Иррациональное в научном познании

Рациональное и иррациональное в научном познании

Новое понимание рациональности привело к новой трактовке ее соотношения с иррациональностью. Одна из особенностей современного научного и философского познания состоит в существенном усилении интереса к основаниям и предпосылкам знания. Это проявляется, в частности, в возрастании роли саморефлексии науки, в стремлении осмыслить диалектику рефлексивного (рационального) и дорефлексивного в научном знании и деятельности.

Противоречивость самого рационального подметил и проанализировал еще Гегель, у которого впервые встречается истолкование категорий рационального и иррационального как проявления диалектики рассудка и разума: «…то, что мы называем рациональным, принадлежит на самом деле области рассудка, а то, что мы называем иррациональным, есть скорее начало и след разумности. …Науки, доходя до той же грани, дальше которой они не могут двигаться с помощью рассудка… прерывают последовательное развитие своих определений и заимствуют то, в чем они нуждаются… извне, из области представления, мнения, восприятия или каких-нибудь других источников».

Результатом этого процесса стало обнаружение новых или почти не фиксируемых ранее компонентов знания, особенно интуитивного и дологического плана, а также усложнение представлений о структуре и функциях естественно-научного и гуманитарного знания. При таком подходе иррациональное лишается своей отрицательной оценки, понимается как интуитивные, схватываемые фантазией, чувством, как неосознаваемые грани самого разума; предстает как новое, еще не отрефлексированное в науке, не принявшее рациональные, логически определенные формы знание. При этом оно присутствует как необходимый творческий компонент познавательной деятельности и в дальнейшем обретает свойства и статус рационального знания. Научное знание и все процедуры его получения, проверки и обоснования обретают новое измерение, глубину и объемность, поскольку вводится, по существу, новый параметр, фиксирующий присутствие самого субъекта в знании и познавательной деятельности.

Иррациональное очень часто имеет форму неявных, скрытых компонентов знания, которые выражаются либо в личностном неявном знании, либо в различных формах бессознательного, оказывающих существенное влияние на познавательную и исследовательскую деятельность ученого. В научных текстах как обязательные, дополнительные к явному знанию функционируют многообразные неявные основания и предпосылки, в том числе философские, общенаучные, этические, эстетические и другие. В качестве неявных форм в научном знании присутствуют также традиции, обычаи повседневности и здравого смысла, а также предмнения, предзнания, предрассудки, которым особое внимание уделяет герменевтика, поскольку в них представлена история. Неявное знание может быть понято как некоторая до поры до времени неосознанная и невысказанная форма сознания и самосознания субъекта, как важная предпосылка и условие общения, познания и понимания. Однако полагать, что всякое не выраженное в слове знание есть неявное, было бы ошибкой, поскольку знание может быть объективировано и неязыковыми средствами, например в деятельности, жестах и мимике, средствами живописи, танца, музыки. Существование неявного, молчаливого знания часто означает, что человек знает больше, чем он может сказать, выразить в слове.

Англо-американский философ М. Полани (1891-1976) разработал широко известную сегодня концепцию неявного личностного знания. Он понимает его как органическую составляющую личности, способ ее существования, «личностный коэффициент». Для него «молчаливые» компоненты — это, во-первых, практическое знание, индивидуальные навыки, умения, т. е. знание, не принимающее вербализованные, тем более концептуальные формы. Во-вторых, это неявные «смыслозадающие» (sense-giving) и «смыслосчитывающие» (sense-reading) операции, определяющие значения слов и высказываний. Имплицитность этих компонентов объясняется также их функцией: находясь не в фокусе сознания, они являются вспомогательным знанием, существенно дополняющим и обогащающим явное, логически оформленное знание. Неявное — это невербализованное знание, существующее в субъективной реальности в виде «непосредственно данного», неотъемлемого от субъекта.

По Полани, мы живем в этом знании, как в одеянии из собственной кожи, это наш «неизреченный интеллект». Он представлен, в частности, знанием о нашем теле, его пространственной и временной ориентации, двигательных возможностях; знанием, служащим своего рода «парадигмой неявного знания», поскольку во всех наших делах с миром вокруг нас мы используем наше тело как инструмент. По существу, речь идет о самосознании как неявном знании субъекта о себе самом, состоянии своего сознания. Это подтверждается данными современной психологии, показавшей, что объективная схема мира, лежащая в основе восприятия, предполагает также схему тела субъекта, которая включается и в самосознание, предполагаемое любым познавательным процессом.

Но как возможно знание, если оно допонятийно и не только не находится в фокусе сознания, но и не выражено в слове, т. е. как бы лишено главных признаков знания? Ответ на этот вопрос дал американский историк и философ науки Т. Кун (1922-1996), когда под влиянием идей М. Полани размышлял над природой парадигмы, обладающей всеми свойствами неявного знания. Он выявил следующие основания, дающие право использовать сочетание «неявное знание»: оно передается в процессе обучения; может оцениваться с точки зрения эффективности; подвержено изменениям как в процессе обучения, так и при обнаружении несоответствия со средой. Вместе с тем в нем отсутствует одна важнейшая характеристика: мы не обладаем прямым доступом к тому, что знаем; не владеем никакими правилами или обобщениями, в которых можно выразить это знание.

Исследователи-гуманитарии часто имеют дело со скрытым содержанием общих исходных знаний, выявление которого не носит характера логического следования, опирается на догадки и гипотезы, требует прямых и косвенных доказательств формулируемых предпосылок и предзнаний.

Интересный опыт дают сегодня историки и культурологи, стремящиеся к «реконструкции духовного универсума людей иных эпох и культур» (советский и российский историк-медиевист, культуролог, литературовед. Доктор исторических наук А.Я. Гуревич), особенно в тех работах, где предметом изучения становятся неосознаваемые и невербализованные мыслительные структуры, верования, традиции, модели поведения и деятельности — в целом менталитет. Известные исследования Гуревича (1924-2006) категорий средневековой культуры, «культуры безмолвствующего большинства» прямо направлены на изучение не сформулированных явно, невысказанных, неосознанных установок, ориентаций и привычек. Возродить «ментальный универсум» людей культуры далекого прошлого — значит вступить с ними в диалог, правильно вопрошать и «расслышать» их ответ по памятникам и текстам, при этом часто пользуются методом косвенных свидетельств и в текстах, посвященных каким-либо хозяйственным, производственным или торговым проблемам, стремятся вскрыть различные аспекты миропонимания, стиля мышления, самосознания.

Можно выделить следующие общие для всех современных наук группы компонент, которые, как правило, не формулируются явно в научных текстах науки. Это логические и лингвистические правила и нормы; общепринятые, устоявшиеся конвенции, в том числе относительно языка науки; общеизвестные фундаментальные законы и принципы; философско-мировоззренческие предпосылки и основания; парадигмальные нормы и представления; научная картина мира, стиль мышления, суждения здравого смысла и т. п. Эти компоненты находятся в подтексте, имеют неявные формы; они эффективны только при условии, что включены в четко налаженные формальные и неформальные коммуникации, а знание очевидно как для автора, так и для некоторого научного сообщества.

Новые аспекты неявного личностного знания обнаружили себя в такой современной области познания, как когнитивные науки (cognitive sciences), исследующие знание во всех аспектах его получения, хранения, переработки. В этом случае главными становятся вопросы о том, какими типами знания и в какой форме обладает данный человек, как представлено знание в его голове, каким образом человек приходит к знанию и как его использует.

Особый интерес заслуживает знание эксперта, с которым и работает интервьюер, направляющий внимание эксперта на экспликацию неосознаваемого им самим личностного знания. Выявлен основной парадокс уникального профессионального «ноу-хау» (англ. know-how — умение, знание дела): чем более компетентными становятся эксперты, тем менее они способны описать то знание, которое используется для решения задач. Оно может быть передано другим субъектам в ходе совместной деятельности и общения, а также путем достижения экспертом «осознания неосознанного». «Ноу-хау» передается преимущественно в ходе непосредственной совместной деятельности, различными невербализованными способами обучения. познавательный интуиционистский наука рациональность

Еще более глубинными и скрытыми предпосылками и факторами познавательной и творческой деятельности ученого являются личностное и коллективное бессознательное, с позиций традиционной рациональности считавшееся только «помехой» в познании. Однако современные исследователи стремятся обосновать конструктивную роль бессознательного в познавательной деятельности.

Создатель метода психоанализа, знаменитый австрийский психоаналитик, психиатр, невролог, ученый 3. Фрейд (1856-1939) был глубоко убежден, что «чисто рациональные мотивы даже у современного человека мало что могут сделать против его страстных влечений». Он считал бессознательное центральным компонентом человеческой психики и в своих исследованиях стремился доказать, что сознательное надстраивается над бессознательным, выкристаллизовывается из него и это находит свое отражение в истории развития человеческой культуры, нравственных и моральных основ жизни человека. Творчество, активная интеллектуальная, в том числе научная, деятельность — это результат своего рода сублимации, переключения энергии инстинктивного, сексуального либо агрессивного импульса в человеке на социально значимые цели.

Ученик 3. Фрейда, современный французский философ и психоаналитик М. Бертран (1872-1970), разрабатывая проблему особой продуктивности бессознательного в работе теоретической мысли, характеризует гипотезы своего учителя следующим образом. Первая гипотеза — существуют бессознательные процессы, которые лежат в основе стремления к знанию, поиска знания; вторая — мыслительная деятельность активизируется вследствие «расщепления» психики под воздействием двух полярных принципов — реальности и возможности его получить; третья — теоретическая деятельность имеет эротическую основу, стимулом к ее развитию был опыт «неудовольствия» — страх потерять любовь.

Если бессознательное у Фрейда имеет личностную природу, то по К.Г. Юнгу это лишь поверхностный слой, который покоится на более глубинном уровне — коллективном бессознательном, или архетипах. Сознание — это относительно недавнее, развивающееся приобретение природы, тогда как коллективное бессознательное — архетипы являются «итогом жизни человеческого рода» и обращение к ним, в частности интерпретация религиозно-мифологической символики или символов сна существенно «обогащает нищету сознания», так как обогащает нас языком инстинктов, бессознательного в целом.

Архетипы присущи всем людям, появляясь прежде всего в сновидениях, религиозных образах и художественном творчестве, передаются по наследству и являются основанием индивидуальной психики. Это «архаические остатки» — ментальные формы, следующие не из собственной жизни индивида, но из первобытных, врожденных и унаследованных источников всего человеческого разума «Бессознательное — это не простой склад прошлого… оно полно зародышей будущих психических ситуаций и идей… Остается фактом то, что помимо воспоминаний из давнего осознанного прошлого из бессознательного также могут возникать совершенно новые мысли и творческие идеи; мысли и идеи, которые до этого никогда не осознавались»

Архетипы, сопровождая каждого человека, неявно определяют его жизнь и поведение как система установок и образцов, служат источниками мифологии, религии, искусства. Они же влияют на процессы восприятия, воображения и мышления как своего рода «врожденные образцы» этих действий, и сами при этом подвергаются «культурной обработке». Существует реальная проблема, требующая изучения, — соотношение субъективно унаследованных генетических образцов восприятия, воображения, мышления и образцов, передаваемых культурно-исторической памятью человеческого рода.

Рациональное и иррациональное в научном познании.

Рациональное познание протекает в двух основных формах: рассудка и разума. Рассудочное познание оперирует понятиями, но не вникает в их природу и содержание. Рассудок действует в пределах заданной схемы, шаблона. Рассудочная деятельность не имеет собственной цели, а исполняет заранее заданную цель. Разумное познание предполагает оперирование понятиями и исследование их собственной природы. В отличие от рассудка разумная деятельность целенаправлена. Рассудок и разум являются двумя необходимыми моментами рационального познания. Мышление должно быть и рассудочным, и разумным, так как переход от одной системы знания к другой осуществляется посредством разума, который генерирует новые идеи, выходящие за границы существующего знания. Но деятельность разума относительна, так как, ломая старую систему знания, разум сам создает основы для возникновения новой системы и её логики, развитие которой в дальнейшем определяется рассудком. Проблема рационального в познании и проблема выяснения значения и роли разума по отношению к бытию, цели, общественному и историческому развитию трансформировалась в определение смыслов рациональности. Рациональность здесь выступает как определеннная культурная ценность, реализуемая в определённых нормах человеческого поведения Наибольшее распространение получило представление о рациональности, которое сводит ее к научности (идеал рациональности — научная деятельность). Именно процесс научного познания как основанного на единстве чувственного и рационального, опирающегося на доказательность и подтверждаемость результатов познания, стремящегося к установлению абсолютной истины, оказывается соответствующим стандартам рациональности. Иррационализмом в широком смысле принято называть те ф. учения, которые ограничивают или отрицают решающую роль разума в познании, выдвигая на первый план иные виды человеческих способностей — инстинкт, интуицию, непосредственное созерцание, озарение, воображение, чувства и т. д.

Иррациональное — это философское понятие, выражающее неподвластное разуму, неподдающееся рациональному осмыслению, несоизмеримое с возможностями разума. В рамках классического рационализма зарождается представление об особой способности интеллектуальной деятельности, получившей название интеллектуальной интуиции. Благодаря интеллектуальной интуиции, мышление, минуя опыт, непосредственно постигает сущность вещей. Проблема соотношения знания и веры, рационального и иррационального, в более узком значении — науки и религии имеет давнюю историю. В размышлениях философов разных направлений и ученых конца ХХ века все чаще можно встретить рассуждения о том, что научной мысли нужна вера, как правой руке левая рука, и неумение работать обеими руками не следует считать особым преимуществом. Обосновывается это тем, что в научном и в религиозном познании задействованы в принципе разные структуры человеческого существа. В науке человек действует как «чистый ум»; совесть, вера, любовь, порядочность — все это «подмога» в работе ума ученого. Но в религиозно-духовной жизни ум — это рабочая сила у сердца. О. Конт утверждал, что знание и вера не мешают друг другу, и ни одна из них не может заменить или уничтожить другую, так как в «глубине» знание и вера образуют единство. В настоящее время усиливается интерес к проблеме иррационального, то есть того, что лежит за пределами досягаемости разума и недоступно постижению с помощью известных рациональных (научных) средств, и укрепляется убеждение в том, что наличие иррациональных пластов в человеческом духе порождает ту глубину, из которой появляются все новые смыслы, идеи, творения. Взаимный переход рационального и иррационального — одно из фундаментальных оснований процесса познания. Рациональное (мышление) взаимосвязано не только с чувственным, но и с другими — внерациональными — формами познания.

Познавательная деятельность человека возможна в силу того, что он обладает специализированными механизмами отражения реальности, которые принято называть познавательными способностями человека. Они возникли как в результате биологической (конкретно-чувственная способность), так и в результате социальной (абстрактно-мысленная способность, интуиция) эволюции человека. Кратко охарактеризуем их:

1. Конкретно-чувственное познание. Основано на чувственно-сенситивном отражении, присущем и животному миру, но специфически развившемуся в процессе человеческой практики. Диапазон органов чувств человека специально приспособлен для ориентации и деятельности в макромире, поэтому микро- и мегамир остаются недоступными прямому чувственному познанию. Человек обладает тремя формами чувственного отражения: ощущениями, восприятиями и представлениями. Ощущения – форма отражения, соответствующая отдельным свойствам предметов. Ощущения могут быть составными частями восприятия, а также самостоятельными. Восприятия – форма отражения, соответствующая системе свойств предмета. Ощущение и восприятие возникают при непосредственном взаимодействии с предметом.

Анализ ощущений позволяет выделить две группы воспринимаемых качеств предметов, которые Локк называл первичными и вторичными. Собственно предметные качества являются эффектом внутренних взаимодействий. Диспозиционные – эффект внешних взаимодействий данной вещи с другими вещами (цвет, вкус). И те, и другие качества объективны.

Ощущения несут информацию о свойствах предметов, как собственных, так и диспозиционных. Они информируют о субстрате предметов, их качествах и в определенной степени – об их структуре. Наиболее полно структура предмета отражается в комплексе ощущений, т.е. в восприятии. Ощущения и восприятия можно передавать через понятие «образ». Ощущение будет выступать как неизобразительный образ, а восприятие – как изобразительный, т.е. способный изобразить предмет в целом. При этом нужно учитывать, что «образу» свойственно не совпадение с объектом, но лишь его соответствие объекту. Образ это не зеркальная копия, но и не знак. Это то, что согласуется с вещью и соответствует ей. Однако ощущения и восприятия всегда привязаны к конкретной ситуации, конкретному предмету. Это ограничивает человеческий опыт личным и ситуативным. Задачу расширения рамок чувственного опыта выполняет такая форма чувственного отражения как представление, позволяющая комбинировать образы и их элементы вне непосредственного действия с представляемыми предметами. Представление – это чувственно-наглядный образ предметов и явлений действительности, сохраняемый и воспроизводимый в сознании без непосредственного воздействия самих предметов на органы чувств.

Чувственное познание и его формы являются отправным рубежом в движении к сущности объекта, в овладении объектом на практике, а также способом регулирования предметной деятельности человека.

2. Рациональное познание (абстрактное мышление) возникает в процессе трудовой и коммуникативной деятельности человека, в одном комплексе с языком и мышлением. Существует триформы абстрактно-мысленного отражения: понятие, суждение и умозаключение. Понятие – результат обобщения предметов некоторого класса и мысленного выделения самого этого класса по определенной совокупности общих для предметов этого класса признаков. Суждение – это форма мысли, в которой посредством связи понятий утверждается или отрицается что-либо о чем-либо. (Отражение связей между предметами и явлениями действительности или между их свойствами и признаками). Умозаключение – рассуждение, в ходе которого логически выводится новое суждение.

Отличительные особенности абстрактного мышления по сравнению с чувственным отражением:

1) Способность к отражению общего в предметах. При сенситивном отражении в отдельных предметах не дифференцируются общие и единичные признаки; они не разделены, слиты в единый гомогенный образ.

2) Способность к отражению существенного в предметах. В результате сенситивного отражения существенное не отграничивается от несущественного.

3) Способность к конструированию на основе познания сущности предметов понятий-идей, подлежащих опредмечиванию.

4) Опосредованное познание действительности – как через посредство сенситивного отражения, так и с помощью рассуждений, умозаключений и применения приборов.

Но в тоже время рациональное и чувственное познание нельзя мыслить как элиминированные этапы одного процесса. В реальности они пронизывают друг друга. С одной стороны, реализация чувственно-сенситивной способности человека совершается посредством абстрактного мышления. С другой – реализация абстрактно-мысленной способности человека совершается посредством обращения к результатам чувственного отражения предметов, используемым также (в форме образов-моделей, образов-символов) в качестве средств достижения и выражения результатов рационального познания.

Рациональное познание использует две основные процедуры оперирования со своим содержанием, выраженным в форме понятий, суждений и умозаключений – объяснение и понимание. Процедуру объяснения составляет переход от более общих знаний к более конкретным и эмпирическим. Основными видами объяснения являются структурное, функциональное и причинное. Понимание как процедура имеет дело со смыслами и значениями и предполагает ряд подпроцедур: 1)интерпретация – первоначальное приписывание информации смысла и значения; 2)реинтерпретация – уточнение и изменение смысла и значения; 3)конвергенция – объединение прежде разрозненных смыслов и значений; 4)дивергенция – разъединение прежде единого смысла на отдельные подсмыслы; 5)конверсия – качественное видоизменения смысла и значения, их радикальное преобразование. Понимание т.о. представляет собой реализацию многих процедур и операций, обеспечивающих многократное преобразование информации при переходе от незнания к знанию.

3. Интуиция. Термин интуиция многозначен и трудно отделим от явлений сферы бессознательного и подсознательного или инстинктов. Интуицию нельзя сводить и к ее чувственно-сенситивной разновидности, проявившейся, например, в аксиоматическом методе евклидовой геометрии. Пример чувственно-сенситивной интуиции – суждение «параллельные прямые не пересекаются». В гносеологии принято говорить об интеллектуальной интуиции, позволяющей проникать в сущность вещей. Сама идея интуиции имеет религиозно-мистическое происхождение. Первоначально она понималась как форма непосредственного богопознания. В деистическом и пантеистическом рационализме Нового времени интуиция считалась высшей формой познания, оперирующей непосредственно с сущностями вещей и предельными категориями. В постклассической философии на базе нового, иррационального истолкования интуиции сложилась особая гносеологическая позиция – интуитивизм, чаще всего религиозно окрашенная. Современная гносеология также не может пренебрегать анализом интеллектуальной интуиции, т.к. факт существования этой специфической познавательной способности человека подтвержден опытом не только художественного и философского, но естественнонаучного творчества (Эйнштейн, Тесла, Кекуле, Боткин, Диксон).

Можно выделить следующие основные особенности акта интеллектуальной интуиции: непосредственность постижения истины на сущностном уровне объектов, неожиданность решения задачи, неосознанность путей и средств ее решения. Общее определение интуиции звучит с.о.: интуиция – это способность постижения истины путем ее прямого усмотрения без обоснования с помощью доказательства. Интуитивная способность образовалась вследствие необходимости принимать решения при неполной информации о событиях, и способность интуитивно познавать можно расценивать как вероятностный ответ на вероятностные условия среды. Вероятностный характер интуиции означает для человека как возможность получения истинного знания, так и опасность иметь ошибочное, неистинное знание.

Интуиция формируется под воздействием целого ряда факторов; основательной профессиональной подготовки человека и глубокого знания проблемы; складывания поисковой ситуации, состояния проблемности; действия у субъекта поисковой доминанты на основе непрерывных попыток решить проблему; наличия «подсказки».

Интеллектуальная интуиция неоднородна и может быть классифицирована с.о.:

1) Стандартизованная или интуиция-редукция. При ней непосредственное постижение сущности к.-л. явления происходит хотя и в рамках вероятностного механизма, но на основе определенной матрицы. Пример – быстрая постановка верного диагноза по внешней симптоматике без привлечения иных методов.

2) Эвристическая или творческая. В результате эвристической интуиции формируются принципиально новые чувственные и понятийные гносеологическое образы, т.е. принципиально новое знание. Выделяют два ее подвида: а) эйдетическая интуиция возникает как скачкообразный переход от понятий к чувственным образам, которые несут новое содержание по сравнению с этими понятиями; б) концептуальная– скачкообразный переход от чувственных образов к понятиям, непосредственно эти образы не обобщающим (Эйнштейн: «комбинаторная игра» образными элементами мышления).

Исходя из этого, можно дать определение творческой интуиции. Творческая интуиция – это специфический познавательный процесс, заключающийся во взаимодействии чувственных образов и абстрактных понятий и ведущий к созданию принципиально новых образов и понятий, содержание которых не выводится путем простого синтеза предшествующих восприятий или путем только логического оперирования имеющимися понятиями.

Соотношение рационального и иррационального в научном познании

Наука как социальный институт.

Социальные институты – организованная система связей и социальных норм, которая объединяет значимые общественные ценности и процедуры, удовлетворяющие основным потребностям общества.

Общественные ценности — разделяемые идеи и идеалы.

Основа социального института – потребности в создании порядка. Если потребность пропадает или утрачивает свою актуальность, то социальный институт или распадается, или становится тормозом общественного развития.

Процесс институализации – определение и закрепление социальных норм и ролей, приведение их в систему, которая способна действовать в направлении удовлетворения некоторой общественной потребности.

Характеристика науки:

1. Наука – это специализированная, рациональная форма познания. Н. – результат деятельности рационального сознания с элементами чувственного и рационального познания (нерациональности).

2. Наука – особый вид знаний. Н. оперирует различными формами знания:

А) Эмпирическое З.: факт

Б) Теоретическое З.: гипотеза, концепция, теория, научное направление.

3. Наука – особый вид деятельности (познавательной). Цель, получение нового НЗ.

4. Наука – специализированный институт общества, некая совокупность профессиональных сообществ, имеющих цель, логику развития и единую систему норм, правил и образцов деятельности.

Две черты науки:
Внешняя черта Внутренняя
Н. – профессиональная организованная деятельность, направленная на производство нового НЗ. Н. – это система объективно истинных, логически взаимосвязанных, системно организованных НЗ, использующих для своего производства систему научных методов, форм, подходов и приемов (система научного инструментария).
Функции Н.
Мировоззренческая Социальная Производственная сила Объяснение и понимание Прогностическая

Н. как соц. институт – это устойчивая совокупность профессиональных сообществ, основной целью которых является получение, распространение и применение научного знания.

7 ступеней развития:

1) 12-13 вв. возникли первые научные школы и университеты (Парижский, Оксфордский, Кэмдриджский, Неапольский…)

2) в 12 в. основным накоплением закрепления НЗ является книга, которая значительно ограничивает возможности научной коммуникации. В связи с этим в 12 в. формируется новый канал коммуникации (система переписки – переписка между учеными с использованием латыни). Приводит к формированию объединения «Республика ученых».

3) 13 в.: увеличение объёма информации, проходящей через коммуникативную сферу научного сообщества.

4) Классическая Н. (возникновение профессиональных сообществ ученых, использующих для коммуникации родной язык.) напр., сообщ-во химиков Германии.

5) 17-18 в. Формируются профессиональные сообщества более высокого уровня (напр., Лондонское королевское научное общество, Парижское, Берлинское, СПб академия наук)

6) 19 в. формирование формально-организованного научного сообщества

7) 20 в. кол-во ученых около 10 млн. чел. и к кон. 20 в. 15 тыс. науч. дисциплин.

В 16-17 в. ученому было запрещено решать частную научную проблему без внесения соответствующих изменений в целостную картину мироздания (комплексность системы знаний).

Система переписки – официальный канал предложения НЗ и его доказательства. Все на латыни.

Европа – республика научная – научный журнал на языке государства – стандарт статьи.

Рациональное познание — более сложный, присущий человеку способ отражения действительности посредством мышления.

Проблема взаимоотношения рационального и иррационального — одна из сложных и неоднозначных проблем Ф. В наиболее общей форме она состоит в выяснении смысла разумности (рациональное) или неразумности (иррациональное) по отношению к бытию, мышлению действию, познанию и т.д., а также в определении границ и точек соприкосновения рационального и иррационального.

Типы научной рациональности (НР):

1) Классическая (соответствующая классической Н. в двух ее состояниях — додисциплинарном и дисциплинарно организованном);

2) Неклассическая (соответствующая неклассической Н.);

3) Постнеклассическая.

2 и 3 основаны на том, что в ее структуру все чаще включается элемент иррационального. Новое понимание рациональности привело к новой трактовке ее соотношения с иррациональностью.

Иррационализмпредполагает существование областей миропонимания, недоступных разуму, и достижимых только через такие качества, как интуиция, чувство, инстинкт, откровения, вера и т. п. (присущ Шопенгауэру, Ницше, Шеллингу, Якоби, Дильтею..).

Иррациональное очень часто имеет форму неявных, скрытых компонентов З. – это либо личностное неявное З., либо различные формы бессознательного, оказывающего влияние на деятельность ученого.

Неявное знание (неосознанная и невысказанная форма сознания и самосознания субъекта, важная предпосылка и условие общения, познания и понимания):

· Философские, общенаучные, эстетические, этичекие и др. предпосылки.

· Традиции, обычаи повседневности и здравого смысла.

· Предмнения, предзнания, предрассудки (изучает герменевтика).

Мысль человека (рациональное) неотделима от эмоций, чувств человека (иррационального). Мировоззрение человека как необходимый компонент имеет и мироощущение — чувства, с помощью которых мы воспринимаем окружающий мир. Природа творчества человека также напрямую связана не с рациональностью, мышлением, а с бессознательными психическими процессами — еще одной гранью иррационального в человеческой жизнедеятельности.

Таким образом, знание и вера, рациональное и иррациональное в жизнедеятельности человека, в его познании окружающего мира, в его практической деятельности представляют собой неразрывное единство, необходимое для целостного, полноценного, полнокровного миропонимания каждого человека. И эта полнокровность должна находить свое выражение и в профессиональной деятельности человека, личности, понимающей и преобразующей окружающий мир.

19. Природа и структура научной картины мира.

В структуре НЗ кроме эмпирического и теоретического уровней выделяют метатеоретический уровень науки, который, в свою очередь состоит из двух подуровней:

Структура научного знания:

1) предэмпирический уровень (чувственное познание);

2) эмпирический уровень (эмпирическое знание);

3) интерпритативный уровень (интерпритативное знание);

4) теоретический уровень (теоретическое знание);

5) метатеоретический уровень (комплексное знание).

Подуровни 5-го:

1 — частнонаучная КМ – совокупность господствующих в каком-либо научном направлении представлений о мире;

общенаучная КМ – совокупность НК, формируемых естествознанием, техническими, социальными и гуманитарными Н.;

2 — философские основания Н. (онтологические, гносеологические, методологические, логические, аксиологические и социальные).

НКМ – целостная система представлений об общих свойствах и закономерностях мира, которая возникает в результате обобщения и синтеза основных научных понятий и принципов, отражающих эти объективные закономерности.

Функции НКМ:

1) интегративная: НКМ опирается на достоверные З. и это не просто сумма или набор фрагментов отдельных дисциплин. Назначение НКМ заключается в обеспечении синтеза новых З.;

2) системная: построение представления о любой части мира на основе данных, известных на текущий момент, какими бы скромными они ни были;

3) нормативная: НКМ не просто описывает мироздание, но задает системы установок и принципов освоения действительности, влияет на формирование социокультурных и методологических норм научного исследования.

4) парадигмальная. Парадигма — модель (образ) постановки и решения научных проблем. Допарадигмальный период — хаотичное накопление фактов. В парадигмальном периоде установлены стандарты научной практики, теоретические постулаты, точная НКМ, соединение теории и метода.

Составляющие НКМ: интеллектуальная (охватывается понятием миропонимания) и эмоциональная (через мироощущение и мировосприятие) область.

Совр. НКМ свойственна строгость, достоверность, обоснованность, доказательность.

Структура НКМ включает:

§ центральное теоретическое ядро, обладающее относительной устойчивостью — какая-либо концепция (теория эволюции, квантовая теория и т.д.) Пример: когда речь идет о физической реальности, то к сверхустойчивым элементам любой картины мира относят принцип сохранения энергии, фундаментальные физические константы, характеризующие основные свойства материи – пространство, время, вещество, поле.

§ фундаментальные допущения, условно принимаемые за неопровержимые,

§ частные теоретические модели, которые постоянно достраиваются,

§ философские установки

3 основные исторические формы:

§ классическая (17 – 19 вв.),

§ неклассическая (19 – 20 вв.)

§ постнеклассическая (конец 20 в.).

В целом НКМ призвана выполнить задачу упорядочивания, систематизации научных данных.

20. Понятие «парадигма» в истории и философии науки.

Понятие «парадигма» (гр. пример, образец) было введено в ФН позитивистом Т. Бергманом для характеристики нормативности методологии.

Научные революции. Томас Кун в 1970 г. в своей работе «Структура научных революций» показал, что развитие НЗ не представляет собой мягкий эволюционный процесс, а в его развитии наблюдается скачкообразные периоды, которые Кун назвал научными революциями. Для понимания природы он предложил термин «Парадигма» (пример, образец)

Парадигма (Кун) – совокупность З., методов, образцов решения конкретных задач, а также ценностей, безоговорочно разделяемых научным сообществом.

Парадигма – эта некая фундаментальная теория, которой ученные руководствуются в своем исследовании на конкретном этапе исторического развития Н.

Типичные парадигмы: Механика Ньютона, Электромагнитная теория Максвелла, Эволюционная теория Дарвина

Подходы: для нормальной Н. (парадигма = образец, который разделяется всеми членами научного сообщества). Другой подход: парадигма – это более общая когнитивная конструкция, чем теория (совокупность теорий). Парадигма – это некая дисциплинарная матрица, которая не жестко регламентирует научно-исследовательскую деятельность учёного.

С точки зрения Куна, научная революция представляет собой переход от старой парадигмы к новой. Этому переходу обычно предшествует кризис в науке.

Научные революции, имевшие место в процессе развития НЗ:

  1. 17 в. Результат: возникновение классической европейской Н. и формирование определённого типа НР (механическое понимание природы);
  2. Кон. 18 – 1ая пол. 19 вв. Переход от классической Н. к дисциплинарно ориентированной Н. Образование междисциплинарной системы НЗ (в биологии, химии и др. науках появляется свои отдельный от механики понятийный аппарат, формирование прикладных наук);
  3. Кон. 19 – сер. 20 вв. Появление неклассической Н. и определенного типа НР (интеграция отельных концепций разных Н.);
  4. Кон. 20 в. Появление постнеклассической Н. (междисциплинарные З., компьютеризация Н., появление сложных научных комплексов…).

21. Роль языка в развитии науки

Главными вопросами философского познания вообще и гуманитарного в частности являются проблемы бытия человека и восприятия человеком сущего. Начиная с кон. 20 в. все чаще делается акцент на идее о глубокой связи между мышлением, бытием и языком.

Причины пристального внимания к языку:

— проблемы смыла и значения языковых выражений (проблемы в лингвистике и логике).

— проблемы взаимосвязи языка и мышления, языка и предметного мира (проблемы в языкознание)

— проблемы в логике, которая изучает семантические проблемы, а именно знака и значения. Конкретно математическая логика касается в основном вопросов, связанных с построением логических исчислений, кот. необходимы для анализа языка Н.

Именно в античности сформировался исключительно философский характер интереса к языку, т.к философия и язык как деятельность имеют одинаковую направленность.

Предметом и объектом Ф. и языка выступает мир как целое. Любая проблема должна быть прежде всего сформулирована в языке.

Философская герменевтика — направление, кот. одним из первых исследовало проблемы взаимосвязи языка и мышления, языка и бытия. (Пример: Поль Рикёр , французский философ – философская рефлексия должна опираться не на тезисы «я мыслю», «я есть», но на тезис «я говорю», который отображает глубокий слой человеческого существования)

В отличие от герменевтики, неопозитивизм стремится создать логически совершенный язык, для чего представители направления производят критику «метафизики» и разрабатывают особый концептуальный анализ естественного языка, который оказал большое влияние на дальнейшее развитие лингвистики и философии

При научном анализе язык рассматривается как объект-инструмент познания, род человеческой деятельности. Особое внимание заостряется на таких аспектах как семантика, морфология, фонетика.

Немецк. Философ Хайдеггер считал, что язык нечто большее, чем просто объект исследования, за языком стоит бытие, однако сущность языка остается не раскрытой. На что он предлагает освободится от рационально-логического объяснения и воспользоваться образно-символическими средствами. Язык впервые дает имя сущему. Необходимо вслушиваться в сам язык.

Две точки зрения на проблему языка и его отношению к философии и познанию:

— язык – важнейшая форма самопостижения духа. Благодаря ему реализуются все остальные символические формы, как миф, искусство, религия, наука. Язык не только инструмент выражения мыслей, сколько условие формирования мира.

— язык-источник заблуждения человека. В нем содержится мифология, которая препятствует свободе мышления. (пример: Ницше считал, что в языке есть своя «философская мифология», которая постоянно сказывается, как бы люди не были осторожны). Задача же философии в данном случае – проведение логического анализа языка, обладающего свойством «переодевать мысли» — именно это и причина философских заблуждений (пример: Витгенштейн «большинство вопросов вытекает из того, что мы не понимаем логики нашего языка». Вся Ф. представляет критику языка)

Кассирер считал, что отправной точкой всякого познания является сформированный языком мир: и естествоиспытатель, философ и историк видят предметы первоначально так, как им преподносит язык. Поэтому главной и до сих пор не решенной проблемой является соотношение языка и бытия, языка и познания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *