Международно правовой статус комбатантов

Международно-правовой статус комбатантов, признаки, права и обязанности, ответственность

Военные действия ведутся вооруженными силами воюющих государств. В праве вооруженных конфликтов вооруженные силы делятся на две категории лиц: сражающиеся, или комбатанты (от фр. combattant — боец, воин) и несражающиеся, или некомбатанты.

Комбатанты — это лица, входящие в состав вооруженных сил воюющего государства, которые имеют право принимать участие в военных действиях. Правовой статус комбатанта включает: 1) право применять военное насилие; 2) быть объектом применения военного насилия вплоть до физического уничтожения; 3) право на обращение с ним как с военнопленным при попадании в руки неприятеля. Военное насилие не применяется к комбатанту в случае его ранения или попадания в плен.

По мере развития и совершенствования права вооруженных конфликтов расширялся круг лиц, относящихся к комбатантам. Так, в соответствии с положениями Женевских конвенций 1949 г. к таким лицам относятся: личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в вооруженном конфликте; личный состав ополчения и добровольческих отрядов, входящих и не входящих в состав вооруженных сил; личный состав организованных движений сопротивления и партизанских формирований, если они отвечают следующим условиям: а) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных; Ь) имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак; с) открыто носят оружие; d) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны; члены экипажей торговых судов и гражданской авиации, которые непосредственно участвуют в военных действиях; население неоккупированной территории, которое берется за оружие, если оно открыто носит оружие и соблюдает законы и обычаи войны.

В ст. 43 Дополнительного протокола I к Женевским кс циям 1949 г. дается развернутое определение понятия «Вооруженные силы». При этом указывается, что лица, входящие в состав вооруженных сил воюющей стороны (за исключением несражающихся), являются комбатантами, т.е. они имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях.

Деление участников вооруженных конфликтов на комбатантов и некомбатантов связано с разным объемом прав и обязанностей у них во время военных действий, что влияет на режим военного плена.

Среди лиц, участвующих в вооруженных конфликтах, • выделяются военные разведчики и военные шпионы, добровольцы и наемники, парламентеры.

Военный шпион (лазутчик) — это лицо, которое, действует иным образом или под ложным предлогом, собирает или старается собрать сведения в районе действия одного из воюющих государств с намерением сообщить таковые противной стороне (ст. XXIX Приложения к Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г.). Согласно Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 г., «любое лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, попадающее во власть противной стороны в то время, когда оно занимается шпионажем, не имеет права на статус военнопленного, и с ним могут обращаться как со шпионом» (ст. 46). Не считается шпионом лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в военном конфликте, если оно собирает или пытается собирать от имени этой стороны информацию на территории, контролируемой противником, и при этом носит форменную одежду своих вооруженных сил или не действует обманным путем либо преднамеренно не прибегает к тайным методам. Такое лицо «не утрачивает свое право на статус военнопленного, и с ним не могут обращаться как со шпионом» (п. 3 ст. 46 Дополнительного протокола I). Указанное лицо признается, таким образом, военным разведчиком. При попадании в руки неприятеля во время собирания разведывательных сведений или попытки их собирания на него распространяется статус военнопленного.

Во время вооруженных конфликтов на стороне воюющих держав принимают участие добровольцы. В ст. VI Гаагской конвенции о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны 1907 г. установлено, что «ответственность нейтральной державы не возникает вследствие того, что частные лица отдельно переходят границу, чтобы поступить на службу одного из воюющих». Ввиду того, что эти частные лица из нейтральных государств добровольно вступают в состав вооруженных сил одной из воюющих держав, они, с одной стороны, становятся законными комбатантами, а с другой — утрачивают статус лица нейтрального государства. При этом ответственность за их действия несет воюющее государство, на стороне которого они сражаются.

В вооруженных конфликтах могут принимать участие и наемники. Согласно п. 2 ст. 47 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 г. наемник — это любое лицо, специально завербованное на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду, и которому обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, выплачиваемое комбатантам того же ранга и функций, входящим в личный состав вооруженных сил данной стороны. Наемник не входит в личный состав вооруженных сил воюющей стороны. Он не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, пocтоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте.

Не являются наемниками военные советники, официально направляемые на службу в иностранные вооруженные силы на основе межгосударственного соглашения. Военные coветники непосредственного участия в военных действиях не принимают.

Международное сообщество неоднократно осуждало практику наемничества. В 1968 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 2465 (XXIII), в которой объявлялось практика использования наемников против движений за национальное освобождение и независимость является уголовно-наказуемым деянием, а сами наемники — преступниками.

В 1989 г. под эгидой ООН была заключена Конвенция о запрещении вербовки, использования, финансирования наемников. В Конвенции наемничество признано уголовным преступлением, которое затрагивает интересы всех государств. Согласно данной Конвенции государства не должны осуществлять вербовку, использование, финансирование и обучение наемников, в том числе в целях, противоречащих праву на| самоопределение, как оно толкуется международным правом. Государства обязаны запрещать и предотвращать такие последствия.

miggerrtis

В Декларации Генеральной Ассамблеи ООН
«О принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций» 1970 г. подчеркивается, что
«каждое государство обязано воздерживаться от организации или поощрения организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе наемников, для вторжения на территорию другого государства».


Европейская конвенция об отмывании, выявлении, изъятии, конфискации доходов от преступной деятельности и финансировании терроризма 2005 г. и др. Данными международными актами наемничество отнесено к преступлениям против мира и безопасности человечества и названо опаснейшим военным преступлением.
О высокой общественной опасности наемнической деятельности свидетельствуют факты участия наемников во многих регионах мира, на всех пяти контитентах. Эти лица нередко провоцируют вооруженные столкновения, способствуют их усилению, нарушают спокойную нормальную жизнь населения.
Наемничество является сложным явлением, характеризующимся тем, что представляет собой не только уголовно-правовое, но и идеологическое, а также социальное явление. Его общественная опасность в первую очередь проявляется в том, что формируется особый слой людей, основной профессией которых становятся массовые убийства, истязания, разрушение, разграбление национального имущества, совершение государственных переворотов, осуществление насильственных действий по корыстным мотивам. Данные лица утрачивают общепризнанные человеческие ценности и провоцируют возникновение новых военных столкновений и конфликтов в разных частях мира в целях своей востребованности.
Значительное влияние на становление понятие наемничества оказал принятый в 1977 г. Дополнительный протокол I, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов, к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 г. Принятие нормы о наемнике в данном Протоколе было связано с вопросом гуманизации вооруженных конфликтов. Одна из ее целей -выявить наибольший круг лиц со статусом комбатанта и военнопленного. Исключением из них были наемники, понятие которых и давал Протокол.
Комбатант

(от фр. Combatant — сражающийся) понятие было определено в Дополнительном протоколе I к Женевским конвенциям (8 июня 1977 г.), как лицо, входящее в состав вооруженных сил страны, находящейся в конфликте. При этом лица из числа медицинского и духовного персонала не имеют статуса комбатантов, даже если они входят в состав вооруженных сил. Комбатантами в ряде случаев могут признаваться также партизаны, а также лица, входящие в добровольческие отряды, ополчение и движение сопротивления.
Комбатанты имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях. Комбатантам разрешается применять силу и оружие, но с ограничениями, установленными международным правом. Эти ограничения, относящиеся к ведению боевых действий известны под названием Гаагского права, которое включает в себя нормы ряда конвенций и протоколов. Некомбатанты лишь обслуживают и обеспечивают боевую деятельность вооруженных сил и вправе применять оружие только для самообороны.
Любое лицо, использующее силу против неприятеля, но не являющееся комбатантом, несет персональную ответственность за свои действия по нормам национального законодательства.
В классической трактовке МГП (Международное гуманитарное право) принято указывать 4 признака, отличающих комбатантов, установленных в Гаагской Конвенции 1907 года и Женевских Конвенциях от 1949 года. Так, помимо состава вооруженных сил, комбатантами считаются также ополчения и добровольческие отряды, если они удовлетворяют всем нижеследующим условиям:

• имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных,
• имеют определенный и видимый издали отличительный знак,
• открыто носят оружие,
• соблюдают законы и обычаи войны.
Любое лицо, использующее силу против неприятеля, но не являющееся комбатантом, несет персональную ответственность за свои действия по нормам национального законодательства.

Наёмник – это лицо, которое:

a) специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте;
b) фактически принимает непосредственное участие в военных действиях;
c) принимает участие в военных действиях, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и функций, входящим в личный состав вооруженных сил данной стороны;
d) не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;
e) не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте;
f) не послано государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил.
Ст. 1 Конвенции о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников
Термин «наемник» означает любое лицо, которое:
• специально завербовано на месте или за границей для участия в совместных насильственных действиях, направленных на:
• свержение правительства или подрыв конституционного порядка государства иным образом; или
• подрыв территориальной целостности государства;
• принимая участие в военных действиях, руководствуется главным образом желанием получить личную выгоду и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и функций, входящим в личный состав вооруженных сил данной стороны;
• не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;
• не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте;
• не направлено государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в личный состав его вооруженных сил.
Фактически определения в обоих случаях идентичны, за исключением некоторых аспектов. А именно Конвенция детализирует понятие «наемник».
Доброволец

В то время как доброволец входит в личный состав вооруженных сил государства. При этом, воюющая сторона ответственна за все действия, совершенные лицами из состава ее вооруженных сил. (ст. 3 IV Гаагской конвенции 1907 года.)
Добровольцу также может выплачиваться материальное вознаграждение, однако, так как он входит в состав вооруженных сил государства, то оно будет таким же как и у лиц того же ранга.
Что же касается схожих положений в правовом статусе наемников и добровольцев, то здесь можно говорить об:
— отсутствии правовой связи с государством, находящимся в конфликте (т.е. гражданство или постоянное проживание на территории государства). Данный критерий является обязательным для наемников, и, в то же время, доброволец может быть гражданином иного государства;
— ни наемники, ни добровольцы не направлены государством для выполнения официальных функций, что позволяет их отличить от военных советников. Последние действуют на основании межгосударственных соглашений.
Заключение

Рассмотрев статус наемников и добровольцев и сравнив их правовое положение можно сделать следующие выводы- несмотря на общие характерные черты, свойственные обеим группам, существенным различием между их правовым статусом является критерий законности участия в вооруженном конфликте.
Таким образом:

• добровольцы являются законными комбатантами, следовательно, они не могут быть привлечены к ответственности за факт участия в вооруженном конфликте и, в случае захвата противником, они будут считаться военнопленными. Отвественность за нарушения МГП добровольцами в ходе вооруженного конфликта будет нести государство, на стороне которого они воюют, а также сами добровольцы в рамках индивидуальной отвественности.
• наемники являются преступниками и подлежат привлечению к ответственности за свою деятельность как таковую. При этом, к ответственности должно быть также привлечено государство, использующее наемников в ходе вооруженного конфликта.
Насобирал с миру по нитке :
Inter-American Commission on Human Rights, Report on Terrorism and Human Rights, OEA/Ser.L/ — V/ II.116 Doc. 5 rev. 1 corr., 22 October 2002, para. 68.
Кнут Дерман. Правовой статус «незаконных/не подпадающих под защиту конвенций комбатантов». Международный журнал Красного Креста, 2003, № 849. С. 1
Полковник У.К. Уоткин. Комбатанты, «непривилегированные воюющие» и конфликты XXI века. Рабочий доклад. ГАРВАРДСКАЯ ПРОГРАММА ПО ГУМАНИТАРНОЙ ПОЛИТИКЕ И ИССЛЕДОВАНИЮ КОНФЛИКТОВ. С. 6
Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. 1989 г. С. 35
Алешин В.В. Наёмничество — преступление международного характера. Российский ежегодник международного права. Изд. 20. 1998-1999 гг. С. 159.
Демоян Г.Д. Исламские наемники в карабахском конфликте. Ближний Восток и современность. Изд. 20. 2003 г. С. 314-323.
Алешин В.В. Наемничество -преступление международного характера. Российский ежегодник международного права. Изд. 20. 1998-1999 гг. С. 163.
David E. Mercenaires et volontaires internationaux en droit des gens. Bruxelles. 1976. p. 239
Разграничение понятий «доброволец» и «наёмник» в системе международного гуманитарного права / MyPublication.org
Комбатант — Википедия
Реферат: Основные положения международного гуманитарного права, применяемые в вооруженных конфликтах.
Диссертация на тему «Наемничество по российскому уголовному праву» автореферат по специальности ВАК 12.00.08 — Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право | disserCat — электронная библиотека диссертаций и авторефератов, современная наука РФ

Международные правонарушения: понятие и классификация

Международное правонарушение представляет собой сложное правовое явление. С юридической точки зрения в качестве междуна­родного правонарушения рассматривается деяние субъекта между­народных правоотношений, в котором имеются признаки (элементы) состава международного правонарушения. От того, как сконструиро­ван состав международного правонарушения, зависит, кто, за что и на основании каких международных норм будет привлечен к ответ­ственности.

Международное правонарушение характеризуют следующие ос­новные признаки: международная общественная опасность, проти­воправность, причинно-следственная связь, наказуемость.

Международная общественная опасность — это способность международного правонарушения причинять вред отношениям и объектам, охраняемым международным правом.

Противоправность правонарушения обусловлена наличием пра­вил поведения, зафиксированных в международно-правовых обяза­тельствах государств и других субъектов международного права, и выражается в нарушении этих обязательств и, следовательно, прав других субъектов.

Причинно-следственная связь выражается в том, что причиной нанесенного вреда является международное правонарушение. В тех случаях, когда изучение обстоятельств дела выявило иную причину возникновения вредных последствий, ответственность данного субъ­екта не наступает.

Наказуемость представляет собой правовое последствие право­нарушения. Признавая определенные деяния правонарушениями, субъекты международного права устанавливают возможность при­влечения правонарушителя к международно-правовой ответствен­ности.

В международном правонарушении, как и во внутригосударст­венном, можно выделить совокупность объективных и субъективных признаков, служащих основанием привлечения субъекта к ответст­венности и образующих состав международного правонарушения. В принципе, элементы состава международного правонарушения те же, что и во внутригосударственном праве, однако они не всегда идентичны принятым во внутреннем праве.

Объект международного правонарушения — это то, на что пося­гает международное правонарушение (сложившаяся система между­народных отношений, международный правопорядок, права и свобо­ды человека, а также иные посягательства на правопорядок, установ­ленные международными обязательствами),

Объективная сторона международного правонарушения прояв­ляется в виде деяния субъекта международных отношений, наруша­ющего международно-правовые обязательства и влекущего между­народно-правовую ответственность. Международно-противоправ­ное деяние может выражаться как в форме действия, так и в форме бездействия. Действие представляет собой активное поведение пра­вонарушителя. Бездействие выражается в невыполнении субъектом обязанности совершить какие-либо действия.

Субъектами международных правонарушений в зависимости от их вида могут быть как государства, иные субъекты международного права, так и предприятия, организации и отдельные индивиды, совер­шившие международно-противоправные деяния.

Субъективная сторона — отношение правонарушителя к совер­шенному им деянию и его последствиям. Субъективная сторона может выражаться как в форме умысла, так и в форме неосторож­ности. Однако в отличие от внутреннего права этот элемент состава в международном праве разработан не столь подробно. Междуна­родно-правовые нормы, как правило, не используют деление умысла на прямой и косвенный, а неосторожности — на преступную само­надеянность и преступную небрежность. Так, в конвенциях зачас­тую используются термины «преднамеренное», «предумышленное» и т.д.

Кроме того, некоторые составы международных правонаруше­ний сконструированы таким образом, что субъективная сторона как обязательный элемент состава правонарушения в них не зафиксиро­вана. Речь идет о так называемой «ответственности независимо от вины», в частности, об ответственности за вред, причиненный источ­ником повышенной опасности (например, ядерными объектами, воз­душными судами, космическими объектами и т.д.).

Различают три вида международных правонарушений: междуна­родные преступления, преступления международного характера, иные международные правонарушения (международные деликты).

Международное преступление — это деяние, нарушающее столь основополагающие, жизненно важные интересы мирового сообщест­ва, что оно рассматривается как преступление перед международным сообществом в целом. К международным преступлениям относятся агрессия, апартеид, геноцид, рабство, наемничество.

Международные преступления:

совершаются государствами, должностными лицами государств, использующими механизм государства в преступных целях, а также рядовыми исполнителями;

совершаются в непосредственной связи с государством;

посягают на международный мир и безопасность, угрожают осно­вам международного правопорядка;

влекут ответственность государства как субъекта международно­го права и персональную уголовную ответственность исполнителей.

Ответственность за международные преступления наступает в рамках международной, а в некоторых случаях национальной юрис­дикции.

Преступление международного характера — это деяние физичес­кого лица, посягающее на права и интересы двух или нескольких государств, международных организаций, физических и юридичес­ких лиц. К преступлениям международного характера относятся:

посягательства на лиц, пользующихся международной защитой; не­законный захват воздушных судов; подделка денежных знаков; захват заложников; незаконные операции с радиоактивными веществами и др.

Преступления международного характера:

затрагивают интересы двух или нескольких государств, юриди­ческих лиц и/или граждан;

совершаются отдельными физическими лицами вне связи с поли­тикой государства;

влекут персональную уголовную ответственность правонаруши­телей в рамках национальной юрисдикции.

К международным деликтам следует относить международные правонарушения, не вошедшие в две первые группы. К ним относятся: нарушение государством договорных обязательств, не имеющих основополагающего значения; невыполнение юридическими и физи­ческими лицами положений международных конвенций (например, Конвенции о международной купле-продаже товаров 1980 г.); невы­полнение решений международных судов и арбитражей; нарушение государствами своих односторонних международных обязательств и т.д.

Международные деликты, таким образом:

не носят характера преступлений и не имеют общественной опас­ности международных преступлений и преступлений международно­го характера;

могут совершаться любыми субъектами международных правоот­ношений, нарушающими положения международно-правовых норм;

влекут ответственность субъектов, которая может выражаться и в форме самоограничений, следующих в результате официального признания противоправности поведения субъекта.

Международные правонарушения: понятие, виды

⇐ ПредыдущаяСтр 79 из 80

Международное правонарушение представляет собой противоправное с точки зрения международного сообщества деяние субъекта международного права, выражающееся в действиях (бездействии) его органов или должностных лиц, нарушающее международно-правовые обязательства. Международным правонарушением не может считаться недружественный акт, т.е. акт, причиняющий ущерб иностранному государству или его подданным, но не противоречащий международно-правовому обязательству, например повышение таможенных пошлин, ограничение въезда иностранных граждан в случае, если соответствующие вопросы не регулируются нормами международного права.

Выделяют признаки (элементы) состава международного правонарушения. Международное правонарушение характеризуют следующие основные признаки: противоправность; причинно-следственная связь; наказуемость.

Виды международных правонарушений. В современном МП существует следующая классификация международных правонарушений: международные преступления; преступления международного характера; международные деликты.

1) Международное преступление представляет собой тягчайшее международно-противоправное деяние, которое нарушает принципы и нормы международного права, имеющие основополагающее значение для обеспечения мира, защиты личности и жизненно важных интересов мирового сообщества в целом.

Международные преступления – это преступления, направленные на подрыв мира и провокацию агрессивной войны, сопровождаю­щие их военные преступления, преступления против человечности. Эти 3 вида преступлений объединяются термином «преступления против Человечества».

Международные преступления представляют собой угрозу все­общему миру и безопасности. Характерная особенность таких пре­ступлений — это правонарушения, совершенные государством и направленные против всего мира. Специфический признак между­народных преступлений, отличающий их от иных правонаруше­ний, — общечеловеческая опасность.

Международные преступления совершает государство, но не само по себе, а посредством своих уполномоченных органов, долж­ностных лиц, т.е. непосредственно виновными выступают физиче­ские лица. В резолюциях Генеральной Ассамблеи неоднократно отмечалось, что важной особенностью международных преступлений является то, что их последствия предполагают наступление не только ответственности го­сударства в целом, но и международной уголовной ответственности физических лиц.

Характерная особенность международных преступлений, совер­шенных индивидами, заключается в том, что действия виновных лиц непосредственно нарушают нормы международного права.

В качестве тягчайших международных преступлений в уставах Международных военных трибуналов в Нюрнберге 1945 г. и Токио 1946 г. были названы преступления против мира, человечности и военные преступления.

Преступления по общему международному праву — преступления, за совершение которых установлена личная ответственность непосредственно на основе международному праву независимо от того, считаются ли соответствующие действия преступными в государстве, где они совершены. Такие преступления затрагивают интересы международного сообщества в целом. Они определяются как преступления против мира и безопасности человечества. (Лукашук).

Виды. В 1998 г. Дипломатическая конференция в Риме приняла Статут Международного уголовного суда, по которому к международной уголовной юрисдикции отнесены следующие составы международных преступлений: преступления агрессии; преступления против человечности; военные преступления; преступления геноцида.

Ассамблея Лиги Наций в Декларации 1927 г. признала агрессию международным преступлением.

Ряд ученых также выделяют в качестве отдельной группы международных преступлений пытки в мирное время.

Агрессия — преступление против мира, состоящее в том, что лицо, являющееся руководителем, активно участвует или отдает приказ о планировании, подготовке, начале или проведении агрессии, совершаемой государством.

Ответственность за агрессию несут лица, наделенные соответствующими властными полномочиями. Она наступает в случае, если государство развязало агрессивную войну. В Уставе Нюрнбергского трибунала речь идет именно об агрессивной войне, а не об отдельных актах применения силы.

В международном праве отсутствует определение агрессии, пригодное для применения в МУП. Определение, содержащееся в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1974 г., не является достаточно четким для применения судом. В нем перечисляются акты агрессии, которые могут и не достигать уровня агрессивной войны.

Тем не менее, данное определение агрессии не может не приниматься во внимание судом при оценке соответствующих фактов. Принципиальное значение имеет определение агрессии как применения вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости другого государства. Разработка необходимого определения агрессии предусмотрена Статутом Международного уголовного суда (п. 2 ст. 5).

Преступления против мира — это все деяния, связанные с подго­товкой и ведением агрессивной войны. Они определены в Уставе Международного военного трибунала, проекте Кодекса преступле­ний против мира и безопасности человечества. Агрессия представля­ет собой наиболее опасную форму незаконного применения военной силы. Перечень составов не является исчерпывающим.

Преступление против человечности – бесчеловечные деяния, совершаемые в рамках широкомасштабного или систематического нападения на любых гражданских лиц. (Лукашук).

К таким деяниям относятся: убийства, истребление, порабощение, депортация, заключение в тюрьму, пытки, изнасилование, насильственное исчезновение людей, апартеид. Особо отметим такое деяние, как преследование людей идентифицируемой группы или общности по политическим, расовым, национальным, этническим, культурным или другим мотивам, которое повсеместно признано недопустимым согласно международному праву. (Геноцид не включает преследование по политическим мотивам.)

Преступления против человечности являются таковыми независимо от того, совершаются ли они во время войны или в мирное время. Однако для того чтобы быть квалифицированными как преступления против человечности, подпадающие под юрисдикцию международного уголовного суда, они должны совершаться в рамках широкомасштабного или систематического нападения на гражданских лиц.

Апартеид представляет собой преступление, непосредственно; связанное с геноцидом и являющееся следствием политики расовой дискриминации. Это международное преступление, так как любое разделение людей по признаку расы, цвету кожи или этническо­му происхождению нарушает права человека и способно нарушить международный мир.

Непосредственно нормы о борьбе с расовой дискриминацией и апартеидом закреплены в Конвенции о ликвидации всех форм расо­вой дискриминации (1965 г.) и Конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него (1973 г.).

Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности че­ловечества называет 3 категории деяний, которые можно считать государственным терроризмом:

1) организация на территории государства, допуск на его терри­торию вооруженных банд для вторжения на территорию другого государства;

2) ведение или поощрение деятельности, рассчитанной на воз­буждение междоусобной войны в другом государстве;

3) ведение или поощрение террористической деятельности, рас­считанной на организацию террористических актов в других государствах.

Спецификой терроризма, выделяющей его из общей массы на­сильственных уголовных преступлений, является то, что террористы пытаются достичь своих преступных целей путем воздействия на лиц, непосредственно не являющихся жертвами преступления.

Один из существенных элементов международного терроризма — это преступление совершается в невоенное время. Совершение подобных акций во время вооруженных конфликтов представляет со­бой военное преступление.

На Женевской конференции ООН по вопросам терроризма (1987 г.) была принята Декларация о борьбе с терроризмом. Понятие террориз­ма включает в себя 11 составов преступлений, в том числе размеще­ние на территории иностранного государства ядерного оружия, раз­вертывание систем ядерного и космического оружия, продажу оружия участникам региональных конфликтов.

Государственный терроризм как международное преступление еще нормативно не оформлен и находится в стадии становления. Кроме того, следует иметь в виду, что одним термином «терроризм» обозначаются разные деяния – и международное преступление, и преступление международного характера.

Военные преступления – совершаемые систематически или в широких масштабах серьезные нарушения международного гуманитарного права, действующего в период вооруженных конфликтов.

Чтобы быть квалифицированным как международное преступление, эти деяния должны совершаться систематически или в широких масштабах. Что же касается менее масштабных нарушений гуманитарного права, то за них виновные несут ответственность по внутреннему праву государства.

Военные преступления – это все деяния, связанные со злостными и особо тяжкими нарушениями законов и обычаев войны. В Женев­ских конвенциях (1949 г.) закреплено 17 самостоятельных составов, преступных с точки зрения международного права. Данный перечень расширен в Дополнительном протоколе (1977 г.). Перечень составов не является исчерпывающим.

Военными преступлениями являются деяния, совершаемые не только в период межгосударственного вооруженного конфликта, то и в ходе вооруженного конфликта немеждународного характера. В последнем случае речь будет идти о серьезном нарушении норм международного гуманитарного права, относящемся к конфликтам немеждународного характера.

Уголовный кодекс РФ содержит специальный раздел «Преступления против мира и безопасности человечества». Он охватывает перечисленные виды преступлений по международному праву. С учетом положений проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, подготовленного Комиссией международного права, в УК РФ были дополнительно включены статьи «Экоцид» и «Наемничество». С течением времени сформировались новые составы международ­ных преступлений: экоцид, терроцид, биоцид, милитаризация космического пространства (преступления против человеческой цивилизации). Пока еще не разработан конвенционный механизм борьбы с этими деяниями, нет общепризнанного определения их составов.

Экоцид означает массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, способных вызвать экологическую катастрофу. В мае 1977 г. была подписана международная Конвенция о запрещении военного или любого другого враждебного использования средств воздействия на природную среду.

Близким по характеру к экоциду, но самостоятельным является новое, родившееся также в последние десятилетия международное преступление, именуемое биоцид. Биоцид более целенаправлен, чем экоцид. Условно о нем можно говорить как о применении ядерного оружия: об атомной, водородной бомбах, которые уничтожают все вокруг, и о нейтронной бомбе, уничтожающей лишь (!) человека; или о целенаправленном именно против человека химическом оружии. Таковыми могут быть бомбы или снаряды, ракеты, начиненные вакциной бруцеллы, ибо бруцеллы выводят из строя человека и животных, не затрагивая других элементов окружающей среды.

Биоцид, как и экоцид, — прямое выражение военного начала, агрессивной войны, или, как говорится в упомянутой Конвенции 1997 г., любое другое враждебное воздействие на природную среду. Биоцид (букв. — убийство жизни) возможен и в случаях, когда речь идет об угрозе международной безопасности, когда он как бы подготовительная стадия к агрессивной войне.

Биоцид — международное преступление против человечества. В отличие от экоцида он направлен только против человека и других живых существ и означает преднамеренное и массовое уничтожение людей и живой природы с помощью оружия массового уничтожения.

Один из ученых предложил следующее определение: «Биоцид противоправное, необратимое разрушение окружающей человека природной среды, сопряженное с нарушением международной безопасности и причинением вреда благосостоянию и здоровью не только настоящего, но и будущего поколений человечества».

При общей правильной направленности данного определения автор, на наш взгляд, чрезмерно широко трактует объективную сторону этого преступления. Конечно, при биоциде окружающей среде тоже наносится ущерб, как и международной безопасности, но вряд ли правильно говорить о «причинении вреда благосостоянию» людей, если понимать благосостояние так, как это принято в экономической науке.

Как и при характеристике экоцида, биоцид следует отличать от преступного загрязнения окружающей среды, прежде всего, по субъектам преступления. Иные при биоциде и способы совершения преступления. Они связаны с использованием возможностей военной техники или техники, приспособленной для военных целей, поражения живой силы, причинения ущерба жизни и здоровью людей.

Терроцид представляет собой уничтожение Земли как геологического тела.

Милитаризация космического пространства означает использование космического пространства в военных целях.

Для обеспечения защиты общего наследия человечества в 1954 г. была принята Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженных конфликтов. Конвенция определяет составы преступных посягательств на культурные ценности.

В 1977 г. в рамках Организации африканского единства (ОАЕ) была принята Конвенция о ликвидации наемничества в Африке. Этот региональный договор имеет всеобщее значение, поскольку со­держит общепринятые нормы международного права (нюрнбергские принципы).

В 1989 г. в рамках ООН принята Конвенция о запрещении вер­бовки, использования, финансирования и обучения наемников. Данная Конвенция вводит ряд новых составов преступлений, связанных с наемничеством.

Геноцид – действия, имеющие целью уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую.

Субъекты. Международные преступления совершаются государствами, должностными лицами государств, использующими механизм государства в преступных целях, а также рядовыми исполнителями; совершаются в непосредственной связи с государством.

Ответственность. Международные преступления посягают на международный мир и безопасность, угрожают основам международного правопорядка. Они влекут ответственность государства как субъекта МП и персональную уголовную ответственность исполнителей.
Ответственность за международные преступления наступает в рамках международной, а в некоторых случаях — национальной юрисдикции.

2) В отечественной доктрине международного права выделяется категория «преступления международного характера». Уголовные преступления, о борьбе с которыми заключены многосторонние международные соглашения, — это преступления меж­дународного характера. Такие преступления посягают на интересы международного сообщества в целом и обладают международной общественной опасностью.

Преступления международного характера, как и международные преступления, наносят значительный ущерб международному правопорядку, мирному сотрудничеству государств в области экономики, культуры, торговли, правам и свободам человека и, в конечном счете, касаются интересов всех или многих стран.

Главным признаком подобных преступлений является присутствующий в них «иностранный элемент».

Объекты посягательства преступлений международного характе­ра: различные стороны сотрудничества между государствами, нор­мальное функционирование международной системы. Эти престу­пления более опасны для всего международного сообщества, чем обычные уголовные преступления, но не представляют непосред­ственной угрозы международному миру и безопасности человече­ства, как международные преступления.

Особый характер общественной опасности преступлений между­народного характера обусловлен тем, что такие деяния:

· совершаются на территории нескольких государств либо на территории, не подлежащей юрисдикции никакого государства (в открытом море);

· всегда отягощены иностранным элементом;

· могут иметь длящийся характер, что не позволяет определить, на территории какого именно государства совершено данное деяние.

Общепризнанного перечня преступлений международного ха­рактера не существует ни в доктрине, ни в международных докумен­тах. В принципе, никакой перечень составов преступлений не может быть закрытым и исчерпывающим, поскольку с течением времени в условиях нестабильности международных отношений, вооруженных конфликтов международного и немеждународного характера, а также нарушений против человека появляются новые общественно опасные деяния, а старые утрачива­ют свою общественную опасность, что, несомненно, отражается и на их классификации.

Классификацию преступлений международного характера можно произ­вести в зависимости от объекта их посягательства:

1) преступления, наносящие ущерб мирному сотрудничеству и нормальному осуществлению межгосударственных отношений: международный терроризм (в целом, его отдельные акции, связанные с ним деяния). Международный терроризм, таким образом, — это родовое понятие;

2) преступления, наносящие ущерб экономическому и социально-культурному развитию государств и народов: фальшивомонетничество; хищение культурных ценностей; загрязнение моря вредными веществами; незаконный оборот наркотиков; коррупция и др.

3) преступления, наносящие ущерб личности, личному и государ­ственному имуществу, моральным ценностям: столкновение судов и неоказание помощи на море; морское пиратство; распространение порнографических изданий и др.

В стадии становления в качестве преступлений международного характера находятся нелегальная эмиграция и контрабанда.

В зависимости от степени международной опасности и других признаков уголовные преступления международного характера условно классифицируются в правовой литературе следующим образом:

1) преступления против стабильности международных отношений (международный терроризм; захват заложников; захват, угон самолётов и других авиатранспортных средств и иные деяния, совершаемые на борту воздушного судна и в международных аэропортах; хищение ядерного материала; вербовка, использование, финансирование и обучение наемников, а также участие наемника в военных действиях; незаконное радио и телевещание, пропаганда войны);

2) деяния, наносящие ущерб экономическому, социальному и культурному развитию государств (фальшивомонетничество; легализация преступных доходов; незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ; контрабанда; нелегальная эмиграция и посягательства на культурные ценности народов);

3) преступные посягательства на личные права человека: рабство; работорговля; торговля женщинами, детьми, эксплуатация проституции третьими лицами; распространение порнографии; пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания;

4) преступления, совершаемые в открытом море (пиратство (морской разбой); разрыв или повреждение подводного кабеля или трубопровода; столкновение морских судов; неоказание помощи на море; загрязнение морской среды вредными веществами; нарушение правового режима континентального шельфа и специальной экономической зоны; нарушения установленных правил морских промыслов);

5) военные преступления международного характера (применение запрещенных средств и методов ведения войны; насилие над населением в районе военных действий; мародерство, дурное обращение с военнопленными; небрежное исполнение обязанностей в отношении раненых и больных военнопленных; совершение действий, направленных во вред другим военнопленным, и др.).

Международное преступление необходимо отграничивать от преступлений международного характера. Такими отграничивающими критериями являются элементы и признаки преступления, посягающего на мир и безопасность человечества, а также объект и объективные стороны посягательства. Объектом международного преступления могут быть всеобщий мир и международная безопасность, добрососедские отношения между государствами и народами, право народов и наций на самоопределение, законы и обычаи войны, права человека.

Что же касается субъекта международных преступлений, то ответственность за их совершение несут как государства и иные юридические лица, так и отдельные индивиды. Государства и другие субъекты международного права несут политическую и материальную ответственность, а физические лица — индивидуальную уголовную ответственность. В современном международном праве признается индивидуальная уголовная ответственность физических лиц за совершенные ими преступления против мира и безопасности человечества. В качестве субъекта преступления международного характера могут признаться только физические лица, что принципиально отличается от ответственности субъекта международного права.

3) Международные деликты также представляют нарушения международно-правовых норм, но не носящие характера преступления и не имеющие общественной опасности международных преступлений и преступлений международного характера. В качестве примеров можно назвать:

· нарушение государством договорных обязательств, не имеющих основополагающего значения;

· невыполнение юридическими и физическими лицами положений международных конвенций;

· невыполнение решений международных судов и арбитражей.

Понятие, кодификация института международной ответственности. Классификация международных правонарушений

⇐ ПредыдущаяСтр 22 из 36

Смотри 21 билет 3 вопрос

БИЛЕТ № 32

3.Международно-правовой статус комбатантов: признаки, права и обязанности,

Участниками вооруженных конфликтов являются члены вооруженных сил воюющих сторон. В международном гуманитарном праве они получили название комбатанты (сражающиеся). К комбатантам относятся:

— регулярные вооруженные силы воюющих сторон;

— повстанцы;

— участники освободительных движений;

— ополченцы;

— партизаны.

Комбатанты должны соответствовать ряду признаков, чтобы получить такой статус:

— находиться под командованием человека, отвечающего за их действия;

— иметь знаки различия;

— открыто носить оружие;

— уважать законы и обычаи войны.

Правовой статус комбатанта позволяет ему использовать оружие против вооруженных сил противника и не нести ответственность за это. В случае, когда комбатант получает ранение – он пользуется особым статусом. Если комбатант желает закончить свое участие в вооруженном конфликте, он может сдаться в плен в любой момент или просто сложить оружие.

Серди регулярных вооруженных сил есть категория лиц, которые относят к некомбатантам – это медицинский персонал, духовный персонал, юристы, журналисты, интенданты. Их основной задачей не является непосредственное участие в вооруженном конфликте. Даже если они имеют оружие, то могут использовать его только для самозащиты.

II Дополнительный протокол к Женевским конвенциям 1949 года запрещает вовлекать в вооруженный конфликт в качестве комбатантов детей до 15 лет.

Режим военного плена определяется Женевской конвенцией об обращении с военнопленными 1949 года. Конвенция относит к военнопленным не только комбатантов, но и других лиц. В частности, в режиме военного плена могут находиться:

— комбатанты;

— некомбатанты;

— члены экипажей судов торгового флота и гражданской авиации;

— стихийно восставшее население, если оно открыто носит оружие и соблюдает законы и обычаи войны.

Женевская конвенция подчеркивает, что военнопленные находятся во власти неприятельской державы, а не отдельных лиц или воинских частей, взявших их в плен. С военнопленными следует всегда обращаться гуманно. Их нельзя калечить, ставить над ними медицинские эксперименты, запрещается дискриминация по признаку расы, цвета кожи, религии, социального происхождения.

Даже если комбатант добровольно сдается в плен, он не может быть впоследствии привлечен своим государством к ответственности за совершение преступления. Попав в плен, военнопленный обязан назвать свое имя, дату рождения и личный номер. Затем эта информация будет передана нейтральным державам или Комитету Красного Креста и позволит военнопленному получать и отправлять через МККК корреспонденцию (включая посылки) и получать денежные переводы. Информация также сообщается державе, на стороне которой воевал военнопленный.

Военнопленные должны размещаться в лагерях и в условиях не менее благоприятных, чем условия, которыми пользуется армия противника, расположенная в этой местности. Лагерь должен располагаться в безопасном месте и быть помечен буквами «PW» или «PG». Женевская конвенция об обращении с военнопленными 1949 г. устанавливает различные требования к лагерю, местам проживания военнопленных и т.п.

Военнопленных (кроме офицеров) можно без их согласия привлекать к работам, не связанным с военными действиями (сельское хозяйство, торговая деятельность, работы по домашнему хозяйству, погрузо-разгрузочные работы на транспорте, обслуживание нужд лагеря). Военнопленных нельзя использовать на опасных работах без их согласия, которое не должно быть обусловлено лучшими условиями содержания. Государство, привлекающее военнопленных к работе, должно обеспечить для них условия труда, охрану труда.

Подчиняются военнопленные законам, уставам и приказам действующим в вооруженных силах держащей в плену державы. При этом они сохраняют знаки различия.

Военнопленный может быть подвергнут дисциплинарному взысканию за нарушение норм проживания в лагере или побег. Если он совершает преступление, то может быть осужден, но с предоставлением ему всех гарантий справедливого правосудия.

Военнопленные подлежат репатриации, особенно это касается больных и раненых. Но репатриацию нельзя производить во время военных действий без согласия военнопленного. По окончании военных действий военнопленные незамедлительно освобождаются и репатриируются.

Не относятся к комбатантам и не пользуются защитой международного права, режимом военного плена наемники. Наемник является преступником, и любое государство может осудить его. В соответствии с Конвенцией о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников 1989 года наемником является любое лицо, которое специально завербовано для участия в вооруженном конфликте и ему обещано вознаграждение, которое существенно превышает выплачиваемое другим комбатантам, входящим в состав регулярных вооруженных сил. Наемник не является гражданином воюющей стороны и не проживает там постоянно.

По признаку корыстного мотива участия в войне наемника можно отличить от добровольца. Добровольцы, сражающиеся на одной из воюющих сторон также не имеют гражданства или места жительства там, но они сражаются не с целью получения личной выгоды.

От наемников также нужно отличать военнослужащих другой державы, специально посланных для оказания военной помощи, например в рамках реализации договора о военном сотрудничестве или коллективной безопасности. Добровольцы и такие военнослужащие пользуются статусом комбатантов.

Участие наемника в вооруженном конфликте рассматривается как преступление. Уничтожение вооруженных сил противника также является совершением преступления, за которые наемник должен быть привлечен к ответственности внутри государства либо международным трибуналом.

Правовой статус комбатантов, некомбатантов и иных участников вооруженных конфликтов

Военные действия ведутся вооруженными силами воюющих государств. В праве вооруженных конфликтов вооруженные силы делятся на две категории лиц: те, что воюют, или комбатанты (от франц. combattant — боец, воин), и те, что не воюют, или некомбатанти.

Комбатанты — это лица, входящие в состав вооруженных сил воюющего государства, имеющих право принимать участие в военных действиях. Правовой статус комбатанта включает: 1) право применять военную силу; 2) быть объектом применения военной силы вплоть до физического уничтожения; 3) право на обращение с ним как с военнопленным в случае попадания в руки врага. Военная сила не применяется к комбатанта в случае его ранения или попадания в плен.

По мере развития и совершенствования права вооруженных конфликтов расширялся круг лиц, относящихся к комбатантов. Так, согласно положениям Женевских конвенций 1949 г. к таким лицам относятся: личный состав вооруженных сил стороны, находящиеся в вооруженном конфликте; личный состав ополчения и добровольческих отрядов, входящих и не входящих в состав вооруженных сил; личный состав организованных движений сопротивления и партизанских формирований, если они отвечают следующим условиям: а) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных; B) имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак; с) открыто носят оружие; (и) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны; члены экипажей торговых судов и гражданской авиации, которые непосредственно участвуют в военных действиях; население неоккупированной территории, которое берется за оружие, если оно открыто носит оружие и соблюдает законы и обычаи войны.

В ст. 43 Дополнительного протокола i к Женевским конвенциям 1949 г. предоставляется развернутое определение понятия «вооруженные силы». При этом отмечается, что лица, входящие в состав вооруженных сил воюющей стороны (за исключением тех, что не воюют), являются комбатантами, т.е. имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях.

Новеллой современного международного права является зачисление партизан и участников национально-освободительных войн к комбатантов. Хотя положение о том, что они должны иметь отчетливые знаки и открыто носить оружие, с тем чтобы обладать статусом комбатанта, ставилось под сомнение, поскольку специфика партизанской и национально-освободительной борьбы предусматривает при проведении некоторых военных операций определенный уровень секретности. Однако неоспоримым является условие, что партизаны и лица, участвующие в национально-освободительной борьбе, должны придерживаться законов и обычаев войны.

К некомбатантов относятся лица, входящие в состав вооруженных сил воюющей стороны, оказывают ей всемерную помощь в достижении военных успехов, но непосредственно не участвуют в военных действиях. Главная черта правового статуса некомбатанта — неучастие в боевых действиях. Некомбатантами являются военный духовный и медицинский персонал, интенданты, военные корреспонденты, юристы и др. С одной стороны, эти лица не могут быть объектом военных действий противника, а с другой — могут применять имеющееся у них оружие только в целях самообороны и охраны вверенного им имущества. Поэтому некомбатанти имеют право на покровительство со стороны врага, если окажутся у него в руках.

Разделение участников вооруженных конфликтов на комбатантов и некомбатантов связан с различным объемом прав и обязанностей в них во время военных действий, что влияет на режим военного плена.

Среди лиц, участвующих в вооруженных конфликтах, также выделяют военных разведчиков и военных шпионов, добровольцев и наемников, переговорщиков.

Военный шпион — это лицо, которое, действуя тайным образом или под ложным предлогом, собирает или старается собрать сведения в районе действия одного из воюющих государств с намерением сообщить таковые противоположной стороне (ст. XXIX приложения к Гаагской конвенции о законах и обычаях суходольной войны 1907 г.). В соответствии с дополнительным протоколом И к Женевским конвенциям 1949 г. «любое лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, попадающее во власть противной стороны тогда, когда оно занимается шпионажем, не имеет права на статус военнопленного и с ним могут обращаться как со шпионом» (ст. 46). Не считается шпионом лицо из состава вооруженных сил стороны конфликта, если она собирает или пытается собирать от имени этой стороны информацию на территории, контролируемой противником, и при этом носит форменную одежду своих вооруженных сил или не действует обманным путем или преднамеренно не прибегает к тайным методам. Такое лицо не «теряет своего права на статус военнопленного, и с ним не могут обращаться как со шпионом» (п. Из ст. 46 дополнительного протокола i). Этот человек признается, таким образом, военным разведчиком. В случае попадания в руки врага во время сбора разведывательных сведений или попытки их сбора на нее распространяется статус военнопленного.

Во время вооруженных конфликтов на стороне воюющих государств принимают участие добровольцы. В ст. VI Гаагской конвенции о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны 1907 г. установлено, что «ответственность нейтральной державы не возникает вследствие того, что частные лица отдельно переходят границу, чтобы поступить на службу одного из воюющих»1.3 учитывая то, что эти частные лица из нейтральных государств добровольно вступают в состав вооруженных сил одного из воюющих государств, они, с одной стороны, становятся законными комбатантами, а с другой — теряют статус лица нейтрального государства. Ответственность за их действия несет воюющая государство, на стороне которого они воюют.

В вооруженных конфликтах могут участвовать и наемники. Согласно п. 2 ст. 47 дополнительного протокола i к Женевским конвенциям 1949 г. наемник — это любое лицо, специально завербована на месте или за границей для того, чтобы участвовать в вооруженном конфликте, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду, и которому обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, выплачиваемое комбатантам того же ранга и функций, входящим в личный состав вооруженных сил данной стороны. Наемник не входит в личный состав вооруженных сил воюющей стороны. Он не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной конфликта.

Не являются наемниками военные советники, которые официально направляются на службу в иностранные вооруженные силы на основе межгосударственного соглашения. Военные советники непосредственного участия в военных действиях не участвуют.

Международное сообщество неоднократно осуждало практику наемничества. У1968 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 2465 (XXIII), в которой объявлялось, что практика использования наемников против движений за национальное освобождение и независимость является уголовно наказуемым деянием, а сами наемники — преступниками.

У1989 г. под эгидой ООН была заключена Конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников. В Конвенции наемничество признано серьезным преступлением, которое затрагивает интересы всех государств. Согласно Конвенции государства не должны осуществлять вербовку, использование, финансирование и обучение наемников, в том числе с целью, что противоречит праву народов на самоопределение, как оно толкуется международным правом. Государства обязаны запрещать такие действия и предотвращать их.

Конвенция 1989 г. признает преступными действия, совершаемых не только самими наемниками, но и лицами, участвующими в их вербовке, использовании, финансировании и обучении, а также попытки совершения указанных действий и соучастие в них. Государства — участники Конвенции 1989 г, обязаны либо судить виновных, или выдать заинтересованной стороне. Наемничество является уголовно наказуемым деянием по законодательству Украины (ст. 447 УК Украины).

Особый правовой статус во время вооруженных конфликтов имеют переговорщики, то есть лица, специально уполномоченные военным командованием воюющей стороны на ведение переговоров с военным командованием неприятеля. В соответствии с положениями Гаагской конвенции о законах и обычаях суходольной войны 1907 г. переговорщик и горнист или барабанщик, которые сопровождают его, лицо, несущее флаг, и переводчик пользуются правом неприкосновенности. Отличительный знак парламентера — белый флаг. Переговорщик может быть принят военным командованием врага или отослан обратно, однако в любом случае ему должна быть обеспечена безопасность возвращения в расположение своих войск. Во время Второй мировой войны немецкое военное командование не всегда обеспечивало неприкосновенность парламентеров, нарушая тем самым законы и обычаи войны.

Уголовное право, гражданское право

Понятия «комбатант» и «покровительствуемые лица» являются ключевыми в текстах Женевских конвенций 1949 г. и Дополнительного протокола I к ним. Эти понятия не являются противоположными или взаимоисключающими. Комбатант может при определенных условиях стать покровительствуемым лицом, например, когда он будет захвачен в плен.

Несмотря на то, что правила ведения военных действий существуют не одно столетие, определение понятия «комбатант» былопринято лишь в 1977 г., поскольку удалось решить проблему определения принадлежности к личному составу «вооруженных сил». Решение этой принципиально важной проблемы было связано с определением круга лиц, имеющих право на статус комбатанта, а следовательно и право на статус военнопленного в случае захвата.

Как известно до II Женевской Конвенции, принятой Дипломатической конференцией в 1929 г., военнопленные не пользовались защитой Женевского права. Упоминание о них имелось лишь в Гаагском праве. Споры по этому вопросу начались с первыми попытками кодифицировать все правила войны на суше в ходе Брюссельской и Гаагской конференций соответственно 1874 и 1899 гг. Между некоторыми из важнейших военных держав, с одной стороны, и рядом малых и средних государств, с другой, существовали фундаментальные расхождения во взглядах.

Первые хотели, чтобы предоставление статуса комбатанта было ограничено личным составом регулярных вооруженных сил; последние желали распространить, ею на участников движения сопротивления, не обязательно приданых регулярной армии.

Компромисс выработанный в ходе двух вышеназванных конференций, был закреплен в Положении о законах и обычаях сухопутной войны, ставшим приложением к IV Гаагской Конвенции 1907 г., в соответствии с которым «воюющими сторонами» (впоследствии этот термин будет использоваться исключительно при упоминании государств; для обозначения лиц, принимающих участие в военных действиях, станут пользоваться словом «комбатанты») считались не только солдаты регулярной армии, но также и бойцы военизированных формирований и добровольческих отрядов, которые «отвечали четырем условиям.

1) находились под командованием лица, ответственного за своих подчиненных;
2) имели определенный и явственно видимый издали отличительный знак,
3) открыто носили оружие и
4) соблюдали законы и обычаи войны (Ст. 1).

Два последних условия подлежали выполнению «населением неоккупированных территорий, которое при приближении неприятеля стихийно по собственному почину берется за оружие», чтобы его также можно было рассматривать как воюющую сторону (ст. 2). В ходе Женевской конференции 1929 г. вопрос об обращении с военнопленными был отделен от Гаагского права и помещен в сферу действия Женевского права.

Трагический опыт второй мировой войны побудил Конференцию 1949 г. несколько ослабить жесткие условия, изложенные в Гаагском положении. Новые условия, подлежащие соблюдению лицами, претендующими на статус военнопленных, содержали три элемента первостепенной важности: оспаривавшееся ранее предоставление этого статуса участникам «организованных движений сопротивления… действующим на своей территории или вне ее, даже если эта территория оккупирована»; предоставление того же статуса лицам, «считающим себя в подчинении правительства или власти, не признанных держащей в плену Державой» (например, национального комитета, созданного за рубежом), а также презумпция права на статус военнопленного в случае сомнения (27).

Эти условия, бесспорно, представляли собой крупное изменение ранее действовавшего порядка. Однако некоторые участники Конференции 1974-1977 гг. особенно те, чьи страны пережили в недавнем прошлом иностранную оккупацию или войну за национальное освобождение, в ходе которых регулярным войскам противостояли движения, основанные исключительно или почти исключительно на силах сопротивления, считали, что эти условия все же носят слишком ограничительный характер.

Представители государств, чьи народы в недалеком прошлом участвовали в таких конфликтах, утверждали, что в существовавших условиях единственный шанс на успех движения сопротивления, компенсирующий до некоторой степени техническое превосходство противника, состоял в несоблюдении некоторых жестких правил (прежде всего второго и третьего), закрепленных в Гаагском положении 1907 г. и III Женевской Конвенции 1949 г. После долгих и трудных переговоров, в ходе которых возникала угроза провала всей Конференции, был в конце концов достигнут компромисс, разделивший соответствующие условия на две категории.

Первое и четвертое из традиционных условий стали подлежать применению «вооруженными силами», т.е. носить коллективный характер; второе и третье условие связывают лиц, входящих в состав этих сил. Вооруженные силы (стороны, находящейся в конфликте) отныне считаются состоящими из «всех вооруженных сил, групп и подразделений, находящихся под командованием лица, ответственного перед этой стороной за поведение своих подчиненных… Такие вооруженные силы подчиняются внутренней дисциплинарной системе, которая, среди прочего, обеспечивает соблюдение норм международного права, применяемых в период вооруженных конфликтов» (п. 1 ст. 43 Протокола I).

Второе и третье из традиционных условий подлежали соблюдению лицами, желающими, чтобы с ними обращались как с «комбатантами», а следовательно — как с «военнопленными» в случае захвата. Условия стали гораздо более гибкими. Вместо требования иметь определенный отличительный знак говорилось, что «комбатанты обязаны отличать себя от гражданского населения в то время, когда они участвуют в нападении или в военной операции, являющейся подготовкой к нападению».

Что касается обязанности открыто носить оружие, то было признано, что бывают такие ситуации, когда вследствие характера военных действий вооруженный комбатант не может отличить себя от гражданского населения; было признано, что он сохраняет свой статус комбатанта, при условии, что в таких ситуациях он открыто носит свое оружие: а) во время каждого военного столкновения, и б) в то время, когда он находится на виду у противника в ходе развертывания в боевые порядки, предшествующего началу нападения, в котором он должен принять участие (п. 3 ст. 44).

Наконец, согласно пп. 1, 2 ст. 45 Дополнительного протокола I, в случае сомнений статус военнопленного, а следовательно, и комбатанта, презюмируется.

Егоров С.А. Вооруженные конфликты и международное право. М., 1999.

Правовой статус комбатантов и некомбатантов

1234

В вооруженном конфликте международного характера воюющие стороны представлены прежде всего своими вооруженными силами. Согласно Дополнительному протоколу I к Женевским конвенциям 1949 г. вооруженные силы воюющих сторон «состоят из всех организованных вооруженных сил, групп и подразделений, находящихся под командованием лица, ответственного перед этой стороной за поведение своих подчиненных, даже если эта сторона представлена правительством или властью, не признанными противной стороной. Такие вооруженные силы подчиняются внутренней дисциплинарной системе, которая среди прочего обеспечивает соблюдение норм международного права, применяемых в период вооруженных конфликтов» (п. 1 ст. 43).

Участников вооруженных конфликтов можно условно разделить на две группы: сражающиеся (комбатанты) и несражающиеся (некомбатанты). Согласно Дополнительному протоколу I, лица, входящие в состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте и принимающие непосредственное участие в боевых действиях, являются комбатантами (от фр. combattant). Только за комбатантами признается право применять военную силу. К ним самим допустимо применение в ходе боевых действий высшей меры насилия, т.е. физического уничтожения. Комбатанты, оказавшиеся во власти противника, вправе требовать обращения с ними как с военнопленными.

К несражающимся относится личный состав, правомерно находящийся в структуре вооруженных сил воюющей стороны, оказывающий ей всестороннюю помощь в достижении успехов в боевых действиях, но не принимающий непосредственного участия в этих действиях. Некомбатанты не должны участвовать в боевых действиях. Это интендантский и медицинский персонал, корреспонденты и репортеры, духовенство и др. Несражающиеся не могут быть непосредственным объектом вооруженного нападения противника.

От несражающихся членов вооруженных сил воюющей стороны следует отличать «лиц, следующих за вооруженными силами, но не входящих в их состав непосредственно». К этим лицам относятся, к примеру, «гражданские лица, входящие в экипажи военных самолетов, военные корреспонденты, поставщики, личный состав рабочих команд или служб, на который возложено бытовое обслуживание вооруженных сил, при условии, что они получили на это разрешение от тех вооруженных сил, которые они сопровождают». Хотя лица, следующие за вооруженными силами, не обладают правом принимать непосредственное участие в военных действиях в соответствии с ч. «A» (4) ст. 4 Женевской конвенции III, при попадании во власть неприятеля они имеют право на получение статуса военнопленных.

В то же время оружие, имеющееся у них, они обязаны использовать исключительно в целях самообороны и защиты вверенного им имущества.


Таким образом, деление вооруженных сил на сражающихся и несражающихся основывается на их непосредственном участии в боевых действиях с оружием в руках от имени и в интересах той воюющей стороны, в вооруженные силы которой они правомерно включены.

Поскольку партизанская война квалифицируется современным международным правом как правомерная форма борьбы против агрессора, колониальной зависимости и иностранной оккупации, за партизанами согласно Женевским конвенциям 1949 г. признается статус комбатанта, если они имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных, имеют отличительный знак, открыто носят оружие, соблюдают в ходе боевых действий законы и обычаи войны. Дополнительный протокол I конкретизирует некоторые из этих положений. Так, в целях усиления защиты гражданского населения уточняется положение об открытом ношении оружия. Согласно ст. 44 Дополнительного протокола I комбатант, с тем чтобы отличаться от гражданского населения, должен открыто носить оружие: а) во время каждого военного столкновения; б) в то время, когда он находится на виду у противника в ходе развертывания в боевые порядки, предшествующего началу нападения, в котором он должен принять участие.

В свете современного международного права статусом комбатанта обладают и бойцы национально-освободительных движений.

На практике нередко возникает необходимость в разграничении таких категорий, как военный шпион и военный разведчик, доброволец и наемник.

Военный шпион (лазутчик) — это согласно ст. XXIX приложения к IV Гаагской конвенции 1907 г. «такое лицо, которое, действуя тайным образом или под ложным предлогом, собирает или старается собрать сведения в районе действия одного из воюющих с намерением сообщить таковые противной стороне». Статья 46 Дополнительного протокола I, уточняя правовой статус военного шпиона, закрепляет норму, согласно которой лицо из состава вооруженных сил, «попадающее во власть противной стороны в то время, когда оно занимается шпионажем, не имеет права на статус военнопленного и с ним могут обращаться как со шпионом». Если лицо из состава вооруженных сил собирает сведения на территории, контролируемой противной стороной, и носит при этом «форменную одежду своих вооруженных сил» или «не действует обманным путем или преднамеренно не прибегает к тайным методам», то такое лицо не считается шпионом, а квалифицируется как военный разведчик. Другими словами, военный разведчик — это лицо, собирающее сведения в районе действия противника и носящее форму своей армии, т.е. не скрывающее своего подлинного лица. В случае если это лицо попадает в руки противника, на него должен распространяться режим военного плена.

Доброволец — это лицо, добровольно поступающее в действующую армию одной из воюющих сторон. Согласно V Гаагской конвенции 1907 г., отдельные лица могут «переходить границу, чтобы поступить на службу одного из воюющих». В той же Конвенции устанавливается, что если отдельное лицо добровольно вступает в армию одного из воюющих государств, то оно утрачивает статус лица нейтрального государства.

С точки зрения современного международного права, осуждающего колониализм и агрессивные войны, действия добровольца будут правомерными, если он вступает в армию, ведущую войну в защиту своей страны от иностранного порабощения. Вступление в такую армию гражданина другого государства не означает нарушения норм права вооруженных конфликтов.

Наемник — это лицо, добровольно вступающее в воинские формирования, ведущие вооруженную борьбу в защиту противоправных колониальных, расистских и иных подобных режимов, против национально-освободительных движений. Наемник не пользуется покровительством норм права вооруженных конфликтов. Он не имеет права на статус комбатанта, военнопленного.

Содержание понятия «наемник» приводится в ст. 47 Дополнительного протокола I. В соответствии с этой статьей наемник — это лицо, которое специально завербовано на месте или за границей, для того чтобы сражаться в вооруженном конфликте, и фактически принимает непосредственное участие в военных действиях, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и с такими же функциями из числа личного состава вооруженных сил данной стороны. Наемник не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте. Он не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, и не послан государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица из состава его вооруженных сил.

Приведенное определение позволяет установить более четкое отличие наемника от добровольца, а также провести различие между наемниками и военными советниками, не принимающими непосредственного участия в военных действиях и направленными на службу в иностранную армию по соглашению между государствами.

В декабре 1989 г. в рамках ООН была принята Конвенция о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников. В отличие от Дополнительного протокола I Конвенция 1989 г. к категории наемников относит не только лиц, непосредственно участвующих в вооруженных конфликтах, но и, что существенно важно, лиц, завербованных для участия в заранее запланированных актах насилия, направленных на свержение правительства какого-либо государства, подрыв его конституционного порядка или нарушение его территориальной целостности и неприкосновенности. Согласно Конвенции государства не должны заниматься вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников, в том числе в целях, противоречащих праву народов на самоопределение, как оно толкуется международным правом, и обязаны запрещать и предотвращать подобные действия.

Конвенция 1989 г. вводит ряд новых составов преступлений, связанных с наемничеством. Преступными и подлежащими наказанию в соответствии с Конвенцией являются действия не только самих наемников, но и лиц, осуществляющих вербовку, использование, финансирование и обучение наемников, а также попытки совершения указанных действий и соучастие в их совершении. Каждое государство — участник Конвенции обязано установить его юрисдикцию над любым из приведенных выше преступлений, если обвиняемый в преступлении находится на его территории и оно не выдает его другому государству, обращающемуся с требованием о выдаче преступника.

Правовое положение участников международных конфликтов

Комбатанты и некомбатанты

Во время вооруженных конфликтов население, проживающее на территории государства, делится на две группы: относящееся к вооруженным силам (вооруженные силы, партизаны и т.д.) и не относящееся к вооруженным силам (гражданское население). Первую группу делят на две категории лиц: сражающиеся (комбатанты) и не участвующие в сражениях (некомбатанты).

Комбатанты — это лица, входящие в состав вооруженных сил воюющих сторон, непосредственно ведущие боевые действия против неприятеля с оружием в руках. Попав в плен, комбатанты приобретают статус военнопленных.

Некомбатанты — это лица, входящие в состав вооруженных сил, непосредственно не участвующие в боевых действиях. Это — военные корреспонденты, юристы, духовенство, интенданты. Некомбатанты могут иметь личное оружие для самозащиты. В случае участия в боевых действиях они приобретают статус комбатантов.

В соответствии с Женевскими конвенциями к комбатантам относятся:

  • 1) личный состав регулярных вооруженных сил;
  • 2) ополчение, добровольческие отряды как входящие, так и не входящие в состав регулярных вооруженных сил;
  • 3)личный состав движений сопротивления и партизанских формирований;
  • 4)лица, оказывающие помощь вооруженным силам, но участия в боевых действиях не принимающие;
  • 5)члены экипажей торговых судов и гражданских самолетов, оказывающие помощь сражающимся;
  • 6) население, которое при приближении противника взялось за оружие, если они открыто носят оружие и соблюдают законы и обычаи войны.

Партизаны и бойцы национально-освободительных движений являются комбатантами, если они:

  • 1) принадлежат к какому-либо военным образом организованному отряду, во главе которого стоит ответственное лицо;
  • 2) носят отличительные знаки;
  • 3) открыто носят оружие и соблюдают законы и обычаи войны.

При соблюдении этих условий члены партизанских отрядов при попадании в плен признаются комбатантами.

Разведчики — лица, входящие в состав вооруженных сил воюющих сторон, носящие военную форму и проникающие в расположение неприятеля в целях сбора сведений о нем для своего командования. Захваченные в плен разведчики пользуются статусом военнопленных. От разведчиков следует отличать лазутчиков (шпионов) — лиц, которые, действуя тайным образом или под ложными предлогами, собирают сведения в районе военных действий. На этих лиц режим военного плена не распространяется.

Иностранные военные советники и инструкторы — это лица, входящие в вооруженные силы другого государства, которые в соответствии с международными соглашениями находятся в другом государстве для оказания помощи в освоении боевой техники и обучении личного состава вооруженных сил. Советники и инструкторы не участвуют в военных действиях. Советники обучают ведению боевых действий. Инструкторы помогают в освоении боевой техники. Однако если эти лица принимают участие в боевых действиях, они приравниваются к комбатантам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *