Супервизия это в психологии

Содержание

Для психологов: личная терапия и супервизия в психологическом консультировании

На мой взгляд, супервизия в психологическом консультировании – вещь обязательная. Не потому что так обязывают правила и традиции обучения психологов в большинстве стран мира, а потому, что это – наиболее реальный способ научиться работать.

Почему это так, зачем нужна супервизия, отличаются ли супервизия и индивидуальная терапия психолога, для чего нужен психолог-супервизор, и что могу лично я предложить коллегам в плане супервизий – об этом и пойдет речь.

Навигация по статье «Приглашаем психологов на личную терапию и на супервизию в психологическом консультировании»

  • Зачем нужна супервизия в психологии?
  • Почему я считаю, что индивидуальная терапия для психолога – обязательна?
    • «Нет проблем»?
    • «Я достаточно проработан»?
    • «Ну что мне могут сказать нового»?
    • «У меня достаточно знаний, я сам разберусь»?
    • «Меня будут осуждать и критиковать»?
    • «Наверное, это еще не та проблема, в которую стоит вкладывать деньги»?
  • Индивидуальная терапия психолога и супервизия для психолога – сходства, различия, пересечения
  • Что я предлагаю как психолог-супервизор и личный терапевт
  • Что стоит знать обо мне в ракурсе терапии и супервизий
  • Стоимость личной терапии и супервизий

Зачем нужна супервизия в психологии?

Представьте: вас научили теории, на практике показали некоторые техники, вы их, возможно, тренировали в группе, и вам даже (бывает далеко не во всех вузах) помогли осознать ваши личные переживания в связи с этими техниками.

А конкретнее – вам удалось уловить связь между тем, что вы лично переживаете как человек, как личность (у которой не может не быть своих проекций, ожиданий, фантазий, травм и всего того, с чем работать придется всю жизнь) и вашим восприятием тех или иных методик, вашим поведением как терапевта, психолога.

Но уловить принципиальную связь — одно, а научится отслеживать свои собственные внутренние переживания, эмоции, уметь осознавать, как конкретно взаимодействует в этом процессе «мое» с «его, клиента» – совсем другое, и этому придется учиться. Ведь не сразу же, например, после объяснения теории автовождения и пары практических уроков, вы сели и поехали?

Нет, вам наверняка пришлось немало километров намотать по городу вместе с инструктором, чтобы привыкнуть видеть знаки, смотреть в зеркала, грамотно оценивать скорость, свою и чужую, расстояние до других участников движения и свое поведение на дороге.

Умение осознавать свои реакции именно в контакте с клиентом (параллельно не теряя способности осознавать и реакции клиента) – это та привычка, которую и помогает выработать психолог-супервизор.

Я много раз задавал себе вопрос – можно ли выработать эту привычку навсегда? Есть ли такое состояние, в котором супервизия для психолога, даже изредка, была бы уже не нужна?

И пришел к ответу, что вряд ли. Бывают длительные периоды работы, когда все идет вполне успешно, психолога не беспокоят никакие серьезные личные проблемы, он достаточно проработан в своей личной терапии, чтобы не натыкаться на одни и те же грабли не только в собственной жизни, но и с клиентами, и, казалось бы – чего еще желать?

Но даже в таких случаях, когда есть практика, опыт, собственная проработанность, всегда найдется клиент-вызов, всегда найдется трудный случай или, возможно, трудный именно для вас как для психолога.

На самом деле – это очень хорошо, что такие случаи находятся. Потому что в них есть многое – возможность осознать себя на новом уровне, мотив узнавать какие-то новые приемы работы, обратиться к более опытным коллегам, мотив искать, пробовать, прикладывать собственные творческие ресурсы, проработать еще не проработанные задачи.

Почему я считаю, что индивидуальная терапия для психолога – обязательна?

Мне хотелось бы в этой части остановиться на одном моменте: некоторые выпускники вузов всерьез считают, что индивидуальная терапия для психолога – вещь необязательная. Ну, подумаешь, есть проблемы – а у кого их нет?

Логика, которой они руководствуются, примерно такая: «Ну не было же у меня там каких-то ужасных травм? Никто не избивал, насилия не было, детство вроде вполне обычное, ну да, не клеится личная жизнь и уверенности не так чтобы хватает, но какие мои годы-то? Со временем рассосется…»

Но дело совсем не в «ужасных травмах» и не в том, что кто-то требует от психолога обязательно счастливой и устроенной личной жизни вот прямо по окончании вуза. Дело в другом. В умении встречаться со своими болезненными эмоциями. В умении контактировать с ними в присутствии другого и с другим по их поводу. В том, чтобы понимать – как чувствует себя клиент? Как работает психологическое консультирование и психотерапия именно изнутри?

Когда этого опыта нет, психолог не может знать, как работают те или иные методики. Психотерапия – не сборка механизма по инструкции. Если психолог избегает личной терапии, это означает, что внутри себя он отвергает саму клиентскую позицию, считает ее «ниже своего достоинства». Тогда как он относится к клиенту?

Я реально не знаю ни одной причины, по которой индивидуальная терапия для психолога оказалась бы не нужна.

«Нет проблем»?

Если вы успокаиваете (а точнее, обманываете себя) подобным способом, значит, вы не развиваетесь и не продвигаетесь на иные уровни осознанности и бытия. Наличие проблем (если вам не очень нравится это слово – назовем их задачами) означает мотив развиваться и повышать качество собственной жизни.

Если у вас нет этого мотива – что вы можете дать клиенту? Что будет чувствовать клиент рядом с тем, кто или не признает собственных задач развития или просто не развивается?

«Я достаточно проработан»?

Пока мы живы, вряд ли бывает достаточно. Это, опять же, про отсутствие развития, только по иной причине. Возможно, вы занимались собой и действительно смогли разгрузить основной багаж базовых травм. Но кто сказал, что по мере жизни не возникают новые задачи? Возможно, это про ваш страх перед чем-то новым, страх потерять некое устойчивое положение вещей? Как только вы решили остановиться на достигнутом – вы начали регрессировать. Человек – существо динамическое, он все время в движении. И если у него нет новых целей и новых препятствий – выходит, он уверенно деградирует, увы.

«Ну что мне могут сказать нового»?

Разве вы относитесь к психотерапии и консультированию как к волшебной таблетке? Не вам должны сказать новое, а вы – сами себе. И только вы можете этого захотеть. Ваш личный терапевт вряд ли обязан быть умнее вас по каким-то «объективным» критериям. Он должен лишь уметь предъявить вам вас самого, а от вас требуется только готовность это увидеть. Почему вы не хотите этого видеть – вопрос к вам.

«У меня достаточно знаний, я сам разберусь»?

Возможно, и разберетесь. Но тогда зачем работать психологом и доказывать другим, что это эффективно? Ваши потенциальные клиенты говорят именно это – «я сам разберусь». Зачем же их разубеждать и писать на форумах об эффективности психотерапии, вашего подхода и вас конкретно? А если вы считаете, что вся разница только в полученных знаниях – тогда отправляйте клиента учиться психологии. Вы имеете право рекомендовать клиенту только те способы, в которых уверены сами.

«Меня будут осуждать и критиковать»?

И такое я слышал от психологов. Если это ваш случай — остается только задать вопрос о вашем собственном отношении к клиентам. Надеюсь, всем читающим психологам известно о механизме проекции.

«Наверное, это еще не та проблема, в которую стоит вкладывать деньги»?

Тут оттенков много. От «она покажется терапевту незначительной» (опять проекции и домысливания) до «ну ведь все еще пока не критично». Однако, когда будет совсем плохо, возможно, вам понадобятся уже врачи. Не исключено, что это тоже будет ценный опыт, который приведет вас к пониманию того, на какой стадии развития проблемы стоит искать обратной связи о себе самом. Но стоит ли идти путем такого опыта – решать вам. Возможно, более экологично – действовать «на опережение», а не ждать, пока «гром грянет».

Понятно, что вышенаписанное не значит, что психологу придется ходить на терапию годами раз в неделю как на работу, причем всю жизнь. На все есть свое время, свои периоды, свои запросы.

Когда-то мы проживаем отрезки своей жизни, наслаждаясь полученными эффектами от всех наших предыдущих вложений в себя. Но когда-то все равно наступает новый этап, выходят на первый план новые потребности, а с ними и новые препятствия.

И именно препятствия позволяют нам лучше узнать самих себя. Стоит ли психологу избегать этого процесса? И отказываться от способа решения своих задач, который он сам же пропагандирует? – вам решать, что вы сами считаете наиболее логичным и обоснованным.

Я считаю личную терапию обязательным условием профпригодности психолога. И в своем проекте дистанционной психологической помощи онлайн, при обсуждении возможности совместной работы с коллегой-психологом, всегда интересуюсь фактом и количеством часов личной терапии.

Обсуждение возможности работы происходит только при минимальном, по моим меркам, количестве часов личной терапии у психолога, которое необходимо для того, чтобы выпускник психологического вуза мог прочувствовать это изнутри и разобраться со своим отношением к клиентской позиции, а также хотя бы начать разбирать свои основные задачи.

Индивидуальная терапия психолога и супервизия для психолога – сходства, различия, пересечения

Супервизия для психолога и индивидуальная терапия психолога часто пересекаются. Казалось бы, эти вещи легко разграничить, ведь индивидуальная терапия психолога не рассматривает его в качестве профессионала. Но может ли сам психолог вынести за скобки личной терапии свои переживания и как профессионала в том числе?

И наоборот, если, разбирая клиентский случай, психолог осознает свои реакции и прямую их связь со своими личными травмами, нерешенными проблемами, или вообще через призму клиентского случая узнает о том, что еще не решено и не проработано в нем самом, то можно ли в полной мере отделить одно от другого?

Но, тем не менее, различия провести можно.

Во первых, личная терапия и супервизия в психологии отличаются, прежде всего, фокусом внимания. Помним, что в одном случае заявлена личная задача, в другом – профессиональная. И как бы не пересекались личные задачи психолога с профессиональными, психолог-супервизор будет сам удерживать внимание коллеги-клиента на основной точке его запроса или корректировать запрос, если возникает ощущение, что, допустим, у коллеги есть в большей степени потребность решать не ту задачу, на которую изначально был направлен фокус внимания.

Во-вторых, супервизия в психологии имеет обучающую направленность, в отличие от личной терапии. Хотя, безусловно, занимаясь собой, мы попутно можем научиться тем техникам, методикам и стратегиям, что использует наш терапевт, но это скорее – побочный эффект.

В супервизии же вполне реально поставить задачу не только осознать самого себя в контакте с конкретным клиентом, но и получить взгляд другого специалиста на стратегии и техники терапии в отношении этого клиента. И психолог-супервизор, соглашаясь на подобный контекст работы, становится обязан предоставить коллеге свой взгляд, опыт, методы и стратегии терапии.

В-третьих, индивидуальная терапия для психолога – вещь с гораздо более узкими рамками, чем супервизия. Тут много условий, о которых я говорил, в частности, в статье о терапевтическом контракте. И если коллега-психолог запрашивает личную терапию, на него распространяются те же правила и рамки, что и на всех остальных клиентов, аналогично соблюдаются и обязанности терапевта.

С супервизией же ситуация может быть более мягкой. Например, если принято в случае длительной терапии поддерживать отношения только с одним специалистом-психологом, то в случае супервизии психолог-супервизор может быть не один.

Психолог-супервизор также нередко совмещает несколько ролей – например, супервизорами выступают преподаватели, которые, с одной стороны, ставят оценки, принимают зачеты (и куда деться от неизбежностей аттестации при обучении?), с другой – ведут супервизорские группы и индивидуальные супервизии.

Бывает и так, что совмещаются роли «психолог-супервизор» и «работодатель». Такое нередко случается, когда опытный психолог начинает в рамках психологического центра, например, постепенно делегировать поступающих клиентов тем, кто еще начинает свой путь в профессии, параллельно повышая уровень своих сотрудников через супервизии и как бы передавая все то, чему он сам смог научиться, дальше.

Это выгодно всем сторонам – вчерашние студенты получают психологическую практику, которая развита и обеспечена именем и репутацией уже опытного психолога. Организатор же получает дополнительный доход, а также возможность решать более сложные профессиональные задачи (связанные с обучением других специалистов в супервизиях).

Что я предлагаю как психолог-супервизор и личный терапевт

В первую очередь, скажу, что супервизия для психолога и личная терапия для коллеги – два, все-таки, разных мира, на мой взгляд.

Если вы решили пройти у меня личную терапию – помимо осознания и решения ваших собственных задач вы вполне можете получить и обучающий эффект. Однако, запрос на личную терапию исключает (как минимум на этот период) наше сотрудничество как коллег.

Если в процессе нашей работы вам также захочется работать в моем проекте в качестве консультанта, мы сможем начать обсуждать эту тему только после завершения вашей личной терапии, при условии корректного завершения терапевтических отношений и некоторой паузы по времени.

Но если у вас нет никакого опыта и для начала есть потребность решить свои задачи – это вполне адекватный путь для начала профессиональной жизни. И я не могу не помнить о личном опыте в этой связи: все мои серьезные продвижения в отношении профессии происходили практически всегда после удачных личных процессов с хорошими терапевтами.

Не всегда это были долгосрочные запросы, но связь между какими-то позитивными сдвигами в профессии и различными формами консультирования и психотерапии, которые я запрашивал – осознаю очень хорошо.

Если у вас уже есть некоторый опыт консультирования и личной терапии, вы нуждаетесь в расширении практики и дальнейшем обучении – смогу быть вам полезным как психолог-супервизор.

Бывает, случается так, что запросы супервизии пересекаются с запросами личного характера. В таких случаях границы и рамки обсуждаются индивидуально, но, как правило, я лишь обозначаю возможное направление работы в личной терапии, которую вы вполне можете проходить у другого терапевта. А основной акцент делаю на осознание себя в работе с клиентом и на техники и стратегии терапии.

Что стоит знать обо мне в ракурсе терапии и супервизий

Некоторые ключевые сведения можно почерпнуть в разделе «о руководителе проекта». Помимо этого добавлю еще несколько фактов:

  • Опыт работы – более 15 лет постоянной практики, более 500 часов личной терапии и супервизий в рамках разных подходов и направлений
  • Представляю возможность обучения дистанционной работе психолога, помощь в адаптации методик различных школ под формат skype (форматы аудио+видео, или только аудио)
  • Возможность обогатить ваш терапевтический арсенал методами и техниками из разных психологических школ, сформировать работающие стратегии терапии, адаптированные именно к вашим способностям и предпочтениям
  • Все элементы обучения – исключительно практического свойства, демонстрируемые в режиме тренинга, с конкретными примерами и вашим непосредственным участием
  • Возможность обучиться работе со специфическими запросами – ЛГБТ, гендерная дисфория, вопросы ЭКО и приемных детей, глубинная психосоматика – психологические причины некоторых заболеваний, трудности принятия неизлечимых заболеваний и многое другое

И последнее: я провожу супервизии и индивидуальную терапию только в формате skype. Это будет особенно полезно тем, кто хочет перевести свою работу психолога в дистанционый формат и не быть жестко привязанным к месту и кабинету.

Индивидуально (для жителей РФ и СНГ)

1 час 4000р регулярные (не менее 3 в месяц) 3200р

Индивидуально (для жителей остальных стран)

1 час 60€ регулярные (не менее 3 в месяц) 50€

Групповая супервизия (для всех)

2 раза в месяц по воскресеньям,
с 19:00 до 21:00 по МСК ()2000р

Чтобы записаться на супервизию и/или личную терапию к Антону Несвитскому, отправляйте свой запрос на e-mail: tochka.opory24@yandex.ru

либо оставляйте в этой форме:

Если у Вас возникли вопросы по темам:

супервизия в психологии, личная терапия психолога

или любые другие вопросы, Вы можете задать их нашим психологам:

Если Вы по каким-либо причинам не смогли связаться с дежурным психологом, то оставьте свое сообщение (как только на линии появится первый свободный психолог — с Вами сразу же свяжутся по указанному e-mail), либо на форуме.

СУПЕРВИЗИЯ

Один из методов подготовки и повышения квалификации в области психотерапии; форма консультирования психотерапевта в ходе его работы более опытным, специально подготовленным коллегой, позволяющая психотерапевту (супервизируемому) систематически видеть, осознавать, понимать и анализировать свои профессиональные действия и свое профессиональное поведение. С. направлена на психотерапевтический процесс и имеет своей целью развитие знаний, навыков и умений, способствующих совершенствованию профессиональной деятельности психотерапевта. В процессе С. психотерапевт получает возможность рефлексировать и интегрировать свои личные способы реагирования, объективные знания, субъективный опыт и конкретные психотерапевтические ситуации для совершенствования своей психотерапевтической работы. В ходе С. психотерапевт может осознать, как он работает, находясь в данной психотерапевтической ситуации и являясь при этом конкретным человеком со своими собственными способами поведения и непосредственным субъективным опытом, а также с определенными профессиональными знаниями, навыками, умениями и опытом.
С. осуществляется супервизором — специально подготовленным психотерапевтом, который наблюдает за ходом психотерапевтического занятия, а затем обсуждает с супервизируемым определенные аспекты психотерапевтического процесса. Супервизор может присутствовать на занятии, но обычно он располагается за специальным экраном либо использует для анализа и последующего обсуждения подробную запись психотерапевтического занятия, сделанную сразу по его окончании супервизируемым, а также аудио- и видеозаписи.
С. не является учебным процессом в собственном смысле слова или формой организации обучения и тренинга, где опытный психотерапевт выступает в роли посредника при научении методам и приемам. Такая направленность С. не соответствует ее принципиальным целям и может возникнуть лишь тогда, когда супервизируемый явно недостаточно подготовлен и теоретически, и практически. В этом случае С. может превратиться, по сути дела, в семинарское занятие. В процессе С. взаимоотношения между супервизором и супервизируемым носят иной характер, чем в процессе обучения между обучающимся и его более опытным коллегой: в последнем случае прямые директивные указания и вмешательства играют более существенную роль, чем в С.
С. также не решает задачи психотерапии самого обучающегося психотерапевта. Многие авторы полагают, что личностные проблемы супервизируемого, касающиеся его частной жизни, не являются сферой С. или являются только в той степени, в какой влияют непосредственно на его профессиональную деятельность. Переработка этих проблем в ходе С. допустима только в том случае, если они тесно переплетены с профессиональной деятельностью супервизируемого. С. отличается по своим подходам от балинтовских групп, где основное внимание сосредоточено на взаимоотношениях «врач—пациент». С. не является способом контроля за профессиональной деятельностью психотерапевта, а представляет собой обучение посредством консультирования. Материалом для консультирования в процессе С. являются главным образом: 1) проблемы самопонимания и самовосприятия (собственные личностные особенности и способы поведения и реагирования и их влияние на профессиональную деятельность, отношение к себе в профессиональной деятельности); 2) теоретические знания и профессиональные действия (осознание того, какие теоретические, практические и личностные установки и особенности определяют позицию психотерапевта в его профессиональной деятельности, почему используются или не используются те или иные теоретические и методические подходы), процесс самостоятельного развития теоретических знаний и практических приемов; 3) взаимоотношения с другими людьми (прежде всего с участниками С.); 4) формальные и организационные вопросы психотерапевтической практики (место психотерапии в системе лечения, взаимоотношения с коллегами и вышестоящими лицами); 5) отношения с пациентом (проблемы обособления, изоляции, зависимости, переноса, ряд других характерных для супервизируемого аспектов его профессиональной деятельности).
С. может осуществляться в индивидуальной и групповой формах. Индивидуальная С. предполагает работу с одним супервизируемым. Важным условием в индивидуальной С. является высокая степень идентификации и непосредственная включенность супервизора в работу супервизируемого. При этом, однако, существует опасность возникновения зависимости супервизируемого от супервизора, что предъявляет к последнему определенные требования в плане следования конкретным задачам С. как формы консультирования в целях обучения и, что особенно нужно иметь в виду, при обсуждении более личных, глубинных проблем супервизируемого. Групповая С. предполагает работу одного супервизора одновременно с несколькими супервизируемыми (обычно 4-7 человек). Преимущество этой формы в том, что в группе представлен более широкий опыт психотерапевтической практики, имеется обратная связь, а это способствует развитию действенной профессиональной идентичности. Положительно влияет на групповую форму С. совместимость личных и профессиональных проблем ее участников с актуальной групповой ситуацией и групповой динамикой. Вариантом групповой С. является работа в так называемых неструктурированных группах, в которых супервизируемые попеременно выступают в роли супервизора. Такие взаимные консультации в кругу коллег предполагают достаточный опыт практической работы и высокую степень самоконтроля ее участников.
С. используется в процессе подготовки и повышения квалификации индивидуальных, групповых и семейных психотерапевтов в различных психотерапевтических направлениях и школах.

Супервизия

Супервизия – это метод профессиональной подготовки, который помогает росту в дальнейшей карьере. Данный метод чаще используется среди психотерапевтов и психологов, а также в группах юристов, учителей, социальных работников и других специалистов. Зачастую это обмен воззрениями специалистов касательно определённого клинического случая. В этом значении рассматриваемый термин сходен с понятием «консилиум врачей». Буквально описываемый термин означает «надзор». Однако сегодня принято употреблять его в несколько ином смысле. Под термином «супервизия» ныне понимается «наставничество». Его можно считать ценностно-смысловым костяком любого специализированного психотерапевтического обучения. Итак, супервизия в психологии это раздел психотерапевтического образования, наряду с тренинговым анализом и теоретической подготовкой.

Что это такое

В сфере психотерапии рассматриваемый термин является способом подготовки, а также повышения квалификации молодых специалистов и терапевтов с багажом опыта.

Супервизия представляет собой разновидность консультирования практикующего психотерапевта (психолога) более сведущим коллегой в ходе профессиональной деятельности. Данный метод позволяет супервизируемому психотерапевту увидеть, осознать, понять и проанализировать свои действия и собственное профессиональное поведение. Направлен он на процесс психотерапии. Цель её в развитии навыков, умений, знаний, что способствует совершенствованию профессиональной деятельности врача.

Супервизия даёт возможность психотерапевту рефлексировать и объединять собственные реакции, определённые психотерапевтические ситуации, личный опыт, объективные знания для совершенствования своей профессиональной деятельности. В процессе такого наставничества малоопытный специалист осознаёт специфику собственной практики, пребывая в этой психотерапевтической ситуации, одновременно являясь конкретным человеком, имеющим субъективные поведенческие паттерны, личный опыт, приобретённые профессиональные навыки, знания.

Описываемый метод реализуется специально обученным психотерапевтом (супервизором), в обязанность которого входит наблюдение за психотерапевтическими сеансами и последующее обсуждение с супервизируемым коллегой определённых аспектов процесса психотерапии. При этом терапевт-супервизор обычно использует для разбора с последующим обсуждением запись сеанса либо располагается за специальной перегородкой или экраном, но иногда может присутствовать на терапии.

Не следует считать супервизию обучающим процессом в его прямом значении. Данный метод заключается в анализе работы психотерапевта, в результате чего специалист получает от коллег обратную связь. Результатом становится более объёмная и полная картина профессиональной практики, осознаются детерминанты возникших сложностей, освещаются сильные и негативные моменты своей работы, а также обозначаются дальнейшие направления терапевтической работы.

Супервизия может проводиться индивидуально или быть групповой.

Индивидуальная супервизия являет собой разбор супервизором и психотерапевтом эпизода из практики последнего. Предметом анализа, а также последующего обсуждения служат личные доводы и профессиональное обоснование предпочтения определённой терапевтической стратегии, оценка эффективности такой стратегии.

Групповая супервизия являет собой длительный и в большей мере организованный процесс. Участниками его становятся наставник-супервизор и группа психотерапевтов. В ходе описываемого процесса анализируется опыт каждого участника. В основном за сеанс разбирается один случай, после чего участники и супервизор переходят к дискуссии. Помимо разбора ситуации данная форма супервизии направлена на взаимообогащение членов группы техниками психологической помощи и опытом работы, а также помогает саморазвитию и самообразованию участников.

Впервые наставничество было применено Фрейдом. Поэтому именно в психоанализе супервизия стала довольно востребована и получила широкое распространение.

Сегодня супервизия психолога консультанта применима во всех отраслях психологической помощи. При этом она осуществляется равным образом, как для начинающих, так и для практикующих психотерапевтов со стажем практики. Главная её цель заключается в оттачивании профессионализма, приумножении компетентности, нахождения собственного стиля работы, позволяя объединять профессиональные навыки, субъективный опыт. Помимо того наставничество способствует развитию умения отграничивать рабочий процесс, заключающийся в помощи клиенту, от собственных установок, переживаний касательно профессионального взаимодействия.

Зачем нужна супервизия

Важнейшим аспектом профессиональной практической деятельности психотерапевта является супервизия, позволяющая приумножить знания, в ходе рассмотрения и обсуждения практических случаев с более зрелым коллегой.

Согласно воззрениям ряда учёных именно личностные проблемы и аспекты отношений, воздействующие на терапевтический процесс, порождают больше критических эпизодов, обуславливающих изменение терапевтической результативности, нежели иные факторы. Поэтому способность психотерапевта принимать помощь и поддержку, является одним из стержневых профессиональных черт.

Наставничество направлено на формирование и приумножение теоретических знаний и практических навыков специалиста в различных сферах его практики (например, психоаналитическая супервизия). Задача супервизора заключается в консультировании и разборе терапевтической модели супервизируемых, оценке эффективности и рациональности избранных ими психотерапевтических методов.

Таким образом, рассматриваемая модель повышения профессионализма необходима для:

– улучшения понимания пациентов;

– возможности дать оценку успешности выбранных техник терапии, их своевременности, уместности и влияния на клиента;

– понимания нюансов и оттенков психотерапевтических взаимоотношений посредством разбора сеансов терапии с супервизором;

– обнаружения и использования вероятных возможностей супервизируемого огптимальным образом;

– правильного структурирования консультационных взаимодействий, как в ходе сессии, так и в практике в целом.

Супервизия является генератором поддержки равным образом для новичков в сфере психотерапии и для опытных специалистов.

Можно выделить три ключевые функции наставничества:

– формирующая либо образовательная, отвечающая за формирование умений, выработку навыков, способностей супервизируемого специалиста;

– тонизирующая или поддерживающая, заключающаяся в помощи противостоять отрицательному воздействию проблем клиента;

– нормативная или направляющая (посредством супервизий психотерапевт учится отслеживать и контролировать собственную личность, ликвидируя недостатки, препятствующие работе – уязвимости, слепые пятна, предрассудки).

Главной задачей супервизора является поддержка и консультирование менее опытного коллеги (коуча, психолога, психотерапевта, тренера), помощь в разборе и оценке его профессиональной практики. Он не учитель и не контролёр, а помощник-консультант. Для супервизора важно с супервизируемым придерживаться дистанции, определяемой задачами наставничества.

Сталкиваясь в ходе терапевтических сеансов с клиентом со всевозможными проблемами и конфликтами, малоопытный специалист встречается с внутренним противостоянием и защитными паттернами собственной психики. Наставничество опытного коллеги не только способствует изучению нюансов психотерапевтической практики, но и предоставляет возможность развиваться.

Материалом для разбора и дискуссий в ходе наставничества являются:

– теоретические знания, навыки, профессиональные действия;

– проблемы самовосприятия и самопонимания;

– взаимоотношения с участниками процесса при групповой супервизии;

– взаимоотношения с клиентом (это могут быть проблемы обособления, изолированности, переноса, зависимости);

– организационные вопросы и формальные стороны психотерапевтической практики.

Таким образом, можно заключить, что супервизия в консультировании является необходимой вещью. Поскольку она является наиболее реальной возможностью научиться работать, повысить собственный профессиональный уровень и компетенцию, познать тонкости профессии, приобрести новые умения и в целом самосовершенствоваться.

Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Супервизия в психологическом консультировании

⇐ ПредыдущаяСтр 30 из 37

Супервизия (индивидуал, группов) – неотъемлемая часть профессиональной работы психотерапевтов, психологов, соц. работников. Во всем мире прохождение супервизии обязательно 1 раз в месяц.

супервизия позволяет консультанту поделиться чувствами, выявить трудности, появившиеся при совместной работе с клиентом, получить профессиональную оценку проведенной сессии, проработать причины возникших трудностей, расширить теоретическую и методическую базу консультанта, обсудить варианты дальнейшей работы с этим клиентом.

Супервизия – это один из методов поддержки и повышения квалификации в терапии и консультировании. Это форма консультирования психотерапевта в ходе его работы более опытным коллегой, позволяющая психотерапевту, т.е. супервизируемому, систематически видеть, осознавать и анализировать свои профессиональные действия и свое профессиональное поведение.

Цель: развитие Знаний Умений Навыков, способствовавших совершенствованию профессиональной деятельности психотерапевта.

Задачи супервизии:

1. профессиональное, личностное развитие консультанта;

2. развитие умений и навыков оценивания результатов консультативной работы;

3. повышение уровня ответственности у консультантов и консультативной службы.

Супервизор в консультировании обращает внимание на слабые профессиональные и личностные стороны консультанта, напрямую влияющие на благо клиента.

Материалом для консультирования в процессе супервизии является:

1) Проблемы самопонимания и самовосприятия;

2) Теоретические знания и профессиональные действия;

3) Взаимоотношения с др. людьми (в процессе групповой супервизии);

4) Формальные и организационные вопросы психотерапевтической практики;

5) Отношения с клиентом (проблемы обособления, изоляции, переноса и контрпереноса, зависимости и др.).

Формы супервизии:

• Очная – Вариант ко-терапии с обсуждением. Наблюдение супервизором работы консультанта, сразу после окончания консультации обсуждается. Присутствие супервизора на консультации согласована с клиентом только с его согласия.

• Очно – заочная – Используется в системной семейной психотерапии (консультировании). Супервизор наблюдает консультанта из соседней комнаты через зеркальное стекло.

• Заочная — Пример: балентовская форма супервизии. Консультант представляет супервизору материал своей консультативной работы (устно, записи, аудио-,видеозаписи).

Один на один – индивидуальное консультирование консультанта;

Групповая супервизия с одним или несколькими суперизорами;

Один на один с равным коллегой – супервизия с двумя ролями;

Групповая супервизия с равными коллегами – учавствуют 3 или более консультанта, которые проводят супервизию друг с другом (интервизорские группы).

Супервизия как лечение. Это «лечение лечения», направленное на исследование консультантом своих личностных проблем и проблем проф. роста. Это воспроизведение стереотипной ситуации отношений консультанта с клиентом в отношениях консультанта с супервизором. Супервизор исследует перенос, контрперенос, защиты, консультативный процесс ( все то, что имеет отношение к выстраиванию консультативных отношений и консультативного процесса, все что имеет отношение к мастерств консультанта). Супервизор помогает выявить личностные проблемы консультанта и зоны личностного и профессионального развития.

Супервизия как образование. Это специализированный инструктаж опытного специалиста, лежащий в основе обучения консультированию. Супервизия – это учебный процесс, позволяющий путем исследования консультативной деятельности освоить соответствующее профессиональное поведение ( не стоит бояться задавать глупые вопросы; е стоит бояться просить о помощи).

Структура супервизорской сессии соответствует структуре терапевтической (консультативной) сессии. Даже в том случае, когда договариваются о супервизии равные по статусу и опыту коллеги (то есть статус супервизора формально не определен), на момент сессии должны быть четко оговорены роли — кто в данный момент является супервизором, а кто супервизируемым и определены временные границы. Как и в консультативной сессии, при супервизии необходимо соблюдать структуру сессии (от установления контакта до заземления), использовать навыки консультирования и соблюдать принципы обратной связи.

1. Необходимо концентрироваться на поведении, а не на личности — что человек делает, а не каким по нашему мнению он является. Используйте в своей речи глаголы, которые характеризуют действия, а не прилагательные, которые относятся к качествам.

2. Наблюдать, а не интерпретировать — что он сказал или сделал, а не почему (наши фантазии).

3. Описывать, а не судить и оценивать.

4. Быть конкретным, а не обобщать.

5. Уделять внимание информации и концепциям, избегая советов.

6. Ориентироваться на консультанта — давать то количество информации, которое он способен принять, а не то, которое вам хотелось бы дать.

7. Говорите о поведении, которое возможно изменить.

Этапы:

1.Подготовка и презентация консультативного случая.

2.Обоснование плана консультации и конкретных консультативных вмешательств.

3. Супервизовский анализ.

Схема предоставления случая для супервизии:

1. Фактические данные о клиенте;

2. Источник информации о консультанте;

3. Первое впечатление о клиенте;

4. Жалобы клиента и формулируемый им запрос;

5. Ход работы, этапы, переломные моменты, ведущие темы;

6. Динамика отношений в терминах переноса и контрпереноса;

Отчет о последней по времени сессии.

Cупервизовский процесс ― центральный и наиболее значимый компонент клинической супервизии, а также ключ к успешному исходу терапии. Супервизовские отношения начинаются с создания открытой и поддерживающей для сурпервизии среды, развиваются далее и в определенный момент приходят к неизбежному в диадных отношениях конфликту, разрешение которого знаменует достижение автономии в личностном и профессиональном развитии консультанта.

Препятствия, мешающие специалисту пользоваться супервизией:

1. Предыдущий опыт супервизии;

2. Личностное сопротивление и трудности в общении с авторитетами. Сопротивленим называется защитное поведение, имеющие цель уменьшить тревогу. Первичной целью сопротивления является самозащита, с помощью которой супервизируемый защищает себя от возможной угрозы. Тревога в супервизии определяется рядом моментов: присутствием элементов оценки, необходимостью действовать, различиями в способностях. Одна из самых распространенных реакций ― страх оказаться неадекватным, в то время, как супервизируемый хочет добиться успеха. Супервизия ― обязательный компонент обучения. Супервизируемые могут воспринимать супервизора как равного, если не видят, что его возможности превосходят их.

3.Ролевой конфликт, ролевая неопределенность ― неопределенность относительно ожиданий супервизора и методов его оценки, ролевой конфликт относится к ожиданиям супервизируемого, связанным с ролью студента (контрасной роли терапевта). Ролевая неопределенность превалирует на тренинговом уровне и уменьшается с обретением терапевтического опыта, а ролевой конфликт проявляется более у опытных терапевтов. Поэтому супервизорам рекомендуется быть внимательными к признакам такого конфликта.

Часто сопротивлении в супервизии принимает форму игр, в которых супервизируемый осознанно или неосознанно пытается манипулировать или осущетвлять контроль над супервизовским процессом.

Защиты:

1.Подход самобичевания ― супервизируемый демонстрирует свою хрупкость в попытке отвлечь супервизора от своих болезненных проблем.

2. Покорность ― ведет себя так, как если бы супервизор имел ответы на все вопросы.

3. Отвлечение внимания ― уводит супервизора от навыков супервизируемого: «Чем оценивать мои навыки, лучше ответьте на мои вопросы».

4. Беспомощность и зависимость ― супервизируемый с благодарностью «поглощает» всю информацмию от супервизора.

5. Перекладывание ответственности на супервизора и пр.

Date: 2016-06-09; view: 5521; Нарушение авторских прав

Понравилась страница? Лайкни для друзей:

Супервизия в консультировании и психотерапии

Вы психолог, и помогаете людям решать их проблемы. Но вот Вам встретились:

  • слишком трудная проблема, или

  • слишком сложный клиент, или

тупик в работе с запросом- и непонятно, что дальше делать с клиентом

Запись на супервизию

Ситуация, до боли знакомая каждому рефлексирующему психологу.

  • Как не потерять клиента и помочь ему сдвинуться с мертвой точки?

  • Как не выглядеть перед клиентом новичком и дилетантом?

  • Как расширить собственные возможности в психологическом консультировании?

Поможет супервизия — ведь она направлена на решение именно этих задач!

Что такое супервизия?

Супервизия — это профессиональная помощь психологу со стороны более опытного коллеги с целью улучшения качества его работы. Главная ее задача — помочь специалисту-психологу стать успешнее в практической работе с клиентами, развить его профессиональную компетентность. Она вдобавок помогает понять, какие из собственных проблем консультанта мешают проводитьпсихотерапиюи являются существенной преградой на пути преодоления клиентских проблем.

Итак, супервизия позволяет консультанту поделиться чувствами, выявить трудности, появившиеся при совместной работе с клиентом, получить профессиональную оценку проведенной сессии, проработать причины возникших трудностей, расширить теоретическую и методическую базу консультанта, обсудить варианты дальнейшей работы с этим клиентом.

В процессе супервизии разбираются конкретные клиентские проблемы и осуществляется помощьпсихологув нахождении путей ее разрешения. Таким образом, супервизия включает в себя три основные составляющие: обучение, поддержку и направление. А супервизор выступает одновременно в роли учителя, родителя и руководителя.

Выбирайте наиболее интересный Вам формат супервизии:

  1. Очень подробный разбор проведенных сессий(с прослушиванием аудиозаписи проведенной консультации, поиском и исправлением ошибок консультанта)

  2. Общий разбор проведенной сессий(с выявлением ошибок в работе психолога, а также разбором новых и оптимальных направлений работы консультанта с данным случаем)

  3. Обобщенный анализ работы с определенной темой(здесь мы обсуждаем стратегию работы психолога с интересующей его темой — конкретные техники и приемы, которые имеет смысл использовать с любым клиентом, который обратился с подобным запросом).

Психологическое консультирование: что такое супервизия?

Супервизия в процессе психологического консультирования не является ни обучением, ни психотерапией консультанта в полном смысле этих слов, хотя может обладать и тем, и другим эффектом. Ее предназначение – помочь психологу – консультанту / психотерапевту разобраться в сложившейся ситуации его взаимоотношений с клиентом, понять и осознать, что мешает ему оказать клиенту помощь, почему ситуация консультирования не развивается так, как надо, найти собственные ошибки и упущения в работе, проверить правильность и целесообразность примененных по отношению к клиенту техник и приемов. Проводится она квалифицированным опытным психологом-консультантом или психотерапевтом.

Супервизия осуществляется по запросу специалиста, находящегося в затруднительной профессиональной ситуации. Она основана на взаимном доверии и уважении.

Эффективная супервизия должна быть подготовлена и упорядочена, должна присутствовать предварительная договоренность о графике и цене, то есть супервизия представляет собой организованный, а не стихийный процесс.

В зависимости от конкретной ситуации и запроса супервизия может иметь следующие цели: оценочную (например, оценить действия обратившегося за помощью психолога), обучающую (может выступать как форма повышения квалификации), направляющую, поддерживающую и др.

Психологическое консультирование: уровни и формы супервизии

Супервизия используется во многих направлениях и школах психотерапии и психологического консультирования.

Выделяются два основных уровня проведения супервизии. Первый уровень предназначен для начинающих специалистов в области психологического консультирования и психотерапии (до и после получения диплома). Супервизия второго уровня предназначена для более опытных практикующих консультантов и психотерапевтов.

Супервизия проводится в индивидуальной, групповой или коллективной форме (иногда могут сочетаться несколько форм). Супервизия также может быть очной, очно-заочной и заочной. Очная предполагает присутствие супервизора в кабинете и его прямое наблюдение за ходом консультативной/терапевтической сессии, проводимой супервизируемым (это должно быть согласовано с клиентами). Очно-заочная предполагает присутствие супервизора рядом (за зеркальным стеклом), к которому супервизируемый может обратиться по телефону в любое время (эта возможность также заранее обговаривается с клиентами). Заочная супервизия наиболее распространена: предполагает обсуждение проведенных супервизируемым сессий на отдельной, ранее установленной встрече.

Цель

обучение навыкам проведения супервизии и организации психологического сопровождения консультантов телефона доверия.

Пример письменной супервизии

Текст онлайн-консультации психолога Олега Попова и моей супервизии на его работу. Переписка публикуется с его разрешения. Консультация и индивидуальная супервизия проводились в чате. Данный текст приводится лишь в качестве примера, письменная супервизия в настоящий момент не проводится. Выбрать другой форматов супервизии и ознакомиться с условиями её проведения можно на странице Супервизия

ЗАПРОС НА СУПЕРВИЗИЮ:

Здравствуйте, Борис!
В случае если сочтете возможным, прошу дать супервизию по моей консультации.

Клиент:
Мать — одиночка. Быть или не быть?
Прошу вас помогите! Дело в том, что я нахожусь на 5 неделе беременности. Мужчина от которого я жду ребёнка отказался от него, сказав, что он не от него и он мне не верит. С самого детства я очень боялась стать матерью-одиночкой. Я ему больше не звонила и он не звонит. (Думаю и не позвонит никогда) Это была не случайная связь, мы если можно так сказать вместе 1,5 года. Он в другом городе живёт. Познакомились по интернету и видились 2 раза только, но при этом мы созванивались каждый день и по многу часов болтали. Была любовь, совместные планы на будущее и конечно же думали о детях. Я познакомилась с его семьёй. С его матерью в хороших отношениях, раньше тоже созванивалась с ней. Дело в том, что этот человек очень ревнивый! Он выдумывает какие то небылицы на пустом месте и сам в них верит. Очень часто закатывал мне скандалы вообще не из за чего. Теперь я совсем одна-без работы, практически без денег, одна в четырёх стенах. У друзей своя жизнь и свои семьи. Мне 34 года и это наверно мой последний шанс иметь детей.(ему 46) Когда он всё мне это сказал, то естесственно первое желание было сделать аборт, оно и сейчас есть это желание. Но моя мама запретила это делать и сказала, что будет помогать, она очень рада, что у неё будет внук! Бабушка тоже. Но помощь-помощью и она видимо не понимает что денег нужно будет очень много. И перспектива тяжолой и одинокой жизни меня очень пугает. С одной стороны я хочу этого ребёнка-похожего на любимого человека, а с другой нет. Хочу плюнуть на всё, сделать аборт и начать новую жизнь. Хотя какая она будет? Встречу ли я своего мужчину? Позвонить ли его матери и сказать? Прошу вас, помогите мне в этом непростом деле. Как мне быть? Вчера зашла на сайт, где мы познакомились и увидела, что он опять знакомится с девушками. Поймите, после такого не мужского поступка я не хочу с ним жить, но ребёнку нужен отец. Прошу вас помогите принять правильное решение…

КОНСУЛЬТАЦИЯ:

Психолог:
Счастливая Мать. Быть или не быть?
Здравствуйте, Сирена!
Здорово, что Вы обратились на сайт профбаза.ру чтобы разобраться в возникшей ситуации.
Исходные данные:
1) Вы находитесь в группе риска и аборт для Вас — это сознательный отказ исполнить женское предназначение.
2) Вы знакомы 1,5 года, виделись за это время всего 2 раза при ежедневном общении. Согласитесь, что конкретных действий с его стороны для создания семьи явно немного?
3) Вырастить ребенка можно на ЛЮБОЕ количество денег. Просто это будут разные лекарства еда вещи. Ведь у Вас именно те возможности, которые Вы сами создали в своей жизни?
4) У Вашей мамы и бабушки есть ценный опыт материнства, который они и используют и передадут Вам. Вам нужна поддержка и словом и делом?
Возможные действия:
0) Вы можете успокоиться и признать себе, что Вы носите новую жизнь.
1) Вы можете позвонить ему и сообщить о своем решении рожать вашего общего ребенка. При необходимости, можно ВСЕГДА доказать биологическое отцовство.
2) «Вы были в хороших отношениях с его мамой» Вы можете позвонить его маме и сообщить о своем решении рожать Вашего ребенка.
3) Вы можете собрать свой женсовет и совместно с мамой и бабушкой составить список необходимых вещей и выработать план действий по подготовке к родам Вашей дочки.
4) Вы можете сейчас заняться надомным бизнесом и иметь постоянный доход.
5) Вы можете встретить своего мужчину и он станем настоящим отцом Вашего ребенка.

Вы можете очень много, если хотите стать счастливой матерью.

Вы ведь хотите стать счастливой матерью?

С пожеланием благополучия,
Олег Попов.

Клиент:
Re: Мать — одиночка. Быть или не быть?
Большое спасибо Wosco! Не думаю, что в данных обстоятельствах можно получать удовольствие от всего происходящего — плачу каждый день и наверно схожу с ума. Я очень несчастна и внутри пустота. С деньгами большой напряг. Я не работаю, бабушка очень старенькая, а мама на пенсии и работает. Кто будет рядом? Кто будет работать? Сейчас я не могу утроиться никуда тк раза 3 в неделю нужно ходить по врачам, а работу 2 через 2 не могу найти. (я живу не в Москве). Ему и его матери мне не хочется звонить это будет истолковано, что я навязываюсь. От него я не хочу слышать грубых слов больше, мне и так плохо. Хочу ли я этого ребёнка? Я не могу ответить на этот вопрос. У меня нет рядом никакой моральный поддержки рядом, как я уже говорила у друзей своя жизнь, а я живу одна. Чувствую себя глубоко несчастным человеком и думаю вряд ли из этого может получиться что то хорошее…

PS. О какой надомной работе вы говорите? Вы видимо никогда не сталкивались с «надомной работой». Я вам скажу по секрету-ЕЁ ПРОСТО НЕТ! Это просто развод на деньги. Тебя заставляют платить за обучение, за покупку материалов и инструментов, а в итоге совсем ни факт, что твою продукцию будут забирать у тебя. Это та же финансовая пирамида.
На счёт мужчины которого я встречу…. Как я его встречу если я буду сидеть с ребёнком? Извините, но меня никто не будет выпускать «погулять». Чтобы строить отношения нужно время для этого, время которого у меня не будет.

Психолог:
Счастливая Мать. Быть или не быть?
Сирена, спасибо большое за отклик на мой ответ. Вопрос для Вас важен и Вы готовы обсудить его.
«Прошу вас помогите!» — какую конкретно помощь Вы ожидаете получить от сайта профбаза ру?
«Вы плачете каждый день» — ситуация оказалась неожиданной и я сочувствую Вам в Вашей ситуации. Вспомните о том, что раньше помогало Вам успокоиться? И Вы можете это применить..
«Внутри пустота» — исчез смысл жизни и непонятно что делать дальше? — Вы можете наслаждаться своим несчастьем «какая я бедная и несчастная», ожидая поглаживаний: с потерей поддержки близкого Вам человека они Вам очень нужны — самая действенная поддержка родных, близких людей. И Вы можете принять с благодарностью заботу Вашей мамы и бабушки… Жизнь продолжается какая бы она ни была. И нужно решить как жить дальше. Ведь если Вы не решите, это сделает кто-то другой. Вы хотите, чтобы кто-то принял за Вас решение?
«Я не работаю» — можете успокоиться и устроиться на работу неполный день. Процесс трудоустройства переключит Ваше внимание с разрыва отношений на общение с людьми, достижение результатов. (говорю на основании примеров своих знакомых)
Вы можете и не говорить ему о своем решении рожать, достаточно того, что он знает, что у Вас есть ребенок от него.
Вас пугает перспектива тяжелой и одинокой жизни, Вам хочется моральной поддержки рядом? — для быстрого снятия нервного стресса, просто, чтобы прорыдаться в голос Вы можете обратиться в службу доверия, где штатные специалисты помогут Вам освободиться от негатива и начать новый поворот в Вашей жизни.
Говоря о надомной работе я не имел в виду финансовую пирамиду. Я имел в виду работу, которую можно делать дома и получать за это деньги. И такая работа есть, и я знаю людей, которые зарабатывают на дому.
Еще раз рекомендую обратиться в службу доверия или знакомому психологу за личной консультацией для снятия стресса и в спокойном состоянии принятия нужного для Вас решения.
Все будет хорошо…
…И все это понимают… чуть раньше или чуть позже…
Решать Вам, Сирена,
Это Ваша жизнь, И Ваш выбор правильный.
С теплом и заботой,
Олег Попов.

Клиент:
Re: Мать — одиночка. Быть или не быть?
Извините, вы не поняли меня. Я не хочу плакаться в жилетку… И совсем не хочу чтобы меня жалели. Я просто хотела услышать разные мнения, рассмотреть ситуацию со всех сторон и принять правильное решение. Я поняла, что я просто не хочу этого ребёнка. Ребёнка от такого подлого человека. Когда я вспоминаю о нём, то я невольно ассоциирую его с ним. И сразу возникает какой то неготив, неправильный и очень бурный по отношению к не рождённому ребёнку. Мне кажется, что я его уже ненавижу. Если бы я хотела его, то наверно на все эти трудности мне было плевать. Я просто его не хочу…………

Моя проблема: Расхождение моих базовых принципов и выбора клиента.
Я считаю важным вопрос продолжения рода, клиент выбирает аборт.

Я вижу ситуацию следующим образом:
девочка до 34 лет «гуляла» (Извините, но меня ни кто не будет выпускать «погулять».)
Ребеночка зачать за две встречи, из которых одна была — знакомство с родителями — надо приложить усилия. (не говоря о «Мужчине в 46» который не озаботился вопросом предохранения).
Это срочная беременность до замужества — явно сознательный шаг с ее стороны.
забеременею-возьмет замуж-будет исполнять мои желания.

Если она сделает аборт — закончится ее род. Женская семья — мама, бабушка и дочь.
Если сохранит ребенка — будет вымещать на нем свои неудачи. И вырастет больной человек.

Для меня проблема в этой ситуации — какую конкретную помощь можно оказать ее больной душе, которая открылась из-за растерянности и малости ресурсов и уже вновь закрывается ( Я поняла, что я просто не хочу этого ребёнка. )

В цейтноте теперь я — от принятия решения до начала ее действий совсем немного времени.

Как еще можно вывести ее на внутренний диалог?

Спасибо за внимание,
С пожеланием доброго здоровья
и надеждой на Вашу точку зрения, которая поможет в моих размышлениях,
Олег.

Индивидуальная супервизия

СУПЕРВИЗИЯ:

«Как еще можно вывести ее на внутренний диалог?» — проблема в том, как её из него вывести…

Предлагаю вначале посмотреть на ситуацию с немного более общих позиций.
С чем вообще обычно обращается клиент? — С внутренним конфликтом. В нём звучат два голоса: один — за, другой — против. В попытках как-то избавиться от этого болезненного внутреннего противоречия, клиент ВСЕГДА проецирует одну часть на терапевта (так же, как в своей жизни он проецирует его на кого-то из окружающий, в силу чего внутренний конфликт становится внешним; хотя, конечно, когда-то он и был внешним, «интериоризовавшись» когда-то внутрь).

На практике это означает очень простую вещь. Начните спорить с человеком — и он будет спорить с Вами, усиливая тем самым один и своих «внутренних голосов. И наоборот — согласитесь с ним, и он достаточно быстро поменяет свою точку зрения на противоположную, дав слово другому «внутреннему голосу». (Для меня это — одна из базовых основ любого психотерапевтического процесса).
Но интересно, а что происходит с самим психотерапевтом, когда клиент начинает «втягивать» его в свой внутренний спор? Ведь у терапевта же тоже есть некое личностное отношение к затрагиваемой теме. И тут встаёт один традиционных для терапии вопросов: высказывать свою точку зрения или молчать?
Я отвечаю для себя на него достаточно просто — конечно, высказывать, но делать это в полной готовности поменять её на ровно противоположную. Замечая при этом, как клиент бессознательно пытается актуализировать внутри меня именно тот «внутренний голос», от которого он в настоящий момент пытается избавиться. Первым, как правило, становится тот, который гештальтисты называют «родительским интроектом». Почему именно он? Потому что клиент обычно проецирует на терапевта роль кого-то из своих родителей.

Теперь перейдём к приведённому Вами тексту.
Типичный «моральный императив» гласит, что делать аборты плохо. И, скорее всего, он и является тем самым «родительским интроектом», с которым внутренне борется Ваше клиентка. Её первое письмо заканчивается словами «Поймите, после такого не мужского поступка я не хочу с ним жить, но ребёнку нужен отец», что означает — ребёнка не будет.
Первый ответ психолога содержит пункты, свидетельствующие о том, что он хочет убедить клиентку не делать аборт. Как первый шаг это ещё ничего не означает, ведь он просто может быть заинтересован в том, чтобы увидеть её реакцию.
В своём ответе клиентка начинает спорить с аргументами психолога, усиливая тем самым звучание свою первоначальную позицию.
И здесь у терапевта возникает «развилка»:
1. Он может поменять свою позицию, полностью согласившись с клиенткой. За отсутствием «внешнего оппонента» спор с ним станет бессмысленным, и клиентка, скорее всего, вернётся к своему внутреннему диалогу. Но, скорее всего, после «выглядывания во вне», он приобретёт для неё новый, более объёмный и объективный характер.
2. Он может продолжать усиливать свои аргументы, и это так же может дать свой положительный терапевтический эффект. Доведя свои аргументы «за аборт» в этом споре до абсурда, клиентке будет легче рассмотреть ситуацию более объективно (как и в первом случае). Очевидно, что в своём втором вопросе терапевт склоняется к первому варианту. Вопрос лишь в том, насколько преднамеренно он это делает (с точки зрения того, о чём я писал выше, разумеется). Похоже, что терапевт начинает ощущать, как к процессу взаимодействия с клиентом начинает примешиваться его собственный внутренний диалог. Я описал бы его фразой: «Нельзя делать аборты — но и нельзя навязывать клиенту свою точку зрения». Из текста об этом можно судить как по общему смягчению стиля (уже нет столь акцентированных пунктов, появляется больше вопросительных знаков и многоточий, фразы «я не имел в виду» — «я имел в виду»), так и по достаточно ярко выраженному желанию вообще уйти от нарастающего конфликта:
«Еще раз рекомендую обратиться в службу доверия или знакомому психологу за личной консультацией для снятия стресса и в спокойном состоянии принятия нужного для Вас решения. Все будет хорошо… …И все это понимают… чуть раньше или чуть позже… Решать Вам, Сирена.»
Заключительный ответ клиентки свидетельствует о том, что она близка к прекращению дальнейшего диалога с терапевтом: «Извините, вы не поняли меня». Конечно, подобные фразы никогда не следует воспринимать всерьёз, и относится к ним как к продолжению внутреннего диалога клиента с самим собой. Но и замешательство Ваше мне вполне понятно.

Так что же делать? Не хочу быть излишне дидактичным, поэтому хочу предложить Вам несколько иной вариант развития событий.
Допустим, что внутренний конфликт терапевта звучал бы совсем иначе, чем «делать или не делать аборт» (кстати, моя позиция в этом вопросе ничуть не отличается от Вашей). Например, он мог бы звучать как «продолжать или не продолжать отношения с человеком, ведущим себя подобным образом». Ведь из первоначального запроса клиентки отнюдь не следует, что этот вопрос является для неё второстепенным по сравнению с вопросом об аборте. Вполне вероятно, даже наоборот (возможно, именно это и следует проверить). Клиентка может просто маскировать подобный конфликт, усиливая позицию «я вынуждена расстаться с человеком, косвенно толкающим меня на аборт». А ведь это, согласитесь, совсем другая история. В таком случае, её скрытая агрессия в Ваш адрес вполне может быть подкреплена тем, что Вы — мужчина, ведь именно мужчина не может её понять.

Надеюсь, что более подробные «инструкции» Вам уже не нужны )

Групповой психоанализ в формате супервизии. «Дикая» супервизия и что с этим делать.

Каждый групп-аналитик и психотерапевт, практикующий групповой психоанализ, нуждается в компетентной супервизорской поддержке.

  • Ловушка сверхкомпетенции супервизора
  • Позитивные примеры групповой супервизии
  • Взгляд с обратной стороны супервизии
  • Типичные ошибки супервизоров

Бурное развитие групповой психотерапии привело к тому, что начинающие психотерапевты открывают в своей практике очень разные группы. А супервизора, как это бывает на развитом психотерапевтическом рынке, в той же организации просто нет. Поэтому находят супервизора не по принципу, что это – Мастер именно в моей проблеме, а из того, что есть на рынке. Зачастую запросы практики супервизанта превышает опыт супервизора.

До сих пор нередки случаи недостаточной квалификации супервизора, приводящие к негативному влиянию на процесс супервизии и на самого супервизируемого.

Лучше всего будет показать это на примере собственного опыта супервизии в практике групповой психодинамической терапии. Показать, как влияет на супервизанта наличие или отсутствие специфического опыта у супервизора, а также раскрыть алгоритм внедрения новых методов работы в групповом психоанализе в условиях частной практики.

Здесь мы используем личный опыт супервизий за последние пять лет. За это время мы открыли для себя шесть новых направлений психотерапии: группа шизофренических пациентов в психиатрическом стационаре, работа в ко-терапии, группа психотиков в частной амбулаторной практике, группа родственников душевно нездоровых людей, группа супружеских пар, семейная и супружеская терапии.

И для каждого из направлений мы нуждались в супервизорской поддержке. Поэтому наш опыт супервизии включает как долгосрочную интервизорскую группу, так и долгосрочную индивидуальную супервизию с несколькими аналитиками в разных областях.

Давайте проясним ограничения супервизии. Для этого нужно ответить на следующие вопросы:

  • Каким образом супервизор может ограничивать, тормозить или останавливать развитие супервизанта?
  • Существует ли реальный опыт нахождения диалога с некомпетентными супервизорами?
  • Каковы варианты выхода из проблемы недостаточной практики супервизора?
  • Каков реальный ущерб от «диких» супервизий?

Ловушка сверхкомпетенции супервизора

Рассмотрим клинические примеры.

1. «Дикая» групповая супервизия.

Такой будет супервизия в ситуации, когда у супервизора нет соответствующей квалификации, рамки супервизии не заданы, группа не имеет опыта работы не только с пациентами психотиками, но просто терапевтического опыта, реакции группы не нормируются, все побочные эффекты такой супервизии сбрасываются на супервизанта.

2. «Дикая супервизия от мэтра».

Супервизор с зарубежной страны с большим опытом ведения амбулаторных пациентов как в собственной практике, так и в качестве обучающего аналитика на базе университета. Но без опыта работы в психиатрическом стационаре, без опыта работы с психотическими пациентами. Но он специалист ЕГАТИН, практикующий групповой психоанализ, супервизор, и в своей стране очень уважаемый человек в групповом анализе.

Супервизия была групповая. Необходимо было предоставлять случай как учебный материал. Так как у других студентов вообще не было ни группового, никакого другого опыта, то эту группу «супервизировали» все, кто мог.

Супервизор сказал: Ок, я буду супервизировать.

Была заявлена проблема – А правильно ли мы ведем группу психотиков в стационаре?

Что делал этот супервизор:

Задавал уточняющие вопросы – А почему решетки в психиатрическом стационаре? А почему пациенты пьют лекарства? А зачем они одеты в пижамы? Почему пациент должен отчитываться об увольнении, перед медсестрой? Почему врача во время группы могут вызвать по делам?

Ему было явно интересно соприкоснуться с другим опытом работы.

После расспросов он сказал, что все делается не правильно, он так обычно не делает. И спросил, что думают остальные. Остальные думали, что психиатров надо истреблять как класс. Что медикаментозное лечение психозов это – варварство и садизм. Что надо выпустить всех пациентов из психиатрического стационара. Почему их заставляют мыться?

Один из руководителей прямо сказала – я запрещаю Вам работать! Вы должны немедленно прекратить работать с психотиками, потому что Вы не имеете права!

Давались оценки: Вы разрушенный терапевт.

Супервизор задавал глупые вопросы и предположения. Например: а Вы не пробовали их распустить по домам?

Вывод – когда человек не в практике, то он задает кучу ненужных вопросов и предположений. И в итоге вместо расширения опыта супервизируемого мы получили клеймо «не таких». И «я бы сделал лучше».

Анализ. Почему эту супервизию можно назвать «дикой»?

Во-первых, потому что терапевт явно был очарован своим сверхвсеведением.

Во вторых, не были заданы рамки высказывания для аудитории.

В третьих, аудитория была из студентов, которые не имели никакого психотерапевтического опыта.

Итог. Супервизор улетел в свою страну.

В результате этой супервизии моя коллега была очень травмирована. При упоминании этой супервизии несколько месяцев не могла сдержать слез. Для меня это показатель очень травмирующей ситуации.

Выводы, которые мы сделали с коллегой:

  • Во-первых, мы не выносим на групповое обсуждение наши группы с психотиками, если супервизор не компетентен в этом вопросе, т.е. это должен быть врач-психиатр с опытом психоаналитического лечения шизофрении и ведения групп психотиков.
  • Во-вторых, группа должна быть из специалистов как минимум с опытом ведения групп.

Позитивные примеры групповой супервизии

1. Европейский групп-аналитик, серьезно практикующий групповой психоанализ, когда ему был предоставлен тот же материал, отказался от супервизии, с такими словами: Я уже 15 лет не работаю с тяжелыми пациентами. Поэтому супервизировать Ваш случай не имею права.

2. Другой групповой аналитик европейской страны. Он работал в психиатрии, работал в психиатрическом стационаре, работал в ко-терапии – он понимал те проблемы которые были заявлены.

Он сделал следующее: очень жестко задал регламент, структуру, запретил внешнему кругу вообще что-то говорить, нарушителей попросил удалиться. Дал очень жесткие рамки на высказывания, никакой свободы, какую могут допускать другие супервизоры. И на этой супервизии были прояснены многие вопросы и получена поддержка.

Выводы – после этой супервизии появилась надежда, что если на групповой супервизии ведущий разбирается в проблеме и может создать жесткий контейнер, то групповая супервизия может быть терапевтичной с тяжелыми пациентами.

Взгляд с обратной стороны супервизии

А вот еще один пример.

Супервизор с опытом работы с психотическими пациентами.

В начале, нашей ко-терапии было принято решение взять супервизора, который имеет богатый опыт групповой работы, опыт ко-терапии и работы со стационарными пациентами.

Очень быстро этот супервизор наладил рабочую супервизионную группу – он и два ко-терапевта, что привело к существенному уменьшению непродуктивной тревоги. Было получено масса полезных рекомендаций по типу «домашние хитрости». Были разобраны многие серьезные вопросы и дилеммы которые ставит перед начинающим терапевтом работа в стационаре. В целом в течении двух лет шла продуктивная работа.

Выводы, которые мы сделали из анализа этого опыта — для супервизии нужно брать человека который очень хорошо разбирается в условиях проведения группы – в данном случае психиатрический стационар, в особенностях больных, в особенностях принудительного лечения, в психологии шизофрении.

Два года мы успешно супервизировали с ним две группы невротиков в амбулатории, и психотиков в стационаре.

В марте 2012 года мы решили добавить к нашим группам психотиков амбулаторно и группу родственников душевнобольных.

Добавим контекст

Вот здесь проявился феномен частной некомпетентности супервизора. Надо добавить, что этот супервизор до работы с нами придерживался взглядов, что психотиков нужно лечить только под прикрытием стационара, а группы родственников он пытался создать, но ни разу не получилось.

Наша инновация и для нас, и для него была в том, что мы стали работать с психотиками под прикрытием психотерапевтической работы с родственниками душевнобольных.

Опыт №1. Грабли частичной некомпетентности

Сразу же бросилось в глаза некомпетентность супервизора. В начале формирования опыта в любой из категорий пациентов мне самому и многим моим коллегам важны именно «технические мелочи» которыми щедро делится супервизор, который имеет опыт работы с такими пациентами и в таких условиях.

В данном случае наш супервизор сразу стал «плавать». У нас возникло острое недопонимание. Множество сессий были посвящены тому, что мы рассказывали ему о технических деталях работы.

Как будто повторился опыт с супервизией психотиков в стационаре, когда у супервизора нет такого опыта. Стал задавать глупые вопросы. У него были сомнения, а правильно ли поставлен диагноз или нет.

Опыт №2. Как была решена проблема «частичной некомпетентности достаточно хорошего супервизора»

Через полгода взаимных мучений мы предложили ему провести очное наблюдение в наших группах. Он поприсутствовал на двух группах по две сессии. Поле этого глупые вопросы: а действительно ли у Вас в группе пациент-психотик? отпали.

Сказал – что да, вот эти пациенты, про которых я сильно сомневался – да, они действительно психотики.

Забегая вперед, скажем, что сомнение супервизора в правильности диагноза потом повторялось и с другими супервизорами. Решила сомнения у одного – очная встреча с пациентом, у другого – косвенный признак, когда пациент дал очередной психоз, то он сказал – ну, да! я был не прав, это действительно шизофрения.

Эти сомнения супервизора в правильности диагноза сильно бьют по супервизанту, потому что ты вынужден оправдываться в том, в чем не виноват. А ведь волей – не волей супервизант находится в зависимой от супервизора позиции и должен прислушиваться к его мнению и учитывать его приоритеты.

Опыт № 3. И еще раз те же самые грабли

В 2013 году мы взяли еще один, новый для нас, тип групп и пациентов – группу супружеских пар. Мы опять закономерно столкнулись с непониманием этого супервизора специфической динамики таких групп. Ситуация повторилась один в один. То есть это уже третья категория группы, где мы нуждались в помощи, а он не вел. Поэтому через несколько супервизий мы решили прекратить супервизировать эту группу у него, а поискать другого специалиста.

В этом случае мы решили найти супервизора, который бы занимался только супружескими парами. Поэтому мы нашли супервизора по парам и семьям. Группу супружеских пар мы оставили в интервизии, а с супервизором работаем, как с семьями.

Опыт № 4. Средние и большие группы

У этого супервизора была идея, что такие группы не терапевтичны, и поэтому, когда мы разговаривали на тему – а надо ли добавить такие группы – он отвечал, что так лучше не делать. В итоге, мы открыли подобные группы для наших пациентов только после окончания супервизий у него.

Типичные ошибки супервизоров

На этих примерах хорошо видны типичные ошибки супервизоров:

  1. Супервизоры часто переоценивают свои возможности приносить пользу, новый опыт для супервизанта, не раня его и не вводя в заблуждение своим невежеством и ограничениями.
  2. При работе с группой супервизоры преувеличивают возможности группы в контейнировании тяжелых психотических состояний, часто не понимают параллельные процессы, которые запускаются на подобных супервизиях. Тот, кто понимает, либо создает жесткие рамки супервизии, либо отказывается.
  3. Некоторые супервизоры берутся супервизировать те случаи, в которых они не разбираются. Если супервизор опытный, то ситуацию могут облегчить очное наблюдение или видео-конспекты сессии. Может быть, индивидуальные интервью с пациентами по Скайпу.

Сверхкомпетентность супервизора грозит:

  1. Сильной травматизацией супервизанта.
  2. Замедлением самой супервизорской работы – масса времени тратиться на то, чтобы обучить супервизора (А что же там происходит на группах подобного типа и которые я никогда не вел?) Это – обучение за счет пациента. Например, в нашем случае супервизор поменял точку зрения о том, что с психотиками нельзя работать в частной практике амбулаторно, и в дальнейшем сам взял амбулаторную группу психотиков.
  3. Супервизор может привести к ситуациии, в которой супервизант, хочешь – не хочешь, впитает не только технические приемы супервизора, не только теоретические основы, но и систему ценностей и предпочтений супервизора.

С уважением groupanalysis.kz

Цели и задачи супервизии

Супервизия – форма и способ сопровождения, коррекции и развития специалистов помогающих профессий и собственно помогающих организаций в целом, как саморазвивающихся инновационных систем, призванная реализовывать стандарты в области политики качества предоставляемых социальных услуг. Супервизия это наблюдение более опытного коллеги за работой психолога, терапевта, преподавателя, обсуждение сильных и слабых сторон, исправление возникших ошибок. В этом случае супервизию можно рассматривать как систему профессиональной поддержки специалистам помогающих профессий.

Цель: повышение качества проведения психотерапии, подготовка профессионалов в области психотерапии

Задачи супервизии делятся на две группы.

Тест на знание английского языка Проверь свой уровень за 10 минут, и получи бесплатные рекомендации по 4 пунктам:

  • Аудирование
  • Грамматика
  • Речь
  • Письмо

Проверить

Клинико-психотерапевтические (организационные) задачи:

— помощь в организации лечебного процесса

— коррекция психотерапевтического контракта

— определение согласованности проводимой работы, мишеней психотерапии и формирования индивидуальной психотерапевтической программы

Собственно психотерапевтические (содержательные) задачи:

— концептуализация процесса и содержания психотерапии во время встречи (в данном случае). Результатом является появление целостного понимания сути возникшей сложности, особенностей пациента и его страдания, проводимой психотерапии у супервизируемого

Узнай стоимость написания работы Получите ответ в течении 5 минут. Скидка на первый заказ 100 рублей!

— профилактика эмоционального сгорания за счет поддержки и разделения ответственности за психотерапевтический случай. Результатом является изменения эмоционального фона супервизируемого по окончанию супервизионной сессии (чаще с тревожного на радостный)

— обучение супервизируемого выполнению конкретных психотерапевтических действий на примере представленного случая. Результатом является появление навыка и его использование в психотерапевтическом процессе у супервизируемого.

Для достижения цели супервизор реализует следующие задачи (частные задачи):

1. Проанализировать личность профессионала социальной сферы по параметру его ресурсности для профессиональной самореализации в избранной сфере: мотивы выбора, ресурсы для выбора и развития (акме), скрытые компенсации и контрпереносы, ограничения в личностном развитии в связи с профессией; совместимость (тропность) человека и профессии, проекции из сферы родительских интроектов;

2. Сформировать карьерограммы специалистов в качестве индивидуальной (самостоятельной) системы и в качестве сотрудника помогающей организации, органически включенного в структуру ее работы и развития;

3. Проанализировать формирование и развитие инновационного, динамического и уникального стиля профессионального поведения экологичного для специалиста, клиента и организационной культуры, как инструмента системы менеджмента качества в помогающей организации;

4. Способствовать развитию рефлексивной культуры (рефлексивных способностей) профессионала способного анализировать, осмысливать и реструктурировать собственные профессиональные интеракции с позиций их успешности и профессиональных ошибок, рассматривая их как способы управления качеством предоставления специальных (социальных) услуг;

5. Способствовать методологической, методической и технологической компетенции специалиста социальной сферы и систем его профессионального развития;

6. Предпринять, как самостоятельной единице к движению на уровень 5 — этапа, как одного из пиков развития профессиональной компетентности, а также как член саморазвивающейся организации;

7. Оказывать помощь организации как целостной системы в процессах планирования, контроля и повышения качества предоставляемых услуг, а также инициирование процессов ее саморазвития в изменяющейся среде и в противостоянии с различными социальными вызовами; 8. Способствовать необходимой взаимосвязи между супервизией, развитием и обучением специалиста с его личностной динамикой, социально-экономической успешностью и включенностью в общеорганизационные процессы.

Основной задачей супервизора является сформировать профессиональные навыки у начинающего специалиста. Формирование навыков является возможным после первичной оценки. Супервизор, совместно с начинающим специалистом должен провести оценку и идентифицировать его сильные и слабые стороны, опыт на момент начала супервизии, уровень присутствующих ключевых навыков и разработать цели для их усовершенствования.

Ключевые профессиональные навыки должны быть четко определены, а для формирования этих навыков должны использоваться методы моделирования, тренировки и обратной связи. Супервизор может демонстрировать, каким образом выполняются те или иные профессиональные действия, направить на чтение соответствующей литературы, наблюдать за специалистом и предоставлять обратную связь, а также предоставлять возможности для развития самостоятельного мышления и решения проблем.

Для оценки продвижения специалиста супервизором должны быть разработаны системы оценки и мониторинга, а результаты данной оценки должны предоставляться начинающему специалисту в заранее предопределенные периоды времени. Также на постоянной основе супервизором должна предоставляться обратная связь в устном или письменном виде в соответствии с рекомендациями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *