Грайс постулаты речевого общения

Постулаты Г. Грайса. Правила речевого поведения Р. Лакофф. Максимы вежливости Дж. Лича.

Составляющие:

Культура речизаключается в умении избегать ошибок в речи, стремлении постоянно обогащать свой словарный запас, умении слушать и понимать собеседника, уважать его точку зрения, способности подбирать нужные слова в каждой конкретной ситуации общения.

Речь – это одна из самых важных характеризующих черт человека. От нашей манеры общения зависит то впечатление, которое мы производим на окружающих.

Культура общения- это часть культуры поведения, которая выражается главным образом в речи, во взаимном обмене репликами и беседе. Усвоение норм общения — это результат воспитания.

К.О. складывается из умения слушать собеседника, речевого этикета, соблюдения правил хорошего тона. Она подразумевает соблюдение определенных правил не только в вербальной речи, но и в невербальной — мимике, жестах, позе тела.

Успешность речевого общения – это осуществление коммуникативной цели инициатора (инициаторов) общения и достижение собеседниками согласия.

Центральным принципом речевого поведения является принцип кооперации, сформулированный Г.П. Грайсом: «Твой коммуникативный вклад на данном шаге диалога должен быть таким, какого требует совместно принятая цель этого диалога». Согласно этому принципу, коммуниканты должны иметь определённую, одинаково понятную всем участникам коммуникации цель общения и двигаться сообща к достижению этой цели, внося собственный вклад.

Постулаты:

Количества (общение должно содержать не больше и не меньше информации, чем нужно);

Качества (высказывание должно быть истинным; не следует говорить то, на что нет достаточных оснований);

Отношения (ответная реакция на общение должна быть адекватна тому, что побудило к общению; нельзя уклоняться от темы);

Способа (следует выражаться ясно, избегать непонятных фраз, неоднозначности, многословия; слушателю должен быть понятен любой вклад в общение).

Дж. Линчсформулировал ещё один важный принцип коммуникации – принцип вежливости, который раскрыл в шести максимах:

максима такта – соблюдение дистанции (нельзя без желания собеседника затрагивать темы, касающиеся его личной жизни, предпочтений, религиозных убеждений, зарплаты и т.п.);

максима великодушия – стремление создать для собеседника комфортные условия (нельзя обременять его обязательствами, ставить в неудобное положение);

максима одобрения – позитивная оценка других, стремление к совпадению позиций по отношению к миру, людям;

максима симпатии – доброжелательность, отказ от безучастного контакта;

максима согласия – отказ от конфликтной позиции, снятие конфликта путём взаимной коррекции поведения;

максима скромности – неприятие похвал и лести в свой адрес, реалистическая самооценка.

О принципах коммуникации, сформулированных Р. Лакофф.

Постулаты Г.П. Грайса обыденны и само собой разумеются, однако анализ реальных текстов общения приводит к выводу, что коммуникативные взаимодействия партнеров далеко не всегда построены в соответствии с этими правилами. Более того, такие правила часто нарушаются, значит, их можно признать несколько идеализированными. Ведь мы (по разным причинам) не всегда говорим правду, не всегда кратки, не всегда придерживаемся темы, не всегда выражаемся ясно. Американский лингвист Робин Лакоффзаметила, что в реальном речевом общении постулаты, сформулированные Г.П. Грайсом, выполнять достаточно трудно, поскольку они сформулированы в трудноприменимой форме. Таким образом, требовалось найти какие-то более приемлемые для реальной жизни рекомендации, отражающие принцип коммуникативного сотрудничества. Это и попыталась сделать Робин Лакофф, известный американский социолингвист прагматического направления. Исходя из того, что для успеха речевого общения необходимо сотрудничество говорящего и адресата, Лакофф обратила внимание на то, что в таком сотрудничестве, по сути, выражается этический аспект процесса коммуникации. Главное проявление этики речевого общения состоит в учете говорящим воздействия своей речи на слушающего. Как может говорящий учитывать воздействие своей речи? Для этого он должен соблюдать следующие три принципа, носящие по сути этический характер 1. «Не навязывайся». 2. «Выслушай собеседника». 3. «Будь дружелюбен». Правило Робин Лакофф определяют лингвистические основы речевого такта, этики речевого общения. Руководствуясь этими тремя правилами, человек соблюдает этику речевого общения, учитывая воздействие своей речи на собеседника.

1. Не навязывайся.

Нельзя настаивать на своей теме в общем разговоре. Принцип «не навязывайся» нарушается, когда один из собеседников предлагает обсуждение интимных тем. Активный собеседник вынуждает пойти на ту же степень откровенности (приходится платить откровенностью за откровенность), а потом сожалеть об этом.

Не навязываться — значит физически соблюдать принятую в культуре дистанцию (в буквальном смысле слова не крутить пуговицу на пиджаке собеседника).

2.​ Выслушай собеседника.

Следует соблюдать паритетность в общении. Попытаться понять, каковы цели партнера, чего он хочет. Быть физически внимательным.

3.​ Будь дружелюбным.Улыбаться!

14.​ Разговорная речь в системе функциональных разновидностей русского литературного языка. Роль внеязыковых факторов.

Общеупотребительные слова, называющие предметы, действия, не заключающие в себе оценки понятий, являются основой лексики русского языка. Такие слова встречаются во всех стилях. Наряду со стилистически нейтральной лексикой существуют другие слова:

1) слова с пониженной стилистической окраской (разговорные);

2) слова с повышенной стилистической окраской (книжные).

Разговорная лексика – это слова, которые встречаются в повседневной обиходно-разговорной речи. Данные слова имеют характер непринужденности, они могут быть неуместны в письменной речи (например, малость, белобрысый).

Особой разновидностью литературного языка является разговорная речь. Ее нормы и правила общения строго не фиксированы.

Разговорный стиль отличают непринужденность, неподготовленность общения, жестикуляция, мимика, зависимость от конкретной ситуации.

Разговорная речь характеризуется следующими признаками: неподготовленность, непринужденность, непосредственное участие.

В разговорной речи допустимы паузы, быстрый темп, нечеткое произношение слов. Говоря о лексике, в разговорной речи конкретные слова превалируют над абстрактными, допускается повтор слов, употребление уменьшительно-ласкательных суффиксов, упрощение предложений, употребление слов вместо словосочетаний – экономия языковых средств (например, газировка вместо газированная вода).

На фонетическом уровне в разговорной речи возможна более сильная редукция гласных и даже их выпадение, особенно при быстром темпе; или упрощение групп согласных. Надо отметить, что фонетические особенности разговорной речи могут создавать «необычный» фонетический облик слов.

На морфологическом уровне чаще встречаются глаголы. Часто употребляются личные, притяжательные местоимения, притяжательные прилагательные. Глагольные формы, такие как причастие и деепричастие, а также образованные с их помощью причастный и деепричастный обороты, характеризуются как книжные.

В разговорной речи часто используются вопросительные и побудительные предложения, междометия, вводные слова. В основном используются простые предложения. Сложносочиненные предложения встречаются чаще, чем сложноподчиненные.

Постулаты речевого общения

Обыденная речь реализуется в двух основных функциях — практическом рассуждении и диалоге. Исследования обыденной речи стали базой для выявления законов коммуникации, в которых требования логики дополняются прагматическими правилами и указаниями. Если целью теоретического рассуждения является установление истины и его законы непреложны и независимы от субъекта, то задача практического рассуждения, результат которого неоднозначен, заключается в выборе цели и способов ее достижения.

Практическое рассуждение направлено на принятие решения, его основная задача — программировать будущее, для него существенны вопросы: для чего? и как? В практическом рассуждении проявляется «естественная» логика, специфика которой обусловлена тем, что автором такого рассуждения является человек не как носитель «чистого разума», а как психологически сформированная личность. Анализ текста практического рассуждения обнажает «субъективную» (не отвлеченную от психологических характеристик человека) логику.

Речь как действие со всем спектром возможных для нее коммуникативных целей воплощена в диалоге. Диалог подчинен психологии межличностных отношений. Он прямо зависит от социальных факторов. Участники диалогического общения выполняют в нем определенные роли, обусловливающие модели речевого поведения. Всякое социальное поведение регламентируется правилами. Не составляет исключения и речевая деятельность. Нормы речевого поведения, хотя и входят (или должны входить) в систему воспитания, относятся к сфере молчаливых соглашений между коммуникативно обязанными членами общества. Само существование этих негласных правил становится заметным тогда, когда они нарушаются. Поэтому их поиск часто сводится к выявлению коммуникативных осечек, неуместности речевых актов, их несовместимости — тому, о чем шла речь в предыдущем параграфе. Тем не менее важно постараться выявить и систематизировать такого рода правила коммуникации. Такая попытка была предпринята П. Грайсом, на основе работ которого мы и сформулируем принципы, требования и постулаты речевого общения.

Для начала определим понятие «диалог». Под диалогом мы будем понимать особого рода совместную деятельность участников, каждый из которых в какой-то мере признает общую для обоих (или для всех участников — в случае многостороннего диалога) цель или направление диалога. Такого рода цель или направление могут быть заданы с самого начала (например, предмет обсуждения прямо назван участвующими в диалоге) или же выявляются в процессе общения. Цель может быть четко определена, но и может быть «смутной», расплывчатой, оставляющей «свободу усмотрения» для участников.

В целом диалог рассматривается как вид целенаправленного и рационального поведения.

На каждом шагу диалога могут возникать отдельные реплики, которые исключаются как коммуникативно неуместные. Общий принцип диалога, который называется принцип кооперации, формулируется следующим образом: твой коммуникативный вклад на данном шаге диалога должен быть таким, какого требует совместно принятая цель (направление) этого диалога.

На основе принципа кооперации выделяются следующие постулаты речевого общения.

  • 1. Твое высказывание должно содержать не меньше информации, чем требуется (для выполнения текущих целей диалога).
  • 2. Твое высказывание не должно содержать больше информации, чем требуется.
  • 3. Не говори того, что ты считаешь ложным. (Говори правду!)
  • 4. Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований.
  • 5. Не отклоняйся от темы.
  • 6. Избегай непонятных выражений.
  • 7. Избегай неоднозначности.
  • 8. Будь краток.
  • 9. Будь организован.

Первые два постулата регулируют количество передаваемой информации: например, лишняя информация может ввести в заблуждение, вызвать не относящиеся к делу вопросы и соображения. Постулаты 3—4 регулируют качество передаваемой информации. Постулат 5 относится к релевантности информации, ее соответствию цели общения. Постулаты 6—9 говорят о манере общения.

Принцип кооперации должен быть дополнен не менее важным принципом, относящимся уже к области речевого этикета, — принципом вежливости. Он базируется на следующих постулатах.

  • 10. Соблюдай интересы других участников диалога.
  • 11. Не нарушай границ личной сферы других.
  • 12. Не затрудняй других.
  • 13. Не осуждай других.
  • 14. Отстраняй от себя похвалы.
  • 15. Избегай возражений.
  • 16. Выказывай благожелательность.

Эти постулаты иначе можно назвать постулатами такта, великодушия, одобрения, скромности, согласия и симпатии, которые, конечно, относятся не только к диалогу, но и к другим видам межличностных отношений.

Вежливость, как подчеркивает Дж. Лич, по своей природе асимметрична: то, что вежливо по отношению к адресату, было бы некорректно по отношению к говорящему. Так, говорящий считает вежливым сказать собеседнику приятное, слушающий же считает долгом вежливого человека отклонить комплимент. Требования вежливости нередко ставят адресата речи в неловкое положение, между тем как говорящий (следуя тем же правилам) не должен затруднять его, отводить ему роль экзаменуемого.

Иногда правила вежливости требуют противоречивых поступков от одного и того же человека: постулаты такта и великодушия побуждают к отказу от лестных и приятных предложений; с другой стороны, постулат «Не возражай» требует согласия с этими предложениями. Гипертрофия вежливости ведет к прагматическим парадоксам, например, «комедии бездействия»: не желая уступить в вежливости, каждый уступает дорогу другому, и в конце концов оба, приняв уступку противоположной стороны, сталкиваются лбами (или протискиваются бочком, «изрядно помяв друг друга», как Чичиков с Маниловым в бессмертном произведении Н. В. Гоголя).

Принципы и постулаты речевого общения закладывают основы своеобразного кодекса коммуникации, регламентирующего как коммуникативные намерения, так и содержание информации. Мы предполагаем, вступая в общение с другими, что при прочих равных условиях и отсутствии указания на обратное они будут вести себя в соответствии с указанными принципами.

В пользу такого допущения говорит следующее: 1) эти принципы соответствуют основополагающим этическим нормам и правилам этикета, усваиваемым большинством людей еще в детстве; 2) следовать им гораздо проще, чем нарушать — легче говорить правду, чем выдумывать ложь («Правду говорить легко и приятно»); 3) они распространяются на любую совместную деятельность людей, а не только на речевое общение; 4) выполнение правил кодекса коммуникации полезно и выгодно, так как способствует более успешному достижению целей речевой коммуникации — передаче сообщений, оказанию влияния на других людей и ряду других.

Нарушения кодекса коммуникации

В большинстве случаев такие нарушения вызваны сознательным стремлением говорящего скрыть или завуалировать подлинную цель коммуникации. При этом часто используется косвенная речевая тактика. Говорящие нарушают правила коммуникации в поисках косвенного способа выражения некоторого смысла, но при этом они заинтересованы в том, чтобы их передача (нужная информация) была принята. Рассмотрим случаи преднамеренного нарушения правил коммуникативного диалога.

Случай А: предосудительные коммуникативные цели говорящего (обман, злословие, клевета, сплетни, наветы), что подлежит явным общественным санкциям как нарушение кодекса коммуникации. Наличие таких целей всегда либо влечет прямую ложность высказывания, либо в той или иной форме искажает картину действительности. Следовательно, такое нарушение связано с нарушением постулата искренности, т. е. требования говорить правду и только правду. Искренность и истинность оказываются тесно взаимосвязаны. Неискренность намерений указывает адресату на неистинность информации и требует определенных санкций с его стороны. С другой стороны, такие речевые акты могут и не нарушать требования говорить правду (доносы, раскрытие чужих секретов), но и в этом случае истинная цель говорящего отличается от провозглашаемой (борьбы за нравственность и т. п.). Такие действия, несомненно, также нуждаются в жестких санкциях, резком отпоре.

Предосудительная коммуникативная задача может иметь и косвенный характер (инсинуация, намек). В этом случае сознательно нарушается постулат релевантности, что свидетельствует о неблаговидных намерениях говорящего или его нежелании нести ответственность за свои слова. Например, в ответ на сообщение о пропаже книги собеседник говорит, что в кабинет пострадавшего заходил его коллега. Восстановление связности диалога придает такой реплике характер обвинения.

Случай В: наличие сверхзадачи коммуникации (речи), отвечающей в целом интересам адресата. Цели речевого акта иногда вуалируются исходя из благих побуждений, например, когда адресат нуждается в утешении, оправдании, поощрении, но не желает, чтобы это делали открыто. Искреннее желание достигнуть этой цели не всегда связано с искренностью мнения и правдивостью произносимых слов. Целью в данном случае является достижение терапевтического эффекта речи. То же самое можно сказать о так называемой лжи во спасение. Это позитивный пример нарушений постулатов общения, тем более что нарушение постулата искренности компенсируется здесь выполнением постулатов такта, великодушия, симпатии.

Случай С: использование косвенной речевой тактики, исходящее из принципа вежливости. Говорящий избегает прямо формулировать те свои желания, осуществление которых может затруднить собеседника. Он пользуется, например, такими формами выражения просьбы, которые предоставляют адресату удобную возможность отказа. Так, вместо того чтобы прямо обратиться с просьбой об одолжении, он спрашивает: «У тебя есть свободные деньги?», «Ты не поможешь мне решить эту задачу?» и т. п. Такое замещение коммуникативной цели называют смягчением коммуникативного намерения.

Случай 0 нарушение правил коммуникации имеет целью повышение экспрессивности речи, придание ей эстетической ценности. Это связано с использованием определенных стилистических приемов. Прагматика здесь перерастает в риторику.

Прагматике-риторические приемы коммуникации

Ирония — придание словам смысла, противоположного их словарному, буквальному значению, выражение притворного одобрения, согласия; контраст формы выражения и выражаемого содержания как вид критической оценки явления. «Он настоящий друг» — о человеке, предавшем говорящего (предполагается, что это также известно адресату речи).

Метафора — название какого-то предмета, явления словом, обычно обозначающим другой предмет (явление), на основании сходства между ними. Метафора — это скрытое сравнение. В языке: «часы ходят», «компьютер завис». В политической риторике: «шакалы пера», «рынок РЯ», «графы и князья современного бизнеса». В диалоге: «Ты — свет моих очей».

Литота — преуменьшение. О человеке, переломавшем всю мебель в квартире: «Он был немного возбужден».

Гипербола — преувеличение. «Все симпатичные девушки любят моряков».

Эвфемизм — смягчающее обозначение чего-нибудь, особенно неприличного, грубого. «То, что вы утверждаете, не совсем точно» вместо: «Вы лжете».

Повтор — использование одного слова два раза подряд и более. «Холодно, холодно в помещениях университета: совсем не топят».

Риторический вопрос — восклицание в форме вопроса, не требующее никакого ответа, но выражающее какое-то утверждение и чувство в связи с ситуацией речи. «И какой же русский не любит быстрой езды?!»

Кроме этих приемов речи, используется и ряд других средств, в которых сознательно отступают от нормы, от первоначальных смысла и цели коммуникации. При использовании разнообразных средств логико-риторического характера необходимо всегда руководствоваться принципом ориентации на собеседника и правилом уместности: используемые средства должны быть релевантны контексту (как речевому, так и контексту беседы в целом). Злоупотребление риторическими приемами, нарушение постулатов вежливости и кооперации (например, многословие, использование неточных выражений) может вести также к непреднамеренным коммуникативным ошибкам, которые справедливее назвать осечками в коммуникации. Если же цель коммуникативного общения не была достигнута, мы вправе говорить о коммуникативном провале. Коммуникативный провал возникает и в случае злонамеренного нарушения принципа кооперации одним из участников (сознательной лжи, клеветы, наветов, доносов, инсинуаций ит. п.). В этом случае общая цель изначально отсутствует, другой участник диалога рассматривается лишь как средство для манипуляции. Такое поведение требует соответствующей реакции. Можно рекомендовать последовательное разоблачение и прекращение общения (если это возможно).

Условия успешного осуществления речевого акта:

  • 1) адресат сообщения выступает в роли интерпретатора слов и высказываний говорящего. В своей интерпретации он должен последовательно сделать следующие шаги:
    • — убедиться, что все участники общения одинаково понимают и употребляют используемые слова;
    • — исходить из принципа кооперации и его постулатов, а также предположения, что и собеседники его знают и ему следуют;
    • — учитывать контекст речевого акта, в том числе общий — социальный, культурный;
    • — учитывать особенности личности собеседника и другие «фоновые» знания;
  • 2) говорящий в своих высказываниях предполагает, что адресат способен вывести или интуитивно почувствовать все вкладываемые им смыслы, в том числе неявно выраженные. Адресат выводит следствия из имеющейся информации, позволяющие ему более полно понять, какой смысл вкладывает говорящий в свое сообщение и какова его цель коммуникации;
  • 3) нарушения правил коммуникации рассматриваются как указание на наличие, помимо поверхностного, буквального значения речевого акта, глубинного содержания, которое тем не менее соответствует требованию сотрудничества и общей цели;
  • 4) анализ нарушений коммуникации помогает понять как явные, так и скрытые смыслы коммуникации:
    • — помогает определить, что имел в виду собеседник, когда допускал данное нарушение, и соответственно выбрать правильную технику вывода косвенных смыслов;
    • — способствует уточнению прямого смысла высказываний, исключая лишние интерпретации, совместимые с его значением.

В качестве иллюстрации приведем пример П. Грайса. Предположим, что некие А и Б разговаривают о своем общем приятеле В, работающем в банке. А спрашивает, как дела у В на работе, и Б отвечает: «Думаю, более или менее в порядке — ему нравятся сослуживцы, и он еще не попал в тюрьму». Очевидно следующее. Б подразумевал: то, на что он намекал, отличается от того, что он сказал. При этом А может рассуждать таким образом:

  • 1) Б очевидным образом нарушил постулат релевантности; тем самым можно считать, что он пренебрег одним из постулатов, касающихся ясности выражения. У меня, однако, нет оснований считать, что он уклоняется от соблюдения принципа кооперации;
  • 2) при данных обстоятельствах я могу объяснить нерелевантность его высказывания, только если я предположу, что он считает В потенциально бесчестным человеком;
  • 3) Б знает, что я способен вывести умозаключение 2;
  • 4) следовательно, Б сообщает, что В — потенциально бесчестный человек.

Постулаты общения

Ученые пытаются сформулировать принципы и правила использования языка в речевой практике. Интерес в этом отношении представляют работы создателей теории речевых актов Дж. Остина, Дж. Р. Сёрля, Г. П. Грайса и др.

Например, Грайс в работе «Логика и речевое общение» сформулировал один из основных принципов речевой коммуникации, названный им принципом кооперации: «Твой коммуникативный вклад на данном шаге диалога должен быть таким, какого требует совместно принятая цель (направление) этого диалога».

Далее автор выделяет и более конкретные постулаты, соблюдение которых, в общем и целом соответствует выполнению этого принципа. Эти постулаты он делит на четыре категории — Количества, Качества, Отношения и Способа.

Категорию Количества он связывает с тем количеством информации, которое требуется передать. К этой категории относятся следующие постулаты:

  • 1. Твое высказывание должно содержать не меньше информации, чем требуется (для выполнения текущих целей диалога).
  • 2. Твое высказывание не должно содержать больше информации, чем требуется.

К категории Качества Г. П. Грайс относит общий постулат «Старайся, чтоб высказывание было истинным», а также два более конкретных:

  • 1. Не говори того, что ты считаешь ложным.
  • 2. Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований. С категорией Отношения, по мнению ученого, связан один- единственный постулат релевантности (Не отклоняйся от темы).

А категория Способа касается не того, что говорится, а того, как говорится. К ней относится общий постулат — Выражайся ясно — и несколько частных постулатов:

  • 1. Избегай непонятных выражений.
  • 2. Избегай неоднозначности.
  • 3. Будь краток (избегай ненужного многословия).
  • 4. Будь организован.

«Я сформулировал постулаты таким образом, — пишет Г.П. Грайс, — будто целью речевого общения является максимально эффективная передача информации; естественно, это определение слишком узко, и все построение должно быть обобщено в применении к таким общим целям, как воздействие на других людей, управление их поведением и т. п. «

Для каждой из выделенных коммуникативных категорий в работе приводится аналоги в сфере взаимодействий, не являющихся речевой коммуникацией:

  • 1. Количество. Если вы помогаете мне чинить машину, мне естественно ожидать, что ваш вклад будет не больше и не меньше того, который требуется: например, если в какой — то момент мне понадобится четыре гайки, я рассчитываю получить от вас именно четыре, а не две и не шесть гаек.
  • 2. Качество. Мне естественно ожидать, что ваш вклад будет искренним, а не фальшивым. Если вы помогаете мне готовить торт и мне нужен сахар, я не ожидаю, что вы подадите мне соль; если я прошу у вас хлеба, я не ожидаю получить камень.
  • 3. Отношение. На каждом шаге совместных действий мне естественно ожидать, что вклад партнера будет уместен по отношению к непосредственным целям данного шага. Когда я замешиваю тесто, я не ожидаю, что вы подадите мне интересную книгу или даже кухонное полотенце (хотя то же самое действие могло бы стать уместным вкладом на одном из более поздних шагов).
  • 4. Способ. Мне естественно ожидать, что партнер дает мне понять, в чем состоит его вклад, и что он выполнит свои действия с должной скоростью.

Эти примеры показывают, что речевое общение обладает, хотя и в своеобразной форме, общими свойствами, которые характеризуют деятельность любого типа.

Конечно, участники речевого общения могут разными способами обойти тот или иной постулат, нарушить его, откровенно отказаться от его соблюдения и тем самым ввести собеседника в заблуждение.

Автор подчеркивает целесообразность соблюдения принципа кооперации и постулатов: «от всякого, кто стремится к достижению конечных целей речевого общения/коммуникации (это может быть передача и получение информации, оказание влияния на других и подчинение себя чьему-то влиянию и т. п.), ожидается, что он заинтересован в этом общении; речевое общение в свою очередь, может быть выгодно и полезно только при условии, что соблюдается принципы кооперации и постулаты»

Важное и интересное развитие идеи Г. П. Грайса получили в работе Д. Гордона и Дж. Лакоффа «Постулаты речевого общения». Рассматриваются два типа постулатов, которые названы условиями искренности и условиями мотивированности. Для нас особый интерес представляют постулаты мотивированности, суть которых состоит в следующем:

a) «Просьба мотивирована, если только говорящий имеет основание хотеть её выполнения;

b) Просьба мотивирована, если только говорящий имеет основания считать, что слушающий может её выполнить;

c) Просьба мотивирована, если только говорящий имеет основания считать, что слушающий будет склонен её выполнить;

d) Просьба мотивирована, если только говорящий имеет основание считать, что без этой просьбы не сделает того же самого действия;

e) Утверждение мотивировано, если только говорящий имеет основание считать его истинным;

f) Обещание мотивировано, если только у говорящего есть основания быть намеренным его выполнить» .

Д. Гордон и Дж. Лакофф обосновали необходимость анализа постулатов речевого общения для того, чтобы, «во-первых, наметить пути формализации принципов речевого общения и включить их в теорию порождающей семантики; во-вторых, показать, что существуют правила грамматики, определяющие дистрибуцию морфем в предложении, применение которых зависит от этих принципов» . Представляется, что внимание к постулатам речевого общения многое дает и для понимания структуры разговорного диалога. Дело в следующем.

И Г.П. Грайс, и Д.Гордон с Дж. Лакоффым рассматривают постулаты как некоторые импликатуры, как неявно представленный смысл. Действительно постулаты Г.П. Грайса не могут эксплицироваться. Они, как правило, представлены в форме запретов («не говори», «избегай»). Постулаты же Д. Гордона и Дж. Лакоффа можно вербализовать и ввести в текст. И более того. Для разговорного диалога их экспликация не только возможна, но и весьма желательна. Так, например, постулат «просьба мотивирована, если только говорящий имеет основание хотеть её выполнения» явным образом представлена в диалоге:

А. Купи хлеба / на завтра утро не хватит // Б. Ладно /ладно // Часть реплики А. на завтра утро не хватит (хлеба) — это именно постулат, показывающий основание хотеть выполнения просьбы.

Эксплицированные постулаты — характернейшая черта разговорного диалога. Поэтому их анализ и в семантическом, и в собственно языковом плане (способы выражения, способы включения в диалогический текст) — необходимый компонент изучения разговорного диалога.

Постулаты разговорного диалога имеют ярко выраженный дискурсный характер. Они непосредственно ориентированы на конкретных адресата и адресанта с их частично-апперцепционной базой. Эти постулаты призваны показать, что вовлечение в данный конкретный диалог партнеров коммуникации не является случайным, что поставленные в диалоге коммуникативные цели могут быть достигнуты. В общем инвариантном виде характер постулатов и адресанта и адресата может быть определен так.

Адресант выдвигает такие постулаты, ориентированные на адресата, которые показывают уместность, в широком смысле этого слова, поставленных целей. Адресат же, в свою очередь, выдвигает постулаты готовности или, напротив, неготовности осуществить задуманные цели:

А. Поедем сегодня на выставку (ВВЦ в Москве) погуляем / ты давно хотела // Б. Давай попозже только / не так жарко // (когда будет не так жарко) Постулат А. ты давно хотела призван показать, что предложение А. поедем сегодня на выставку делается не просто так, а отвечает давним желаниям Б.

А. Зайди вечером (в магазин) / купи на утро чего-нубудь (из еды) / нет у нас ничего // Б. Я поздно (поеду домой) / закрыто уже все (все магазины) наверно будет //. Часть реплики А. нет у нас ничего — это постулат, обосновывающий просьбу. Реплика Б. — это постулат, объясняющий, почему Б. не может выполнить просьбу А.: Б. будет возвращаться домой поздно, когда магазины будут закрыты. И именно из этого постулата следует отрицательная реакция на побуждение. Если бы был дан простой отказ от выполнения просьбы типа Нет / не куплю //, то это повело бы к коммуникативной неудаче: отказ без объяснения его причин обидел бы А.

Инвариантное содержание постулатов адресанта и адресата в диалоге имеет многочисленные варианты, напрямую зависящие от конкретных целей коммуникации. Проиллюстрируем это такими примерами:

— при вопросе адресант, как правило, считает нужным выдвинуть постулат со значением < я спрашиваю тебя, потому что знаю (предполагаю), что ты можешь (имеешь основания) ответить на мой вопрос >:

А. Сколько сейчас роза стоит / по-разному // Такая приличная более менее / пятьдесят / не меньше // Постулат А.: ты недавно покупал розы, а потому знаешь их цену и можешь ответить на мой вопрос.

А. Слушай / а бегония свет любит / ты вчера хотела посмотреть в этой книжке по цветам у мамы // Б. Ну солнца ей кажется поменьше нужно // А вообще-то чего нам беспокоиться / она у нас хорошо растет и цветёт вон как // Постулат А.: ты можешь ответить на мой вопрос, потому что могла найти ответ в специальной книжке.

-при побуждении-просьбе адресант формулирует обычно постулат о том, что адресат сможет или даже захочет выполнить просьбу:

Характерно, что А. своей последней репликой как бы «принимает объяснения» Б.

А. Принеси мне что-нибудь почитать из журналов последних // Б. Я не иду сегодня в институт // Постулат Б.: я не смогу выполнить твою просьбу, потому что не иду сегодня в институт, где в библиотеке беру книги.

Поскольку постулаты диалога непосредственно связаны с коммуникативными потребностями конкретных адресанта и адресата, а это в свою очередь важнейшая составляющая дискурса, такие постулаты целесообразно назвать дискурсными постулатами, признав, что эти постулаты могут действовать наряду и независимо от общих постулатов Г.П. Грайса.

Другой зарубежный исследователь Дж. Н. Лич описал еще один ведущий принцип коммуникации — принцип вежливости, представляющий собой совокупность ряда максим.

Кратко охарактеризуем их.

  • 1. Максима такта. Это максима границ личной сферы. В идеале любой коммуникативный акт предусматривает определенную дистанцию между участниками. Следует соблюдать правило: «Делать коммуникативную цель собеседника предметом обсуждения допустимо лишь в том случае, если цель эта им эксплицитно обозначена». Не следует затрагивать тем, потенциально опасных (частная жизнь, индивидуальные предпочтения и т. д.).
  • 2. Максима великодушия. Это максима необременения собеседника, она предохраняет его от доминирования в ходе коммуникативного акта. Например, предположение должно быть сформулировано таким образом, чтобы его можно было отложить, не следует связывать партнера обещанием или клятвой. Хороший коммуникативный акт не должен быть дискомфортным для участников общения.
  • 3. Максима одобрения. Это максима позитивности в оценке других («Не судите, да не судимы будете», «Не обсуждай других»). Атмосфера, в которой происходит речевое взаимодействие, определяется не только позициями собеседников по отношению друг к другу, но и позицией каждого по отношению к миру и тем, совпадают ли эти позиции. Если оценка мира (позитивная или негативная) не совпадает с оценкой собеседника, то это сильно затрудняет реализацию собственной коммуникативной стратегии.
  • 4. Максима скромности. Эта максима неприятия похвал в собственный адрес. Одним из условий успешного развертывания коммуникативного акта является реалистическая, по возможности объективная самооценка. Сильно завышенные или сильно заниженные самооценки могут отрицательно повлиять на установление контакта.
  • 5. Максима согласия. Эта максима неоппозиционности. Она предполагает отказ от конфликтной ситуации во имя решения более серьезной задачи, а именно — сохранения предмета взаимодействия, «снятия конфликта» путем взаимной коррекции коммуникативных тактик собеседников.
  • 6. Максима симпатии. Эта максима благожелательности, которая создает благоприятный фон для перспективного предметного разговора. Неблагожелательность делает речевой акт невозможным. Определенную проблему представляет так называемый безучастный контакт, когда собеседники, не будучи врагами, не демонстрируют доброжелательности по отношению друг к другу. Максима доброжелательности дает основание рассчитывать на положительное развитие речевой ситуации с намечающимся конфликтом.

Принцип кооперации Грайса и принцип вежливости Лича составляют основу так называемого коммуникативного кодекса, представляющего собой «сложную систему принципов, регулирующих речевое поведение обеих сторон в ходе коммуникативного акта и базирующих на ряде категорий и критериев».

Базовые категории, формирующие коммуникативный кодекс, — коммуникативная (речевая) цель и коммуникативное (речевое) намерение.

Важнейшими критериями в составе коммуникативного кодекса признаются критерий истинности (верность действительности) и критерий искренности (верность себе).

При рассмотрении коммуникативного кодекса, анализе возможностей его использования в практике речевого общения, конечно, следует иметь ввиду, что сформулированные максимы не имеют абсолютного значения, ни одна из максим сама по себе не обеспечивает успешного взаимодействия собеседников, более того, соблюдение одной максимы может привести к нарушению другой и т. п. Критики теории речевых тактов обращают внимание на оторванность предложенных схем речевого общения от реальных социальных условий, неучтенность многих параметров их возможного употребления и т. д. Однако нельзя не признать, что применение описанных принципов позволяет более успешно организовать речевое общение, повысить его эффективность.

Принципы речевого общения. Постулаты Г.П.Грайса (Дж.Лича, С.Левинсона/П.Браун)

Принципы речевого общения – факторы, регулирующие общение и обеспечивающие его эффективность (принцип кооперации, принцип вежливости, принцип сохранения имиджа).

Принцип кооперации Герберта Пола Грайса (1913-1988):

Категория Количества связана с тем количеством информации, которое требуется передать:

1. Твое высказывание должно содержать не меньше информации, чем требуется (для выполнения текущих целей диалога).

2. Твое высказывание не должно содержать больше информации, чем требуется.

К категории Качества относится

общий постулат «Старайся, чтобы твое высказывание было истинным», а также два более конкретных постулата:

1. Не говори того, что ты считаешь ложным.

2. Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований.

С категорией Отношения связан один постулат — постулат релевантности:

Не отклоняйся от темы.

Категория Способа касается не того, что говорится, а того, как это говорится.

К этой категории относится один общий постулат — «Выражайся ясно» и несколько частных постулатов:

1. Избегай непонятных выражений.

2. Избегай неоднозначности.

3. Будь краток (избегай ненужного многословия).

4. Будь организован (логичен).

Импликатура – подразумеваемый, но эксплицитно (явно) не выраженный смысл высказывания.

2 типа импликатур:

1) конвенциональные – строятся на значении отдельных слов.

2) Неконвенциональные (речевые, коммуникативные). Дополнительные элементы смысла – результат взаимодействия семантики произносимого текста с особенностями речевой ситуации и ее участник

Принцип вежливости Джеффри Лича (р. 1936 г.)

Для гармонизации речевого общения необходимо придерживаться максим (постулатов) вежливости.

Эмоциональная окраска диалога должна быть положительной.

1) Максима такта: при оформлении высказывания необходимо уменьшать затраты слушающего и увеличивать его выгоду.2) Максима великодушия: уменьшать выгоду говорящего и увеличивать его затраты. 3) Максима одобрения: уменьшать порицание слушающего и увеличивать его похвалу.4) Максима скромности: уменьшать похвалу говорящего и увеличивать его порицание. 5)Максима согласия: уменьшать разногласия и увеличивать общность точек зрения. 6) Максима симпатии: уменьшать антипатию и увеличивать симпатию.

Принципы речевого общения. Постулаты Грайса (Лича, Левинсона,Браун)

Принципы речевого общения – факторы, регулирующие процесс протекания речевого общения и обеспечивающие его эффективность

Важнейшие принципы речевого общения:

-Принцип кооперации Г.П.Грайса

-Принцип вежливости Дж.Лича

-Принцип сохранения имиджа С.Левинсона/П.Браун

Принцип кооперации Г.П.Грайса

Коммуникативный вклад каждого участника диалога должен соответствовать цели диалога

Принцип кооперации Г.П.Грайса

детализирован в нескольких постулатах, объединенных в четыре категории (макропостулата):Количества, Качества, Отношения, Способа

Постулаты количества:

u»Твое высказывание должно содержать не меньше информации, чем требуется»

v»Твое высказывание не должно содержать больше информации, чем требуется»

Категория качества

Постулаты качества:

u «Старайся, чтобы твое высказывание было истинным»

uа) «Не говори того, что ты считаешь ложным»

uб) «Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований».

Категория отношения

Постулаты отношения:

u Постулат релевантности:

«Не отклоняйся от темы»

Категория способа

Постулаты способа:

u»Выражайся ясно»:

uа) «Избегай непонятных выражений»

uб) «Избегай неоднозначности»

uв)»Будь краток (избегай ненужного многословия)»

uг)»Будь организован»

1. Относительность постулатов количества

Одно и то же кол-во информации может быть недостаточным, достаточным и избыточным в разных ситуациях.

Например, команда «Смирно!»

2. Относительность постулатов качества:

Одна и та же информация может быть и истинной, и ложной в зависимости от ситуации.

3. Относительность постулата релевантности:

В разных ситуациях одна и та же цепочка высказываний может рассматриваться как отклонение от темы или как ее поддержание (развитие).

4. Относительность постулатов способа:

Один и тот же способ оформления мысли может выступать как ясный для партнера – в одной ситуации и как непонятный – в другой.

В естественном диалоге постулаты Г.П.Грайса регулярно нарушаются с целью избежать конфликта, поддержать собеседника, урегулировать отношения.

Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Успешность коммуникации: постулаты П.Грайса и максимы Дж.Лича. Речевой этикет и вежливость. Языковые средства выражения вежливого отношения к собеседнику. Понятие фатической коммуникации

Успешность коммуникации: в 1975 году П. Грайс сформулировал принцип успешной коммуникации, назвав его «принцип кооперации (сотрудничества)». Этот принцип реализуется в 4 постулатах:

  1. постулат количества – твое высказывание должно содержать не больше и не меньше информации, чем требуется.
  2. постулат качества – старайся, чтобы твое высказывание было истинным.
  3. пост. Отношения – не откланяйся от темы.
  4. постулат способа – выражайся ясно, будь краток, избегай непонятных выражений.

Позже Дж. Лич дополнил принцип кооперации принципом вежливости, который состоит из 6 постулатов (максимов):

  1. п. такта – граница личной «сферы» (личной жизни). Т.е. что тактично, а что не тактично спращивать /обсуждать.
  2. великодушие – забота об интересах партнера.
  3. п. одобрения – предполагает положительную оценку других (людей).
  4. постулат скромности – меньше хвалить себя. Неприятие похвал в свой адрес.
  5. постулат согласия – чаще давать положительный ответ (соглашаться).
  6. постулат симпатии – благожелательное отношение (как дела? Как здоровье?).

Речевой этикет – это система правил речевого поведения, нормы использования средств языка в определённых условиях. Вежливость – это национально-специфическая коммуникативная категория, содержанием которой является система стратегий поведения, направленных на гармоничное, бесконфликтное общение.
Языковые средства выражения вежливого отношения к собеседнику, т.е. выражение социальных отношений между говорящим и слушающим называется гоноративностью.

Основа гоноративности (к русскому языку):

Фатическая речевая коммуникация представляет собой разновидность речи, при которой целью общения является регулирование отношений между общающимися с целью улучшения, ухудшения или сохранения существующих отношений, а не сообщение информации. Фатическое общение, с его точки зрения, – это разновидность речи, которая отражает «заложенное в самой природе человека стремление к созданию «уз общности» между людьми и часто выглядит как простой обмен словами».

Правила речевой коммуникации

В теории речевого взаимодействия особое внимание уделяется правилам речевой коммуникации. В их изучение большой вклад внесли Г.П. Грайс, Дж. Лич и другие основатели теории речевых актов.

1. Принцип кооперации г.П. Грайса

Г.П. Грайс в работе «Логика и речевое общение» утверждает, что основу речевой коммуникации составляет принципкооперации, предполагающий готовность собеседников действовать таким образом, который соответствовал бы принятой цели и направлению разговора. Иначе говоря, принцип кооперации — это готовность партнеров к сотрудничеству.

Принцип кооперации обусловливает основные правила речевой коммуникации. Автор определяет их как четыре категории (максимы).

1​максима количества (полноты) информации;

2​максима качества информации;

3​максима отношения (релевантности);

4​максима способа выражения (манеры).

Максиму «количество» Г. Грайс связывает с тем количеством информации, которое требуется передать. Постулаты этой категории:

(1​Твое высказывание должно содержать не меньше информации, чем требуется.

(2​Твое высказывание не должно содержать больше информации, чем требуется.

Комментируя эти положения, отметим, что недостаточная информация может затруднить выполнение текущих целей общения; излишняя же информация иногда вводит в заблуждение, вызывает не относящиеся к делу вопросы и соображения; слушающий может ошибочно предположить наличие какого-то особого смысла в этой излишней информации.

Сущность максимы «качество» автор формулирует так: «Старайся, чтобы высказывание было истинным», конкретизируя эту мысль двумя положениями:

(1​Не говори того, что считаешь ложным.

(2​Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований.

Максима «отношение» связана с релевантностью, т.е. соответствием высказывания предмету разговора: «Не отклоняйся от темы».

Максима «способ выражения» касается не того, что говорится, а того, как говорится: «Выражайся ясно». Это положение конкретизируется несколькими частными:

(1​Избегай непонятных выражений.

(2​Избегай неоднозначности.

(3​Будь краток (избегай ненужного многословия).

(4​Будь организован.

Реальное речевое общение не вполне и не всегда соответствует этим правилам: люди бывают многословны; не обязательно говорят то, что думают; отклоняются от темы разговора; их речь бывает неясной, отрывочной. Однако если при этом нарушение не касается базового принципа кооперации, взаимодействие продолжается и достигается определенный уровень понимания.

2. Принцип вежливости Дж. Лича

Принцип вежливости Дж. Лича принадлежит речевому этикету. Он представляет собой совокупность ряда максим:

Шесть максим вежливости

(1​Максима такта. Это максима границ личной сферы. В идеале любой коммуникативный акт предусматривает определенную дистанцию. Не следует затрагивать тем, потенциально опасных (частная жизнь, индивидуальные предпочтения и пр.).

(2​Максима великодушия. Успешный коммуникативный акт не должен быть дискомфортным для участников общения. Не следует связывать партнера обещанием или клятвой.

(3​Максима одобрения. Это позитивность в оценке других (Не судите, да не судимы будете; Не осуждай других). Если оценка мира не совпадает с оценкой собеседника, то это сильно затрудняет реализацию собственной коммуникативной стратегии.

(4​Максима скромности. Это позиция неприятия похвал в свой адрес. Одним из условий успешного развертывания коммуникативного акта является реалистическая, по возможности объективная самооценка. Чрезмерно завышенные или заниженные самооценки могут отрицательно повлиять на установление контакта.

(5​Максима согласия. Это максима неоппозиционности. Она предполагает отказ от конфликтной ситуации во имя решения более серьезной задачи — сохранения предмета взаимодействия, «снятие конфликта» путем взаимной коррекции коммуникативных тактик собеседников.

(6​Максима симпатии. Это позиция благожелательности, которая создает благоприятный фон для перспективного предметного разговора. Неблагожелательность делает речевой акт невозможным. Определенную проблему создает так называемый «безучастный контакт», когда собеседники, не будучи врагами, не демонстрируют доброжелательности по отношению друг к другу. Максима доброжелательности дает основание рассчитывать на положительное развитие речевой ситуации с намечающимся конфликтом.

Сформулированные максимы не абсолютны. Сама по себе максима не обеспечивает успешного взаимодействия собеседников. Однако применение описанных принципов позволяет более успешно организовать речевое общение, ориентироваться на соблюдение коммуникативных и этических норм.

Условия успешного общения

К условиям общения относят:

(1) потребность в коммуникативной заинтересованности,

(2) настроенность на мир собеседника,

(3) близость мировоззрения говорящего и слушающего,

(4) умение слушателя вникнуть в замысел говорящего, внешние обстоятельства (присутствие незнакомых лиц, физическое состояние),

(5) знание норм речевого этикета и др.

Рассмотрим такое условие, как умение слушать.

Различают два вида слушания:

1​нерефлексивное

2​рефлексивное

1​Нерефлексивное слушание – это умение внимательно молчать, не вмешиваясь в речь собеседника своими замечаниями.

2​Рефлексивное слушание – активное вмешательство в речь, создание благоприятных условий общения, при которых можно помочь собеседнику выразить свои мысли и чувства.

Выделяются три основных приема рефлексивного слушания:

(1​выяснение (постановка вопроса),

(2​перефразирование (пересказ),

(3​отражение чувств.

Важно уметь выбирать тот вид слушания, который наиболее уместен в определенной ситуации. Необходимое условие эффективного слушания (если это не телефонный разговор) – это зрительный контакт между собеседниками. Нормы русского этикета требуют, чтобы говорящие смотрели друг на друга, причем внимательно и заинтересованно.

Мужской стиль слушанияхарактеризуется ориентациейна логически обоснованные аргументыи на существенные аспекты и результаты, стремлением видеть картину в целом и к оценке возможных (как позитивных, так и негативных) последствий слушания.

Женский стиль слушанияхарактеризуетсяэмоциональность восприятияв процессе коммуникации, реагированием на детали и частности, ориентацией на чувства, эмоции, интуицию.

В речевом воздействии активно используют невербальные средства общения и жесты.

Невербальные средства общения– зрительно воспринимаемые движения, проявляющиеся в мимике, позе, взгляде, походке, жесты.

Жесты– движение рукой или другое телодвижение, что-то обозначающее или сопровождающее речь.

Жесты эмоциональные– жесты, передающие разнообразные оттенки чувств, Некоторые из них закреплены в устойчивых сочетаниях, поскольку такие жесты стали общезначимы.Например, бить себя в грудь, стукнуть кулаком по столу, хлопнуть (ударить) себя по лбу, повернуться спиной, пожать плечами, развести руками, указать на дверь.

Жесты ритмические– жесты, связанные с ритмикой речи, подчеркивающие логическое ударение, замедление или ускорение речи, место пауз, то есть передающие интонацию.

Жесты указательные– жест, с помощью которого выделяют какой-то предмет из ряда однородных. Указать можно взглядом, кивком головы, рукой, пальцем (указательным, большим), ногой, поворотом тела.

Жесты изобразительные– жест, к которому прибегают, если не хватает слов, чтобы полностью передать представление, если одних слов недостаточно по каким-либо причинам (повышенная эмоциональность говорящего, невладение собой, несобранность, нервозность, неуверенность в том, что всё адресат понимает), если необходимо усилить впечатление и воздействовать на слушателя дополнительно и наглядно. Но нельзя изобразительными жестами подменять язык слов.

Вопросы для самоконтроля:

1. Дайте характеристику основным единицам общения (речевой ситуации, речевому взаимодействию, речевому событию, речевому акту).

2. В чём заключается принцип кооперации Г.Грайса? принцип вежливости Д.Линча.

3. Что способствует эффективности речевой коммуникации?

4. Перечислите виды эффективного слушания.

5. Охарактеризуйте невербальные средства общения.

Правила речевой коммуникации

Крупными зарубежными учеными Г.П. Грайсом и Дж. Н. Личем были сформулированы максимы (правила) и принципы, устанавливающие обязательства говорящего по отношению к адресату и наоборот при речевой коммуникации. Важнейшими критериями коммуникативного кодекса выступают:

критерий истинности, который определяется как верность действительности;

критерий искренности, который определяется как верность себе.

Главными принципами коммуникативного кодекса являются:

принцип кооперации Г. Грайса;

принцип вежливости Дж. Лича.

Принцип кооперации Г. П. Грайса входят 4 максимы :

максима полноты (количества) информации;

максима качества информации;

максима релевантности;

максима манеры (способа).

Максима полноты информации связана с дозировкой информации, необходимой для акта общения. Постулаты к этой максиме таковы:

высказывание должно содержать не меньше информации, чем требуется;

высказывание должно содержать не больше информации, чем требуется.

Максима качества информации конкретизируется следующими постулатами:

не говори того, что ты считаешь ложным;

не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований.

Максима релевантности предполагает фактически только один постулат:

не отклоняйся от темы.

В реальном процессе общения вовсе не строится вокруг одной темы: в реальном речевом акте часты переходы от одной темы к другой, выходы за пределы в данный момент обсуждаемой темы, помехи извне. Тем не менее, как стратегическая задача «неотклонение от темы» имеет первостепенную важность именно для сохранения контакта. Психологам хорошо известно, что внимание аудитории рассеивается, если она не в состоянии связать произносимое в данный момент высказывание с объявленной лектором темой.

Максима манеры предполагает оценку способа передачи информации и связана не с тем, что говорится, а с тем, как говорится. Общий постулат этой максимы — выражайся ясно, а частные постулаты таковы:

избегай непонятных выражений;

избегай неоднозначности;

будь краток;

будь организован.

Ущерб ясности может возникать вследствие неприемлемых по уровню сложности или плохих формулировок и нарушения баланса известного и неизвестного.

Максимы Грайса углубляют представления о традиционных критериях речевой культуры (правильности, точности, уместности, выразительности, лаконичности), хотя и нетождественны им: это не только правила культуры речи, но и эстетические, нравственные, социальные постулаты.

Принцип вежливости. Если принцип кооперации характеризует порядок совместного оперирования информацией в структуре коммуникативного акта, то принцип вежливости — это принцип взаиморасположения говорящих в структуре речевого акта. Дж. Лич, формулируя принцип вежливости, предусмотрел следующие максимы:

максима такта;

максима великодушия;

максима одобрения;

максима скромности;

максима согласия;

максима симпатии.

Соблюдение принципа вежливости создает среду позитивного взаимодействия, обеспечивает благоприятный фон для реализации коммуникативных стратегий.

Максима такта предполагает соблюдение границ личной сферы собеседника. В составе каждого речевого акта есть область общих речевых действий и область частных интересов. Максима такта рекомендует говорящему соблюдать осторожность в отношении речевой стратегии и области частных интересов собеседника.

Максима великодушия (максима необременения собеседника). Фактически она предохраняет собеседников от доминирования в ходе речевого акта.

Максима одобрения — это максима позитивности в оценке других. Несовпадение с собеседником в направлении оценки мира очень сильно влияет на возможность реализации собственной коммуникативной стратегии.

Максима скромности есть максима неприятия похвал в собственный адрес. Реалистичная самооценка — одно из условий успешности развертывания речевого акта.

Максима согласия — это максима неоппозиционности. Вместо углубления противоречия, возникшего в ходе общения, эта максима рекомендует поиск согласия, для того чтобы акт общения получил продуктивное завершение.

Максима симпатии рекомендует благожелательность, она является условием действия других максим, она также предохраняет речевые акты от конфликта.

Аспекты речи: нормативный, коммуникативный, этический

  • ГЕНДЕРНЫЕ АСПЕКТЫ ПРОТЕКАНИЯ НОРМАТИВНЫХ КРИЗИСОВ

    Существует явно выраженная специфика переживания нормативных кризисов у мужчин и женщин. Детские кризисы. Специфика переживания возрастных кризисов мальчиками и девочками различна и может наблюдаться уже с момента рождения. Несмотря на то что описанные в психологии кризисы и специфика их переживаний…
    (Гендерная дифференциация в психологии)

  • РАЗВИТИЕ РЕЧИ И КОММУНИКАТИВНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ Игра «Коробочка»

    Цель: формировать интерес к речевым звукам, учить произносить слова. Оборудование: коробка с крышкой, заводная игрушка-лягушка. Ход игры. Взрослый показывает ребенку коробку, встряхивает ее, предлагает открыть коробку и найти то, что там лежит. Взрослый стучит сам, а затем просит…
    (Игры и игровые задания для детей раннего возраста с ограниченными возможностями здоровья)

  • Культура профессиональной речи. Лингвистическая, коммуникативная и поведенческая компетенции специалиста в профессиональном общении

    Культура профессиональной речи включает: — владение терминологией конкретной специальности; — умение строить выступление на профессиональную тему; — умение организовать профессиональный диалог и управлять им; — умение общаться с неспециалистами по вопросам профессиональной деятельности. Знание терминологии,…
    (Профессиональное общение)

  • Методические аспекты разработки нормативной базы для определения затрат на восстановление производственного аппарата предприятия

    Функционирование организаций различных форм собственности в условиях институциональных изменений выявило нерешенность многих проблем. К их числу можно отнести масштабный износ основных производственных фондов предприятий, ухудшение их возрастной структуры и низкий инвестиционный потенциал. Возможность…
    (Стратегический менеджмент)

  • ТЕКСТ КАК ОСНОВНАЯ ЕДИНИЦА РЕЧЕВОЙ КОММУНИКАЦИИ

    Прежде чем давать определение политическому тексту и говорить о его типах, необходимо остановиться на понятии «текст». Традиционно объектом лингвистики является слово. Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести… Шефнер В. Слова. // Советская поэзия. В 2-х томах….
    (Политический текст: психолингвистический анализ воздействия на электорат)

  • Семинар 6. Способы повышения эффективности речевой коммуникации

    Цели занятия: • дидактическая: введение понятий «тема», «целевая установка», закрепление знаний по теме «Дискурс»; • воспитательная: формирование творческого отношения к учебной деятельности при подготовке докладов и мультимедийных презентаций; • развивающая: активизация коммуникативных…
    (Педагогическая риторика)

  • Прежде чем давать определение политическому тексту и говорить о его типах, необходимо остановиться на понятии «текст». Традиционно объектом лингвистики является слово. Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести… Шефнер В. Слова. // Советская поэзия. В 2-х томах….
    (Политический текст: психолингвистический анализ воздействия на электорат)
  • Содержание и средства речевой коммуникации

    Символьная коммуникация определяется как использование слов, букв, символов или аналогичных средств для получения информации об объекте или событии. Такое широкое определение включает в себя ряд составляющих понятий: семантика коммуникаций указывает значение слов и символов; синтаксис коммуникаций относится…
    (Коммуникология: основы теории коммуникации)

Практическое исследование. Выявление на примерах соблюдения/несоблюдения максим Грайса

Ниже приводится ряд примеров, которые я разделю на три группы.

Группа А. Примеры, когда все постулаты соблюдаются или хотя бы не очевидно, что какой-либо постулат не соблюдается.

А стоит около машины, явно неспособной передвигаться; к нему приближается Б, и происходит следующий обмен репликами:

(1) А. У меня кончился бензин.

Б. Тут за углом есть гараж.

(Комментарий. Если бы Б не считал или хотя бы не допускал возможности того, что гараж открыт и что там можно купить бензин, он бы нарушил постулат релевантности; тем самым Б имплицирует, что гараж открыт или может быть открыт, и т. д.)

В этом примере, в отличие от случая с репликой «Он еще не попал в тюрьму», неэксплицированная связь между репликами А и Б настолько очевидна, что нет оснований говорить о несоблюдении общего постулата «Выражайся ясно» — даже если считать, что этот постулат касается не только того, что было сказано, но также и связи сказанного с соседними репликами.

Следующий пример в этом отношении менее ясен:

(2) А. У Смита, кажется, сейчас нет девушки.

Б. В последнее время он часто ездит в Нью-Йорк. (Б имплицирует, что у Смита в Нью-Йорке есть или может быть девушка. Комментарии здесь излишни, см. предыдущий пример.)

В обоих примерах говорящий имплицирует нечто, что следует принять за его мнение, чтобы можно было считать, что он соблюдает постулат Отношения.

Группа Б. Примеры, в которых один из постулатов не соблюдается из-за возникающего конфликта с другим постулатом.

А разрабатывает вместе с Б маршрут предстоящего туристического путешествия по Франции. Оба знают, что А хотелось бы навестить своего друга В, если это не будет слишком большой крюк

(3) А. Где живет В?

Б. Где-то на юге Франции.

(Комментарий. Нет оснований считать, что Б уклоняется от ответа; с другой стороны, его ответ, как он хорошо понимает, менее информативен, чем того требуют нужды А. Это несоблюдение первого постулата Количества может быть объяснено лишь тем, что быть более информативным значит для Б нарушить постулат Качества «Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований», и сам Б это понимает. Тем самым Б имплицирует, что он не знает, в каком именно городе живет В.)

Группа В. Примеры эксплуатации постулата, то есть примеры, когда говорящий нарушает постулат с целью порождения коммуникативной импликатуры; это своего рода фигура речи.

В этих примерах на уровне того, что говорится, один из постулатов не соблюдается; слушающий, однако, имеет презумпцию, что этот постулат, или по крайней мере глобальный Принцип Кооперации, соблюдается на уровне того, что имплицируется.

(1а) Нарушение первого постулата Количества.

А пишет рекомендацию одному из своих учеников, претендующему на место на кафедре философии; его письмо выглядит следующим образом: «Милостивый государь, мистер Х превосходно владеет английским языком; он регулярно посещал семинары. Искренне Ваш, и т. д.» (Комментарий. А не уклоняется от ответа — если бы он не хотел сотрудничать, тогда зачем вообще писать рекомендательное письмо? Нельзя также предположить, чтобы он не мог сказать больше в силу неосведомленности, поскольку речь идет о его ученике; более того, он знает, что от него требуется более подробная информация. Отсюда следует, что А хочет передать сведения, которые он не желает сообщать прямо. Такое предположение разумно только в том случае, если А думает что мистер Х ничего не понимает в философии; тем самым он это имплицирует.)

Примерами крайней формы нарушения первого постулата Количества служат очевидные тавтологии типа Женщина есть женщина или Война есть война. Моя точка зрения состоит в том, что на уровне того, что говорится (в указанном выше смысле) такие реплики абсолютно неинформативны; тем самым на этом уровне они в любом коммуникативном контексте нарушают первый постулат Количества. Конечно, такие реплики содержат определенную информацию — на уровне того, что имплицируется; способность слушающего понять их содержание на этом уровне равносильна его способности объяснить, почему говорящий выбрал именно эту очевидную тавтологию, а не какую-либо другую.

(16) Нарушение второго постулата Количества «Не сообщай больше информации, чем требуется» — при том условии, что этот постулат вообще включается в список.

А хочет знать, верно ли, что р; Б не только сообщает, что р, но также и то, что относительно истинности р нет никаких сомнений и что в пользу истинности р свидетельствует то-то и то-то, а также это, и еще вот это.

Такая говорливость Б может быть непреднамеренной, и если А воспринимает ее как таковую, то он может засомневаться — так ли уж Б уверен в истинности р, как он утверждает (Methinks the lady doth protest too much «По-моему, леди протестует слишком бурно»). Если же чрезмерная говорливость заранее запланирована, она служит способом сообщить собеседнику в неявной форме, что истинность р до некоторой степени проблематична. Надо сказать, что такая импликатура может быть объяснена и без привлечения сомнительного второго постулата Количества, а именно, через обращение к постулату Отношения.

  • (2а) Примеры, иллюстрирующие нарушение первого постулата Качества.
  • 1. Ирония. X, с которым А до сих пор был в близких отношениях, передал секрет А его конкуренту. Это знают и А, и тот, кто его слушает. А говорит: «X—настоящий друг». (Комментарий. Как для А, так и его слушателя совершенно очевидно, что А сказал — или сделал вид, что сказал — нечто, в ложности чего он уверен; кроме того, слушающий знает, что А знает, что это для него, слушающего, очевидно. Тем самым, чтобы не считать высказывание А совершенно бессмысленным, приходится предположить, что А пытается выразить некоторую пропозицию, отличную от той, которую он, казалось бы, высказывает. Это должна быть пропозиция, самым очевидным образом связанная с данной; пропозиция, наиболее очевидным образом связанная с данной — это ее отрицание. Тем самым А выражает пропозицию, являющуюся отрицанием той, которую он делает вид, что высказывает.)
  • 2. Метафора. Примеры типа You are the cream in my coffee, букв. «Ты — сливки в моем кофе», характеризуются наличием категориальной ошибки; поэтому отрицание такого высказывания будет, строго говоря, трюизмом; тем самым исключено, чтобы говорящий пытался сообщить это отрицание, как в случае иронии. Наиболее вероятно, что говорящий приписывает объекту некоторый признак, по которому этот объект сближается (более или менее причудливым образом) с указанной субстанцией.

Можно комбинировать иронию и метафору, навязывая слушающему два шага интерпретации. Я говорю: «Ты — свет моих очей», предлагая слушающему расшифровать сначала метафорический смысл «Ты — моя гордость, моя радость», а затем иронический — «Ты — мое проклятье».

  • 3. Литота (преуменьшение). Про человека, о котором известно, что он переломал всю мебель в квартире, говорится: «Он был немного возбужден».
  • 4. Гипербола. «Все симпатичные девушки любят моряков».
  • (2б) Примеры, иллюстрирующие нарушение второго постулата Качества «Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований», найти непросто; по-видимому, таким примером может служить следующий. Я говорю про жену господина X: «Очень может быть, что в данный момент она ему изменяет». Произнеся эту фразу в подходящем контексте, или в сопровождении соответствующего жеста, или соответствующим тоном, я могу дать понять, что у меня нет достаточных оснований для того, чтобы считать, что это действительно так. Мой партнер, чтобы спасти презумпцию продолжения речевой игры, делает предположение, что я имею в виду некоторую другую пропозицию, связанную с данной, обоснованием истинности которой я уже и в самом деле располагаю. Этой пропозицией может быть то, что госпожа Х вообще склонна изменять своему мужу, или что она такой человек, который перед этим не остановится, и т. д.
  • (3) Примеры, в которых импликатура порождается за счет реального, а не кажущегося нарушения постулата Отношения, довольно редки; хорошим кандидатом представляется мне следующий. На великосветском приеме А заявляет: «Миссис Х — старая карга». После мгновенного всеобщего молчаливого замешательства Б говорит: «Не правда ли, погода этим летом была восхитительная?». Б совершенно неприкрыто отказался сделать свое высказывание релевантным по отношению к предыдущей реплике А; тем самым он имплицировал, что слова А не следует обсуждать, или, более конкретно, что А совершил социальную оплошность.
  • (4) Примеры, иллюстрирующие нарушение различных постулатов, конкретизирующих общий постулат «Выражайся ясно».
  • 1. Неоднозначность. Напомним, что нас интересуют только случаи преднамеренной неоднозначности, то есть случаи, когда говорящий ожидает, что неоднозначность его слов будет отмечена слушающим. Тогда перед слушающим встает вопрос: зачем вообще говорящему, при том, что он участвует в игре речевого общения, понадобилось лезть из кожи вон ради производства неоднозначного высказывания? Тут возможны два типа случаев.
  • (а) Примеры высказываний, имеющих две в равной степени правдоподобные прямые интерпретации,— когда ни одна из интерпретаций не является заметно более сложной, изощренной, менее стандартной, более темной или более натянутой, чем другая. Возьмем, например, строки Блейка: Never seek to tell thy love, Love that never told can be «Никогда не пытайся высказать своей любви, Любви, которую высказать нельзя». Чтобы не заниматься сложностями, связанными с повелительным наклонением, я буду рассматривать похожее предложение I sought to tell my love. Love that never told can be «Я пытался высказать мою любовь (моей любви), Любовь, которую высказать нельзя». Здесь возникает двойная неоднозначность. Во-первых, выражение my love «моя любовь» может относиться как к эмоциональному состоянию, так и к лицу — объекту этого состояния; во-вторых, выражение love that never told can be может значить либо «любовь, которую невозможно высказать», либо «любовь, которая, будучи высказанной, перестанет существовать». Отчасти в силу изысканности самого поэта, а отчасти в силу внутренних свидетельств (неоднозначность не снимается последующим текстом) у нас нет другого выбора, кроме как считать, что неоднозначность интерпретации тут допущена сознательно и что поэт выражает смыслы, соответствующие всем интерпретациям, хотя, конечно, он и не говорит ничего эксплицитно, а только лишь намекает на это (ср. Since she pricked thee out of women’ pleasure, mine be thy love, and thy love’ use their treasure).
  • (б) Примеры неоднозначных высказываний, для которых одна интерпретация значительно менее естественна, чем другая. Рассмотрим следующий сложный пример. Английский генерал, захвативший город Синд, послал командованию донесение: Peccavi (лат. «Я согрешил»). Получающаяся неоднозначность I have Sind/I have sinned «Я взял Синд» / «Я согрешил»,—фонемная, а не морфемная, а реально употребленное выражение вообще не является неоднозначным. Но поскольку это выражение на иностранном для говорящего и слушающего языке, то его требуется перевести; неоднозначность появляется в стандартном переводе на родной язык коммуникантов, то есть английский.

Вне зависимости от того, выражает автор высказывания естественную, прямую интерпретацию («Я согрешил») или нет, непрямую интерпретацию он заведомо выражает. На то, чтобы использовать некоторое предложение только для выражения его непрямой интерпретации, могут быть причины стилистического характера; но если непрямая интерпретация бесполезна с точки зрения целей коммуникации, то тратить силы на поиск предложения, которое непрямо выражало бы р, заставляя тем самым слушающего искать эту непрямую интерпретацию, бессмысленно—и даже, быть может, стилистически нежелательно. Выражает ли тот, кто произносит подобное предложение, также и его прямую интерпретацию, или нет, зависит от совместимости предположения о том, что прямая интерпретация на самом деле выражается, с другими коммуникативными требованиями —такими, как релевантность этой интерпретации, готовность слушающего принять ее и т. п. В том случае, когда эти требования не выполнены, прямая интерпретация говорящим не выражается, если же требования выполнены, то выражается. Если есть основания предполагать, во-первых, что автор сообщения «Peccavi» считал, что захват Синда является проступком — например, нарушением приказа; и, во-вторых, что такой проступок релевантен с точки зрения предположительных интересов его адресата, тогда можно утверждать, что он выразил обе интерпретации одновременно. В противном случае он выразил только непрямую интерпретацию.

  • 2. Неясность. Как в коммуникативных целях можно эксплуатировать сознательное и явное нарушение требования избегать неясности? Очевидно, в силу действия Принципа Кооперации я должен рассчитывать на то, что мой партнер поймет смысл моих слов, несмотря на неясность моего высказывания. Предположим, А и Б беседуют в присутствии третьих лиц — например, ребенка; тогда А, надеясь на то, что Б его поймет, а третьи лица нет, может сознательно выражаться неясно, хотя и не слишком. Более того, разумно предположить следующее: если А ожидает от Б понимания того, что его речь затемняется сознательно, то А тем самым имплицирует, что содержание его слов не предназначено для третьих лиц.
  • 3. Отсутствие должной краткости или сжатости. Сравним следующие реплики:
    • (а) Мисс Х пела «Home sweet home».
    • (б) Мисс Х испускала последовательность звуков, соответствующую песенке «Home sweet home».

Предположим, очевидец предпочел описать ситуацию при помощи (б), а не (а). (Комментарий. Почему было выбрано чересчур многословное предложение (б) вместо краткого и почти синонимичного ему (а)? Вероятно, говорящий хотел отметить существенную разницу между поведением мисс Х и тем поведением, которое обычно обозначается глаголом петь. Первое предположение, которое приходит в голову, что в исполнении мисс Х был какой-то вопиющий дефект. Говорящий знает, что это предположение скорее всего придет в голову слушающему; именно это он и имплицирует.)

До сих пор я рассматривала примеры только таких коммуникативных импликатур, которые можно назвать индивидуализированными, или конкретными. В этих примерах импликатура порождается при произнесении высказывания р в данном конкретном контексте, в силу специфических свойств этого контекста, и нет никаких оснований предполагать, что такая импликатура обычно возникает всякий раз, когда говорится, что р. Существуют, однако, также и случаи обобщенной коммуникативной импликатуры, когда можно утверждать, что употребление в высказывании определенных слов обычно (при отсутствии специальных указаний на обратное) порождает такую-то и такую-то импликатуру или класс импликатур. Бесспорный пример найти нелегко: обобщенную коммуникативную импликатуру легко представить как конвенциональную импликатуру. Однако предлагаемый мною пример, надеюсь, не вызовет возражений.

Человек, который говорит: Х is meeting a woman this evening «X сегодня встречается с женщиной», в нормальной ситуации имплицирует, что эта женщина — не жена, не мать, не сестра и даже не близкая, но чисто платоническая приятельница Х-а. Так же точно, если я скажу: Х went into a house yesterday and found a tortoise inside the front door «Вчера Х зашел в (один) дом и обнаружил в парадном черепаху», то в нормальной ситуации слушатель будет крайне удивлен, если впоследствии выяснится, что я имел ввиду дом Х-а. Я могу сконструировать аналогичные примеры с выражениями a garden «один сад», a car «одна машина», a college «один колледж» и т. д. С другой стороны, иногда указанная импликатура не появляется (I have been sitting in a car all morning «Я все утро просидел в машине»), а иногда появляется противоположная импликатура (I broke a finger yesterday «Я вчера сломал палец»). Я не склонен думать, что найдет поддержку предложение выделять три значения у выражения an Х («один X»): первое, при котором это выражение означает, грубо говоря, «нечто, удовлетворяющее определению слова X»; второе—примерно «an Х (в первом понимании), имеющий лишь отдаленное отношение к некоторому определяемому из контекста лицу»; и третье — «an Х (в первом понимании), имеющий непосредственное отношение к некоторому определяемому из контекста лицу». Скорее следует отдать предпочтение описанию примерно следующего типа (оно, конечно, может быть неверным в деталях). Пусть кто-то, употребляя выражение вида an X, имплицирует, что Х не принадлежит некоторому выделенному лицу (и не находится к этому лицу в отношении близости какого-либо иного рода). В этом случае импликатура возникает из-за того, что говорящий выражается неточно — в том месте, где от него естественно было бы ожидать точности; тем самым естественно предположить, что он просто не может сказать точнее. Это уже знакомая нам ситуация импликатуры, возникающей из-за несоблюдения — в силу тех или иных причин — первого постулата Количества. Единственный трудный вопрос — это почему в определенных ситуациях предполагается, независимо от данного конкретного контекста произнесения высказывания, что характер связи (степень ее близости) между выделенным лицом или объектом и другим лицом, упомянутым в высказывании (или ясным из высказывания), вообще представляет интерес. Ответ должен выглядеть примерно так. По своим последствиям, а также и по сопутствующим обстоятельствам, взаимодействия между некоторым лицом и другими лицами или объектами, непосредственно с ним связанными, обычно отличаются от тех же взаимодействий при отсутствии непосредственной связи; так, сопутствующие обстоятельства и последствия того, что я обнаружил дыру в своей крыше, будут, скорее всего, сильно отличаться от сопутствующих обстоятельств и последствий обнаружения мною дыры в крыше какого-то третьего лица. Передавая информацию (как и деньги), человек зачастую не знает, как именно распорядится с нею получатель. Когда человек, которому говорящий сообщает о некотором событии, подвергает это сообщение дальнейшему анализу, у него могут возникнуть такие вопросы, которых говорящий не в состоянии был предугадать. Однако если возможны такие уточнения, при наличии которых слушатель, скорее всего, сможет сам ответить себе на такого рода вопросы, то имеется презумпция, что говорящему следует включить эти уточнения в свое изложение события.

11. Максимы Грайса.

1. Максима полноты информации (максима количества): Высказывание не должно содержать больше/меньше информации, чем требуется. 2. Максима качества информации: Не говори то, что считаешь ложным. Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований. Твой вклад в разговор должен быть истинным. 3. Максима релевантности (максима отношения): Будь уместным и не отклоняйся от темы. 4. Максима манеры (максима способа): Выражайся ясно. Избегай непонятных выражений. Избегай неоднозначности. Будь организован. Будь краток (избегай ненужного многословия).

12. Принцип кооперации.

Постулаты Пола Грайса базируются на общем принципе кооперативности общения. Принцип кооперации определяет способ максимально эффективного совместного оперирования информацией. Это своего рода договор, аналогичный нормам не только речевого, но и внеречевого поведения. Принцип кооперации представляет собой единство максим (см.предыдущий вопрос), обеспечивающих совместный вклад партнёров коммуникации в общую коммуникативную ситуацию. Принцип кооперации Пола Грайса предполагает готовность партнёра к сотрудничеству. Сам Грайс описывает принцип кооперации следующим образом: «Твой коммуникативный вклад на данном шаге диалога должен быть таким, какого требует совместно принятая цель (направление) этого диалога». Исходные условия принципа кооперации: 1. Наличие у участников взаимодействия общей цели. 2. Ожидание того, что взаимодействие будет продолжаться до тех пор, пока оба участника не решат его прекратить.

13Максимы Лича Принцип вежливости — это принцип взаиморасположения говорящих в структуре речевого акта. Дж. Лич рассматривает вежливость как область риторической прагматики. Он отмечает, что принцип вежливости в большей степени регулирует общение, чем принцип кооперации: он поддерживает социальное равновесие и дружеские отношения между собеседниками и дает понять, что прежде всего они заинтересованы в сотрудничестве друг с другом Дж. Лич отмечает, что в процессе общения принцип кооперации П. Грайса взаимодействует с его принципом вежливости и является его дополнением. Он допускает возможность кросскультурной вариативности, делая предположение о том, что в разных культурах предпочтение может отдаваться разным максимам.

Дж.Лич, формулируя принцип вежливости, предусмотрел следующие максимы:

1.максима такта (предполагает соблюдение границ личной сферы собеседника);Уменьшайте затраты слушающего, увеличивайте выгоду слушающего. (Метамаксима:Не ставьте других в ситуацию, когда они вынуждены нарушить максиму такта).

2.максима великодушия (есть максима необременения собеседника, фактически она предохраняет собеседников от доминирования в ходе речевого акта); Уменьшайте собственную выгоду, увеличивайте выгоду слушающего.

3.максима одобрения (это максима позитивности в оценке других.Несовпадения с собеседником в направлении оценки мира очень сильно влияет на возможность реализации собственной коммуникативной стратегии); Уменьшайте осуждение (порицание) слушающего, больше хвалите.

4.максима скромности (есть максима неприятия похвал в собственный адрес.Реалистическая самооценка — одно из условий успешности развёртывания речевого акта); Меньше хвалите себя, больше порицайте себя.

5.максима согласия (максима неоппозиционности.Вместо углубления противоречия, возникшего в ходе общения, эта максима рекомендует поиск согласия, для того чтобы акт общения получил продуктивное завершение); Уменьшайте разногласия между вами и собеседниками, увеличивайте согласие.

6.максима симпатии (рекомендует благожелательность, она является условием действия других максим, она также предохраняет речевые акты от конфликта). Уменьшайте антипатию между вами и собеседниками, увеличивайте симпатию

Соблюдение принципа вежливости создаёт среду позитивного взаимодействия, обеспечивает благоприятный фон для реализации коммуникативных стратегий.

14Иллокутивное вынуждение к действию, в каких возникает ситуациях

Иллокутивное вынуждение – это когда одна реплика (или соответствующий ей РА), иллокутивно вынуждает другую (или другой РА). Т.е. связь между репликами в диалоге, при которой одна неизбежно влечет за собой определенную другую, при этом коммуникант обязан произнести эту ответную реплику Например: Вопрос – ответ Приветствие – ответное приветствие Предложение – согласие/отказ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *