Социология знания к мангейма

Социология знания и теория идеологии Карла Мангейма

Карл Мангейм (1893-1947) Родился в Венгрии, потом Мангейм был вынужден переехать сначала в Германию, а потом — в Англию. Испытал влияние идей Маркса, Вебера, Зиммеля, Лукача. Взгляды Мангейма противоречивы и менялись в течение жизни.

«Идеология и утопия», «Диагноз нашего времени»

Основной тезис социологии знания заключается в том, что существуют типы мышления, которые не могут быть адекватно поняты без выявления их социальных корней. Социология знания стремится понять мышление в его конкретной связи с исторической и социальной ситуацией, в рамках которой лишь постепенно возникает индивидуально-дифференцированное мышление. Люди мыслят в определенных группах, которые разработали специфический стиль мышления в ходе бесконечного ряда реакций на типичные ситуации, характеризующие общую для них позицию. Индивид участвует в процессе мышления, возникшем задолго до него, находит сложившуюся ситуацию и обнаруживает в ней уже сформированные модели мышления и поведения.

Конкретно существующие формы мышления не вырываются из контекста того коллективного действия, посредством которого мы в духовном смысле открываем мир. Индивиды действуют совместно – друг с другом и друг против друга – в различных по своей организации группах и, совершая эти действия, мыслят друг с другом и друг против друга. Эти связанные в группы индивиды стремятся в соответствии с характером и положением группы, к которой они принадлежат, либо изменить окружающий их мир природы и общества, либо сохранить его в существующем виде.

В качестве теории она стремится поставить и разработать учение о так называемой «экзистенциальной обусловленности знания», в качестве историко-социологического исследования — проследить эту «обусловленность» применительно к различным содержаниям знания в прошлом и настоящем.

Маннгейм подчеркивает, что его теоретический вклад в социологию знания разделяется на две части:

1. самостоятельный вклад, включающий «чисто эмпирические исследования посредством описания и структурного анализа реального влияния социальных взаимоотношений на мышление»,

2. эпистемологическое исследование влияния этих взаимоотношений на действительность

В Англии, начиная с 1930-х гг., Карл Мангейм разрабатывал различные теоре­тические идеи социологии знания. Социология «стремится с самого начала толковать индивидуальную активность во всех сферах в контексте группового опыта». Социология знания — теорию социальной или экзистенциальной обусловленности мышления. Социология знания изучает взаимоотношения между мышлением и обществом и относится к социальному познанию. Познание с самого начала является общим процессом групповой жизни, в котором каждый открывает свои знания в структуре общей судьбы, общей деятельности, преодолевая общие трудности

Для Мангейма знание определяется су­ществованием в обществе.

Маннгейм различал два подхода к объектам культуры и интеллектуальным явлениям. Они могут быть поняты как бы изнутри таким образом, чтобы их имманентные значения открылись исследователю; второй подход как бы извне, как отражение социального процесса, в который неизбежно включен каждый индивид.

Маннгейм считал, что все идеи, даже истины относительны и, соответственно, подвержены влиянию социальной или исторической ситуации, из которой они возникают. Сам факт, что каждый мыслитель связан с конкретной группой в обществе, что он имеет определенный статус и исполняет конкретную социальную роль, определяет его интеллектуальный кругозор. Реляционизм Мангейма.

Идеи имеют корни в различных отрезках исторического времени и социальной структуры, поэтому мышление неизбежно является перспективным. Перспектива обозначает способ, при помощи которого индивид видит объект, событие, что он воспринимает в нем и как он истолковывает его.

Человеческое мышление зависит от ситуации.

Различаются не только основные ориентации, оценки и содержание идей, но и способ постановки проблемы, тип сделанного подхода и даже категории, в которых опыт подытожен, накоплен и собран в определенный порядок в зависимости от социального положения. Модели познания связываются с социальной позицией участников.

Позже Мангейм начинает рассматривать специфическое мышление определенных классов, различные отношения поколений к идеям.

Истина утверждения может быть установлена только в результате исследования социального положения его автора.

В средний период жизни Мангейм утверждал, что мышление всегда носит идеологический характер.

Мангейм утверждал, хотя все слои и группы общества воспроизводят идеи, зависимые от экзистенциальной позиции их сторонников, существует и другой тип людей — «социально обособленная интеллигенция» , способная к неискаженному и глубокому мышлению, к подлинному знанию.

Мангейм использовал социальное познание как конкретный механизм исследования: «Консервативное мышление», «Проблема поколения», «Соревнование как культурный феномен», «Демократизация культуры» и «Проблема интеллигенции».

Социология знания. К. Маннгейм

⇐ ПредыдущаяСтр 35 из 52

Социология знания — анализирует зависимость знания от социальных факторов. Важную роль в формировании социологии знания сыграл Карл Мангейм(1893—1947) — немецко-английский философ и социолог. Наиболее известные работы: «Идеология и утопия»(1929). «Человек и общество в эпоху преобразования»(1935); «Диагноз нашего времени: очерки военного времени, написанные социологом»(1943). Мангейм полагает, что общественное бытие не сводится только к «экономическим отношениям производства». Социальное бытие — это исторический жизненный процесс. В рамках одной эпохи могут существовать различные исторически сложившиеся расстановки социально-классовых позиций и сил. Последние обусловливают существование различных «стилей мышления» или «мыслительных позиций». Специфическая задача социологии познания — соотнести «’духовные образования» с социальными позициями их носителей. Это соотнесение выявляет, сколь различным образом может представляться одна и та же ситуация наблюдателям, находящимся на разных позициях. Любая идеология есть оправдание существующего строя, теоретизированные взгляды класса, добившегося господства и заинтересованного в сохранении существующего положения. «Идеологиям» всегда противостоят «утопии» — как правило, недостаточно теоретизированные, эмоционально окрашенные «духовные образования», порожденные сознанием оппозиционных, угнетенных классов, слоев, групп, стремящихся к социальному реваншу, а потому столь же субъективно пристрастные, как и «идеологии». «Утопии» ничем не отличаются от «идеологий», они также стремятся выдать часть за целое, свою одностороннюю правоту за абсолютную истину. С приходом к власти ранее угнетаемых слоев «утопии» автоматически превращаются в «идеологии». К утопиям можно отнести «консервативную идею», «коммунистическую утопию». Существует особая социальная группа, потенциально способная освободиться от «связанности бытием», неизбежной для человеческого мышления. Это «интеллигенция». С интеллектуалами Мангейм связывал надежды на сохранение демократий в эпоху «массовых обществ», подверженных опасности установления тоталитарного режима. Можно сохранить демократические свободы с помощью политической элиты. Сделать это надо с помощью планомерного применения «социальных технологий» — систем научно обоснованных социально-политических, акций, призванных рационально регулировать конкретные социальные процессы. Объектом воздействия «социальных технологий» должны быть социальные группы — групповое сознание, групповые отношения, ценности, нормы. Мангейм предостерегает от двух крайностей современного общества: с одной стороны, полная дезинтеграция(анархия) ценностей, когда каждый живет только по собственным жизненным установкам; с другой, — тотальная регламентация общественной жизни(диктатура), когда интеграция ценностей общества достигается за счет подавления индивидуального начала. «Социальная технология» стремится к социальному контролю, который бы делал возможным «демократическую саморегуляцию» общества на новом, более высоком уровне осознания и целенаправленной организации. Поскольку концентрация власти в современном обществе достигает невиданных ранее масштабов, повышаются требования к интеллектуалам и политической элите: они должны быть социологически образованными, чтобы управлять и учить управлять. Разработка системы ценностей, необходимых для выживания цивилизации, — одна из основных задач современной социологии.

Date: 2016-07-25; view: 186; Нарушение авторских прав

Понравилась страница? Лайкни для друзей:

Социология знания (М. Шелер, К. Мангейм).

В социологии знания Шелера разрабатывается учение о типах или формах знания, которые определяются не применяемыми методами и не предметами как таковыми. «Знание есть бытийное отношение», это «отношение части и целого», где цель определяется не самим знанием. Не существует «науки для науки», как не существует и «искусства для искусства», познание определяется интересом познающего. Но интерес не следует понимать лишь прагматически: сами позитивизм и прагматизм являются следствиями господства одного из возможных познавательных интересов. Шелер подвергает критике позитивистскую философию истории, которая покоится на типологии форм знания О. Конта: религиозно-мифологическое знание сменяется метафизическим, а на его место приходит знание позитивно-научное. Это, по мнению Шелера, «не исторические стадии развития знания, но сущностные, неизменные, заданные самим существом человеческого духа «формы познания». Ни одна из них не может «заменять» или «представлять» другую». Религиозное знание определяется стремлением к спасению, к освобождению от мира, к постижению высшего смысла существования. Метафизика начинается с удивления (Аристотель), с вопроса о сущности явлений; позитивно-научное знание имеет своей целью господство над природой и обществом. Всем этим формам знания соответствует и свой тип человека. Скажем, современное естествознание социально-исторически связано с теми группами людей, которые заняты трудовой деятельностью, с теми обществами, в которых господствующие классы вели свое происхождение от городского бюргерства, ставшего буржуазией. Homoreligiosus, будь то индийский брахман или средневековый монах, отличается и от античного философа, и от современного ученого; различаются по своей организации и группы, которые объединяют людей знания: церкви и секты у одних, философские школы у других, научное сообщество у третьих. По тому, какой тип знания господствовал, мы различаем и культуры: в Древней Индии явно доминировало религиозное знание, в Китае и в Греции преобладало философское, тогда как в новое время в Европе наука потеснила все остальные формы знания. Каждому типу знания соответствует собственная техника, которая у йога или у исихаста отличается от техники созерцающего сущности философа или от экспериментальной техники ученого. В статье «Человек и история» Шелер классифицирует те картины человека, которые отличаются от всей этой пестроты дилетантизма и мировоззренческого шаманства своей глубиной, понятийной разработанностью и цельностью. В зависимости от того, какой картиной человека мы располагаем, выстраивается и история. В сознании современного человека эти картины нередко смешиваются, он не замечает возникающих противоречий. Шелер различает пять типов самопонимания человека, которые опираются на соответствующие «основополагающие идеи». Первая из них задана Библией, иудео-христианским монотеизмом. В ней мы находим представления о творении и грехопадении свободе и бессмертии, истории мира и человека. Она нередко смешивается с другой идеей — Логоса, божественного разума, и человека как существа разумного, homosapiens. Но эта идея вышла из совсем иного культурного круга и имеет иное содержание: она является «изобретением греков». Человек здесь отличается от животных и растений как носитель Логоса, или Нуса. В классической античной философии разумность человека определяется как сопричастность космическому порядку, божественному Логосу. Эта картина господствовала и в схоластике, и в философии нового времени от Декарта до Гегеля. Сегодня эта идея стала просто «опасной», поскольку она считается чем-то само собой разумеющимся. Между тем она противоречит не только библейскому образу человека, но и картине человека, возникающей из естествознания. С точки зрения морфологии или физиологии человек и шимпанзе стоят друг к другу несравнимо ближе, чем к змее, кроту или червю. Метафизика Логоса имеет мало общего с современной наукой. Именно наука задает третью идею, которая является идеей homofaber. Для натурализма, позитивизма, прагматизма человек есть природное существо, отличающееся от животных только количественно, по степени развития мозга, но никак не по сущности. Человек есть один из видов животного мира, наделенный более сложной структурой влечений. Его интеллект связан с практической деятельностью, использованием орудий, языком — все это корреляты функций его нервной системы. Он подчинен тем же природным законам, что и все прочие существа. К. Манхейм, как и многие его предшественники и современники, признавал огромную роль идей в развитии человеческого общества. Однако он не склонен был рассматривать «идеи» как нечто автономное по отношению к социальному контексту. Напротив, Манхейм, как и Маркс, был убежден, что человеческое мышление, порождающее идеи, всегда укоренено в конкретных исторических, социальных условиях и определяется этими условиями. Мышление человека обусловлено его социальным положением, групповой принадлежностью, особенностями образа жизни и судьбы его группы. Манхейм писал: «мыслят не люди как таковые и не изолированные индивиды осуществляют процесс мышления, мыслят люди в определенных группах, которые разработали специфический стиль мышления в ходе бесконечного ряда реакций на типичные ситуации, характеризующие общую для них позицию». Наиболее известной в области исследования социального генезиса идей работой Манхейма является «Идеология и утопия». Задачей этой работы было «показать, как люди действительно мыслят». В контексте взглядов Манхейма это означало — показать социальные корни мышления. Манхейм различает «идеологии» и «утопии» как две формы социально обусловленного мышления, различающихся своей направленностью. Идеология — форма мышления, связанная с существующим социальным порядком. Очевидно, что носителями идеологии выступают преимущественно те социальные группы, чьё положение в социальной структуре привилегированное или хотя бы устойчивое, группы, заинтересованные в сохранении существующего социального устройства. Утопия, согласно Манхейму, — форма мышления, присущая тем социальным группам, которые недовольны существующими условиями жизни. Утопии несут в себе образ нового, более «совершенного» (с точки зрения носителей утопического мышления) социального устройства. Утопии, одержав победу, могут превращаться в идеологии, а идеологии, будучи переосмысленными — в утопии, так как сущностного различия между ними нет. «Утопия» отличается от «идеологии» лишь своей способностью преобразовывать существующий порядок. «Идеология» и «утопия» в качестве искаженных форм мышления противостоят «адекватным» представлениям о реальности, которые встречаются в истории довольно редко. Каждое конкретно «функционирующее жизненное устройство» может быть с наибольшей ясностью понято и охарактеризовано посредством того типа экономической и политической структуры, которая составляет его основу; однако оно охватывает также все человеческие отношения (специфические формы любви, общения, борьбы и т.п.), которые допускает или требует данная структура, и, наконец, — все те формы и способы переживания и мышления, которые соответствуют данному жизненному устройству и в этом смысле совпадают с ним… Поскольку мышление, согласно Манхейму, социально детерминировано, возникает закономерный вопрос — возможно ли истинное, объективное познание социальной реальности? Как достичь «адекватного» понимания реальности? Манхейму не удалось удовлетворительно ответить на этот вопрос. Некоторые надежды он возлагал на независимую интеллигенцию — социальный слой, способный, по его мнению, подняться над социально обусловленными стереотипами мышления. Однако, как показывает исторический опыт, интересы интеллигенции очень часто тесно связаны с интересами тех или иных классов общества, и её мышление ничуть не более свободно от социальной обусловленности, чем мышление представителей других слоев. Именно интеллигенция особенно активна в деле создания как «идеологий», так и «утопий Надо отметить, что проблема объективности познания, проблема существования «объективной истины» вызывала (и вызывает) затруднения не только у Манхейма, но, фактически, у всех авторов, изучавших социальные и культурные предпосылки мышления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *