Зачем изучать мифологию

LiveInternetLiveInternet

Зачем мифология современному человеку?

ч.1.Античная мифология.Греческая мифология.

Недавно в разговоре мне задали такой вопрос. А действительно — зачем?

Чем может помочь современному человеку знание древнегреческой мифологии, к примеру ? Если , конечно, не в получении диплома. Блеснуть в светской беседе именем древнего божества, понять надпись в музее? Современный человек живёт на бегу, питается в пунктах быстрого питания, с трудом успевает отследить новинки техники, он движется по карьерной лестнице в условиях всемирного кризиса ( как говорят))))))) Зачем, и главное-когда разбираться во всём этом?

Тогда давайте разберёмся сейчас.:-)

Зачем маленькому ребёнку рассказывать сказки? Ответ очевиден.

Мифология — это сказки для взрослых. А кто сказал, что в сказках не говорится правда? Та часть правды, которая на данный момент человеку необходима и понятна. Это-инструмент для осознания реальности и своего места в ней, для самопознания, социализации и развития, для самосовершенствования и успешности в сложном, развивающемся и меняющемся мире. То, что составляет неизменную структуру — архетипы реальности.

В чём особенности различных мифологических систем?Почему они сформировались подобным образом и в соответствующее время? Почему они до сих пор живы, важны и интересны современному человеку?

Античная мифология

Слово «античная» в переводе с латинского (antigues) значит «древняя». Античную мифологию наряду с библейской по праву считают наиболее значительной по степени ее влияния на дальнейшее развитие культуры многих народов, в особенности европейских.

Под античной мифологией понимается общность греческих и римских мифов, поэтому иногда можно встретить термин «греко-римская мифология», хотя основой для римской мифологической системы была все же именно греческая. Римляне во многом заимствовали легенды Эллады, иногда по-своему трактуя образы и видоизменяя сюжеты. Благодаря распространенным в Европе латыни и — в меньшей степени — древнегреческому языку античные мифы получили не только широкое распространение, но подверглись глубокому осмыслению и изучению.

Невозможно переоценить и их эстетическое значение: не осталось ни одного вида искусств, который не имел бы в своем арсенале сюжетов, основанных на античной мифологии — есть они а скульптуре, в живописи, музыке, поэзии, прозе и т. д. Что касается словесности, то прекрасно сказал об этом в свое время А. С. Пушкин: «Не считаю за нужное говорить о поэзии греков и римлян: кажется, каждый образованный человек должен иметь достаточное понятие о созданиях величавой древности».

Греческая мифология

Греческая мифология носит антропоморфический характер политеизма, описывает всевозможные системные конфликты и эффективные способы их решения. Это — семейный ролевой сценарий, со своими отцом, матерью и детьми, это — архетипы реальности и поэтические метафоры эмоциональных состояний. В мифе о сотворении греческого мира зарождается система, структура организованного миропорядка из хаоса. Зевс устанавливает закон, единый для всех, он во главе иерархической пирамиды со стогим делегированием функций. Обитатели Олимпа олицетворяют, поименовывают все силы, которые несут божественную искру осознания и смысла реальности. Боги закрепляются в сознании в своём диапазоне проявлений, становятся узнаваемыми, а значит — предсказуемыми. Греческий мир делится на божественное – то есть сознательное и контролируемое – и чудовищное, стихийно-буйное, непредсказуемое и поэтому страшное. При этом боги всегда побеждают, а значит- бояться в общем-то нечего. По большей части в греческом мифе царит мир (обычные семейные скандалы и политические интриги), а прорыв хаоса оказывается лишь поводом для героических поступков. Здесь описывается 12 архетипов, составляющих базовую структуру осознания реальности .В Афинах это— Зевс, Гера, Посейдон, Деметра, Аполлон, Артемида, Гефест, Афина, Арей, Афродита, Гермес, Гестия.

Современная наука полагает, что великий эпос не может появиться неожиданно и случайно. Трудно установить в точности, когда появились первые греческие мифы и легенды, в которых были явлены миру человекоподобные боги, и есть ли они наследие древней критской культуры (3000-1200 годы до нашей эры или микенской (до 1550 года до нашей эры), когда на табличках уже встречаются имена Зевса и Геры, Афины и Артемиды. Легенды, предания и сказания передавались из поколения в поколение певцами-аэдами и не были зафиксированы письменно. Первыми записанными произведениями, донесшими до нас неповторимые образы и события, были гениальные поэмы Гомера «Илиада» и «Одиссея». Запись их датируется VI веком до н. э. По мнению историка Геродота, Гомер мог жить за три века до этого, то есть около IX-VIII веков до нашей эры. Но, будучи аэдом, он использовал творчество предшественников, еще более древних певцов, самый ранний из которых, Орфей, по ряду свидетельств, жил приблизительно во второй половине II тысячелетия до нашей эры.
К этому времени относятся мифы о путешествии аргонавтов за золотым руном, среди которых находился и Орфей.

С первых лет становления психоанализа внимание исследователей было обращено к мифологии, в чем виделся один из путей понимания человеческой психики. В 1926 году Фрейд недвусмысленно утверждал, что знание мифологии необходимо для успешной работы каждого аналитика. Уже в ‘Толковании сновидений’ (1900) он использовал миф о Кроне и Зевсе, иллюстрируя универсальность эдипова комплекса. Собственно, само название этого наиболее известного комплекса и стадии детского развития было позаимствовано из греческой легенды или мифа о царе Эдипе, убившем своего отца и женившемся на матери, что иллюстрирует бессознательную фантазию мальчиков и мужчин.

Источники — «Энциклопедия мифологии» http://godsbay.ru

Введение. Для чего нам нужны мифы?

Для чего нам нужна древняя мифология? Этим вопросом, кроме нас, жителей XXI века, задавались и другие любители и популяризаторы этой науки (стоящей на грани с искусством). Вот, скажем, Томас Балфинч, живший в середине XIX века в США и издавший сверхпопулярное пособие по «Всеобщей мифологии», которое за полтораста лет выдержало сотни переизданий и переиздается до сих пор, он так прямо и признавался: «Мифология не может претендовать на то, чтобы считаться полезной наукой, если таковыми заслуживают называться только знания, которые помогают нам обогатиться и повысить свой статус в обществе. Но если стремление к тому, чтобы сделать нас счастливее и лучше, может быть названо полезным, то мы прилагаем такой эпитет по отношению к нашему предмету. Ведь мифология – служанка литературы, а литература – один из лучших союзников добродетели и покровителей счастья.»

Видите как просто – «служанка литературы», а значит, «добродетель» и все такое… На самом деле, если бы мифология просто помогала нам разбирать поэтические изыски Мильтона и Китса (а также Пушкина и Брюсова), если бы только cодействовала в понимании эпиграфов и ориентировании в полотнах Рубенса, ее не было бы смысла читать и познавать. В том-то все и дело, что античная европейская мифология на протяжении тысяч лет была и остается той самой «супер-Книгой», которая наряду с Библией помогает человечеству сохранять цивилизованность и учит мудрости. Этого не смогло отнять у нее даже самое зашоренное раннее христианство, которое после тысячелетия борьбы с мифологией вынуждено было все же допустить ее на книжные полки просвещенных людей и на полотна художников. Мифы древних греков не только рисуют нам все типажи человеческой души, в которой, как и сейчас, соединяются все самые положительные и самые отрицательные черты характера, но и, как мы сейчас понимаем, служили пособием по древнейшей космологии окружающего нас мира. Все древнейшие мифы большинства известных нам цивилизаций нашли в ней свое отражение: от создания мира и всемирного потопа до строительства первых кораблей и зачатков точных наук. И тут она явно перерастает из фартука «служанки» литературы и одевается в королевскую мантию родоначальницы всех современных наук и искусств. Если исследователь абстрагируется от сказочек о любовных и воинских похождениях богов и героев и постарается смотреть в корень их конфликтов, если попытается понять те аллегории, которые потребовались древним философам, чтобы изложить свое видение Вселенной, он поймет, что на самом деле в «супер-Книге» древней Эллады тайн и загадок не меньше, если не больше, чем в Библии и других священных книгах величайших мировых конфессий.

Разумеется на определенном этапе исторического развития человечеству стало не хватать древних аллегорий и потребовались иные мифы, в частности, оказалась востребованной идея Спасителя. Но одними лишь христианскими добродетелями оказалось невозможным заполнить духовный вакуум раннего средневековья, и потому в период Ренессанса античная мифология вновь прорвалась в свет и находит все больше и больше исследователей уже в наши дни.

Но пока к мифам Эллады прибегают лишь для того, чтобы разгадать тайны древней истории, она не откроет и малой доли имеющихся в ней загадок. Мы уверены, что обращение к ней поможет раскрыть и тайны физики, и математики, и астрономии, и биологии, а поэтому ее надо сделать максимально доступной для пользования и удобной для практического применения. Именно этим вызвано настоящее издание электронной «Энциклопедии классической греко-римской мифологии». Пользуясь имеющимся в ней материалом, вы легко сможете найти ссылки на заинтересовавших вас персонажей, сравнить имеющиеся в науке версии их поступков, обратиться к художественным произведениям, которые прибегают к мифологическим образам, и найти параллели между поступками древних богов и героев и нашей современностью.

Леонид Зданович

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Мифотворчество и мифология как наука

Эстетическим идеалом романтиков был лозунг: «Вперед к… мифологии!».
Зачем нужно возрождать мифологию? По мысли романтиков, это необходимо для того, чтобы возродить умолкающую, утомленную в постоянной борьбе с рассудком силу воображения. А сила воображения необходима для того, чтобы поэзия обрела второе дыхание, твердую волшебно-фантастическую, мифологическую почву под ногами. Возрождение мифологии — это «великая революция… науки и искусства». Это — начало эпохи омоложения, когда достигается высший синтез прошлого и будущего, когда седая древность оживает в лучах идеальных образов будущего.
В своих «мифологических грезах» Ф. Шлегель призывал к гармонизации личности — через синтез науки, искусства и религии — на почве мифологии. Ведь мифология как «смешение истории, устных сказаний, символичности и произвольно прибавленного поэтического вымысла» обладает уникальной особенностью — она способна удерживать вечно ускользающую от разума целостность бытия. Такая способность порождена тем, что сама мифология — это символическое отражение бытия, пронизанное не только знанием, но верой, любовью и фантазией. Поэтому мифология, и только она, способна восстановить утраченное единство человека и природы, связать конкретного индивида (единичное) с бесконечным (Богом).
Ключевую роль в этом играет обновление художественно-поэтического творчества. Поскольку современная поэзия — это «поэзия томления», колеблющаяся «между воспоминанием и предчувствием», то вдохнуть в нее новую жизнь можно лишь используя духовный потенциал мифотворчества. Именно в мифе и производных от него художественных формах сконцентрирован животворящий импульс развития художественного творчества. При этом главной такой художественной формой романтики считали сказку.
Форма сказки позволяет поэту наполнить жизнь новым и неожиданным содержанием, подняться над повседневностью, наполнить жизнь таинствами. В сказке, как ни в каком другом литературном жанре, есть простор для выражения поэтики настроения — неясные и невыразимые образы, оборванные сюжеты, неожиданные судьбы героев и т. п. Сказка позволяет максимально приблизиться к выражению и переживанию чудесного, божественно бесконечного в человеческом конечном. Открыть дорогу сказке и мифу — к этому призвали романтики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *