Комплексный характер предмета правовой науки

Соотношение предмета юридической науки с предметами других социальных наук

В связи с тем, что правовая наука может раскрыть свой предмет лишь при условии изучения политико-правовых явлений в их непосредственных конкретно-исторических условиях, она вынуждена исследовать значительную часть социальных процессов, выступающих объектами других гуманитарных наук: экономической теории, этики, социальной психологии, педагогических наук и др. Исследования одних и тех же явлений и процессов представителями разных наук называются комплексными.

Право не может быть выше, чем экономический и обусловленный им культурный уровни развития общества. Однако это основополагающее положение правовой науки не может быть отнесено только к ее предмету. Выявление и обоснование закономерной связи экономики и права явились результатами развития общей социологии и распространения материализма на изучение общества и в первую очередь его экономических отношений. Таким образом, положение об обусловленности права экономикой и культурой имеет комплексный характер, представляет собой вывод, имеющий принципиальное значение как для правовой науки, так и для экономической теории, культурологии и общей социологии. Комплексный характер имеют также исследования связей права с моралью, правовой психологией, педагогикой и другими социальными науками.

Комплексный характер исследований нельзя понимать как механическое заимствование правоведами положений, категорий и понятий неюридических наук. Так, правовая наука не может успешно развиваться без обращения к положениям экономической теории, не исследуя механизмов проявления экономических законов в политико-правовой сфере. При этом правоведы, руководствуясь выводами экономической науки, исследуют механизм воплощения экономических законов в правовой сфере, а также последствия в политической и правовой сфере, которые могут породить те или иные новации в области экономики. Лишь исследование, доведенное до анализа непосредственных изменений в политико-правовой сфере, обусловленных теми или иными экономическими явлениями и процессами, составляет непосредственный предмет правовой науки и конечную цель правовых исследований.

Еще С. Н. Братусь во второй половине прошлого века признавал беспочвенными попытки советских правоведов рассматривать экономические законы в качестве юридических принципов. Он отмечал, что «нельзя согласиться с тем, что основными принципами советского гражданского права являются экономические законы и различные черты и стороны социалистических производственных и иных общественных отношений… Надо показать, как основные принципы социализма трансформируются в юридические принципы или, иначе говоря, установить каково юридическое выражение принципов социализма, имея в виду, что именно различные формы их юридического выражения и будут принципами права в целом или его отдельной отрасли».

Исследователь, бесспорно, прав в том, что государственно-правовые принципы, как и иные правовые закономерности могут находиться только в самом политико-правовом явлении. Экономические и иные факторы остаются для них внешними. Реальный же результат воздействия внешних факторов на политико-правовые явления может быть объективирован в виде тех или иных их изменений, усовершенствований и нигде более. Не всякое воздействие внешних факторов автоматически приводит к изменениям в исследуемом явлении, да и результаты могут быть неоднозначными. Поэтому, чтобы не впадать в ошибки и заблуждения, правоведам следует не только выявлять наличие воздействия внешнего фактора на политико-правовые явления, но и раскрывать, как тот или иной фактор воздействует на них и в чем конкретно проявляются результаты этого воздействия.

Выявление процессов и результатов воздействия экономических законов, явлений на политико-правовые явления представляет собой сложную познавательную задачу, поскольку на правовое развитие влияют и иные социальные факторы: политикоправовой режим, уровень политической и правовой культуры населения, исторические пережитки прошлого в сознании людей и др. Поэтому в познании политико-правовых явлений необходимо учитывать положения, выводы других социальных наук, и прежде всего теории экономики, политологии, социальной психологии.

Потребности, интересы, мотивы, установки, воля и другие психологические феномены являются необходимыми компонентами процесса формирования права и правотворческой деятельности государства. Велика роль этих феноменов и на стадии реализации норм права в конкретных правоотношениях. Право, законодательство, прежде чем реализоваться в конкретном поведении, должны быть восприняты, осознаны субъектом права. И в этом сложном механизме восприятия норм права, выработки собственного к ним отношения и выбора конкретного юридически значимого поведения важную роль играют правовая психология человека, его ценностные ориентации и установки. Отнюдь не редки ситуации, когда правовые нормы реализуются недостаточно эффективно из-за того, что правомерное поведение, закрепленное нормой права, не соответствует ценностным ориентациям индивидов и иных субъектов права.

Психологические феномены личности, отдельных социальных групп и общества в целом исследует социальная психология. Ее предметом выступают закономерности поведения и деятельности людей, обусловленные включенностью их в социальные группы, а также психологические характеристики этих групп. Данная наука исследует и некоторые особенности правовой психологии как разновидности социальной психологии. Основное внимание здесь уделяется выявлению черт правовой психологии, тех ее феноменов, которые оказывают решающее влияние на выбор правомерного или противоправного поведения. В конечном счете исследования проблем правовой психологии подчинены общей цели со-циальнои психологии — раскрыть предмет данной науки во всей его полноте и всесторонности.

Правовая наука в полной мере использует достижения социальной психологии, но, как и при использовании положений экономической теории, не ограничивается простым их механическим повторением или иллюстрированием правовыми примерами. Ученые-правоведы, опираясь на положения социальной психологии, пытаются углубить и расширить свои представления о юридических явлениях и процессах, в которых психология человека, его чувства и эмоции, правовые установки играют если не ведущую, то все же весьма заметную роль. Это, в частности, проблемы, связанные со стадиями реализации норм права в конкретных отношениях, выявлением причин недостаточной эффективности норм права, а также изучением личности правонарушителей, определением причин и условий, способствующих совершению правонарушений. В итоге изучение психологических феноменов должно привести правоведов к новым, более углубленным знаниям предмета правовой науки или сущности соответствующих правовых явлений, к выявлению имеющихся несовершенств в сфере правотворческой деятельности государства, действующих законов и правоприменительной практики.

Таким образом, предметы правовой науки и социальной психологии совпадают в части закономерностей функционирования и развития правовой психологии, но различаются аспектами и уровнями исследования. Анализ психологических феноменов и их закономерностей, осуществляемый правовой наукой, выступает в качестве действенного средства познания правовых явлений и процессов, тогда как в социальных психологических исследованиях изучение закономерностей правовой психологии рассматривается в качестве одного из этапов на пути познания предмета социальной психологии.

Правовая культура населения оказывает определенное воздействие на процессы действия права, вследствие чего государство вынуждено принимать определенные меры по правовому воспитанию населения, а также формированию системы общего и профессионального юридического образования. Соответственно правовая наука не может стоять в стороне от этого важнейшего направления деятельности государства и обязана разрабатывать эффективные средства и приемы повышения правовой культуры населения и качественной подготовки юридических кадров, широко используя в этих целях современные достижения педагогики. И вновь плодотворное влияние педагогики на правовую науку проявляется лишь постольку, поскольку правоведы оказываются способными дополнить, конкретизировать общие подходы педагогики к решениям собственно правовых проблем, связанных с осуществлением правовой пропаганды, организацией системы общего и профессионального обучения, а также с перевоспитанием осужденных, находящихся в местах лишения свободы.

Еще одно важнейшее направление научных исследований правоведов — изучение методологических проблем правоведения, которым в настоящее время придается решающее значение. Как убедительно показывает история правовой науки, углубленный теоретический анализ политико-правовых проблем современности невозможен без дальнейшего совершенствования методов научного познания, их приспособления к специфике познания ее предмета. Однако разработка методов правовой науки не может быть сколько-нибудь успешной без учета общих философских положений о специфике научного познания, критериях истинности научных знаний, о всеобщих принципах научного познания и содержании общих логических методов: сравнения, анализа, синтеза, аналогии, эксперимента и др. Правоведам приходится заимствовать методы научного познания, разрабатываемые математикой, статистикой, социологией и другими науками. Понятно, что все заимствованные методы научного познания оказывают позитивное влияние в той мере, в какой правоведам удается их конкретизировать к специфике познания правовых явлений и их закономерностей и наоборот. Большие возможности математики и статистики в познании массовых правовых явлений являются бесспорными. Однако дело с их применением в правовой науке далее общих разговоров и отдельных примеров не идет потому, что правоведы не сумели пока конкретизировать данные методы по отношению к особенностям правовых явлений, разработать действенные методики их применения в познании конкретных правовых явлений.

Таким образом, правовая наука изучает весьма широкий круг закономерностей. В конечном счете она призвана раскрывать свой непосредственный предмет: закономерности функционирования и развития государства и права. Однако постижение собственного предмета правоведения оказывается возможным только путем выхода за сферу политического и правового в область экономики, социальной психологии, педагогики, иных социальных явлений, поэтому в предмет правовой науки входят комплексные закономерности, составляющие предмет названных социальных наук. Разработка правоведами этих закономерностей имеет творческий, эвристический характер и оказывается правомерной постольку, поскольку на основе нехарактерных для правовой науки знаний представляется возможным решать собственно правовые проблемы.

Применение положений, выводов социальных наук юристами, которое является сугубо механическим и сводится к общим рассуждениям о их полезности в познании государства и права, оказывается малополезным как для правовой науки, так и для соответствующей гуманитарной отрасли знания. Столь же малополезными предстают и любые попытки ограничивать предмет правовой науки только совокупностью закономерностей функционирования и развития государства и права.

Объект и предмет юридической науки. Юриспруденция в системе научных знаний

Как и всякая область научных знаний, юриспруденция ха­рактеризуется специальным предметом (объектом) научно­познавательной деятельности. В юридической (в том числе учеб­ной) литературе имела место обстоятельная характеристика вопро­сов науковедения, в частности, объекта и предмета юридической науки в целом, теории государства и права. Обоснование этому следует видеть в том, что точность представлений и определения объекта и предмета науки обусловливает индивидуализацию зна­ний в определённой области, построение принципов организации теоретической системы, наконец, достоверность полученной ин­формации.

В определённой мере характеристика объекта и предмета юриспруденции присутствует в названии науки. В частности пред­метом теории государства и права считают государство и право. Можно было бы согласиться с такой трактовкой предмета науки, только государство и право изучают все научные дисциплины бло­ка гуманитарных и социально-экономических наук.

В других случаях говорится о том, что теория государства и права изучает общие закономерности, управляющие развитием и функционированием государства и права. Вместе с тем при такой трактовке предмета науки присутствует чрезмерно абстрактный
подход. Для того чтобы изучать закономерности, присущие данным явлениям и институтам, нужно их обнаружить и установить, сфор­мулировать (А.Д. Машков). При пересечении предметов наук как раз и возникает целесообразность разграничения объекта науки и предмета исследования. Разграничение это позволяет определить междисциплинарные границы. Если объект науки привносит опре­делённость «внешнего» порядка в соотношение научных дисцип­лин (государство и право, например, изучают политология, социо­логия, юриспруденция и др.), то предмет науки показывает внутри­дисциплинарную «предметную» определённость, соотношение на­учных дисциплин внутри данной системы знаний. Например, так обстоит дело, когда устанавливается соотношение теории государ­ства и права и отраслевых юридических наук. Разграничение объ­екта и предмета научных знаний полезно и на внутрисистемном уровне, поскольку конкретные науки, например отраслевые, явля­ются автономными, обособленными частями единого научного пространства, для которых характерны свои объект и предмет ис­следовательской работы.

Таким образом, объект науки — это обособленная часть объ­ективной реальности, которая познаётся субъектом с использовани­ем приёмов и средств познания в рамках данной системы знаний.

Предмет науки — это круг вопросов ведения внутри объекта научного познания, освоение которых даёт целостное и одновре­менно детализированное представление об изучаемой реальности.

Объект юридической науки — государственно-правовая жизнь общества во взаимодействии с другими общественными яв­лениями и процессами, а также отдельные стороны государственно­правовой действительности.

Уточнение объекта и предметов в системе юридических наук может быть сделано в связи с изучением места юриспруденции в системе гуманитарного знания. Повторимся, что для социально­философских, социологических, политических наук, а также юрис­пруденции государство и право являются общим объектом научно­го познания. Однако угол зрения в их научном осмыслении являет­ся, учитывая место каждой из научных дисциплин в системе зна­ний, различным.

Объектом философии является не какая-то отдельная сторона, а все сущее. Государство и право в объекте фи­лософии составляют отдельную сторону жизни общества. Но эта предметная сторона нуждается в фундаменте общей философской системы, в философском обосновании содержательного компонен­та, методологии познания и др.

Юриспруденция, будучи наукой автономной, закладывает в фундамент специальных знаний принципы и категории отдельной философской системы, исходные знания, которые конкретизуются в этой конкретной науке.

Одновременно юридическая наука поставляет философии специальные знания более высокого, чем в юриспруденции, уровня научных обобщений, в частности, в разработке идеальных моделей, форм, механизмов. Специальные знания для философии становятся эмпирическим материалом, который возвращается в конкретную науку уже в контексте философского осмысления. Философия для юриспруденции поэтому является фундаментальной наукой. Объ­екты первой и второй, конечно, не совпадают по масштабности и универсальности.

В таком же плане можно давать сравнительную характери­стику объектов социологических наук (социальная философия, со­циальная история, социология) и юридической науки. Если объек­том социологии является общество в целом (структуры общества, институты, социальные процессы и др.), то юридическая наука изу­чает государство, право как социальные институты. Отметим, что объекты наук здесь соотносятся как целое и часть. Социология изу­чает наиболее общие закономерности развития и функционирова­ния общества в целом, его институтов, процессов и т. п. Государст­во и право как институты общества находятся в зоне действия та­ких закономерностей и являются поэтому составным компонентом объекта социологических наук.

Юриспруденция обеспечивает научное освоение государства и права и государственно-правовой жизни, отдельных их сторон как явлений юридических. Конечно, юридическую науку интере­суют и «внешнее» окружение, обусловленность государственно­правовых институтов, форм, механизмов. Однако здесь обнаружи­вается линия пересечения объектов социологических наук и юрис­пруденции, взаимовлияния первых и второй при сохранении авто­номности объектов научного познания с прямыми и обратными
связями. Если социология поставляет юридической науке знания о закономерностях развития и функционирования общества в целом, формах и механизмах их действия, а также массовидный фактоло­гический материал, то юриспруденция изучает трансформацию воздействующих социальных факторов в государственно-правовые институты и формы. Тем самым юридическая наука поставляет со­циологии знания для выработки новых социологических концепций в государственно-правовой действительности.

Важным для установления контуров объекта юридической науки является ее соотношение с политологией, которая познает закономерности формирования и уравновешивания коллективных интересов, выработки властных решений и их реализации средст­вами государственной власти. В поле зрения политологии находит­ся деятельность социальных групп по формированию политических институтов, норм, отношений, ценностей политической культуры, в целом политическую жизнь общества. Государство и право входят в объект изучения политологии как явления, связанные с политиче­скими институтами и процессами, а целью политики становится борьба за обладание государственной властью.

В равной мере этот ракурс представлений об объекте интере­сует и юридическую науку, особенно теорию государства и права. Но уровень политической системы, политики необходим юриспру­денции в связи с установлением места государства и права среди других политических институтов, прежде всего, с позиции предот­вращения возобладания политики над правом и негосударственных организаций над государством. В юридической науке, познающей специфические государственно-правовые закономерности, непри­емлема позиция рассмотрения теории государства и права как по­литико-юридической или даже политической науки. Юридическая наука, с одной стороны, учитывает «внешний» фактор влияния; с другой — сосредоточивает внимание на относительной самостоя­тельности, автономности государственно-правовой жизни по отно­шению к воздействующим экономическим, социально­политическим и др. факторам. Она обеспечивает получение досто­верного знания относительно специфического объекта — государст­венно-правовой жизни общества.

Обнаруженные соотношения объектов общегуманитарных, социально-экономических и других научных дисциплин с юрис­пруденцией создают основания для вывода о фундаментальном уровне знаний в философии, социологии и т. п. Юриспруденция по отношению к названным и др. наукам является специализирован­ной областью знаний об объекте, относительно самостоятельном и автономном в системе взаимодействий и обусловленностей. Она познает специфические закономерности и отдельные стороны госу­дарственно-правовой жизни. Юридическая наука — это система зна­ний о государстве и праве во взаимодействии и взаимовлянии с экономическими, социально-политическими, в сфере культуры и другими явлениями и процессами, а также об отдельных сторонах государственной и правовой жизни, раскрывающих природу госу­дарственно-правовых форм, институтов, механизмов.

Если предложенное определение юридической науки фикси­рует представления о ее объекте, то предмет науки — это круг во­просов внутри объекта научного познания с четким определением границ, целеполаганием, набором средств и способов изучения данного явления или стороны государственно-правовой жизни. Объект науки и предмет научного исследования пересекаются в структуре знаний по соотношению «гуманитарная наука — специа­лизированные области знаний» и во внутреннем соотношении.

Объект правовой науки: понятие и состав.

⇐ ПредыдущаяСтр 11 из 25

Реально существующий мир во всем многообразии его кон­кретных проявлений — предметов, процессов, событий, совер­шаемых в природной среде, обществе и мыслительной деятель­ности, — понимается как объект науки. Для теории государства и права немаловажным является вопрос о том, какую часть право­вой и социальной реальности нужно исследовать, чтобы рас­крыть ее предмет, или, иначе говоря, каким должен быть объект данной науки.

В философской и науковедческой литературе объект понима­ется как реально существующий мир или его часть, исследуемые наукой для раскрытия ее предмета, тогда как предмет — это оп­ределенный аспект, закономерности существующего мира, по­знание которых составляет непосредственную цель науки. Изло­женное понимание объекта и предмета науки позволяет успешно решать вопросы о соотношении эмпирического и теоретического уровней знаний науки, о системе методов научного познания и заслуживает самого пристального внимания.

В объект правовой науки в целом и ее отдельных отраслей входят государство, право, правоотношения, правонарушения и другие политико-правовые явления. Именно они составляют ос­нову объекта юридической науки. Юридическая наука обособи­лась от других наук во всей системе общественных знаний имен­но потому, что она непосредственно специализируется на изуче­нии названных компонентов социального бытия. Однако объект правовой науки не может быть ограничен только названными яв­лениями.

Общество представляет собой сложный целостный организм, все компоненты которого тесно связаны друг с другом, постоянно испытывают позитивное или негативное воздействие других соци­альных явлений. Так, на процесс реализации норм права, их во­площение в конкретных правовых отношениях непосредственно влияют экономика, политика, культура и другие сферы общества, а также субъективные факторы: цели субъектов правоотношений, их правовая психология, профессиональный и жизненный опыт, политико-правовые чувства, эмоции. С учетом этих факторов за­конодательные и иные правотворческие органы разрабатывают за­коны и иные нормативные правовые акты. Поэтому объект теории государства и права как основа, начальный пункт научного позна­ния должен включать не только политико-правовые феномены (государство, право, правоотношения, правонарушения), но и конкретно-исторические условия их существования. Особое вни­мание следует уделять реальному поведению индивидов и иных субъектов права, направленному на реализацию норм права в кон­кретных правоотношениях, а также правовой психологии граж­дан, должностных лиц, их оценкам действующего права, деятель­ности государственных органов и мотивам правомерного или про­тивоправного поведения. Именно в этих реальных процессах определяется способность действующего права быть эффектив­ным регулятором общественных отношений, равно как и способ­ность государства обеспечивать эффективное управление делами общества.

Реальное поведение субъектов права в сфере предметно-прак­тической деятельности и результаты этой деятельности понима­ются как практика. Практика — непосредственная деятельность, направленная на создание материальных благ, преобразование природы или общества и осуществляемая человечеством на всем протяжении его существования. Как целостная система практика состоит из четырех элементов: 1) целей; 2) средств предметной деятельности; 3) чувственно-предметной деятельности; 4) резуль­татов деятельности. Лишь в единстве всех этих элементов пред­метная деятельность человека является практикой и выступает в качестве основы и конечного пункта научного познания.

При этом важно учитывать, что для правовой науки исследова­ние практики имеет целенаправленный характер и в конечном счете ориентировано на выявление непосредственного бытия по­литико-правовых явлений: государства, права, правоотношений. Но поскольку процессы и закономерности развития и действия политико-правовых явлений невозможно выявить и верно объяс­нить без учета их тесной взаимосвязи с иными социальными яв­лениями и процессами, то юристам приходится значительно рас­ширять объект правовой науки и включать в него всю совокуп­ность неправовых социальных явлений, оказывающих наиболее интенсивное влияние на исследуемые политико-правовые явле­ния.

Признание социально-политической практики как одного из компонентов объекта правовой науки составляет коренное отли­чие российского правоведения, стоящего на материалистических позициях, от иных политических и правовых теорий. Понимание объекта правовой науки как совокупности норм и конкретных правоотношений является вполне приемлемым для социологиче­ской теории права. Так, российский правовед Н. М. Корку нов считал необходимым за основу изучения брать не нормы, а юри­дические отношения. Аналогичного мнения придерживался не­мецкий юрист Р. Иеринг.

Бесспорно, анализ правовых отношений (по сравнению с дог­матическим изучением права) расширяет возможности юридиче­ской науки, однако оставляет за ее пределами те сферы социаль­ного бытия, которые являются в итоге источником изменения и развития права и регулируемых им общественных отношений. Вследствие этого правовые теории, исследующие правовые отно­шения, как и юридический позитивизм, не поднимаются до рас­крытия подлинных закономерностей функционирования и разви­тия права. Только материалистическая теория права называет сво­им объектом социальную практику в целом и тем самым полно и точно определяет круг правовых и социальных явлений, познание которых способно увенчаться раскрытием правовых закономерно­стей.

Следует признать, что понимание социальной правовой прак­тики как объекта правовой науки не может трактоваться в каком- либо ином, более упрощенном смысле, отличном от того, кото­рым ее наделяет философия. Между тем в юридической литерату­ре известны попытки трактовать категорию «практика» в более узком значении. В частности, довольно распространенным явля­ется взгляд на судебную практику только как на результат, итог деятельности судебных органов в виде устоявшейся линии по раз­решению определенной категории дел. При этом решительно от­вергается мысль о том, что к судебной практике относится любое решение суда, определение кассационной либо надзорной ин­станции или даже сумма решений по конкретной группе дел.

Изложенное понимание судебной практики является односто­ронним и неточным. Творческое применение философских кате­горий в конкретных науках, в том числе в общей теории государ­ства и права, представляет собой процедуру обогащения, напол­нения всеобщего конкретным содержанием, а не произвольное толкование всеобщего на уровне отдельного и единичного. Как видовое понятие «судебная практика» должна содержать все признаки философской категории «практика». И с этих пози­ций судебная практика является предметно-практической дея­тельностью судебных органов по разрешению уголовных, граж­данско-правовых и административных дел независимо от того, объективируются ее результаты в форме устоявшейся линии по разрешению определенной категории дел или просто в виде ре­шений по конкретным делам. Кроме того, в судебную практику входят конкретно-исторические условия деятельности судебных органов, правовое сознание их работников и иных участников судебного процесса.

Непоследовательное согласование понятия «судебная практи­ка» с его родовой, философской категорией сыграло негативную роль в развитии правовой науки. Из-за узкого понимания судеб­ной практики в советской юридической доктрине 1930—1950-х гг. эмпирический базис правовых исследований был сведен к анализу решений вышестоящих судебных инстанций. Оторванные от со­циальных правовых явлений, ученые-юристы не смогли осущест­вить теоретический анализ правовой политики Советского госу­дарства тех лет, подменив подлинно научный метод познания апо­логетикой решений партии, догматизмом и схоластикой.

Политико-правовая практика как компонент объекта правовой науки включает всю предметно-практическую деятельность обще­ства в сфере государства и права: правотворчество, правореализа- цию, правоохрану, правоприменение, правомерное и противо­правное поведение субъектов права, процессы формирования права, деятельность общественных организаций и партий. Одно­временно в объект данной науки входит социальная практика в той мере, в какой она влияет на процессы деятельности государст­ва и правового регулирования. Это уровень развития производи­тельных сил общества и обеспеченная им совокупность матери­альных благ, система экономических отношений производства, распределения, обмена и потребления этих благ, уровень культуры общества, политический режим государства, наличие социальных и политических условий для реализации конституционных прав и свобод граждан и др. Особым компонентом социальной правовой практики выступают организованная преступность и явления, препятствующие эффективной реализации субъективных прав, закрепленных действующим законодательством.

Нельзя полагать, что все необходимые для исследований госу­дарства и права социальные факты могут быть получены из иных социальных наук. Ни экономисты, ни социологи, ни представите­ли других общественных дисциплин не могут дать юристам всех данных относительно связей и зависимостей права от экономиче­ских, политических, психологических, нравственных и иных со­циальных факторов.

Каждая социальная наука изучает практику и осуществляет сбор эмпирических фактов применительно к своему предмету ис­следования. Она исследует лишь одну сторону, часть социальной практики, тогда как юриста интересуют данные о комплексном влиянии экономических, политических, психологических, нрав­ственных и иных факторов на государство, право и другие явле­ния, изучаемые правоведением. При этом юрист не ограничивает­ся констатацией данных фактов, а доводит свой анализ до выяв­ления механизма объективации, отражения неправовых факторов в политико-правовой сфере. Этот анализ составляет основное от­личие эмпирических исследований в сфере правоведения от ана­логичных исследований в других социальных науках.

Объект теории государства и права понимается как совокуп­ность политико-правовых явлений (государства, норм права, пра­воотношений и др.) и юридической, политической практики, а также социальной практики (в той части, в какой она воздейст­вует на политико-правовые явления и процессы).

Объект выступает началом научного познания. В конечном счете теория государства и права должна раскрыть свой предмет — закономерности функционирования и развития исследуемой ею объективной реальности. Но успешно решить эту задачу можно, лишь начав исследование с изучения объективной реальности, практики. Таким образом, понятия объекта и предмета теории го­сударства и права характеризуют качественно различные состоя­ния в познании, какими являются начальный и конечный пункты научного исследования, и определяют совокупность методов, при­емов, способных обеспечить успешное восхождение от объекта к предмету науки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *