и по надписям на зданиях не слишком-то логично, ибо в таком случае какой-нибудь будущий археолог мог бы заключить, что в Боснии и Герцеговине жили не славяне, а англичане и арабы.

…Саму гипотезу о том, что албанцы были потомками иллиров, согласно книге австрийского историка Ханса Хофбауэра «Эксперимент Косово» , в Европе впервые высказал немецкий историк Йохан Тунман в своей книге «Об истории и языке албанцев и влахов», вышедшей в 1774 году. Вначале эта теория не привлекала внимания, ибо в то врем иллиров связывали со славянами, и не случайно возникшее в середине XIX века движение за объединение южных славян получило название «иллирское движение»».

***

А если принять т.зрения, высказанную Александром Васильевым ещё в 1858 — о том, что под именем скифов, готов, сарматов, аланов, гуннов подразумевалось единое праславянское племя, то вообще многое становится на свои места.

«В Российской империи не так уж мало было историков, придерживающихся мнения о том, что скифы и гунны были предками славян. Так подобных воззрений придерживался и Юрий Иванович Венелин (урождённый Георгий Хуца), уроженец Берегского округа в Северной Венгрии, гуцул по происхождению.

В изданном им в Москве в 1829 году Первом томе «Историко-критических исследований» он выдвинул данный тезис, написав, что Аттила был вождём руссов, а также утверждал мысль о славянском происхождении как болгар, так и татар, а также о том, что под именем этрусков, гетов, даков и других древних народов понимались именно славяне и глаголица представляла собою письменность этрусков.

…Однако после революции данное направление исторической науки в России было фактически запрещено как «реакционное», и лишь с 90-х годов положение изменилось, и стали не только переиздаваться книги вышеупомянутых авторов, но и выходить книги новых авторов».

Свой исследование О.В.Валецкий завершает указанием на то, что исследовательская работа сербских учёных вовсе не является проявлением комплекса неполноценности, якобы присущего сербам. Т.е. когда наши современники — в их числе и наш постоянный автор проф.Зоран Милошевич — пишут о древности сербского племени и обширности ареала обитания древних сербов, — речь идёт не о неких карикатурных шовинистических фантазиях, а о том, «славяне до своего разделения на различные народы носили имя сербов, и тем самым описываемая ими история сербов есть, по сути, история славян».

«В данном случае существует достаточно ясная проблема — являлись ли события на Балканах частью русской истории или нет».

Расселение славян на Балканском полуострове. Славяне и Византия в Раннее Средневековье.

Не позднее рубежа 5-6 вв. славяне, расселяющиеся со своей прародины, должны были появиться на левобережье рек Сава и Дунай, утвердившись на землях бывших римских провинций Паннония (к сев. от Савы и к зап. от Среднего Дуная) и Дакия (к сев. от Нижнего Дуная) и Дакия(к сев. от Нижнего Дуная). Южнее перед славянами лежал Балканский п-ов, находившийся под властью Ранней Византии.

Балканский п-ов с его сильно расчленённым горным рельефом являлся причудливой мозаикой природно-климатических зон, хозяйственно-бытовых укладов, религиозных и этноязыковых общин.

Население:

— самой высокой степени разнородности по своему этническому происхождению и языку

— в его составе преобладали потомки трёх палеобалканских народов: античных греков (эллинов), фракийцев и иллирийцев

— кроме вышеперечисленных: выходцы и их потомки из Италии, Малой Азии, разнообразные «варвары»

— по цивилизационному облику оно принадлежало Поздней Античности. На большей части п-ова – особенно в приморских районах, на равнинах и в речных долинах по-прежнему господствовала позднеантичная хоз. организация (она включала в себя полной частной собственности римского типа и характерные формы рабской и другой зависимостей)

— сохранились многочисл. города

— действовали хорошо обустроенные пути сообщения

— велась широкая и разнообразная торговля

— имело место интенсивное денежное обращение

В свою очередь это поддерживала ранневизантийская (фактически позднеримская) провинциальная администрация, а в правовом отношении оформляли нормы римского права.

Позднеантичный хар-р сохраняла и духовная культура балканского населения, хотягосподствующей религиозной доктриной и практикой стало православие, признанное в конце 4 в. единственным официальным вероисповеданием империи и располагавшее уже во многом сложившейся догматикой, обрядностью и церковной организацией.

В этих условиях исконные этнич. традиции балканского населения уступали место византийской идентичности, основанной на:

— общем имперском подданстве

— исповедании христианства

— причастности к благам позднеантичной цивилизации

Происходило развитие процессов романизации и эллинизации à

Латынь Греческий Жители горных районов иллирийского и фракийского происхождения
Придунайские области п-ова: к сев. от Баканских гор и на побережье Адриатического моря Побережье Черного моря, территория к югу от Балканских гор Продолжали сохранять в более или менее целостном виде свою этноязыковую, религиозную, культурную самобытность, включая остатки язычества, патриархальный хоз.-быт. уклад и соц. организацию, основанную на кровном родстве


В таком виде земли Балканского п-ова увидели военные отряды паннонских и дакийских славян, когда в нач. 6 в. они стали переходить через Дунай и совершать нападения на визант. владения, лежащие на его правом (балканском, южном) берегу.

Славяне на Балканах: от набегов к расселению.

Вторгаясь на терр. балк. владений Ранней Византии, славяне подвергали разгрому неукреплённые поселения, а захват городов и крепостей оставались для них довольно долго непосильной задачей. Однако с теч. времени их действия становились более уверенными, а нападения всё более частыми и разрушительными.

Места проникновения славян на Балканы.

Славяне Паннонии Славяне Дакии
Район города Сингидун (совр. Белград) и устье реки Марг (совр. Морава) Район т.н. Железных ворот или Катаракт и устья реки Тимак (совр. Тимок)

Переправившись через Дунай и проникнув в долины его балканских притоков Марга и Тимака, славяне достигли района города Наисс (совр. Ниш), а затем и обл. Македония. Отсюда по долинам рек Аксий для славян открывались пути для продвижения ещё дальше на юг и юго-восток – в сторону Эгейского моря и ещё более отдалённых областей Сев., Центр. и Южной Греции.

В сер. 6 в. славяне от грабительских набегов перешли к массовому переселению на Балканы вместе с семьями и движимым имуществом. К концу века славяне проникли далеко вглубь полуострова, выйдя к побережью Эгейского и Адриатического морей ворвавшись в Южную Грецию – на Пелопоннес.

Стремление славян переселиться усилилось, как в начале второй половины 6 в. они столкнулись с аварами (объединение преимущественно тюркоязычных воинственных кочевников). Авары, утвердившись в 560-х гг. в Среднем Подунавье, включая бывшую римскую Паннонию, подчинили своей власти местное оседлое земледельческое население, состоявшее из паннонских славян, остатков романизированных автохтонов и осколков различных германских племён. Здесь во главе с хаганом возник Аварский хаганат с центром в бассейне реки Тиса, который рухнул в рез-те ударов Карла Великого (768-814), а также из-за внутренних неурядиц и восстаний подвластных народов.


Одна из первых жертв аварской агрессии – балканские владения Византии, куда авары вторглись в 570-е гг. Также они пытались закрепить и расширить своё господство в Паннонии и в Дакии, что подталкивало славян к переселению на Балканы.

На нижнем Дунае всё ещё продолжала действовать византийская армия, отстаивая почти прорванную Дунайскую границу империи (Лимес) и хотя бы отчасти сдерживая переселение на Балканы славянских «варваров». Однако в рез-те мятежа солдатского императора Фоки в 602 году (имп. в 602-610) был убит император Маврикий, а византийская оборона на Дунае рухнула окончательно и бесповоротно.

ВЫВОД: Балканские владения Византии оказались совершенно открытыми для аварских вторжений и нарастающей славянской колонизации. Теперь этот процесс окончательно принял необратимый хар-р, а его масштабы и скорость стали определяться не столько противодействием со стороны имперских властей, сколько военным и демографическим потенциалом славян. Также убийством имп. Маврикий воспользовался Сасанидский Иран и на востоке начал войну против империи. В первые десятилетия 7 в. власть Византии пала почти на всей территории Балканского п-ова (особенно в его внутренних районах, удалённых как от столичного КП, так и от морского побережья).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *