Процесс становления социально гуманитарных наук

Становление социально-гуманитарных наук

Основные понятия: социально-гуманитарное познание, социальные науки, гуманитарные науки, натурализм, антинатурализм, герменевтика, феноменология, науки о духе, деконструкция, постмодернизм.

Социально-гуманитарное познание — целостный процессприобретения и развития знаний о человеке и обществе. В XIX в. социально-гуманитарное знание обрело дисциплинарную структуру, с которой мы имеем дело по сей день. Получение объективных знаний о социальной реальности стало дисциплинарно организованным путем разделения сфер общества и изучающих их дисциплин.

Этапы формирования социально-гуманитарного знания:

1. Классический этап в развитии социальных и гуманитарных наук трактуется учеными неоднозначно. Если понимать гуманитарные науки как науки, изучающие продукты любой деятельности чело­века, прежде всего, продукты духовной, творческой деятельности, а социальные науки как науки, изучающие социальные институ­ты общественно-политической, экономической и правовой и других форм жизнедеятельности человека, то к классическому этапу их развития следует отнести время от возникновения философии в Древней Греции (VI век до н.э.) до немецкой классической фи­лософии (XIX век) включительно.

Другая точка зрения на классическую науку в целом и ее соци­ально-гуманитарную составляющую ограничивает классический этап развития периодом с XVI века по вторую половину XIX века. При этом выделяется Новое время с XVII по XVIII век как время закладки фундаментальных основ, идей, принципов науки. На этом этапе социально-гуманитарные науки развиваются в рамках философии истории (Вико, Гердера, Сен-Симона, Гегель).

В этот период развития науки соци­ально-гуманитарные науки подражают в своей методологии есте­ственным наукам, такой подход называется натурализмом– подход, согласно которому природные закономерности принимаются за универсальный принцип объяснения всех явлений, происходящих в обществе и связанных с человеческими формами бытия. Даже мораль, кра­сота в контексте натурализма объясняются с помощью законов природы. Так, есть теории, в которых законы общества объясня­лись условиями климата, расовыми особенностями людей и дру­гими природными факторами; мораль сводилась к биологическим особенностям организма человека, ее законы отождествлялись с физиологическими и психологическими законами «человеческо­го естества», а красота и право выводились из космических зако­нов и т.д.

Основные принципы натурализма в социально-гуманитарных науках:

· жесткая при­чинно-следственная связь в изучении духовных явлений,

· строгая количественная оценка в изучении социума,

· стремление к созда­нию единственно верной науки о человеке и обществе и т.д.

2. Неклассический этап в развитии социальных и гуманитарных наук, который начинается с середины (особенно последней чет­верти) XIX века, характеризуется тем, что в общественных науках происходит переход от натурализмак антинатурализму -подходу к анализу общества, который противостоит естественнонаучной модели и основывается на допущении в мире человека свободы воли, творчества и случайности.Возника­ют новые подходы к пониманию сущности социально-гуманитар­ного знания, его предмета и методов. Быстрый рост с конца XIX века экономических, политических, социологических, психоло­гических, философских и особенно культурологических знаний привел большинство исследователей к мысли о принципиальном отличии социально-гуманитарных наук от физико-математичес­ких и, шире, естественных наук, о невозможности использовать в социально-гуманитарных науках методологические установки наук естественных. Идею об особом статусе наук о «душе человека» от­стаивали уже А. Шопенгауэр, С. Кьеркегор, Н.А. Бердяев и мно­гие другие философы XIX-начала XX века.

Но специально проблему особого статуса социально-гумани­тарных наук рассматривали В. Дильтей, Г. Зиммель, А. Бергсон (представители «философии жизни», а также Г. Риккерт, В. Виндельбанд (представители «баденской школы» неокантианства), Э. Гуссерль и другие. В трудах этих уче­ных появились новые идеи, противоположные натурализму и со­ставившие теоретико-методологический «костяк» неклассического этапа в развитии социально-гуманитарных наук. В. Виндельбанд И Г. Риккерт выдвинули теорию о наличии двух классов наук: исторических или «наук о культуре» и естественных. Первые являются идеографическими, т.е. описывающими индивидуальные, неповторимые события (социально-гуманитарные науки), вторые – номотетическими, т.е. фиксирующими общие, повторяющиеся, регулярные свойства изучаемых объектов, абстрагируясь от индивидуальных свойств (естественные науки).

Неклассический этап развития характерен тем, что стал доминировать направлен­ность знания на изучение жизни людей, а не жизни природы. Эта направленность натолкнула исследователей на ряд теоретических и методологических установок, обобщений, имеющих значимость и в сегодняшней социально-гуманитарной науке.

Значимые идеи неклассического периода развития социально-гуманитарных наук:

Ø В отличие от природы, о которой мы не можем ска­зать, с какой целью она возникла и есть ли эта цель, где границы природы и есть ли они вообще, почему законы природы именно такие, а не другие, границы, цели, законы культуры гораздо более понятны с точки зрения исторического происхождения конкрет­ного содержания явлений, их целенаправленности.

Ø В деятельности людей и продуктах этой деятельности (т. е. в культуре) нет таких же всеобщих, устойчивых «вечных» зако­нов, какие мы открываем в природе и используем для объяснения соответствующих природных явлений и процессов. Поэтому соци­ально-гуманитарные науки не столько вскрывают законы общества и духа, не столько описывают и систематизируют факты, сколько выявляют их смысл и ценность. Они не могут использовать метод беспристрастного анализа и изложения, так как огромное значение приобретает личный опыт ученого.

Ø Явления духа, социальные явления поддаются ко­личественным методам изучения только в ограниченном виде, применение этих методов не дает того гносеологического эффек­та, который присущ им в естественных науках. Цифровые данные и факты всегда интерпретируются и оцениваются в социально-гуманитарных науках неоднозначно. Например, рост рождаемости или ее падение интерпретируются по-разному в теориях Мальтуса и Маркса, а приверженность идее монетизации экономики по-разному оценивается не только в различных политических, но и в экономических теориях, и т.д.

Ø Социально-гуманитарные науки включают в про­цесс познавательной деятельности диалог как методологический прием. Кроме того, в этих науках нет и не может быть одной общепризнанной всем мировым науч­ным сообществом теории: споры, дискуссии выражают сущность «человекознания» в большей степени, чем согласие. Фундамен­тальные основы философии, культурологии, экономики, полити­ки и др. имеют ярко выраженный дискуссионный характер.

Ø Социально-гуманитарные науки на этапе неклассики использу­ют такие методы изучения процессов и явлений культуры, истории, духовной сферы жизни человека и общества, которых не было на этапе классики. Это, прежде всего, феноменологическийигерменевтический методы. Указанные методы способны прояснить индивидуально-лич­ностные, неформализируемые и даже интуитивно выражаемые сто­роны социального.

Ø Социально-гуманитарное знание не общезначимо, поскольку в общезначимом знании нет души человека, чувства человека, лич­ности человека. Общезначимое знание — синоним научного, рацио­нального и (к сожалению) «оторванного» от личности знания. Ос­нова «истинного» «человекознания» — это понимание, которые позволяют сохранить человеческое в человеке (В. Дильтей). Ученый-естествоиспытатель знает, а философ, психолог понимают.

3.Постнеклассический этап в развитии социально-гуманитарного знания связан с новыми явлениями в области искусства, информации, науки, социально-поли­тических процессов, что породило новые варианты осмысления мира и новое выражение самоощущения человека современной эпохи. Начинается с 60-ых гг. XX века, связан с именами известных западных (преимущественно французских и американских) мыслителей-постмодернистов(Р. Барт, Ж. Батай, Ж. Делез, Ж. Деррида, Ж. Лиотар, М. Фуко и др.).

Новые идеи постнеклассической социально-гуманитарной науки:

1). Выдвигается идея ценности хаоса и «беспорядочного мира». На смену идее упорядоченности мира приходит идея «привнесения хаоса в порядок». Мир теряет свой стержень, теряет свой смысл, теряет порядок и разумность. В мире все больше информации и все меньше смысла, говорил Ж. Бодрийяр, философ постмодерна. Отсюда в культуре современного мира теряется «вера в смысл», и сознание общества выступает как продукт осмысления хаоса — «бессмысленного бытия». Поскольку смысл связан с порядком, утрата смысла означает и утрату порядка.

2). Отказ от разума, отказ признавать ценность познаватель­ной истины. Поскольку деятельность разума проявляется с помощью вербаль­ного языка, постмодернисты предлагают преодолеть диктат зако­нодательного (научного) разума посредством «деконструкции це­лостных текстов» и «языковой анархии». Деконструкция — это процедура расслоения, разборки, разложения лингвистических, этимологических, исторических и других структур высказываний и текстов с целью выявления существующей в скрытом виде «инаковости другого».

3). Новое понимание свободы как «сво­боды от чего бы то ни было», т.е. свободы от всяких норм и тради­ций жизни общества, от любых авторитетов и, прежде всего, авто­ритета государства, религии, этики. В ряду таких принципов свободы стоит и свобода от любой общепринятой научной мето­дологии, а также «свобода от разума». Такая «свобода» якобы из­бавит человечество от всякого диктата, что является «главной це­лью человечества», по мнению теоретиков постмодерна.

4) Отказ от твердых значений слов, «диктатуры языка». Доминирующей становится идея «игры» с вербальными знаками, что на практике приводит к элиминации из текстов и рассужде­ний логики, к стремлению «жить не по правилам», ироническому и пародийному отношению к любому явлению человеческой куль­туры. Так, Лиотар считал, что любое знание есть «языковая игра», где действуют принципы свободы, воображения, где субъект при­нимает ответственность за правила игры, которые он же сам и вво­дит. Главное в знании — новизна говорения, которая способна при­нести наслаждение.

В целом, постнеклассический этап в развитии социально-гу­манитарного знания к настоящему времени себя исчерпал. Глав­ная идея постнеклассики — деконструкция не привела к созданию новых позитивных идей и выродилась в разрушение различных структур ради самого разрушения. Однако ряд тем и проблем, под­нятых философами постмодерна, обратили на себя внимание ученых. В частности, идеи постмодерна были учтены в теории «нелинейной динамики культуры», теории катастроф Р. Тома, способствовали принципиально новой интерпретации феноме­на темпоральное в синергетике и т.д.

Резюме:примерно с начала XIX в. начинается процесс формирования социально-гуманитарных наук. До этого науки об обществе и культуре были частью философского знания и подчинялись натуралистскому подходу, в соответствие с которым природные закономерности принимаются за универсальный принцип объяснения. Во второй половине XIX в. была открыта собственная предметная область социально-гуманитарных наук (общество, культура, язык, человек и пр.), что потребовало не объяснять, но понимать, искать не законы, но закономерности. Так появился антинатуралистский подход, основывающийся на допущении в мире человека свободы воли, творчества и случайности. Большой вклад в становление социально-гуманитарных наук внесли представители баденской школы неокантианства (Риккерт, Виндельбанд), представители философии жизни (Дильтей). Современные социально-гуманитарные науки развиваются в рамках постмодернизма, главными идеями которого стали свобода от ценностей, смыслов, игра со знаками, хаос, деконструкция, отказ от разума и причинности.

Вопросы для самопроверки и обсуждения.

1. Когда зародилась наука? Какие имеются точки зрения на проблему ее возникновения?

2. Какие этапы проделала наука на пути своего окончательного оформления в науку?

3. Каковы достижение восточной преднауки? Что не позволило ей стать собственно наукой?

4. Какую роль сыграла Древняя Греция в становлении теоретической науки?

5. Чем принципиально стала отличаться античная математика от математики древневосточных цивилизаций?

6. Какие принципы науки были заложены в Древней Греции?

7. Какой вклад внесла средневековая западная и арабская наука?

8. Какие авторы, идеи и учения повлияли на окончательное оформление науки?

9. Что составляет основу классической новоевропейской науки?

10. В чем заключалась сущность ньютоновского метода?

11. Является ли классический тип науки однородным по своим принципам и идеям?

12. Что составляет основу второго этапа классической науки? Какие учения повлияли на изменение основ классической науки?

13. Какие фундаментальные научные революции привели к переходу к неклассической науке?

14. Какие идеи и принципы формируют неклассическую науку?

15. Что такое постнеклассическая наука? Чем она принципиально отличается от классической и неклассической науки?

16. Какого рода причинность лежит в основании классической, неклассической и постнеклассической науки?

17. Когда появились социально-гуманитарные науки?

18. В чем принципиальное отличие натурализма от антинатурализма в отношении социально-гуманитарных наук?

Формирование социально-гуманитарных наук.

Уже с первой половины XIX века начался активный процесс формирования социально-гуманитарных наук. Их целью провозглашается не только познание общества, но и участи в его регуляции и преобразовании. Исследуются как общество в целом, так и отдельные его сферы с целью найти определенные технологии управления социальными процессами. Методологические проблемы социального познания стали активно разрабатываться в рамках самой системы «наук о культуре» с опорой на те или иные философско-методологические преставления.

В XVI – начале XVII в. для данных наук познавательный идеал научности выступал как дедуктивно построенная математическая система, а реальным эталоном, образцом теории являлась геометрия Евклида. Этому образцу пытались подчинить и гуманитарное познание.

Позднее, вплоть до конца XIX в., эталоном научности стала классическая механика с присущим ей четким разделением всех знаний на два уровня: теоретический и эмпирический. Система объектом науки выступает как механическая модель определенным образом взаимодействующих частиц. Этот познавательный идеал и «метод принципов» Ньютона нередко распространялись и на общественные дисциплины.

Т.к. механика (и тесно связанная с ней математика) были в XVI-XVII вв. наиболее зрелыми и успешно развивающимися отраслями знания, то возникло стремление на основе законом механики познать все явления и процессы действит-ти, в том числе социальные, и даже построить философию (этика Спинозы, «доказанная в геометрическом порядке»).

Функционирование механической картины мира в качестве общенаучной исследовательской программы проявилось не только при изучении различных процессов природы, но и по отношению к знаниям о человеке и обществе, которые пыталась сформировать наука XVII-XVIII вв. Конечно, рассмотрение социальных объектов в качестве простых механических систем – это сильное упрощение. Данные объекты – сложные развивающиеся системы (с включением в них человека и его сознания), которые требуют особых методов исследования. Однако чтобы выработать такие методы, наука должна была пройти длительный путь развития.

Вплоть до конца XIX в. господствующей тенденцией в методологии гуманитарных наук был натурализм – универсализация принципов и методов естественных наук при решении проблем социального познания. Развитие общества объяснялось либо механическими, либо различными природными факторами (климат, географическая среда), биологическими и расовыми особенностями людей и т.д. Однако стремление объяснить развитии общества законами природы, игнорируя собственно социальные закономерности, все более выявляло свою односторонность и ограниченность.

Кризис натуралистического подхода в конце XIX – начале ХХ в. был связан с осознанием различий природы и культуры».

Итак, к концу XIX – началу ХХ в. стало очевидным, что науки о культуре должны иметь свой собственный концептуально-методологический фундамент, отличный от фундамента естествознания. Этот тезис особенно активно отстаивали два философских направления – баденская школа неокантианства и «философия жизни».

Философия жизни – направление, сложившееся в последней трети XIX в., ее представителями были Дильтей, Ницше, Зиммель, Бергсон, Шпенглер и др. Возникла как оппозиция классич. рационализму и как реакция на кризис механистического естествознания и обратилась к жизни как первичной реальности, целостному органическому процессу.

Понятие жизни понимается и в биологическом, и в космологическом, и в культурно-историческом планах. Так, у Ницше первичная жизненная реальность выступает в форме «воли к власти». Для Бергсона жизнь – это «космический жизненный порыв», сутью которого является сознание или сверхсознание. У Дльтея и Зиммеля жизнь выступает как поток переживаний, но культурно-исторически обусловленных.

Однако во всех трактовках жизнь представляет собой целостный процесс непрерывного творческого становления, развития, противостоящий механическим неорганическим образованиям, всему определенному, застывшему и «ставшему». Вот почему большое значение в философии жизни имела также проблема времени, как сути творчества, развития, становления.

Основателями и лидерами баденской школы неокантианства были Вильгельм Виндельбанд (1848-1915) и Генрих Риккерт (1863-1936).

Они строили свои концепции не на модели математического естествознания, а на материале социально-исторического познания («науки о духе», «науки о культуре»). В центре интересов представителей баденской школы – проблемы специфики социального познания, его форм, методов, отличия от естественных наук и т.д. Однако они не «чурались» исследований методологических проблем естествознания и математики – с целью их сравнения с методологией гуманитарных наук.

Анализируя специфику социально-гуманитарного знания, Риккерт указывал следующие его основные особенности: предмет – культура (а не природа) – совокупность фактически общепризнанных ценностей в их содержании и систематической связи; непосредственные объекты его исследования – индивидуализированные явления культуры с их отнесением к ценностям; его конечный результат – не открытие законов, а писание индивидуального события на основе письменных источников, текстов, материальных остатков прошлого; сложный, очень опосредованный способ взаимодействия с объектом знания через указанные источники; для наук о культуре характерен идиографический (индивидуализирующий) метод, сущность которого состоит в описании особенностей существенных исторических фактов, а не их генерализация (построение общих понятий), что присуще естествознанию – номотетический (генерализирующий) метод (это главное различие двух типов знания).

И гуманитарные, и естественные науки применяют абстракции и общие понятия, но для первых –это лишь вспомогательные средства, ибо их назначение – дать конкретное, максимально полное описание исторического неповторимого феномена. Для вторых общие понятия в известном смысле – самоцель, результат обобщения и условие формулирования законов.

Формирование социально-гуманитарных наук

Уже с первой половины XIX в. начинается активный процесс формирования социально-гуманитарных наук. Их целью провозглашается не только познание общества, но и участие в его регуляции и преобразовании. Исследуются как общество в целом, так и отдельные его сферы с целью найти определенные технологии управления социальными процессами. Методологические проблемы социального познания стали активно разрабатываться в рамках самой системы «наук о культуре» с опорой на те или иные философско-методологические представления.

Однако давление на гуманитарные науки давало сильно о себе знать – прежде всего со стороны математического естествознания, особенно механики. Но нарастало — и чем дальше, тем больше – и сопротивление этому давлению внутри самих этих наук.

Краткий ретроспективный взгляд на зарождение и формирование гуманитарных наук показывает следующие особенности этого процесса. В XVI–начале XVII в. для данных наук познавательный идеал научности выступал как дедуктивно построенная математическая система, а реальным эталоном, образцом теории являлась геометрия Евклида. Этому образцу пытались подчинить и гуманитарное познание.

Позднее, вплоть до конца XIX в., эталоном научности стала классическая механика с присущим ей четким разделением всех знаний на два уровня: теоретический и эмпирический. Система объектов науки выступает как механическая модель определенным образом взаимодействующих частиц. Этот познавательный идеал и «метод принципов» Ньютона нередко распространялись и на общественные дисциплины.

Поскольку механика и тесно связанная с ней математика были в XVI–XVII вв. наиболее зрелыми и успешно развивающимися отраслями знания, то возникло стремление на основе законов механики познать все явления и процессы действительности, в том числе социальные, и даже построить философию (этика Спинозы, «доказанная в геометрическом порядке»). Выйдя за пределы естествознания, математические и механико-атомистические идеалы и методы познания постепенно проникали в социально-гуманитарные науки.

Функционирование механической картины мира в качестве общенаучной исследовательской программы проявилось не только при изучении различных процессов природы, но и по отношению к знаниям о человеке и обществе, которые пыталась сформировать наука XVII–XVIII вв. Конечно, рассмотрение социальных объектов в качестве простых механических систем – это сильное упрощение. Эти объекты – сложные развивающиеся системы (с включением в них человека и его сознания), которые требуют особых методов исследования.

Однако чтобы выработать такие методы, наука должна была пройти длительный путь развития. В XVIII в. для этого не было необходимых предпосылок. Научный подход в эту эпоху отождествлялся с теми его образцами, которые реализовались в механике, а потому естественным казалось построение науки о человеке и обществе в качестве своего рода социальной механики на основе применения принципов механической картины мира.

Вплоть до конца XIX в. господствующей тенденцией в методологии гуманитарных наук был натурализм – универсализация принципов и методов естественных наук при решении проблем социального познания (об этом выше шла речь).

К концу XIX–началу XX в. стало уже очевидным, что науки о культуре должны иметь свой собственный концептуально-методологический фундамент, отличный от фундамента естествознания. Этот тезис особенно активно отстаивали два философских направления – баденская школа неокантианства и философия жизни.

«Философия жизни» – направление, сложившееся в последней трети XIX в., ее представителями были – Дильтей, Ницше, Зиммель, Бергсон, Шпенглер и др. Возникла как оппозиция классическому рационализму и как реакция на кризис механистического естествознания. Обратилась к жизни, как первичной реальности, целостному органическому процессу. Само понятие жизни многозначно и неопределенно, дает простор для различных трактовок. Однако во всех трактовках жизнь представляет собой целостный процесс непрерывного творческого становления, развития, противостоящий механическим неорганическим образованиям, всему определенному, застывшему и «ставшему».

Научному познанию и его приемам противопоставляются внеин-теллектуальные, интуитивные, образно-символические способы постижения (иррациональные в своей основе) жизненной реальности – интуиция, понимание и др. Наиболее адекватным способом выражения жизни считаются произведения искусства, поэзия, музыка, вчувствование, вживание и другие внерациональные способы освоения мира.

Дата добавления: 2016-03-15; просмотров: 636;

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *