Формулярный анализ документа

Формулярный анализ

Смотреть что такое «Формулярный анализ» в других словарях:

  • VEN-анализ — VEN акроним (англ. Vital Essential Non essential жизненно важные, необходимые, второстепенные) директивная сегментация «необходимости» ассортимента. Часто используют термин VED (последняя буква D Desirable, желательно)… … Википедия

  • ДИПЛОМАТИКА — , специальная историческая дисциплина, изучающая письменные акты … Православная энциклопедия

  • Источниковедение — кусочек папируса, содержащего речь, произнесённую в римском сенате, эпоха Клавдия (41 54) Источниковедение вспомогательная отрасль исторической науки ( … Википедия

  • ДИПЛОМАТИКА — спец. ист. дисциплина, изучающая форму и содержание актов. Назв. Д. дано Ж. Мабильоном и осн. на термине диплом (см. Дипломы). Нек рая проверка подлинности актов (практическая Д.), вызывавшаяся борьбой за землю и феод. привилегии, производилась… … Советская историческая энциклопедия

  • Чек — У этого термина существуют и другие значения, см. Чек (значения). Ценные бумаги … Википедия

  • Акт — (от латинского «actum est» «сделано, совершено» термин, применяемый во многих сферах деятельности: Акт (документация) документ, составленный несколькими лицами и подтверждающий установленные факты или события, в том числе Правовой акт Акт… … Википедия

  • Рим город* — Содержание: I. Р. Современный; II. История города Р.; III. Римская история до падения западной Р. империи; IV. Римское право. I. Рим (Roma) столица Итальянского королевства, на реке Тибре, в так называемой Римской Кампанье, под 41°53 54 северной… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Рим, город — Содержание: I. Р. Современный; II. История города Р.; III. Римская история до падения западной Р. империи; IV. Римское право. I. Рим (Roma) столица Итальянского королевства, на реке Тибре, в так называемой Римской Кампанье, под 41°53 54 северной… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Гарнич-Гарницкий, Федор Минич — доктор химии, профессор университетов Харьковского и св. Владимира; из дворян Полтавской губернии, родился в 1834 г. Первоначальное образование получил в Полтавской гимназии, а высшее в Харьковском университете на физико математическом факультете … Большая биографическая энциклопедия

  • Гивартовский, Генрих Антонович — заслуженный профессор Московского университета, тайный советник, родился 23 февраля/7 марта 1816 г. (по надгробию в 1817 г.) в Варшаве, умер 28 октября 1884 года в Москве (погребен на Введенских горах). Сын агента польского банка, он получил… … Большая биографическая энциклопедия

Формулярный анализ — исторический источниковедческий метод анализа формуляра актового источника.

Под актом в узком смысле в источниковедении понимается договор между двумя контрагентами. Это могут быть международные договоры, (например, древнейшими русскими актовыми источниками являются Договоры Руси с Византией), различные грамоты: о продаже (купчая грамота), об обмене (меновая грамота), о закладывании земли (закладная грамота), о пожаловании, например князем монастыря (жалованная грамота) и т. д. Как правило, акты одного типа имеют устоявшуюся модель построения, формуляр. Формулярный анализ основан на сравнении формуляров конкретных актовых документов, в частности для их более точного датирования (формуляр изменялся во времени) и классификации по группам. Условный формуляр, то есть идеальная модель средневекового акта, делится на следующие части:

Начальный протокол

  • Инвокация — посвящение высшим силам или государю.
  • Интитуляция — указание, от кого исходит документ.
  • Инскрипция — указание, кому документ адресован.
  • Салютация — приветствие.

Основная часть

  • Аренга — преамбула, мотивы создания документа.
  • Промульгация — предуведомление о сути документа.
  • Наррация — суть дела.
  • Диспозиция — предложения и вопросы.
  • Санкция — запрет на нарушение условий.
  • Корроборация — удостоверение документа, подпись и печать.

Конечный протокол (эсхатокол)

  • Датум — дата и место написания.
  • Аппрекация — заключение-благопожелание.

В конкретном акте могут присутствовать не все перечисленные части, кроме того, они могут следовать в другом порядке. Кроме того, при формулярном анализе текст акта может делится на «статьи» или «клаузулы» (понятия не совсем идентичны), законченные по мысли выражения: сакральные, мотивировочные, содержащие обращение, уведомительные, процессуальные, удостоверительные, описательные, указные, просительные, договорные. Статьи делятся на обороты, обороты на элементы. Кроме того, в актах выделяют «формулы» — устойчивые выражения, «реалии» — имена, топонимы и т. д. и «описания» — оригинальные выражения, не являющиеся штампами.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/1 Просмотров:25 570
  • ✪ ОГЭ информатика. Задание 5. Формульная зависимость в графическом виде

Субтитры

Блог традиционалистов Башкортостана РБ-XXI век.

В существующей исторической литературе делопроизводственные источники, отражающие социальные аспекты истории башкирского народа XVII века, исследовались исключительно в проекции их информативной значимости. Работы Н. В. Устюгова, А. Н. Усманова, Н. Ф. Демидова, И. Г. Акманова , при всей добросовестности позитивистского метода, переводили терминологию источников на современный язык науки, не анализируя коннотативный аспект значения понятий. Вместе с тем, не только формулярный анализ документов, но и исследование устойчивых терминов в различных контекстах позволяет расширить наши представления о социальной структуре башкирского общества XVII века.
Терминологический аппарат делопроизводственной переписки ханств, образовавшихся после раскола Золотой Орды, подробнейшим образом исследовали М. А. Усманов и В. В. Трепавлов. М. А. Усманов обратил внимание на то, что послания и ярлыки ханов имели довольно сложный, но при этом, детально разработанный формуляр и набор устойчивых терминов, не допускающий отклонений в интерпретации цели документа и статуса адресатов и адресантов . В. А. Трепавлов, в исследовании, специально посвященном изучению эволюции титулатуры в официальных документах XVI-XVII вв., установил широко распространенную в московских приказах практику заимствования ключевых языковых форм из делопроизводственной практики Золотой Орды .
Первое на что обращает внимание исследователь при анализе обращений башкир к российским властям XVII века это самоопределение. Вот всех случаях башкиры называют себя «холоп твой» или «холопы твои». В XVII в. самоназвание «холоп твой» уже осознавалось как привилегия служилого сословия, поскольку крестьяне и посадские люди, по словам Г. Котошихина, «пишутца в челобитных своих рабами и сиротами, а не холопами» . В совместных коллективных челобитных башкир с казанскими ясачными татарами и бобылями употребляются оба понятия «холопы и сироты» . Специфика данного термина в отношении башкир заключается в том, что он распространяется не отдельные привилегированные группы, но на весь народ, выступающий в качестве однородного служилого сословия. Примечательно то, что в документах сибирских приказных изб XVII века включение в российское подданство башкир трактовалось как запись в службу .
Принципиальное отличие сословного статуса башкир от положения других служилых народов заключалась в том, что служба была сопряжена с ясачной повинностью. Служилые татары, калмыки и ногайцы, так же принявшие российское подданство, ясак в XVII веке не платили. В этом отношении ясачная дань сближала башкир с большей частью сибирских народов и казанскими татарами. По утверждению С. В. Бахрушина, ясака означает подать, установленную законом, уложенную или принудительную, в отличие от добровольных приношений, поминков. Ясак – по преимуществу дань, которую приносят побежденные, он, следовательно, он признак подданства и связан с понятием чего-то позорящего. Бахрушин указал в качестве примера на остяков, которые соглашаясь платить поминки в том же размере, отказывались платить ясак, на том основании, что были служилые, а не ясачные .
Как же сочетался высокий сословный статус служилого народа с приниженным положением плательщика ясака? Бахрушин отмечает, что в Сибири ясак собирался с человека. Только знать освобождалась от него, записываясь в служилые люди. Таким образом, ясак в Сибири являлся символом низкого бесправного положения. В интерпретации башкир ясак рассматривался в качестве правового основания владения вотчинными землями, т.е. привилегии, поднимающей коренное население Уфимского уезда над другими народами. Неслучайно, башкиры расценили отмену ясака в 1754 году как лишение их вотчинного права на землю, что явилось одной из причин восстания 1755-56 годов.
Однако сочетанием служилого статуса и ясачной повинности не исчерпывается специфика положения башкир в XVII веке. Историк, исследующий делопроизводственную документацию, должен обратить внимание на форму адресации в переписке между представителями российской администрации и башкирами. Распространенным оборотом в посланиях, направляемым восставшим в XVII века становится фраза «ко всем башкирцам». В свою очередь башкиры Ногайской дороги, обращаясь в 1663 году к уфимскому воеводе А. М. Волконскому, указывали «письмо от нас башкир» . Практика обращения ко всему башкирскому народу была продолжена и в XVIII веке. В качестве примера приведем указ В. Н. Татищева от 28 декабря 1735 года «Сибирской дороги башкирского народа обывателем, как духовным, так и свецким старшинам и прочим всякого звания людем» . Подобной адресации во взаимоотношениях России с другими народами в XVII веке мы не находим. Субъектом переговоров с российскими властями выступают не калмыки, ногайцы, кабардинцы и сибирские народы, но исключительно представители их знати. Очевидно, что подобный характер обращений к башкирам был положен не российской стариной, а самими башкирами. Российская администрация явно тяготилась обращениями к столь не конкретному адресату. Казанский губернатор Апраксин, в своем обращении к Петру I, указывая на тщетность переговоров с восставшими, писал в 1709 году: «О тех башкирцах доношу тебе, государю: народ их проклятой многочисленной и военной, да безглавной, никаких над собою начал, хотя б, так как на Дону подобно атаманы, и таких не имеют, принятца не за ково и чтоб особно послать не х кому» . Башкирские главы родов постоянно ссылаются в своих челобитных на то, что все вопросы, связанные с состоянием войны и организацией военной службы, решаются только «мирским согласием» . Характерно и то, что в обращении к «добрым людям» воевода употребляет выражения «у великого государя в милости быть, а перед своими вытить», «промеж своих людей только ты хочешь вытнее их быть». Термин «вытнее» отражает различное имущественное положение членов одной общины, но не сословное деление. Таким образом, российская администрация не ставила башкирскую родовую знать над общиной и не стремилась наделить ее особыми сословными правами. В 1736 году И.К. Кирилов писал в своем доношении в Сенат: «…интерес требует, чтобы башкирцы тех волостей, от коих воровство было, каждая волость вместо волостных старост выборных старшин двух или трех на которых можно было взыскать всякое преступление или неисправу, а ныне не имеют никого, но всяк большой и для того посылаемые указы пишут общем тарханам батырям и всем башкирцам чего взыскать нельзя».

Чем же было обусловлено отсутствие надобщинных властных структур в башкирском обществе XVII века? У соседей башкир (калмыков, казахов и ногайцев) существовали правители, облеченные полнотой власти в решении важнейших вопросов жизни общества. По-видимому, башкиры исторически имели совершенно иной политический опыт. У народов, входивших в политическую систему монгольской империи, вершину общественной иерархии власти всегда венчала фигура представителя золотого рода – чингисида. Однако на территории Башкирии, в отличие от соседей, улусная система во главе с правителями из рода Чингисхана не сложилась. Как следствие, среди башкирских родов нет представителей знати, ведущих свое происхождение от Золотого рода. По этой причине все представители башкирской элиты – князья, тарханы и бии по правовому статусу относились к черной кости. Они не обладали сакральной легитимностью, позволяющей игнорировать мнения своих сородичей.
Однако нельзя утверждать, что практика преобладания горизонтальных, т.е. межобщинных и концессуальных, отношений исключала возможность преобразования в иную структуру общества. Г. Е. Марков впервые обратил внимание на специфику кочевого социума, структура которого во многом обуславливается состоянием войны. В эпохи войн и крупных миграций племенная структура укреплялась на основе военной организации, наступало военно-кочевое агрегатное состояние. При этом подразделения племен становились элементами военной организации, состоящей из племенного ополчения. Высшей степенью военной консолидации были кочевые империи, приобретавшие на время характер государственной власти, однако по многим существенным признакам они отличались от государств оседлых земледельцев .
В ходе восстаний XVII-XVIII веков башкиры были способны радикально менять свои общественные устои. Принимая решение о призвании хана – чингисида (мнимого или истинного) башкиры формально и фактически создавали вертикальную структуру общества, построенную в виде военной иерархии. Именно об этом событии поведал один из участников восстания 1704-1711 годов казанским властям в 1708 году: «И те их посылыцики привезли с Кубани Салтан-Хозю, что называетца ханом, и все ему куран целовали, чтоб им быть всем ему послушны; а откуды он Салтан и какой, того де он не ведает, только де батыри и все башкирцы за святого его почитают и воздают ему честь. Батыри и лутчие башкирцы целуют ево в полу, а иным целовать не дают» . Отметим два принципиальных факта этого свидетельства: во-первых, авторитет хана основывается на сакральности — «святости». По словам И. Измайлова, в улусе Джучи была создана особая этнополитическая идеология, названная им «чингисизмом». И. Измайлов определяет чингисизм как новую парадигму монгольской и золотоордынской политической идеологии: созданная в улусе Джучи иерархия кланов во главе с чингисидами трактовалось не просто как учреждение государства, но и как акт творения общества, упорядочения макрокосма . В основе этого политического сознания находилась система мифологем, ядром которых был культ Чингисхана. Сфера действия этого права не ограничивалась как клановыми, так и этнополитическими границами: каждый чингисид независимо от того, какой именно династической ветви потомков Чингисхана он относился, мог реально претендовать на ханский титул в любой стране, где еще существовали традиции права монгольской империи.
Во-вторых, появление хана означало немедленный переход к военно-иерархическому строению общества. В этот момент полномочия элиты, лишаясь прежней консенсуальной основы, приобретали жесткий императивный характер. Только элита могла непосредственно входит в сношения с ханом. Чингисид, олицетворяя собой надобщинный институт, снимал с башкирской элиты моральную ответственность за принятие самых жестких политических решений. Неслучайно, самые крайние формы военного подчинения рядовых воинов своим предводителям наблюдается именно в период ханского правления башкирами. Одним из первых аристократов, поддержавших в 1707 году нового хана, был Кусюм Тюлекеев, который по утверждению П. И. Рычкова «»так усилился и самовластен над башкирцами, что тех кои в противность его воли поступали, вешал на деревьях и утоплял в воде, бросая в проруби» .
Отдельного исследования заслуживает проблема кратковременности и неустойчивости института ханской власти в башкирском обществе. Однако даже поверхностный взгляд на данный вопрос вновь требует обращения к историческим традициям взаимоотношений правителей государства и глав башкирских общин. Отсутствие улусной структуры на территории Башкирии предопределило специфически дистанционный тип имперского управления краем. Лояльность главе государства основывалась, в том числе и на том обстоятельстве, что хан находится за пределами обитания башкирских родов, т.е. он практически не вмешивался в дела внутреннего самоуправления. Неудачная попытка Абулхаира стать башкирским ханом в начале XVIII века служит наглядной иллюстрацией этого предположения. Однако долгая и упорная поддержка башкирами сибирских кучумовичей возможно была обусловлена тем, что сыновья и внуки последнего сибирского правителя кочевали далеко на восточной стороне Уральских гор.
Вопрос о характере башкирских восстаний XVII века так же нашел свое отражение в форме и терминологии делопроизводственной документации. Обращает на себя внимание на то, что уфимские власти при обращении к восставшим башкирам в 1663 году используют такой вид общего приказного делопроизводства как память. Обычно память использовалась при переписке между равными по статусу учреждениями (приказами, воеводами). Гораздо реже память посылалась от приказов воеводам. Тем не менее, именно память стала основной формой обращения уфимского воеводы А. М. Волконского восставшим башкирам в 1663 году. В правовом отношении выбор вида документации был абсолютно оправдан. Башкиры, подняв в 1662 году восстание, формально нарушили действие присяги о подданстве, и, следовательно, находились за пределами прямой юрисдикции российских властей. По этой причине воевода Волконский в обращении к башкирам не указывает, а предлагает: «И тому моему слову вы, башкирцы, верьте и в старые свои юрты приезжайте, не опасайтесь ничево» . Интересно то, что сибирский султан Кучук, на короткий срок ставший вождем этого восстания, ссылается с башкирами с помощью ярлыков. Ярлыки же, по утверждению М. А. Усманова, представляли собой письменные указы, приказания, повеления, предписания собственным подданным или главам зависимых стран . О фактическом выходе башкир из подчинения российским властям свидетельствует формуляр и термины ответного послания башкир уфимскому воеводе. 16 ноября 1663 года восставшие Ногайской дороги обратились к А. М. Волконскому с письмом, в начальном протоколе которого помимо титула адресата, отмечено: «письмо от нас башкир — слово то» . М. А. Усманов установил, что в текстах грамот к некоронованным чингисидам во времена Василия III стало фигурировать типично «ханское» выражение «Васильеве слово» и «слово мое» заимствованное из ордынской дипломатики формулы обращений к нижестоящим адресатам .
В. В. Трепалов, разбирая конечный протокол послания Ивана Грозного к А. Курбскому, обратил внимание на пропуск переводчиками выражения царя «слово то». Он пишет: «А между тем это типично «ханское» выражение, показывающее высокий монархический ранг адресата — во всяком случае, по отношению к тому, к кому он обращается с посланием» . Эта формула в начале письма позволяет сделать два вывода. Во-первых, в послании к царю адресантом выступают все башкиры. Тем самым они утверждают себя в качестве полноправного субъекта уже не внутригосударственных, а межгосударственных отношений. Во-вторых, в этом письме башкиры ставят себя если не на превосходящее, то, во всяком случае, на равное с русским царем положение.
За рамками данного небольшого исследования остается целый пласт понятий и структурных аспектов делопроизводственных источников XVII века, отражающих интерпретацию принятия подданства, как самими башкирами, так и российскими властями. Например, даже первый взгляд на использование понятия «шерть» позволяет говорить о различном коннотативном компоненте значения данного термина. Столь же сложными и неоднозначными представляются делопроизводственные обороты, отражающие земельные права башкир. Тем не менее, даже первоначальное исследование структуры текста и терминологии документов, отражающих взаимоотношения российской администрации и башкир, позволяет установить уникальный характер положения башкир в структуре Российского государства XVII века.
ЛИТЕРАТУРА
1. Устюгов Н. В. Башкирское восстание 1662 – 1664 годов. Исторические записки. Т. 24. Изд-во МГУ, М., 1947. – 154 с.; Усманов А.Н. Добровольное присоединение Башкирии к Русскому государству. Башкирское книжное издательство. Уфа, 1960. — 198 с; Демидова Н.Ф. Башкирские посольства в Москву в XVII веке. От древней Руси к России Нового времени. Наука. М, 2003. – 518 с.; Акманов И. Г. Башкирия в составе Российского государства в XVII — первой половине XVIII веков. Издание Уральского университета. Свердловск, 1991. – 154 с.
2. Усманов М.А. Жалованные акты Джучиева Улуса XIV-XVI вв. Изд-во КГУ. Казань, 1979. — 318 с.
3. Трепавлов В. В. Белый царь. Образ монарха и представление о подданстве у народов России XV-XVIII вв. Изд-во: Восточная литература РАН. М., 2007. – 255 с.
4. Котошихин Г. О. Росси в царствование Алексея Михайловича. Издание Археографической комиссии. СПб., 1906. – 227 с.
5. Материалы по истории Башкирской АССР. Ч. 1: Башкирские восстания в XVII и первой половине XVIII вв. Издательство АН СССР. М.; Л., 1936. – 612 с.
6. Дополнение к актам историческим, собранным и изданным археографической комиссией. Том. VIII. Издание Археографической комиссии. СПб., 1862. – 624 с.
7. Бахрушин С. В. Ясак в Сибири в XVII в. Научные труды. Т. III. Издательство АН СССР. М., 1955. — 355 с.
8. Материалы по истории Башкирской АССР.Т. VI. Оренбургская экспедиция и башкирские восстания 30-х годов XVIII в. Научное издательство «Башкирская энциклопедия». Уфа, 2002. 648 с.
9. Марков Г. Е. Проблемы развития общественной структуры кочевников Азии. Изд-во МГУ. М., 1973. — 234 с.

10. Измайлов И.Л. Формирование этнополитического самосознания населения Улуса Джучи: некоторые элементы и тенденции развития тюркско-татарской исторической традиции. // Источниковедение истории Улуса Джучи (Золотой Орды). От Калки до Астрахани. 1223–1556. Институт истории АН РТ. Казань, 2002. — 428 с.
11. Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. Изд-во Китап. Уфа, 1999. — 312 с.

АКТОВЫЕ И ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • принципы классификации документальных источников по истории России Средневековья и раннего Нового времени;
  • • особенности делопроизводства государственных учреждений средневековой Руси и Российского государства раннего Нового времени;
  • • особенности и историю создания основных кадастров;
  • • особенности и историю создания разрядных и родословных книг;
  • • особенности, основные виды и историю создания важнейших памятников дипломатической документации;

уметь

  • • различать и выделять публично-правовые и частноправовые акты;
  • • определять виды и типы актов и деловой документации русского Средневековья и раннего Нового времени;
  • • составлять генеалогическую схему на основе сведений родословных книг;
  • • составлять бланк для базы данных по разрядным книгам;
  • • различать в дипломатической документации идеологическую и деловую части;
  • • описывать формуляр документального источника;

владеть

  • • методами источниковедческого анализа документальных источников;
  • • основами датировки и атрибуции документальных источников;
  • • методами верификации сведений документальных источников;
  • • математическими методами обработки документальных источников.

Ключевые термины и понятия: акты публично-правовые и частноправовые, формулярный анализ, кадастры, условный, абстрактный, конкретный и индивидуальный формуляры.

Формуляр акта и формулярный анализ

Для изучения акта нужно прежде всего определить его формуляр. Формуляр акта – это устойчивая структура, схема документа, состоящая из стандартных словесных оборотов (формул), стабильная для каждого из видов актов. По выражению А. А. Введенского, формуляр – это «вся сумма формул акта». Ученые различают условный, абстрактный, конкретный и индивидуальный формуляры.

Условный формуляр – общая схематическая структура актов в целом. Абстрактный формуляр – общая схематическая структура документов определенной разновидности.

Конкретный формуляр – схематическая структура небольших групп документов внутри данной определенной разновидности.

Индивидуальный формуляр – схематическая структура одного отдельно взятого документа.

Главным для формулярного анализа является условный формуляр, который, согласно исследованиям Т. Зиккеля (1826–1908) и Ю. Фиккера (1826–1902), подразделяется на начальный протокол, собственно текст документа и конечный протокол (эсхатокол). В русскую дипломатику использование европейского формуляра привнес А. С. Лаппо-Данилевский. В формулярах их составляющие принято в соответствии с традицией обозначать латинскими терминами.

Элементы формуляра акта:

1) «начальный протокол»:

invocatio (инвокация, посвящение Богу, в русских документах иногда называется «богословие»);

Условным данный формуляр называется потому, что он представляет собой во многом условную, «идеальную» схему: в реальности в актах, с которыми работает исследователь, могут быть представлены только отдельные фрагменты этой схемы и порой даже в ином порядке. В связи с этим выделением формуляра анализ структуры акта не ограничивается. Акт разбивается на статьи – по определению С. М. Каштанова, «законченные по мысли выражения, являющиеся грамматически самостоятельными простыми или сложными предложениями». Их иногда называют клаузулами, следуя латинской терминологии, но статья – более точный, широкий и емкий термин.

Справка

А. С. Лаппо-Данилевский считал, что клаузулой называется «в широком смысле… каждая мысль, выраженная отдельно от других». Ему возражает С. М. Каштанов, утверждая, что клаузулой в западноевропейских актах обычно называли особые условия, оговорки в договоре. Шире это слово обозначало договорные статьи документа. В связи с этим грамотно называть клаузулой только статьи, содержащие нормы договора, условия сделки, а не все статьи (предложения).

По С. М. Каштанову: «Статьи текста по своим функциям делятся на сакральные, мотивировочные, содержащие обращение, уведомительные. Описательные, договорные (клаузулы), указные, просительные, процессуальные, удостоверительные, при этом некоторые статьи могут носить смешанный характер».

Статьи (Ст.) делятся на предложения (П), подразделяющиеся на обороты (О), которые в свою очередь делятся на элементы (Э), а отдельные элементы – на характеристики. Это можно обозначить схемой (условные знаки даны по С. М. Каштанову):

где и т.д.

В элементах и характеристиках, в свою очередь, различаются реалии (имена лиц и названия географических объектов), формулы (устойчивые выражения-штампы, использующиеся в разных документах) и описания (выражения, отступающие от типичных формул, описывающие уникальные ситуации или объекты).

Для чего нужен формулярный анализ? Целью изучения актов является извлечение из них достоверной, верифицируемой информации по тем сюжетам, по которым акты могут быть историческим источником. Это прежде всего правовые и социально-экономические отношения, которые правильнее всего изучать, выделяя структуры, схемы отношений. Составляя формуляр акта, мы тем самым задаем своего рода рубрики, темы, направления (в письменном виде это может быть выражено в виде таблицы), информацию по которым мы можем извлечь из данного акта.

Мнение

Особенно это применимо к абстрактному формуляру, структурные единицы которого, по выражению С. М. Каштанова, могут служить «…“шапкой” для таблиц, куда заносятся по рубрикам статьи реальных документов, расчлененные на предложения, обороты, элементы и характеристики, причем фиксация документов в таблице ведется в порядке их хронологии. “Шапка”, представляющая собой совокупность схем типичных статей актов определенной разновидности, делается с таким расчетом, чтобы в таблице могли быть отражены особенности индивидуального формуляра акта. Статьи, предложения, обороты, элементы и характеристики регистрируются в таблице под определенным номером, показывающим место более мелкого подразделения в составе более крупного подразделения именно в данном акте, ибо табличная форма фиксации нарушает, вследствие неизбежного схематизма абстрактного формуляра, представление о структуре каждого реального текста. Элементы-формулы и характеристики-формулы обозначаются знаком + в соответствующих рубриках таблицы, а все остальные элементы и характеристики передаются в соответствующих рубриках буквально».

  • Каштанов С. М. Очерки русской дипломатики. М., 1970. С. 30–31.

Формуляр акта

Наименование министерства Гриф утверждения

или ведомства (при необходимости)

НАИМЕНОВАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ

Наименование структурного

подразделения

А К Т

00.00.0000 №

Место издания

Заголовок к тексту

Основание: Распорядительный или нормативный документ, послуживший основанием

для написания акта (через один интервал)

Составлен комиссией:

Председатель Наименование должности И.О. Фамилия

Члены комиссии: Наименование должности И.О. Фамилия (располагаются в алфавитном порядке через один-полтора интервала, нумеруются арабскими цифрами)

Присутствовали: Наименование должности И.О. Фамилии лиц, присутствовавших при составлении акта

Текст констатирующей части акта: описание проведенной работы, фиксация установленных фактов, выводы и заключения комиссии, конкретные предложения.

Констатирующая часть может быть разделена на пункты или оформлена цифровой таблицей. Текст пишут через 1,5 интервала.

Приложение: (если необходимо)

При необходимости указывают количество экземпляров (через 2-3 интервала от текста или приложения).

Составлен в двух экземплярах:

1-й – кому (куда)

2-й – кому (куда)

Председатель Личная подпись И.О. Фамилия

Члены комиссии Личная подпись И.О. Фамилия

Личная подпись И.О. Фамилия

Присутствовали Личная подпись И.О. Фамилия

Протокол– документ, создаваемый коллегиальным органом или группой лиц по вопросам, требующим совместного обсуждения и принятия решения на собраниях, совещаниях, конференциях, заседаниях. На основании протокола издаются распорядительные документы – постановление, решение.

От протоколов заседаний, создаваемых в управленческой деятельности организаций, следует отличать протоколы следственных, административных органов, органов охраны общественного порядка (протокол санитарного инспектора, протокол дорожно-транспортного происшествия, протокол правонарушения и др.), а также протоколы договорного типа (протокол разногласий, протокол согласования разногласий, протокол согласования цены и пр.).

Обязательному протоколированию подлежат заседания постоянно действующих и временных коллегиальных органов (коллегии федеральных органов исполнительной власти, собрания трудовых коллективов, собрания акционеров, заседания советов директоров и др.).

Протоколы оформляются на основе черновых рукописных записей хода заседаний, стенограммы заседания или звукозаписи, а также материалов, подготовленных к заседанию (текстов докладов, выступлений, справок, проектов решений, повестки дня, списков приглашенных и т.п.).

Протокол ведется, как правило, во время заседания, а оформляется не позднее чем через три (пять) дня со дня проведения заседания на общем бланке, или на чистом листе бумаги формата А4 с расположением реквизитов по типу общего бланка, или на специальном бланке протокола. Если протокол содержит несколько страниц, то на бланке оформляется только первый лист, а последующие страницы — на обычной бумаге.

· Дата протокола — дата ПРОВЕДЕНИЯ совещания, а не оформления протокола. Если заседание продолжается несколько дней, то указывается дата начала заседания и через тире дата окончания, напр., 20 — 25.07.2008.

· Номер протокола – порядковый номер заседания коллегиального органа в течение года (календарного, учебного и др.).

· Заголовок к тексту – указание на вид коллегиального органа в родительном падеже (заседания, совещания, собрания) и название коллегиального органа (заседания чего?- кафедры русского язык; совещания чего? — аппарата управления).

· Место составления протокола указывается по факту проведения заседания и должно соответствовать почтовым правилам РФ: г. Дубна Московской обл.(20).

По способу записипротоколы могут быть стенографическими, фонографическими, конспективными, по полноте записи -полными и краткими..

В краткихпротоколах указывают повестку дня, фамилии выступавших, темы выступлений и принятые решения; текст полностью НЕ приводится.

Краткие протоколы могут вестись на оперативных производственных совещаниях, а также в тех случаях, когда заседания стенографируются или записываются с помощью звукозаписывающей аппаратуры. Подписанные председателем и секретарем стенограммы прилагаются к протоколу.

Такие протоколы не дают полного представления о ходе обсуждения вопросов, поэтому предпочтительнее полныепротоколы.

Полныйпротокол содержит запись всех выступлений по ходу совещания (заседания).

Структура протокола (как полного, так и краткого) состоит из трех частей:

1) заголовочная (вводная), содержит информацию о председателе, секретаре, присутствующих, приглашенных и повестке дня;

2) основная, фиксирует ход заседания;

3) оформляющая, подписи участников.

1) Заголовочная (вводная) часть протокола с юридической точки зрения обычно несет в себе большую смысловую нагрузку. Например, протокол не может считаться действительным, если на заседании не будет кворума (достаточного числа участников для принятия решения), поэтому важнейший элемент преамбулы – состав присутствующих. В зависимости от характера события эти сведения могут оформляться отдельным документом или перечисляться поименно. Также необходимо в этой части перечислить приглашенных, состав которых нередко имеет определяющее значение для постановляющей части протокола.

Заголовочная часть начинается с указания фамилии председателя и секретаря. После слов председатель и секретарь возможно тире. Инициалы имени и отчества можно поставить и перед фамилией.

Следующий элемент вводной части с указанием состава присутствующих отделяется от предыдущего элемента двумя межстрочными интервалами:

Если присутствующих на заседании не более 15 человек, то после слова «присутствовали» ставится двоеточие, далее указываются фамилии, инициалы в алфавитном порядке (последовательность указания фамилии, инициалов имени и отчества не имеет значения) без наименования должности через один межстрочный интервал.

Если (на расширенных заседаниях) общее количество присутствующих больше 15, то состав присутствующих указывается количественно, а пофамильный список прилагается к протоколу, о чем делается соответствующая запись: Присутствовали 45 работников (список прилагается).

Аналогичным образом оформляется состав приглашенных, но с указанием их должности с включением в нее наименования организации (для иногородних указывается также географическое название места, откуда они прибыли).

Ниже состава присутствовавших (или приглашенных) через 2-3 межстрочных интервала оформляется повестка дня.

Оба слова печатаются на отдельной строке без абзацного отступа (допустимо — прописными буквами), после них можно поставить двоеточие, точка в конце не ставится. Возможно расположение этих слов по центру.

С новой строки перечисляются вопросы, выносимые на рассмотрение коллегиального органа. В конце формулировки пункта точка не ставится. Каждый вопрос нумеруется арабскими цифрами и начинается с предлога О /об.

В повестке дня НЕ рекомендуются вопросы типа «РАЗНОЕ». Каждый вопрос должен иметь четкую формулировку. Вопросы в повестке дня располагаются по степени их важности. В ряде случаев (при протоколировании заседаний коллегий министерств, комитетов) повестка дня может прилагаться к протоколу. Тогда она не вносится в текст протокола, делается лишь отсылочная запись: Повестка дня заседания прилагается.

Вместо слов «повестка дня» возможны другие варианты: Рассмотренные вопросы.

2) Основная часть текста протокола строится по разделам, соответствующим пунктам повестки дня. Текст каждого раздела строится по схеме:

9 Дайте определение понятия «акт». Охарактеризуйте формуляр акта и особенности составления и оформления акта

Акт – документ, составляемый комиссией (уполномоченными лицами или должностным лицом), подтверждающий установленные факты (акты проверок, инвентаризации, несчастных случаев, приема-передачи материальных ценностей и др.).

Чаще всего акты составляются комиссиями как постоянно действующими, так и назначаемыми распорядительным документом (обычно приказом), хотя в отдельных случаях акт составляется одним (несколькими) специально уполномоченным должностным лицом, например, контролером, ревизором, инспектором. Основанием для составления акт может быть распорядительный документ вышестоящего органа, руководителя организации, структурного подразделения, плановой задание и т.п.

Акты составляются по самым разным поводам, отсюда и большое количество их разновидностей: акты ревизии, инвентаризации, списания, уничтожения (дел, испорченных товаров), ликвидации (учреждений, предприятий, организаций, структурных подразделений), приема-передачи (при передаче дел, материальных ценностей, смене руководства), приема объектов, проведения испытаний, по результатам несчастных случаев, аварий и т.д. Однако независимо от разновидностей все акты составляются по одной схеме. Исключением являются случаи, когда форма акта установлена каким-либо нормативным документом.

В акте отражаются только те факты, которые точно установлены лицами, подписывающими этот документ. Никаких предположений или ссылок на чье-то мнение акт содержать не должен.

Акт оформляется общем или специальном бланке организации.

Содержит следующие реквизиты бланка:

— госгерб РБ (эмблема или товарный знак);

— наименование организации;

— наименование структурного подразделения;

— название вида документа (АКТ);

— дата и регистрационный индекс документа;

— место составления или издания.

Помимо реквизитов бланка в состав реквизитов акта входят:

— заголовок;

— текст;

— подписи;

— гриф утверждения;

— визы.

Датой акт является дата события, по поводу которой составляется акт.

Унифицированная форма акт о ликвидации организации входит в УСОРД. Кроме того, типовые формы отдельных видов актов утверждены другими нормативными актами, издаваемыми министерствами, ведомствами.

Заголовком к тексту акта является содержание актируемого события. Заголовок акта должен согласовываться с названием вида документа и формулироваться с помощью отглагольного существительного в предложном («акт – о чем?») или родительном падеже («акт – чего?»). Дата акта должна соответствовать дате актируемого события и проставляться должностным лицом, подписавшим документ. Текст акта состоит из вводной и констатирующей частей.

Во вводной части указывается основание для составления акта и перечисляются лица, составившие акт и присутствовавшие при этом. Основанием для составления акта может являться нормативный правовой акт Республики Беларусь, распорядительный документ руководителя организации или вышестоящего органа, плановое задание и др.

При перечислении лиц, входящих в состав комиссии, вначале указывается наименование должности, инициалы и фамилия председателя комиссии, а затем наименования должностей, инициалы и фамилии членов комиссии в алфавитном порядке. В случае участия в работе комиссии представителей сторонних организаций в акте при написании должностей указываются наименования организаций, которые они представляют.

Должности, инициалы и фамилии лиц, присутствовавших при составлении акта и не входящих в состав комиссии, указываются отдельно. В констатирующей части акта излагаются цели и задачи актирования, дается краткое описание проделанной работы (ее сущность, характер, методы, сроки), фиксируются установленные факты. В констатирующей части акта могут излагаться выводы, рекомендации и предложения составителей по установленным фактам (акты ревизий финансово-хозяйственной деятельности, акты проверки, акты приема объектов в эксплуатацию и др.). Выводы и предложения могут быть изложены в распорядительной форме с указанием сроков исполнения предписываемых действий. Если в акте отражается ряд фактов, текст акта делится на пункты. В конце текста указываются сведения о количестве экземпляров акта.

Например:

Составлен в 3-х экземплярах:

1-й экз. – в дело № 10-11

2-й экз. – директору предприятия

3-й экз. – в бухгалтерию предприятия

Число экземпляров акта определяется нормативными правовыми актами и (или) практической необходимостью. Акт подписывается всеми лицами, принимавшими участие в его составлении. При подписании указывается распределение обязанностей членов комиссии без указания их должностей. Первой проставляется подпись председателя комиссии, подписи членов комиссии располагаются в алфавитном порядке. Лица, имеющие замечание по содержанию акта, подписывают его с отметкой «Замечания прилагаются». Текст замечаний излагается на отдельном листе, небольшие по объему замечания допускается фиксировать на самом акте. Акты, предписывающие выполнение определенных действий, подлежат утверждению. Акт утверждается должностным лицом, чей распорядительный документ (устное распоряжение) явился основанием для составления акта. Акты ревизий и обследований подлежат согласованию с должностными лицами, деятельность которых обследуется. При наличии замечаний указанные должностные лица визируют его с отметкой «Замечания прилагаются».

Методика формулярного анализа в прочтении исторических документов: дипломатическая переписка первой трети XIX века

В отечественной исторической науке под термином «формулярный анализ» принято понимать источниковедческий метод исследования формуляра актового источника. Методика формулярного анализа, предложенная задолго до разработок С. М. Каштанова в области изучения структуры актовых документов, была введена в научный оборот двумя австрийскими исследователями Т. Зикелем и Ю. Фиккером . Именно им принадлежит звание «первопроходцев» при изучении актовых материалов Священной Римской империи. В отечественном источниковедении наиболее полно их наработки были представлены впервые в курсе лекций Л. А. Лаппо-Данилевского «Очерк русской дипломатики частных актов» . Занимаясь источниковедческим анализом исторических документов, автор писал: «Дипломатический анализ акта устанавливает типический формуляр данной группы актов» и включает в себя следующие операции: во-первых, «расчленения каждого из них на составные части — клаузулы»; во-вторых, «определения у него более или менее общих с другими актами той же группы или более или менее частных присущих ему клаузул» .

Наиболее полная методика формулярного анализа, применяемая на современном этапе развития исторической мысли в прочтении актовых документов, была разработана С. М. Каштановым в конце 1960-х — начале 1970-х годов и не предусматривала применения в исследовании других видов исторических документов . Однако, как показывает практика, его методы вполне внедримы в изучения других видов, например дипломатических писем. Являясь продуктом эпистолярно-делопроизводственного наследия, дипломатические письма по своей структуре могут быть обработаны с помощью методики формулярного анализа Каштанова. Так формулярный анализ предполагает четкую структуру, по которой выстраивалось письмо. Дипломатические письма русских агентов выстраивались по условному формуляру, состоявшему из трех основных элементов, которые в свою очередь дробились на мелкие части . Основные элементы располагались в следующем порядке: протокол, основная часть, эсхатокол. Такой формуляр мог быть детализирован за счет выявления специфики письма и соотношения его составных частей. Разберем их структуру на примере дипломатического письма бывшего уполномоченного представителя Российской империи в Константинополе Г. А. Строганова к императору Николаю I от 18 (30) января 1826 г., недавно взошедшему на престол. Анализ структуры формуляра дипломатического письма показывает, что в наиболее полном формуляре протокол дипломатического письма состоял из четырех составных частей. Инвокация (invokatio) — как составной элемент дипломатического письма русского агента, присутствовавший в письмах в виде упоминания венценосной особы императора и божественной воли. Также получила свое место в структуре дипломатического письма интитуляция (intitulatio) — как обозначение лица, от которого исходил документ. Помимо этого в протоколе наличествовали такие элементы, как инскрипция (inscriptio), обозначающая адресата письма, и салютация (salutatio), выражавшая приветствие. В приведенном примере письма Г. А. Строганова из перечисленных присутствовали все элементы протокола: инскрипция «Государь…», интитуляция и салютация «Вступление в. и. в-ва на трон всея Руси — это надежный источник утешения для всех Ваших подданных…» , где первая из них выражена не столь явно, но из контекста можно сделать вывод, что текст письма составлен подданным русского императора. Инвокация предложена следующей формулировкой: «Ваши праведные слова были восприняты с благоговением. Наши заветные чаяния сливаются воедино с чаяниями Вашей благородной души, и охраняющее Россию божественное провидение, вняв нашим молитвам, благословит царствование государя, являющегося преемником Александра, который смог уступить корону, а затем возложить ее недрогнувшей дланью на свою августейшую главу, ибо такова была воля божья» . Кроме того в протоколе формуляра письма присутствовал датум «Париж 18 (30) января 1826 г»., который в эпистолярных источниках, как правило, употребляется в конце документа: в эсхатоколе.

Основная часть текста состоит из преамбулы (prologus) — доминирующей темы своего обращения и промульгации (promulgatio) — объявления, о чем пойдет речь. Еще одним элементом условного формуляра писем русских дипломатических агентов является наррация (narratio) — изложение обстоятельств дела, которое реализует информативную функцию дипломатической делопроизводственно-эпистолярной коммуникации. Этот элемент текста содержит в себе наиболее значимую для дипломата информацию, подчас выражая его чувства и эмоции. Кроме того структурным элементом дипломатического письма являлась диспозиция (dispositio), содержащая просьбы и возможные последующие распоряжения дипломатов по конкретным вопросам. Санкция (sanction) — запрещение в случае нарушения, встречается не во всех письмах и является «скользящей» частью текста. В виде преамбулы в тексте дипломатического письма выступают рассуждения автора о причинах революционных выступлений, главным образом о восстании декабристов, произошедшем не так давно. «Проявив твердость в пресечении попыток нескольких смельчаков, в. и. в-во будьте справедливы к виновным; Вы уже проявили милосердие к горсти заблудших, и окажите покровительство благомыслящим людям, водворяя повсюду спокойствие и поощряя бдительность. Предание установленных фактов гласности еще более возвеличивает значение актов монаршего правосудия» . Далее Г. А. Строганов постепенно переходит к промульгации, обращая внимание адресата «…на внешнюю политику Вашей Империи в целом и на ее отношения с Европой, с христианским Востоком» . Наиболее информационной частью письма является наррация. Автор апеллирует к идеям Священного союза, зафиксированным на Венском конгрессе в 1815 г., которыми руководствовался Петербургский двор в своей внешнеполитической программе 1815–1825 гг. Однако, «…когда в марте 1821 г. впервые возникает важный вопрос , затрагивающий самые святые права, самые насущные интересы России, которые были ущемлены, поставлены под прямую угрозу и попраны, когда чувства благочестия и человеколюбия оказались в смятении перед новой разверзнувшейся пропастью, тогда европейская политика, предав забвению прошлое, пренебрегая справедливостью, спешит вмешаться, чтобы обезоружить Россию обещаниями и уговорами» . Попытки русского правительства в поисках компромисса привели, по мнению Строганова, к вмешательству иностранных государств в спор между Россией и Османской Портой. Это «вылилось в непрекращающиеся лживые заверения, за которые пришлось расплачиваться кровью многих тысяч христиан — наших духовных наставников, наших единоверцев, чьими естественными заступниками мы являемся» . Далее в структуре письма следует диспозиция. Г. А. Строганов, основываясь на богатый профессиональный личный опыт общения с представителями Оттоманской Порты, предлагает три пути в решении Греческого вопроса: «…совместное вмешательство — я полагаю, что достаточно убедительно показал его бесполезность; самостоятельное вмешательство России, на которое она имеет право, и, наконец, активные действия» . Разбирая положительные и отрицательные стороны возможных вариантов развития событий, барон приходит к выводу, что «самый верный способ добиться почетного мира — это не бояться войны» . Последний элемент основной части санкция, как было сказано выше, является скользящей темой в письме к Николаю I, и открыто не высказывался, учитывая статус адресата сообщения, но в контексте письма подразумевался. «…Став утешителем скорбящей церкви поруганного христианства, Вы, государь, с самого начала Вашего царствования будете иметь на своей стороне могущественных союзников в столь правом деле: помощь всевышнего, единодушную поддержку Вашего народа, правоту Вашего дела, кровные узы, соединяющие в. и. в-во…» . Из контекста и подтекста сообщения следовало, что в случае если император Николай I выберет другую стратегию в развитии внешней политики Российской империи, Николай I мог и не получить обозначенных здесь преференций.

Следующий, заключительный элемент условного формуляра дипломатического письма — эсхатокол, в письме Г. А. Строганова к императору включает 2 элемента. Во-первых — аппрекация (apprecatio) — выражающая пожелания и заверения императору Николаю I в своих верноподданнических чувствах «Верность — правда, государь, — вот те побуждающие мотивы, благодаря которым это изложение может доставить Вам удовольствие. Пребываю…» . Во-вторых, корроборация (corroboratio) — удостоверяющая часть с личной подписью Г. А. Строганова (Baron Gregoire de Stroganoff).

Дальнейшее изучение исторического источника требует применения других методик источниковедческого анализа: герменевтического и семиотического подходов в интерпретации дипломатических писем .

Подводя небольшие итоги, стоит отметить, что формулярный анализ при изучении дипломатических писем русских агентов может быть применен. Но только применение других методик и методов источниковедческого анализа позволит историку получить целостную картину изучаемого объекта исследования. Так что вполне правомерным видится тезис С. М. Каштанова о возможностях формулярного анализа «…все дело в пределах применения формулярного анализа, а эти пределы определяются спецификой объекта исследования. Даже если элементы формулярного анализа могут быть использованы при изучении, например, художественной прозы, от этого формулярный анализ не станет господствующим методом в литературоведении, ибо сам источник диктует другие способы его изучения. Только в применении к актам формулярный анализ является основным, решающим методом» .

Литература:

2. Каштанов С. М. Очерки русской дипломатики / С. М. Каштанов. — М.: Наука, 1970. — 502 с.

3. Каштанов С. М. Русская дипломатика / С. М. Каштанов. — М.: Высшая школа, 1988. — 231 с.

4. Лаппо-Данилевский Л. А. Очерк русской дипломатики частных актов Пг.: 2-я гос. тип., 1920. — 188 с.

5. Фарсобин В. В. Нерешенные вопросы дипломатики В. В. Фарсобин // Источниковедение и его метод: Опыт анализа понятий и терминологии. — М.: Наука, 1983. — С. 101–118.

Актовые материалы

Российский Государственный Гуманитарный университет

Калужский филиал

Контрольная работа

Тема: «Актовые материалы».

Учебная дисциплина: «Источниковедение»

стр.

Контрольная работа 1

Введение 3

I. Определение акта как вида исторического источника 4

II. Классификация актов 6

III. Формулярный анализ актов. 9

Заключение 12

Список литературы 13

Введение

Акты являются важной составной частью источникового комплекса по истории древней Руси. Необходимым условием их появления как особого вида исторических источников является наличие договаривающихся сторон. Причем уже само заключение договора говорит о том, что права контрагентов договора если и не равны, то, во всяком случае, сопоставимы. Видимо поэтому договорные отношения возникают, прежде всего между юридически независимыми друг от друга политическими единицами – государствами и существуют на всем протяжении истории России – с Xв. Вплоть до настоящего времени. Наиболее ранними древнерусскими актами считаются договоры Руси с греками. Тексты всех этих договоров – 911, 944 и 971гг. – сохранились в составе Повести временных лет.

Всесторонним изучением актов занимается дипломатика (буквально: «относящийся к дипломам») – специальная конкретно-источниковедческая дисциплина, анализирующая документы как исторический источник.

Изучение актов начинается с анализа их внешней формы, однако основной работой по их изучению является исследование формы внутренней – изучение структуры текста.

I. Определение акта как вида исторического источника

Слово «акт» (от лат. «действую») имеет несколько значений. Так, с одной стороны, оно обозначает документ, дающий какие-либо права и служащий доказательством таких прав. С другой стороны, — это деловые и служебные записи, несущие информацию о том или ином событии или процессе. К актам в широком смысле слова относятся все тексты, выполняющие функции документов. В узком смысле, по определению С.М.Каштанова, под актами обычно понимается не весь комплекс разнородных документов, а только те из них, которые устанавливают определенные правоотношения между двумя сторонами сделки или же между автором и адресатом.1

Хотя законы и называют часто «законодательными актами» — принципиально важно отделить их от актов. В отличие от законов, которые устанавливают, формулируют правовые нормы, акты лишь используют их. Однако отношения, которые закрепляются актами, не должны нарушать принятые законодательные нормы.

При определении актов в узком смысле, в их число попадают три группы документов:

Публично – и частноправовые договоры;

Постановления и распоряжения различных органов власти, имеющие индивидуальный или коллективный адрес либо адресованные всем, но касающиеся конкретного юридического или физического контрагента автора;

Распоряжения владельцев собственности, адресованные агентам, состоящие у них на службе.2

По мнению С.М.Каштанова, сюда условно входят судебные постановления и завещания. Такие документы имеют двойственную основу: с одной стороны, они являются распорядительными, с другой – законодательными. В отличие от них регистрационные, информационные, просительные, отчетные и другие документы (если в них отсутствуют договорная или распорядительные функции) С.М.Каштанов предлагает не относить к актам.

При расширительном понимании актовых источников к этим группам добавляются также делопроизводственные, частно-публичные документы и частная переписка.

По подсчетам ученых, до нашего времени сохранилось всего 2234 акта, причем более половины из них (1302) датируется второй половиной XVв: 8 актов XIIв., 15 актов XIIIв., 163 акта XIVв., 2048 актов XVв. По сравнению с западноевропейскими актовыми источниками, количество древнерусских актов значительно меньше.

В XVIв. в связи с интенсификацией выдачи жалованных и указанных грамот ежегодно выдавалось до 50 грамот в год, что вместе с актами других разновидностей (включая несохранившиеся) должно было составлять около 100 актов ежегодно. Еще быстрее увеличивался объем актового материала в XVIIв., когда один только Печатный приказ ежедневно выдавал от 5 до 17 грамот (около 4000 актов в год). Однако и в этот период количество древнерусских актов существенно отстает от количества актов стран Западной Европы, что не могло не сказаться на развитии методики работы с древнерусскими актами. Западноевропейская дипломатика больше внимания уделяла канцелярскому происхождению документа. (где, кем и как, по чьему приказу создан и выдан акт), так как работа с индивидуальными актами часто оказывалась неэффективной. Дипломатика отечественная сосредоточила внимание на происхождении актов в более широком (историческом) смысле: установление причин и предпосылок появления каждого конкретного документа, выяснении, в чьих интересах он составлялся и утверждался, какие цели преследовались при этом заинтересованными сторонами.

II. Классификация актов

Изучение природы максимально однородных и сравнимых актов привело к выводу о необходимости выработки специфического подхода к каждой из этих групп. Классификация актов помогает разработать более совершенные методики их истоичноковедческого исследования, что позволяет получать максимальную информацию о прошлом из такого своеобразного вида источника, как акты.

Источниковеды разработали несколько принципов, на которых может базироваться классификация актового материала: по источнику права, на котором основывается акт; по тематическому принципу.

По источнику права выделяются:

Публично-правовые (светские и духовные);

Частные акты.

При этом деление актов на публично- и частно-правовые исходит из представления о четком разграничении частной и публичной (государственной) собственности.

По тематическому принципу выделяется содержание актов.

Каждый из этих принципов может быть удобен при изучении той или иной темы. Однако все они имеют свои недостатки, затрудняющие работу с конкретным материалом. Так, использовать мене дифференцированные классификационные системы удобнее, когда речь идет о систематизации материала, однако они становятся малопродуктивными в конкретном исследовании, поскольку выделенные группы обычно оказываются большими и не вполне определенными. Развернутые же классификации чаще всего слишком конкретизированы, что создает некоторые неудобства при их практическом использовании.

Один из крупнейших современных специалистов в области древнерусской дипломатики С.М.Каштанов, предложил свою классификацию древнерусских актов, в основу которой положил понятие вида. «Выполняя функцию воздействия на те или иные сферы общественных отношений, — отмечает С.М.Каштанов, — источник в соответствии с этой функцией принимает форму «чистого» или «смешанного» вида. Вид складывается из отдельных источников постепенно и стихийно. Объективность вида заключается в том, что одинаковые или близкие по своей природе общественные отношения в разных странах порождают близкие по виду или разновидности документы, и хотя вид дает лишь юридические основания для конституирования формы возникающего письменного источника, сам он обусловлен всей сложной системой экономических, политических и культурных связей, характерных для данного общества. Поэтому в основу классификации мы кладем вид. Понятие «публично-правовые акты» шире понятия «вид», ибо в состав публично-правовых актов могут входить документы нескольких видов:

Договорного; договорно-законодательного; договорно-распорядительного и др. «Частные акты» тоже не вполне ограничиваются одним видом. Кроме договорных частных актов есть и частные акты распорядительного характера. Отметим еще и категории письменных источников, которые трудно с уверенностью отнести к публично-правовым или частно-правовым. Это документы, в которых частные лица вступают в какие-то отношения с публичной властью, либо давая ей известные обязательства (договорный вид), либо обращаясь к ней с просьбой (просительный вид). Говоря об актах, мы ограничиваемся договорным видом и будем называть его документы публично-частными».3

Схема классификации С.М.Каштанова такова (в сокращенном виде):

I. Публично-правовые акты.

  1. Договорный вид;

  2. Договорно-законодательный вид;

  3. Договорно-законодательный вид с элементами частноправового распоряжения;

  4. Договорно-распорядительный вид;

  5. Распорядительный вид;

  6. Судебно-процессуальный вид;

  7. Регистрационно-учетный вид;

  8. Удостоверительный и договорно-удостоверительный виды;

  9. Рекомендательный вид.

Б. Акты церковных властей.

  1. Договорно-законодательный вид;

  2. Договорно-распорядительный вид;

  3. Распорядительной-агитационный вид;

II. Публично-частные акты.

Договорный вид.

III. Частные акты.

  1. Договорный вид;

  2. Распорядительно-договорный вид (с конца XVв.);

  3. Распорядительный вид (с XVIIв.).

IV. Делопроизводственные документы.

  1. Распорядительный вид;

  2. Распорядительно-рекоментадельный вид;

  3. Докладной вид;

  4. Протокольный вид;

  5. Отчетный вид;

  6. Вид писем.

V. Частно-публичные документы.

  1. Просительный и просительно-аппеляционный виды;

  2. Рекомендательный вид

VI. Частные письма

Приведенная классификация, охватывающая все разновидности актового материала XI-XVIIвв., не только полезна для определения методических особенностей работы с тем или иным видом, подвигом, более мелкими группами актов, но и дает наглядное представление о развитии комплекса актовых источников во времени.

III. Формулярный анализ актов.

Изучение актов начинается с анализа их внешней формы: материала, на котором написан документ, пользовался составитель грамоты, знаков, удостоверяющих документ. По результатам такого анализа делается вывод о подлинности данного акта. Однако это лишь начальный этап оценки данного акта как исторического источника. Основная работа по его изучению начинается с исследования внутренней формы — структуры и стилистики его текста.

Формуляром принято называть структуру текста, он более или менее стабилен и состоит из стандартных оборотов, расставленных в определенном порядке. Принято различать условный, абстрактный, конкретный и индивидуальный формуляры.

Под условным формуляром понимается наиболее общая схема построения документов в целом. Абстрактным формуляром называют общую схему построения документов определенной разновидности. Схематическая структура определенных небольших групп документов внутри разновидности именуется конкретным формуляром. Схему построения одного отдельно взятого текста принято называть индивидуальным формуляром.

В условном формуляре чаще всего выделяются следующие составляющие:

1) «начальный протокол»

  • инвокация, посвящени Богу, «богословие»;

  • интутитуляция, обозначения лица, от которого исходит документ;

  • инскрипция, обозначение адресата;

  • салютация, приветствие;

2) «основная часть»:

  • аренга, преамбула;

  • промульгация, нотификация, публичное объявление;

  • наррация, изложение обстоятельств дела;

  • диспозиция, распоряжение по существу дела;

  • санкция, запрещение нарушения документа;

корроборация, сведения об удостоверительных знаках документа;

3) «конечный проток»:

  • место и время выдачи;

  • аппрекация, заключение – благоположелание;

4) удостоверительная часть:

  • субскрипция, формула, выражающая существо удостоверительного действия;

  • сигнатура, подпись – личная или нотариальная.

Эти термины заимствованы из западноевропейских исследований, поэтому в древнерусской дипломатике они обычно приводятся в переводе. Хотя указанные части условного формуляра встречаются не в каждом конкретном документе и не всегда в перечисленном порядке, тем не менее использовать эту структуру очень полезно при предварительно анализе текста акта.

В соответствии с этой схемой и на основании анализа конкретного акта устанавливается его индивидуальный формуляр. Индивидуальные формуляры некоторого количества актов определенной разновидности позволяют выстроить абстрактный формуляр, а на его базе – типичную схему каждой части, из которых состоит акт данной разновидности. Схема, полученная таким путем является техническим средством, позволяющим изучить эволюции внутренней формы актов во времени и пространстве. Для этого элементы, из которых состоит абстрактный формуляр, сводят в таблицу под условными номерами. Если исследователя интересуют проблемы, связанные с временными изменениями, он размещает в хронологической последовательности данные каждого индивидуального акта, отмечая наличие или отсутствие всех выделенных элементов абстрактного формуляра исчезновение одних из них или, наоборот, появление других, отражает изменения, происходящие во внутренней структуре данной разновидности. Если же предметом изучения являются территориальные особенности формуляра, проводится такая же операция, но в таблицах уже выстраиваются ряды из данных, выявленных при анализе актов на одной территории. Затем результаты, полученные по разным регионам, сравнивают между собой.

Последующее прямое сличение текстов актов позволяет выявить формуляры групп источников, из которых состоит та или иная разновидность, другими словами, вывести конкретные формуляры. Воссоздание истории конкретных формуляров – основная задача дипломатического анализа внутренней формы актов.

Среди элементов и характеристик актов различаются реалии, формулы и описания. К первым относятся имена лиц и топонимы, ко вторым – устойчивые выражения, клише. Третьи включают более или менее оригинальные выражения, характеризующие какие-то особые обстоятельства или условия, а потому отличающиеся от обычных штампов.

Результаты, которые будут получены с помощью грамматически-дипломатического метода (членение текста на составляющие, его толкование), во многом зависят от того, насколько детально и обстоятельно проведен формулярный анализ, который представляет собой изучение структуры текста акта. Формулярный анализ может оказаться плодотворным методом исследования не только актового материала, но и других видов письменных источников: памятников законодательства, агиографических произведений. Грамматически – дипломатических принцип лежат в основе анализа индивидуальных актовых формуляров.

Заключение

Количество древнерусских актов, на первый взгляд значительное, существенно меньше, чем комплексы западноевропейских актовых источников. Так, опубликованная небольшая часть архива итальянского города Лукки всего за одно столетие (с середины XIII по середину XIVв.) насчитывает около 30000 документов, тогда как количество древнерусских актов за период с XII по XVвв. Насчитывает всего 2234 акта, причем более половины из них датируется второй половиной XVв. Лишь с XVIIв. Акты на Руси можно отнести (да и то с определенными оговорками) к массовым источникам.

По мере развития государственного аппарата и усложнения делопроизводственной практики акты становятся все более многочисленными и все более разнообразными. Их дифференциация позволяет на качественно новом уровне анализировать происхождение и эволюцию данного вида исторических источников как части исторического процесса в связи с выяснением их социальных функций.

Список литературы

1 См.: Источниковедение. Теория. История. Метод. Источники российской истории. М, 2000. с.249

2 См.: Там же с. 250

3 См.: Там же. С.252-253

Актовый формуляр (условный, абстрактный, конкретный и индивидуальный). Метод формулярного анализа.

⇐ ПредыдущаяСтр 10 из 36

Каждый акт имеет свой формуляр – внутреннюю структуру акта. Есть четыре основных типа формуляра, сложившихся еще в Средневековье. Условный формуляр – это идеальная модель акта, в которую вписывали 12 основных частей и считалось, что все акты должны соответствовать этому формуляру. Абстрактный формуляр – это формуляр какой-либо большой группы актов. Конкретный формуляр – это формуляр, касающийся небольшой группы актов. Индивидуальный формуляр – это формуляр конкретного акта. Назовем 12 частей условного формуляра:

1. Протокол (начальный протокол) – вводные положения

1. invocatio (инвокация, обращение к Богу); распространены инвокации в виде хризмона (лигатура ХР) или символьного изображения креста

2. intitulatio (интитуляция, оглашение титула человека, который (от имени которого) провозглашает документ)

3. inscriptio (инскрипция, указание того, кому обращен документ (адресата), который может быть индивидуальным или коллективный)

4. salutatio (салютация, приветствие)

2. Текст – основная часть акта

5. preambula (преамбула, она же аренда; объясняются с философской и/или теологической точки зрения цели составления акта, а также причину его составления в письменной форме)

6. narratio (наррация, рассказ о событиях, предшествовавших заключению акта)

7. notificatio (нотификация, она же публикация, торжественная формула, вводившая в действие акт)

8. dispositio (диспозиция, нормативные условия договора (то, как должно быть с принятием акта))

9. sanctio (санкция; она существовала в двух видах)

1. Светская санкция (проблемы в случае нарушения договора)

2. Коминация – религиозная санкция (угроза наказания со стороны Троицы, Иисуса Христа, Божьей Матери и т.п.; проклятие на голову нарушителя)

10. coroboratio (короборация, описание печати, которая привешивалась (если привешивалась) к документу)

3. Эсхатакол (конечный протокол) – заключительные положения

11. datum (датум, место и время создания акта)

12. apprecatio (аппрекация, дополнительные положения; в латиноязычных источниках обычно «Bene valete», в кириллистичных – «Аминь»)

Кроме основных частей формуляра на акте также могли быть подписи (субскрипции), печати, монограммы (обычно нотариусы), парафы (геометрические фигуры, сделанные одним росчерком пера), рюши (сложная геометрическая фигура, похожая на улей), а также знаки, подчеркивавшие торжественность документа, н-р папские эроды (специфический знак креста в круге) и коммы (большие золоченные запятые).

Формулярный анализ – основной тип работы с актовым источником. Смысл анализа заключается в том, чтобы определить части акта и извлечь из них информацию. Анализ формуляра – это установление времени и места совершения сделки, определение характера акта (частно- или публично-правовой).

Здесь важный момент заключается в том, что акт нужно изучать комплексно, не отделяя отдельные клаузулы (формулы) друг от друга. Вместе с тем нужно понимать, что кроме типовых формул в любом акте будут и его собственные, уникальные, которые больше нигде не встречаются, что связано с тем, что каждый акт имеет свои условия возникновения.

Анализ формуляра, его сравнение позволяет определить акт в одну из двух больших групп: акты настоящие и акты ненастоящие. Акты настоящие – это собственно оригиналы (аутентики) актов. Акты ненастоящие делятся на две большие группы: копии аутентиков и акты поддельные. Поддельные акты определяются прежде всего по нехарактерным для того времени особенностям формуляра.

14. Актовые материалы X – XIII вв. как источник по истории Беларуси.

До нас дошли три вида актов Древней Руси: международные договоры, церковные уставы, жалованные грамоты). Всего дошло 23 источника (количество списков), а реальное количество уникальных экземпляров значительно меньше. В период Руси зафиксированы договора с двумя цивилизационными группами: с Византией и с Ригой и Готским Берегом (западноевропейская традиция).

Всего дошло 4 договора Руси с Византией. Первый датируется 907 г. и был подписан сразу после похода Олега на Константинополь. Особенностью этого договора было то, что в нем было внесено положение заключения в наррацию (а должно было быть в диспозиции), где говорилось о выплате Византией контрибуции в пользу русских князей и городов – вассалов Олега. Шахматов доказал, что диспозиция договора 907 г. являлась компиляция договоров 911 и 944 г., произведенной летописцем. При этом Шахматов пошел дальше и считал, что в 907 г. договора вообще не было.

Договор 911 г. был заключен посольством князя Олега в 13 статьях и который был крайне выгоден для Руси, поскольку русским купцам позволялось торговать в Константинополе до 6 месяцев в году, на протяжении которых византийское правительство должно было обеспечивать их всем необходимым. Особенностью договора было то, что он указывал не только Олега, но и Игоря – формального правителя Руси, – а также княжну Ольгу. Уголовные положения между русскими и византийцами регулировались по «Закону русскому», но штрафы начислялись в византийских монетах.

Договор действовал до 941 г., когда византийцы начали его нарушать, что вызвало военные конфликты (941 и 944 гг.) между Русью и Византией. Этот договор был заключен посольством (24 посла, 29 гостей (крупных купца)) Игоря, Ольги и Святослава в Константинополе. Этот договор действовал до 972 г., когда был убит князь Святослав. Этот договор был хорошо проработан, но был менее выгоден для Руси. При этом он содержал и военно-политические статьи, касавшиеся Руси и Византии. При этом князь Святослав нарушил этот договор, когда стал врагом империи. Между ним и императором в 971 г. был заключен мирный договор, по которому Святослав уходил из Болгарии.

Этот договор не имел торговых статей, что обозначало продолжение действия торгового договора 944 г., а было только три статьи, которые подтверждали мир и союз Руси и Византии и уход Святослава из Болгарии. Далее отношения Руси и Византии регулировались церковными уставами.

Первый из них был заключен при браке Владимира и Анны в 988 г., который регулировал отношения в т.ч. Руси и Византии. Каштанов вообще называет этот устав «пятым договором с Византией». Князь по данному уставу устанавливал церковную десятину со своих владений, а также обещал безусловную поддержку церкви.

Второй устав принимался как договор между Ярославом Мудрым и митрополитом Илларионом, который в 1050 г. написал «Слово о законе и благодати», где воспевал Владимира Святого. В 1051 г. Илларион стал митрополитом, что дает период заключения источника в 1051-54 гг., между становлением Иллариона митрополитом и смертью Ярослава. Этот устав прежде всего был посвящен вопросам брака и развода. Этот устав был очень значимым источником, и в 1387 г. когда Ягайло собирался давать привилей католической церкви, то он сверялся с уставом Ярослава как с образцом.

Первый региональный церковный устав появился в Новгороде в период с 1132-37 гг., который приписывается Святославу Ольговичу. Еще один региональный устав были издан Ростислав Мстиславич для смоленской епархии. Он состоял из трех грамот, первая из которых выдеялется своей особо мощной санкцией. Ростислав добивается постановки смоленского епископства, смоленское епископство выделяется из переяславского и санкция заключается в том, что если князь вернет эти земли переяславскому епископству, то гореть ему в аду. Эта грамота обычно датируется 1136 г. Вторая грамота принадлежит епископу Мануилу и адресована Ростиславу Мстиславовичу, где указывается оформление епископства. Третья грамота называется «Погородье и почестье» и в ней описаны по городам объемы десятины. Эти документы имеют большое значение для изучения деятельности православной церкви.

С XII века появляются жалованные грамоты, которые были выданы Юрьеву и Пантелеймонову монастырям Новгородской земли. Монастырю в этих грамотах передавались земли, села, смерды и даже большие серебряные блюда для богослужений. На Беларуси жалованные грамоты такого типа доходят до нас только с периода ВКЛ, но есть косвенные свидетельства о том, что они были раньше.

В 1222 г. Мстислав Давидович Смоленский посылает двух своих представителей – дружинника Пантелея и священника Еремея – от лица Смоленска, Полоцка и Витебска с предложением мира в Ригу и на Готский берег (Готланд, принадлежит Швеции). В Риге послы встретились с представителем архиепископа Рольфом из Касселя и Томашем Смолянином – немцем, который долго жил в Смоленске. Считается, что Т.Смолянин был автором договора между княжествами и архиепископом. Из Риги послы отправились в Висби, столицу Готланда и торгового соперника Риги. В Висби был заключен договор между княжествами с одной стороны и Рингой и Готландом с другой, который действовал до вт.пол. XIV в. Сохранилось 6 экземпляров этого договора, в т.ч. и оригинал. Все они написаны на древнерусском языке с элементами старобелорусского. Договор имел 35 статей, причем разделение это является более поздним. Этот договор в основном говорил о торговых отношениях, правах и обязанностях купцов.

В Полоцке в XIII веке действуют две канцелярии. От княжеской канцелярии до нас дошло 2 документа. Они дошли до нас благодаря деятельности князя Витовта, когда по обычаю заключение нового договора предварялось снятием копий с предыдущих договоров. Первый из этих договоров – это договор князя Герденя. Он не называется полоцким князем, поэтому многие исследователи считают его не князем Полоцка, а князем-посредником. Данный договор датируется 22/28.12.1263/4 года.

Этот договор подтверждал границы княжества и Ливонского ордена. Этот договор устанавливал, что замок Розитен (совр. город Рожица) остается в руках Ливонии. Второй договор – это договор 1265 г. князя Изяслава. Данная дата установлена через то, что в договоре указывается, что Изяслав является вассалом князя Войшелка. Особенность этого договора в том, что он дается не только от имени Полоцка, но и Витебска. Этот договор носил в основном торговый характер, в нем стояли вопросы о некачественных товарах, которые предполагалось отсылать обратно. Там устанавливались границы между Полоцком, Витебском и Ливонским орденом. Указывалось, что Двина должна быть свободна для купцов.

По поводу связей с другими источниками. Тексты договоров прежде всего находятся в ПВЛ, куда они были включены летописцем. Многие положения Русской правды содержат отсылки на действующие церковные уставы (особенно в области семейного права).

Date: 2016-07-05; view: 632; Нарушение авторских прав

Понравилась страница? Лайкни для друзей:

Источниковедческий анализ частных и публично-правовых актов

Изучение документов договорного характера в России имеет длительную историю. Еще до конца XIX в., когда источниковеде­ние оформилось в самостоятельную отрасль исторической науки, сложилась вспомогательная историческая дисциплина, предметом изучения которой были акты. Эту дисциплину называли диплома­тикой (от лат. diplomatica — относящийся к дипломатам, т.е. раз­ного рода документам). В настоящее время предмет дипломатики вошел в источниковедение, в рамках которого продолжается изу­чение происхождения, формы и содержания вида исторических источников. Одной из важных задач источниковедческого анализа средне­вековых актов является их датировка, поскольку документы до начала XVI в. и их позднейшие копии не имели указаний на время их созданияк. Датировка документа является одним из первона­чальных этапов изучения источника. Лишь после установления твердых хронологических оснований можно приступать к выясне­нию обстоятельств и причин возникновения актов.

Определить время написания оригинала акта или его списка, не имеющего точной даты, можно несколькими способами. Прежде всего ученые используют относительные шкалы датировок. В насто­ящее время основательно разработаны две шкалы: с временными изменениями рисунков письменных знаков (этим занимается па­леография — вспомогательная историческая дисциплина, предме­том изучения которой является графика рукописных источников) и с временными изменениями водяных знаков бумаги (этим зани­мается филигранология — вспомогательная историческая дисцип­лина, предметом изучения которой являются водяные знаки бума­ги). При датировке рукописных источников на бумажном носителе информации, в том числе и актов, обычно бывают задействованы обе эти шкалы. Анализ писчего материала, на котором сохранился текст, и графики документа позволяет определить относительную, а не абсолютную дату возникновения списка акта или создания подлинника (если мы имеем дело с оригиналом). Например, в ко-пийной книге представлены разновременные акты. Если абсолют­ной даты создания самой книги нет, то все списки актов, входя­щих в нее, датируются на основе палеографических и филиграно-логических примет. Если книга создана единовременно, то списки всех разновременных актов будут датированы одинаково.

При определении времени возникновения текста договора ис­пользуется информация о каждой сделке. Сочетание имен историчес­ких персонажей, наименований географических объектов и усло­вий договора встречается только в этом документе. Например, многие акты датируются по годам игуменства и княжения тех или иных лиц, выступавших одной из договаривавшихся сторон.

Необходимая индивидуальная информация об этих людях из­влекается из других источников, чаще всего летописей, где есть привязка события и его участников к абсолютной дате, или актов с абсолютной датировкой.

Датировать грамоты помогает и сфрагистика — вспомогатель­ная историческая дисциплина, изучающая печати. Так, в одной из двух духовных грамот великого князя Дмитрия Ивановича нет даты. Датировку документа основывают на упоминании в тексте духовной сына Дмитрия Ивановича Василия, который родился 30 декабря 1371 г., и на печати митрополита Алексея, которой скреплена грамота. Митрополит скончался в 1378 г. Следователь­но, духовная была составлена между 1371 и 1378 гг.

В настоящее время уточняется методика датирования не еди­ничных текстов, сохранившихся в оригинале или списках, а со­вокупности актов, происходящих из одного региона. Методика начала разрабатываться еще на рубеже XIX—XX вв. на базе 157 частных актов, происходящих из Двинской земли и возникших в период независимости Новгорода. Крайние хронологические пре­делы их появления — с конца XIV в. до 1478 г. На основе многих наблюдений (упомянутых в актах событий, имен, печатей и т.д.) внутри совокупности актов были выделены хронологические груп­пы. Однако более внимательное изучение состава лиц, упомяну­тых в грамотах несколько раз, уточнение времени их деятельно­сти позволяют составить временную шкалу относительно имен этих лиц. В конечном счете в распределение грамот по хроноло­гическим группам удается внести значительные коррективы.

В источниковедении выработан общевидовой метод изучения актов, который называется дипломатическим, или формулярным анализом. С его помощью изучаются внутренняя структура и сти­листические особенности текста источника. Метод основан на та­кой особенности формы исторического источника, как последо­вательное расположение устойчивых юридических формул, пере­дающих существо договора.

Инструментом формулярного анализа служит общая схема по­строения договорного документа. Все компоненты договора пред­ставлены в так называемом условном формуляре. Условный фор­муляр можно назвать идеальной моделью договорного документа. Эта модель состоит из трех частей: начального протокола, основ­ного текста и конечного протокола. Каждая из них в свою очередь дробится на компоненты.

Начальный протокол включает:

инвокацио (посвящение Богу, Троице, Богородице);

интитуляцио (указание лица, от которого исходит документ);

инскрмпцио (указание лица, к которому адресован документ);

салютацио (приветствие).

В основную часть входят:

аренга (преамбула, сообщающая о внешних мотивах составления документа);

промулгацио (требование о том, чтобы изложенное в документе стало известно тем, кому следует это знать);

наррацио (описание обстоятельств, непосредственно предшество­вавших составлению документа);

диспозицио (условия сделки);

санкцмо(запрещение нарушать документ);

корроборацио (удостоверение о скреплении документа подписью, печатью).

Конечный протокол включает:

датум (указание на место и время выдачи документа);

аппрекацио (удовлетворение по поводу совершения документа).

Тексты реальных договорных документов отличаются от услов­ного формуляра. В них некоторые компоненты могут отсутствовать или располагаться в иной последовательности.

В формулярном анализе главной является проблема соотно­шения условного формуляра с индивидуальным отдельно взя­тым конкретным текстом. В отличие от условного формуляра, который делится на компоненты, реальный индивидуальный акт распадается на статьи — законченные по мысли выражения. Ста­тьей может быть одно или несколько грамматически самостоя­тельных простых или сложных предложений. По своему назначе­нию статьи делятся на сакральные, мотивировочные, содержа­щие обращение, уведомительные, описательные, договорные, указные, просительные, процессуальные, удостоверительные. Это деление соответствует делению условного формуляра на компо­ненты. Например, слова «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа», начинавшие тексты духовных, жалованных, купчих и ряда дру­гих грамот, соответствуют инвокацио условного формуляра. Здесь одно предложение составляет статью. Статья может состоять и из нескольких предложений. Например, корроборацио в ряде гра­мот может включать указания на печати, скреплявшие документ, и на свидетелей сделки. В данном случае статья будет состоять из нескольких грамматических предложений: «И о(те)ць мои Олек-сеи, митрополитъ всея Рус(и), и пть свою при к сей грамоте. А послух(и) на сю грамоту: Тимофеи околничии… Фе-доръ реевич. А грамоту п(и)салъ дьякъ Нестеръ».

Таким образом, сопряжение условного и конкретного формуляров по своей сути является смысловым и грамматическим разбором тек­ста договора. Предложения реального текста могут распадаться на более мел­кие части — обороты, обороты — на элементы, а элементы — на характеристики, состоящие, в свою очередь, из штампов и реалий. На основе изучения ряда одинаковых по условиям договора текстов выводится конкретный формуляр (т. е. схема построения) небольших однотипных групп документов внутри разновидности, например, жалованных несудимых грамот. Следующая ступень обобщения — создание абстрактного формуляра для определен­но й разновидности актов (к примеру, жалованных грамот, предо­ставлявших податной и судебный иммунитет).

Таким образом, каждый из формуляров имеет свое назначение. Условный формуляр служит инструментом сравнительного ана­лиза внутренней формы актов различных разновидностей, а кон­кретные формуляры определяют изменения внутренней формы актов данной разновидности во времени и пространстве. «Члене-ние текста на статьи и приведение этого членения в некоторое соотношение со схемой условного формуляра есть, разумеется, лишь начальная стадия анализа документа, но без нее невозмож­ны: какие-либо сравнения изучаемого источника с другими, а также исследование эволюции формы и содержания документов опре­деленной разновидности»

Если формулярный анализ нацелен, в первую очередь., на изу­чение внутреннего построения актов, то с помощью текстологи­ческого анализа выясняется социальное и политическое происхож­дение отдельно взятого акта определенной разновидности или не­скольких актов.

Сравнение текстов показывает, что возникновение нового, на­пример, публично-правового акта в Средневековье было связано с переработкой предшествующих актов. Текстологический метод позволяет проследить развитие текста определенной разновидности и соотношение этого развития с эволюцией смежных формуляров, а также установить степень новизны или устойчивости формуляра каждого конкретного акта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *