Поздняя римская республика

(все даты — до н.э.)

В 265 году Рим контролировал всю Италию к югу от границы с Цизальпинской (т.е находящейся «по эту сторону» Альп) Галлией которая проходила по небольшой речке Рубикон. Это была территория площадью более 50 000 квадратных миль, с населением около 4 миллионов человек.

Период поздней республики начинается с выходом Римского государства за пределы Италии, т.е. с 60-х годов 3 века до н.э., когда Рим начал войны за господство в Средиземноморье. Решающими этапами этой борьбы стали разрушение Карфагена и превращение Греции и Македонии в римские провинции. В это же время, в связи с необходимостью идеологического обоснования масштабных завоевательных войн, начинает складываться особое отношение к Риму как к носителю предначертанной богами миссии владыки мира. Римский народ теперь считается избранным и наделенным особыми добродетелями — мужеством, стойкостью, верностью.

Первым препятствием на пути Рима в Средиземноморье стал Карфаген, который римляне называли Пуни (латинский вариант названия Финикии, страны, откуда произошли жители Карфагена). В результате трёх войн между двумя державами, Рим уничтожил Карфагенское государство и включил его территорию в состав республики. Это позволило ему продолжить экспансию в другие районы Средиземноморья. Итогом завоеваний 3-1 веков до н.э. стало превращение Рима в мировую державу, а Средиземного моря — во внутреннее римское море.

Карфаген. Реконструкция

Первая Пуническая война (264-241 годы) закончилась поражением Карфагена, но не решила всех противоречий между двумя государствами. В сущности, это была только схватка из-за Сицилии. Во время этой войны Риму пришлось значительно развить судостроение и укрепить свой флот. А начало было положено захватом севшей на мель карфагенской квинквиремы. Римляне просто разобрали и скопировали ее.

Квинквирема

Повод для начала военных действий представился неожиданно. Правитель Сиракуз нанял себе группу головорезов из Кампании. После его смерти в 289 году они внезапно остались без дела. Отправившись обратно в Италию, они по пути оказались в богатой, спокойной и доверчивой Мессане. Город был захвачен и превращен ими в свою собственность. Через несколько лет, не справившись своими силами, Сиракузы призвали Карфаген для изгнания захватчиков Мессаны. Тогда бывшие наемники, в свою очередь, обратились к Риму. Римский сенат оказался в замешательстве. Помочь преступникам? Однако, решение о содействии оказалось единогласным. Причина, конечно, была в другом. Дион объясняет, что Мессана оказалась не более, чем простым предлогом: «На самом деле все было не так. Карфагеняне, которые долго были великой державой, и римляне, которые теперь быстро набирали силу, ревностно следили друг за другом. Они втянулись в войну, отчасти желая постоянно захватывать все больше и больше земель — в соответствии с правилом, что самые успешные те, кто наиболее деятельные, — отчасти из-за страха. Обе стороны думали одно и то же, а именно, что спасти свои владения можно только путем приобретения чужих».

Исторически на Средиземном море Карфаген обладал самым могущественным и практически непобедимым флотом. Поэтому римлянам, не способным тягаться с карфагенянами в мореходном искусстве, пришлось пойти на хитрость, превратив морской бой в подобие сухопутного сражения. Консулом Гаем Дуилием было придумано абордажное устройство, названное вороном, — трап с шипом на внутренней поверхности, крепившийся на поворотном механизме на носу корабля. При сближении кораблей трап резко опускался на палубу судна противника, шип вонзался в нее и корабли намертво соединялись друг с другом. После этого римским воинам оставалось лишь перебежать на судно противника и вступить в рукопашную схватку, в которой они были настоящие мастера. В результате в 260 году римляне одержали первую победу над карфагенским флотом, а Гай Дуилий получил право на первый военно-морской триумф в истории Рима.

Квинквирема с «вороном»

Однако, из-за отсутствия у римлян мореходных навыков, а так же из-за неустойчивости кораблей, которую создавал «ворон», за время этой войны они потеряли в штормах целых два, построенных один за другим, флота. Третий флот был разбит карфагенянами. Был срочно выстроен четвертый. Победа Рима стала возможной лишь благодаря удивительному упорству его в достижении поставленной цели и превосходству ресурсов — за время войны Рим потерял 700 кораблей, а Карфаген — 500.

Римская армия состояла из ополченцев и к концу войны стала опытной и профессиональной. Карфагенская же армия наёмников часто оказывалась весьма ненадежной. Рим также показал свою готовность идти до конца и не останавливаться перед любыми жертвами ради победы. Резервы Карфагена исчерпались быстрее. В результате поражения Карфаген был вынужден отказаться от Сицилии и выплачивать 3200 талантов контрибуции в течение 10 лет. Сама же Сицилия стала первой римской провинцией.

Гамилькар Барка

Потерпев поражение, Карфаген оказался не в состоянии расплатиться со своими наемниками и подвергся грабежу с их стороны. Остатки верных правительству войск возглавил Гамилькар Барка. После трех лет упорной борьбы ему удалось покончить с наемниками. Однако, в 239 году наемники (опять наемники!), жившие на острове Сардиния, остававшемся пока еще в руках Карфагена, попросились под власть Рима, опасаясь, что Гамилькар вскоре доберется и до них. Рим тут же согласился и послал оккупационные войска. Ослабленный Карфаген не мог ничего, кроме как передать Сардинию (а заодно и находившуюся поблизости Корсику) под власть Рима. К 231 году сопротивление местных племен было подавлено. Сардиния и Корсика превратились во вторую римскую провинцию.

Теперь, когда Рим превратился в морскую державу, ему пришлось решать проблемы пиратства, центром которого во времена Первой Пунической войны стало восточное побережье Адриатического моря, область, называемая Иллирией (сегодняшняя Албания). Могущественные македонские цари, Филипп II и Александр Великий, держали иллирийцев под строгим контролем. Но в смутный период, последовавший за смертью Александра, иллирийские племена вернули себе независимость и стали пиратствовать на море. Берег здесь сильно изрезан, изобилует островами, и местные жители хорошо наживались на грабительских набегах.

Македония, располагавшаяся к востоку от Иллирии, казалась всем единственной силой, способной обуздать пиратов, но к этому времени она была занята политическими раздорами с Грецией и войнами с Египтом Птолемеев и потому не имела ни времени, ни желания тратить свои силы на искоренение пиратства. Поэтому греки обратились к молодой Римской державе, что было вполне естественно. Рим только что доказал, что на море ему нет равных и что он способен действовать решительно и эффективно. К тому же его земли располагались как раз напротив Иллирии.

Иллирийский воин. 3 век до н.э.

Рим, как всегда, с готовностью откликнулся на призыв о помощи и направил послов, чтобы предупредить царицу Иллирии о том, как опасно вызывать его недовольство. Царица велела их казнить. Тогда Рим выслал флот из двухсот кораблей, который в 229 году основательно потрепал пиратов. А вторая кампания, 219 года, пришедшаяся на время правления преемника царицы, положила конец иллирийскому пиратству.

В результате Иллирийской войны Рим приобрел греческий остров Керкира, которым пятьдесят лет владела Иллирия.

В 225 году неожиданно предприняли новый набег галлы. Они вторглись в Этрурию и достигли города Клузия, где и остановились. Римское войско возглавил консул Гай Фламиний. К сожалению, он не был хорошим полководцем и в первой битве потерпел поражение. Спасло положение лишь прибытие подкрепления. Тем не менее, после его победы в 222 году римляне получили в свое распоряжение Цизальпинскую Галлию. Теперь Рим контролировал территорию площадью около 120 000 квадратных миль.

К этому времени Карфаген овладел значительной территорией в Испании, основав там несколько городов (в том числе нынешние Барселону и Картахену). Это совершенно не устраивало Рим и он решил ограничить аппетиты своего противника.

Вторая Пуническая война (218-202 годы) стала ожесточенной войной между Римом и Карфагеном уже за господство над Средиземным морем. В разное время на стороне Рима воевали Сиракузы, Нумидия, Этолийский союз и Пергам, а на стороне Карфагена — Македония, Нумидия, Сиракузы и Ахейский союз.

Официальной причиной войны для римлян стала осада и взятие испанского города Сагунта (союзника Рима) карфагенским полководцем Ганнибалом. После этого Рим объявил Карфагену войну. Консул Публий Корнелий Сципион покинул с войском Италию и поплыл к берегам Испании. Однако Ганнибал перехитрил римлян. Он не стал дожидаться армии Сципиона, а пересек южную Галлию и совершил невозможное — переход с войском и слонами через Альпы. Далось это, конечно, неимоверным упорством — во время перехода Ганнибал потерял более половины своей армии.

Поначалу карфагенская армия, вторгнувшаяся в Италию, одерживала верх над римскими войсками благодаря военному гению Ганнибала. Были полностью по-очереди разбиты две римские армии. Самой значимой из побед карфагенян стала битва при Каннах в 216 году, где была разбита и третья, самая крупная римская армия (86 000 против 50 000 у Ганнибалла). В этой битве погибло более 30 000 римских воинов. Некоторые из италийских союзников, подумав, что Риму уже больше не подняться, решили присоединиться к победителю. Самым важным из городов, открывших свои ворота Ганнибалу, была Капуя. Чужеземные союзники также отвернулись от Рима — в первую очередь Сиракузы. В войну на стороне Карфагена вступила и Македония.

Вторая Пуническая война

Тем не менее, несмотря на три поражения подряд и сотни тысяч погибших, Рим с мрачной решимостью начал собирать новую армию и строить планы обороны на случай нападения любого из врагов. Римляне изменили тактику, став избегать прямых столкновений. Бывший консул Сципион и его брат Гней не прекращали вести военные действия в Испании. Они уничтожали с таким трудом завоеванную империю Гамилькара Барки и не давали брату Ганнибала Гасдрубалу отправлять войска в Италию. Резервы Карфагена были на исходе. Силы Ганнибала, не получавшего подкрепления, постепенно таяли. Напротив, справедливое соглашение Римской республики с завоеванными ею народами Центральной Италии принесло определенную выгоду. Республика все еще могла призвать на службу в свои войска большое число людей. Вскоре римляне смогли перехватить инициативу и перешли в наступление. Летом 204 года римское войско под командованием Публия Корнелия Сципиона пересекло Средиземное море и высадилось на африканском побережье. Ганнибала отозвали из Италии и в 202 году он потерпел полное поражение в битве при Заме, после которой Карфаген запросил мира.

Ганнибал Барка

По условиям мира Карфаген выплатил 10 000 талантов контрибуции, не мог содержать более 10 боевых кораблей и вести боевые действия без разрешения Римского Сената, а так же отдавал Испанию римлянам. В 197 году на ее территории были созданы две провинции, охватывающие пока, правда, только южную часть Пиренейского полуострова, — Хиспания Цитериор (Внутренняя Испания) на востоке и Хиспания Ультериор (Внешняя Испания) на западе. Сиракузы также потеряли независимость и стали частью сицилийской провинции. В результате этой войны Карфаген потерял все свои владения за пределами Африки. Рим же стал сильнейшим государством Запада.

В самой Италии также произошло много перемен. Регионы, помогавшие Ганнибалу, потеряли все свои привилегии. Цизальпинскую Галлию наводнили латинские колонисты, и галльское население постепенно растворилось среди них, восприняв образ жизни римлян. Латинские колонисты хлынули и на юг полуострова, и греческие города так ослабели, что никогда уже не смогли вернуть себе былое политическое значение. Этрурия совсем пришла в упадок, и ее население все больше и больше романизировалось.

3. Поздняя республика.

В этот период Рим подчиняет себе все Средиземноморье, а также значительную часть Западной Европы и превращается в мировую державу. В Италии происходит переход от патриархального к классическому рабству, экономика и культура достигают невиданного подъема.

Непрерывные завоевания обогащали господствующие слои римского общества, сенаторов и всадников, но вместе с тем истощали римское и италийское крестьянство и вели к порабощению и обнищанию провинциалов. Отсюда — череда гражданских смут и гражданских войн, восстаний рабов и покоренных народов в последнее столетие республики, которое называют эпохой гражданских войн.

Полисные органы власти (народное собрание, магистраты, сенат) оказались неприспособленными к новым историческим условиям. Они постепенно хиреют, а реальная власть оказывается у полководцев, добивающихся в междуусобной борьбе единоличного руководства Римской державой. Победителем в этой борьбе стал Октавиан Август — первый римский император (30 г. до н.э. — 14 г. н.э.)

Главное содержание периода Поздней республики заключается в создании в результате завоеваний мировой державы. Это привело сначала к расцвету, а затем к кризису Рима — полиса, к гибели республиканского строя.

4. Ранняя империя (принципат)

Август и его преемники покончили с восстаниями и гражданскими войнами, ограничили грабеж провинций и привлекли к управлению государством влиятельных провинциалов, наделенных римским гражданством. Наступает «Августов мир» — два столетия небывалого в истории древнего мира покоя и стабильности.

После гибели полисного строя в самом Риме основой державы становятся города античного (полисного) типа, а сама она сохраняет многие полисные черты: государственный строй официально именовался республикой, а верховный правитель — принцепсом, то есть первым гражданином (отсюда название политического строя этой эпохи — принципат).

Органы власти античной гражданской общины, утратившие в самом Риме (но не на местах) былое значение, продолжают существовать. Малочисленные императорские чиновники редко вмешиваются в деятельность местного городского самоуправления, ограничиваясь общим контролем.

В империи наступает расцвет городской жизни, растут старые и основываются новые города античного типа, на ее периферии распространяются отношения классического рабства, античные (полисные) порядки, обычаи и культура.

Во II в. н.э., который называют золотым веком Римской империи, она достигает наивысшего могущества и процветания. Но уже в III в. н.э. Римскую державу охватил кризис. Она оказалась на грани гибели и распада.

Главное содержание периода Ранней империи заключается в распространении и укреплении в условиях Августова мира античного города и античной культуры на периферии. В этот период закладываются основы для будущего развития Западной цивилизации.

5. Поздняя империя (доминат)

К началу IV в. н.э. империя выходит из кризиса, но уже не достигает былого могущества. Она подвергается опустошительным нашествиям германцев и персов. Ремесло и торговля постепенно приходят в упадок, города хиреют и утрачивают античный облик, сравнительно небольшие рабовладельческие хозяйства вытесняются громадными имениями (латифундиями), в которых трудятся зависимые арендаторы (колоны) — потомки некогда свободных крестьян.

Римская держава становится абсолютной монархией: император, теперь именуемый доминус, то есть господин или владыка (отсюда понятие доминат), руководит державой с помощью многочисленных чиновников, стремясь установить более жесткий контроль за местным городским самоуправлением.

На смену старым полисным религиям — культам богов — покровителей полиса, приходит христианство. Некогда гонимое, оно превращается в господствующую, а затем и в единственно разрешенную религию — опору власти

В ослабевшей империи усиливаются центробежные тенденции. Она разделяется на Западную и Восточную (395 г. н.э.). Западная империя, глубже охваченная кризисом всех античных институтов, оказалась бессильной перед внутренними восстаниями и внешними вторжениями. В V в. н.э. она распадается на несколько варварских германских королевств, сохранявших еще остатки античных порядков, законов и культуры.

И лишь с VII в. н.э. с окончательным упадком античных городов и латифундий как на Западе, так и на Востоке некогда единого Римского мира начинается новая эпоха.

Главное содержание периода Поздней империи заключается в трансформации и кризисе античного города и античной цивилизации. Это приводит к ослаблению Римской державы, а затем — к гибели Западной Римской империи.

Географические рамки истории древнего Рима. Два мира в одной державе. Владения Римской империи окружали Средиземное море1, которое греки и римляне называли «нашим» или «внутренним» морем. Почти со всех сторон горы, пустыни и засушливые степи отделяли благодатные прибрежные области от внутренних, не связанных с морем, и ставили естественный предел римским завоеваниям.

И только на Севере Европы под властью римлян были обширные страны, простиравшиеся далеко за пределы Средиземноморья (северные границы империи проходили по Рейну и Дунаю).

Таким образом, империя включала в себя два больших региона: все Средиземноморье и значительную часть Западной Европы. Природа, хозяйственная жизнь и люди этих регионов так сильно отличались друг от друга, что можно говорить о двух разных мирах в пределах одной империи.

Главным из них, разумеется, был мир Средиземноморья. Античная цивилизация — это цивилизация средиземноморская. Не случайно все крупнейшие центры этой цивилизации, все главные города Римской империи были расположены на морском побережье или неподалеку от него. В Средиземноморье проживала бóльшая часть населения империи. Почти вся ее высшая аристократия (императоры и их советники, наместники провинций, полководцы), а также культурная элита (писатели, философы, художники) происходили из этих мест1.

Прибрежные области Средиземноморья расположены на трех разных континентах, но по своему рельефу, климату, характеру растительности и образу жизни своих обитателей они принадлежат одному миру. Плоские равнины в Средиземноморье встречаются редко, горы и холмы занимают примерно три четверти его территории. Благодаря многочисленным гористым островам и полуостровам с извилистым, изрезанным побережьем для Средиземноморья характерно взаимопроникновение суши и моря, гор и равнин.

Средиземноморский климат является особым видом сухого субтропического. Температура воздуха регулируется морем: из-за нагревшейся в летнее время огромной массы воды зима не такая холодная, как обычно бывает в этих широтах (средняя температура января 7 — 12º по Цельсию), а лето, наоборот, не такое жаркое, благодаря дующим со стороны моря прохладным бризам (средняя температура июля 22 — 27º по Цельсию).

Но все это относится только к приморским равнинам. В горах, занимающих бóльшую часть территории этого региона, климат умеренный, а на значительной высоте суровый с преобладанием зимних дней над летними. Недаром горы называют «север по вертикали».

Год делится не на четыре, а на два сезона — мягкую, дождливую зиму, продолжающуюся с ноября по апрель, и жаркое сухое лето — с мая по октябрь. Зимой часто бушуют бури и штормы, иногда сопровождающиеся короткими сильными ливнями; летом, когда растениям особенно нужна влага, дожди выпадают очень редко, случаются засухи.

Облачные дни и туманы бывают в Средиземноморье реже, чем в любом другом регионе мира. Благодаря вечноголубому небу, ясному, бодрящему воздуху, прозрачному теплому морю и благодатному климату — это один из самых здоровых и благоприятных для человека районов земного шара. С глубокой древности и вплоть до наших дней обитатели Средиземноморья предпочитают проводить большую часть времени на свежем воздухе. Появившийся у греков и римлян тип жилища с тенистым внутренним двориком, окруженным жилыми и хозяйственными помещениями, и теперь популярен в странах этого региона.

Растительный мир Средиземноморья отличался богатством и разнообразием. В долинах и предгорьях росли вечнозеленые кипарисы, олеандры, лавры и пинии. Выше шел пояс колючих вечнозеленых кустарников, усыпанных цветами. На высоте 1000 — 1700 метров находилась зона умеренного климата и широколиственных лесов из дуба, граба и каштана. Еще выше расстилались так называемые альпийские луга, служившие прекрасными летними пастбищами.

В глубокой древности Средиземноморье было густо покрыто лесами, где водилось множество крупных животных — львов, медведей, диких кабанов. К началу нашей эры во многих районах леса были вырублены или раскорчеваны, что привело к нарушению экологического равновесия: исчезновению ручьев и источников, оголению склонов гор и холмов, истощению земли и снижению урожайности.

Реки Средиземноморья чаще всего небольшие, несудоходные, очень переменчивые в зависимости от сезона: после зимних дождей они бурные и полноводные, а летом почти целиком пересыхают. Их трудно использовать для искусственного орошения.

Многочисленные горы и плоскогорья богаты полезными ископаемыми, особенно строительным камнем и мрамором. Прибрежные равнины в избытке обеспечены мягкой глиной, незаменимой в гончарном ремесле, и солью, покрывавшей берега мелководных бухт после испарения морской воды. Пиренейский и Малоазиатский полуострова в древности были неисчерпаемыми кладовыми металлов — высококачественного железа, меди, золота и серебра. Только олово, необходимое для производства бронзы, приходилось ввозить из далекой Британии. В целом, Римская империя была хорошо обеспечена всеми видами известных тогда полезных ископаемых.

В холмистых приморских равнинах и окруженных горами речных долинах почва по большей части плодородная, легко поддающаяся обработке. Однако в гористом, уже в древности плотно заселенном Средиземноморье постоянно ощущался недостаток удобных сельскохозяйственных угодий. Земледельцам приходилось тратить много времени и сил на освоение под пашню лесов и болот, на обработку каменистых горных склонов.

Кроме того, в летнее время, в пору созревания, растения и злаки постоянно испытывают нехватку воды, поэтому предпочтение отдавалось засухоустойчивым культурам. Неприхотливый ячмень во многих областях предпочитали капризной пшенице. Средиземноморские крестьяне несколько раз в году перепахивали и разрыхляли оставленную под паром землю, чтобы она могла принять и сохранить в себе всю дождевую воду до последней капли.

Лугов и пастбищ в Средиземноморье не хватало из-за недостатка пригодной для обработки земли и воды, и скотоводство было развито слабо. Разводили в основном мелкий рогатый скот — коз и овец, а также мулов и ослов — животных, которых можно было пасти на горных пастбищах и в зависимости от сезона перегонять на дальние расстояния. Поскольку земледелие преобладало над скотоводством, основной питания для большинства жителей была растительная пища. Мясо, как правило, ели только по большим религиозным праздникам после жертвоприношений.

В земледелии главную роль играла так называемая средиземноморская триада: зерновые, составлявшие основу пищевого рациона, а также виноград и маслина, которые благодаря развитой корневой системе дают прекрасные урожаи на каменистых засушливых почвах.

Жизнь древнего, так же как и современного обитателя Средиземноморья, невозможно представить без вина и оливкового масла. Ни одна трапеза не обходится здесь без вина, правда, в античную эпоху его сильно разбавляли водой (обычно две или три доли воды на одну долю вина). Виноградное вино было, как правило, очень сладким, вместе с медом оно давало человеку необходимый для организма сахар, поскольку получать сахар из свеклы тогда еще не умели, а тростниковый сахар, поступавший из Индии, стоил очень дорого. Кроме того, вода, разбавленная вином, долго не портится, что очень важно в жарком климате.

Главным источником жиров для жителей Средиземноморья было оливковое масло, поскольку греки и римляне не употребляли животных жиров ни в пищу, ни для хозяйственных надобностей. К тому же оно входило во многие лекарства, использовалось в светильниках для освещения жилищ и заменяло мыло, изготавливать которое тогда не умели. Неудивительно, что у греков маслина считалась священным деревом.

Маслина — сугубо средиземноморское дерево. Она любит каменистые почвы, засушливый теплый климат и не переносит резких колебаний температуры и сильных заморозков. Она редко выживает за пределами Средиземноморья и даже не растет на его северных окраинах и в горных областях. Еще и в наше время больше 90% урожая оливок выращивают в бассейне Средиземного моря. Почти все, что здесь рассказывалось о Средиземноморье, относится к тем районам, где растет маслина. Именно это и есть Средиземноморье в полном смысле этого слова.

Средиземноморские земледельцы стремились использовать каждый клочок пригодной земли, возделывали почву на склонах гор и холмов, устраивая террасное земледелие Они обычно засаживали участки маслинами фруктовыми деревьями и вязами, по ветвям которых пускали виноградные гроздья, а между деревьями сеяли зерно или разбивали огород.

Такой способ хозяйствования и сейчас можно встретить в странах этого региона. Он связан с широким применением ручного труда: мотыгой и лопатой приходится работать не меньше, а то и больше, чем сохой и плугом. Поэтому крестьяне были физически крепкими, выносливыми и неприхотливыми.

Римские легионеры, которых всегда набирали из крестьян, получали на службе скудные пайки (примерно такие же рационы были у рабов, занятых полевыми работами), совершали во время походов длинные переходы с тяжелейшей выкладкой на плечах, а, останавливаясь на ночлег, каждый раз строили укрепленный лагерь, окруженный частоколом, валом и рвом. Римляне говорили, что лопатой они побеждают врага чаще, чем мечом.

В условиях пересеченной холмистой местности с множеством изолированных каменистых участков и почти полным отсутствием обширных плоских равнин небольшие и средние по размерам хозяйства были рентабельнее громадных латифундий. Поэтому Средиземноморье долгое время оставалось районом крестьянских хозяйств и некрупных рабовладельческих поместий, свободное население преимущественно было крестьянским. Из каждых пяти жителей этого региона четверо были заняты в сельском хозяйстве.

И даже латифундии, которые в значительном количестве стали появляться с начала нашей эры, обычно состояли из небольших хозяйств арендаторов (колонов) — бывших самостоятельных крестьян — и могли включать в себя участки, расположенные в разных районах, а не единый массив земли.

Средиземноморье было страной не только крестьянских хозяйств и некрупных поместий, но также и многочисленных, как правило, небольших городов. В Римской империи их было около двух тысяч, и находились они главным образом в Средиземноморье. По приблизительным подсчетам в одной Италии в начале нашей эры было, примерно, 400 городов, причем их обитатели составляли около 40% всего населения страны, правда, часть жителей небольших городов занимались сельским хозяйством. В остальных странах Средиземноморья доля городского населения была меньше.

Города были центрами ремесла и торговли для своей сельской округи, а также административными, религиозными и культурными центрами. Во главе городского самоуправления стояли богатые землевладельцы, постоянно жившие в городах и лишь изредка посещавшие свои поместья.

Для жителей города и его округи он был родиной, миром, к которому они принадлежали не только телом, но и душой. Местный городской патриотизм был сильнее имперского. Ради своей малой родины люди были готовы идти на немалые жертвы.

Империя, таким образом, состояла из многих сотен небольших, довольно замкнутых мирков, многие из которых были некогда независимыми городами-государствами и долгое время сохраняли под властью Рима своих богов — покровителей, свое гражданство и законы, органы власти и управления, политические и культурные традиции и особенности.

Эти города античного типа (полисы и муниципии) видели в императорах покровителей и заступников, а те рассматривали города как свою главную опору и считали своим долгом помогать старым городам и основывать новые там, где это возможно.

В труднодоступных горах и пустынях Средиземноморья были обширные области, лишенные городов, где жили племена бедных полуоседлых скотоводов. До установления римской власти они представляли постоянную угрозу для более зажиточных и цивилизованных жителей соседних равнин. Да и впоследствии центральной власти никогда не удавалось подчинить их до конца. Античные писатели — горожане относились к ним с опаской и презрением, именуя их дикарями и варварами.

Благодатная природа Средиземноморья не баловала земледельцев. В летнее время посевы нередко выгорали из–за отсутствия дождей. Тогда приходилось потуже затягивать пояса и жить до следующего урожая на старых скудных запасах. Если засуха продолжалась два-три года подряд, наступал голод, а вместе с ним и эпидемии. В этих случаях единственным спасением был привозной хлеб, выращенный в местностях, не пострадавших от засухи. Поэтому большое значение в жизни обитателей Средиземноморья имели удобные пути сообщения как сухопутные, так и морские.

Передвижения по суше были очень трудными из–за множества гор и холмов с обрывистыми склонами и почти полного отсутствия больших судоходных рек. Даже, когда в первые века нашей эры римляне соединили различные части своей державы целой сетью прекрасных дорог и мостов, перевозка товаров по суше оставалась делом нелегким из–за несовершенства колесного транспорта.

Дорожная сеть Римской империи в I-III в.в. н.э.

Поскольку хомуты и подковы не были еще известны, лошадей в хозяйстве не использовали. И пахать, и возить тяжелые грузы приходилось на медлительных неповоротливых волах, плохо приспособленных для дальних поездок по крутым горным склонам. Большую часть сухопутных грузов и греки, и римляне предпочитали перевозить на вьючных животных – ослах и мулах, на которых трудно переправлять большой по весу и объему груз.

Из–за неудобства сухопутных путей сообщения перевозка хлеба по суше на расстояние в несколько сотен километров обходилась дороже, чем его производство. Св. Григорий Богослов (ок. 330 — ок. 390 гг. н.э.), один из «отцов церкви», оставил описание ужасного голода в родном городе, расположенном в Малой Азии в трехстах километрах от моря: «Город изнемогал, но помощи ниоткуда не было… Города на морском побережье могут легко переносить нехватку такого рода, ввозя по морю то, чего не хватает. Но мы, кто живет далеко от моря, не получаем прибыли от своего избытка и не можем раздобыть то, чего нам не хватает, поскольку не способны ни вывозить то, что у нас есть, ни ввозить то, в чем нуждаемся».

И путешествия, и торговля обитателей Средиземноморья были больше связаны с морем, чем с сушей. Средиземное море, не столько разделявшее, сколько соединявшее три континента, идеально приспособлено для сравнительно примитивного мореплавания. За исключением четырех зимних месяцев (с ноября по февраль) штормы и бури бушуют там редко. Спокойные и устойчивые в летнее время ветры, медленные течения, пологие берега с множеством бухт и заливов чрезвычайно удобны для небольших парусных судов.

Изображение корабля, на котором привезли зерно из Египта в Италию

Масса гористых островов в условиях идеальной видимости и почти полного отсутствия туманов позволяют плавать во всех направлениях, никогда не теряя землю из вида. В ночное время всегда можно ориентироваться по звездам. Хотя мореплаватели античного мира не знали компаса и секстанта, они никогда не боялись заблудиться. Уже на заре античной истории они освоили Средиземное, а затем и Черное моря и бесстрашно пускались в далекие странствия. А в эпоху Римской империи поездки по Средиземному морю уже не считались особо опасными путешествиями.

В то время как суша с ее труднопроходимыми горами, лесами и пустынями разъединяла людей, море, наоборот, связывало их воедино. Оно не только смягчало угрозу голода и помогало обмену товарами, но способствовало также и обмену знаниями, навыками и идеями, содействовало расширению горизонтов и воспитанию характера. Средиземноморье не случайно стало колыбелью многих великих цивилизаций древнего Востока и античного мира.

Мир Западной Европы был полной противоположностью Средиземноморскому. По обширным плоским равнинам, заросшим густыми лесами, неспешно текли полноводные реки. На заливных лугах паслись большие стада лошадей и крупного рогатого скота.

Климат Западной Европы умеренный, представляющий собой смягченный вариант российского: зима довольно холодная и снежная, лето теплое и влажное, дожди и туманы бывают едва ли не чаще, чем ясная погода.

В начале нашей эры подавляющее большинство обитателей этого региона, кельтов (галлов)1 и германцев, жило в деревнях и на небольших хуторах. И внешностью, и характером, и образом жизни они резко отличались от греков и римлян, которые так же, как и другие обитатели Средиземноморья, в большинстве своем были невысокого или среднего роста, крепкого сложения, со смуглой кожей, темными волосами и глазами.

По свидетельству античных авторов, галлы и германцы выглядели совсем иначе: высокие, стройные мускулистые, светловолосые и светлоглазые. Они не знали меры ни в гневе, ни в веселье, ни в пище, ни в питье. Вместо каши, вина и оливок они употребляли в пищу много мяса, пива и сливочного масла, носили рубахи и куртки с длинными рукавами и штаны. По мнению греков и римлян, все это было признаком дикости, образа жизни, присущего скорее животному, чем человеку.

Те из них, кого судьба надолго заносила в эти края, считали себя несчастнейшими людьми на свете. В одной из надписей, оставленной служившим в Британии легионером, выходцем из римской Африки, сохранились слова, полные глубокого отчаяния: «Разве можно жить в Британии?».

Обитатели этого мира, оказавшись в Средиземноморье, также чувствовали себя некомфортно. Когда воины—германцы из вспомогательных отрядов, набранных на Рейне, во время гражданской войны I в. н.э., оказались в Риме, они страшно мучились от жары, непривычной еды и избытка неразбавленного вина, постоянно спотыкались и падали на запруженных толпой римских улицах, купались в Тибре, отравленном городскими стоками, и массами умирали.

И все же за несколько столетий римского владычества в Западной Европе изменилось многое. Там, где некогда были лишь леса и болота, появились сады и виноградники, на месте глухих деревень выросли многолюдные города, а между ними пролегли прекрасные дороги. Со временем галльские писатели и ораторы превзошли италийских, галльские крестьяне забыли родной язык и стали говорить по-латыни.

Когда в V в. н.э. ослабевшая Западная Римская империя пала под ударами германцев, везде, где поселялись завоеватели, они встречали людей, называвших себя римлянами и живших по римским законам.

Языки и народы Римской империи на рубеже нашей эры. По приблизительным подсчетам численность населения Римской империи в это время — 50-60 миллионов человек. Римские граждане составляли примерно 10 процентов всего населения и жили главным образом на территории Италии. Неграждане назывались в Риме чужеземцами (перегринами).

Спустя два столетия в начале III в. н.э. по указу императора Каракаллы все свободные подданные империи получили права римского гражданства, то есть из перегринов стали римлянами. Таким образом, римлянин — это понятие не этническое, а юридическое.

Вместе с тем даже после распространения римского гражданства на всю территорию империи античные писатели нередко называют римлянами жителей самого Рима и Италии, чей родной язык был латинским. Даже получив римское гражданство, греки долгое время считали себя не римлянами, а эллинами, и только в эпоху Поздней империи жители восточных грекоязычных областей империи начинают осознавать себя римлянами (по гречески «ромеями»).

Почти все языки Римской империи принадлежат к двум крупным языковым семьям: распространенные тогда в Европе латинский, греческий, кельтские и германский языки относятся к индоевропейской семье, а распространенные в Азии и Африке арамейский, арабский, египетский и пунийский — к семито-хамитской.

Официальным государственным языком империи был латинский. В первые века нашей эры он широко распространяется за пределами Италии в западных провинциях и как язык администрации и армии, и как разговорный язык образованных представителей местных городских элит, а в некоторых прибрежных областях — также и значительной части рядового населения.

Ко времени падения Западной Римской империи на всей ее территории латынь в значительной мере вытеснила местные языки. Большинство жителей римского Запада считали ее родным языком, а себя самих — римлянами. Собственно римская аристократия, а также значительная часть аристократии западных провинций была двуязычной, свободно объясняясь и на латинском, и на греческом языках. Многие римские аристократы владели греческим языком едва ли не лучше, чем родным латинским и имели обыкновение называть их двумя родными языками. Император Тиберий, выступая в сенате, всегда говорил по-латыни, но, уходя, бормотал сквозь зубы ругательства по адресу омерзительно угодливых сенаторов на любимом греческом.

К востоку от префектуры Италия с Африкой расположены грекоязычные области, вошедшие в конце IV в. н.э. в состав Восточной Римской империи.

В восточных грекоязычных провинциях Римской империи латинский язык не получил сколько-нибудь значительного распространения. Он был языком римской армии и римского права. Греческий же являлся не только самым распространенным разговорным языком, но и вторым государственным, которым римские администраторы на Востоке пользовались значительно чаще, чем первым.

Греческий язык имел на римском Востоке такое же привилегированное положение, как латинский — на Западе. В городах, а во многих районах и в деревнях он вытеснял местные разговорные языки. В Малой Азии сельское население говорило на греческом, в Сирии и Палестине — на греческом и одном из восточных языков – арамейском, арабском или еврейском), в Египте — на греческом и египетском.

Греческие аристократы и писатели были уверены в культурном превосходстве над всеми остальными народами. Лишь для римлян некоторые из них делали исключение, называя их младшими братьями, а латынь — испорченным вариантом греческого языка. Кое-кто из греческих философов считал, что даже боги говорят между собой по-гречески. Ни латинского, ни каких-либо других иностранных языков образованные греки, как правило, не знали и не испытывали из-за этого никаких трудностей, куда бы их ни забросила судьба. С людьми своего круга они могли объясниться по-гречески в любом крупном городе Римской державы.

Ситуация кардинально меняется в эпоху Поздней империи. На римском Западе зона распространения греческого языка резко сужается. Кроме жителей старинных греческих колоний, по-гречески теперь могут объясняться только люди, принадлежащие к узкому слою высшей римской знати. Некоторые римские писатели начинают утверждать в это время, что латинский язык во всех отношениях богаче и выше греческого. Отдельные писатели греческого происхождения даже стали писать сочинения по-латыни.

Большинство жителей западных провинций Римской империи, расположенных в Европе, которых римляне называли галлами, говорили на кельтских языках, из которых немало слов попало в латинский. Однако постепенное превращение кельтов в римлян в конечном счете привело к исчезновению их родных языков. Кельтский язык и старинная кельтская культура сохранились лишь в современных Шотландии и Ирландии. Эти населенные кельтами (галлами) страны никогда не были завоеваны Римом.

За пределами империи к северу от Рейна и Дуная жили племена германцев. Они испытывали воздействие латинского языка и античной культуры, но, благодаря независимости от Рима сумели сохранить родной язык, традиции и обычаи.

В римской Африке основным языком долгое время был пунийский. На нем первоначально говорили жители колоний, основанных в Африке финикийцами (в первую очередь Карфагена), а затем им стали пользоваться окружавшие эти колонии местные племена. В эпоху империи пунийский язык долгое время функционировал параллельно с латинским и был вытеснен им (и то не полностью) лишь накануне падения Западной Римской империи.

Таким образом, значительная часть населения римских провинций была двуязычной. На Западе, кроме родного языка, люди в той или иной мере объяснялись по-латыни, на Востоке — по-гречески.

Население империи представляло собой богатый сплав народов, языков, культур и традиций Длительное пребывание под римской властью вело, в конечном счете, к ассимиляции и исчезновению неантичных культур, к превращению всех в греков или римлян. Те же, кто стремился сохранить свои традиции, религию и культуру, как, например, евреи и египтяне, в представлении центральной власти и широких слоев населения, были изгоями. Их терпели, но не любили.

Период Республики

Ранняя Республика

В эпоху ранней Республики (конец VI — начало III вв. до н.э.) Риму удаётся подчинить себе весь Апеннинский полуостров, причем большую роль в развитии его культуры сыграло завоевание греческих городов Южной Италии, ускорившее приобщение римлян к более высокой греческой культуре. В IV в. до н.э., главным образом среди верхних слоёв римского общества, начинают распространяться греческий язык, некоторые греческие обычаи, в частности, бритьё бороды и короткая стрижка волос. В это же время происходит замена старого этрусского алфавита греческим, более подходящим к звукам латинского языка. Тогда же вводится и медная монета по греческому образцу.

К IV в. до н.э. относится зарождение в Риме театра — по примеру этрусков были введении сценические игры, исполнявшиеся профессиональными артистами.

В середине V в. до н.э. в Риме были составлены «Законы 12 таблиц», ставшие основой дальнейшего развития римского права. В них нашли отражение особый строй римской семьи, связь гражданства и землевладения, утверждалось равенство граждан перед законом.

С образованием гражданской общины, республиканского строя связано возникновение римского ораторского искусства. Выступление сенаторов в сенате, должностных лиц — в комициях (народных собраниях) требовали знаний и искусства убеждать слушателей.

В эпоху ранней республики в основных чертах складывается организация римского войска с его прославленной дисциплиной, во многом обусловившей военные успехи Рима. Основной единицей римской армии был легион (от 3 до 6 тысяч пехотинцев), делившийся в разные периоды истории на манипулы, центурии, когорты. В состав легиона входили также конница и вспомогательные войска. Для размещения войск строились временные и постоянные укреплённые военные лагеря с чёткой и простой планировкой: две улицы, пересекавшиеся под прямым углом. Весь лагерь окружался рвом и валом, четверо ворот постоянно охранялись вооружёнными воинами. Дисциплина в войске поддерживалась с помощью суровых наказаний и наград. Высшими наградами были венок из дубовых листьев, дававшийся за спасение жизни римского гражданина, и золотой венец — тому, кто первым поднимался на стену вражеского города. Высшей наградой полководцу служил триумф — торжественный въезд на колеснице на вершину Капитолия. Перед триумфатором шли пленные и заложники, музыканты, замыкали процессию воины-победители.

Поздняя Республика

С 60-х гг. III в. до н.э. Рим вел постоянные войны за господство во всём Средиземноморье. Решающими этапами этой борьбы было разрушение Карфагена (главного соперника Рима) и превращение Греции и Македонии в римские провинции. К середине II в. до н.э. Рим становится мощной средиземноморской державой, однако примерно в это же время в государстве изменяется внутриполитическая обстановка — начинаются гражданские войны, приведшие к падению Республики. Временная военная диктатура, например, Суллы (138-78 до н.э.) или Цезаря (100-44 до н.э.) к концу I в. до н.э. сменяется принципатом — наследственной диктатурой под республиканской оболочкой.

В связи с необходимостью идеологического обоснования широкомасштабных завоевательных волн в эпоху поздней Республики (начало III — конец I в. до н.э.) начинается складываться особое отношение к Риму как носителю предначертанной богами миссии владыки мира. В соответствии с этим римский народ считается избранным, наделённым особыми добродетелями: мужеством, верностью, стойкостью. Идеальный римский гражданин гордится своей принадлежностью к избранному народу, и в мирное время, и в дни войны с готовностью служит своему делу — республике.

Римская культура позднереспубликанской эпохи представляла собой соединение многих начал (этрусского, исконно римского, италийского, греческого), что обусловило эклектизм многих её сторон.

Начиная с III в. до н.э. особенно большое влияние на римскую религию начала оказывать греческая. Происходит отождествление римских богов с греческими: Юпитера — с Зевсом, Нептуна — с Посейдоном, Плутона — с Аидом, Марса — с Аресом, Юноны — с Герой, Минервы — с Афиной, Цереры — с Деметрой, Венеры — с Афродитой, Вулкана — с Гефестом, Меркурия — с Гермесом, Дианы — с Артемидой и т.д. Культ аполлона был заимствован ещё в V в. до н.э., аналога ему в римской религии не было. Одним из почитаемых чисто италийских божеств был Янус, изображавшийся с двумя лицами (одно обращено в прошлое, другое — в будущее), как божество входа и выхода, а затем — всякого начала. Следует отметить, что римский пантеон никогда не был замкнутым, в его состав принимались иноземные божества. Считалось, что новые боги усиливают мощь римлян. Интересно, что в отношении к богам сказался присущий римлянам дух практицизма. Религиозные обряды воспринимались как своеобразные юридические сделки: правильно, со всеми формальностями совершённый обряд считался гарантией выполнения богами просьбы молящегося.

Ещё одним характерным проявлением практического мышления римлян была их любовь к прикладным наукам, особую роль среди которых играла юриспруденция — наука о правде.

Уже с III в. до н.э. можно было получить консультацию профессионального юриста, во II в. до н.э. появляются первые правоведческие исследования, а в I в. до н.э. уже существовала обширная юридическая литература, представленная трудами таких авторов, как Муций Сцевола и Сервий Сульпиций Руф, которые занимались и практической деятельностью, выступая на судебных процессах.

Развивалось и красноречие (риторика), выдающимся представителем которого был Цицерон (106 — 43 до н.э.). О гениальном риторическом даровании его свидетельствуют не только более 50 полностью сохранившихся речей, но и его сочинения по теории риторики.

Практическим целям было подчинено и римское образование. Во II — I вв. до н.э. в Риме утверждается греческая система образования, но с некоторыми особенностями. Математические науки отходят на второй план, уступая место юридическим, языки и литература изучаются в тесной связи с римской историей, в которой особое внимание уделяется примерам достойного поведения предков. Уроки музыки и гимнастики заменяются более практичным обучением верховой езде, фехтованию. На высшей стадии обучения особое внимание, в отличие от Греции, уделяется не философии, а риторике. На завершающем этапе нередко предпринимались образовательные поездки в греческие культурные центры, особенно в Афины.

Наряду с народным италийским творчеством (культовые, обрядовые, свадебные и другие песни) на становление и развитие римской литературы сильное воздействие оказала греческая. Первые произведения на латыни были переводами с греческого. Первым римским поэтом был грек Ливий Андроник (III в. до н.э.), переводивший на латынь греческие трагедии и комедии, «Одиссею» Гомера. Его переводы были очень вольными, допускали включение новых отрывков, изменение имён и пр.

Крупнейшим писателем конца III — начала II вв. до н.э. был Плавт (ок. 250 — 184 до н.э.) — знаменитый комедиограф. В его комедиях нашли отражение римские реалии, хотя герои носят греческие имена, а действие происходит в греческих городах.

Плавту принадлежат слова:

Человек человеку — волк, до тех пор пока он не поймёт своей сущности.

Несколько позже писал свои комедии Теренций (190 — 159 до н.э.), который в отличие от Плавта старался не использовать римские сюжеты и ограничивался пересказом греческих авторов, особенно Менандра. Римская трагедия была ещё более подражательной, слабо вязанной с римской действительностью.

Больших успехов достигла римская поэзия в I в. до н.э. Среди многих поэтов того времени следует отметить Лукреция (ок. 96 — 55 до н.э.). Лукрецию принадлежит замечательная философская поэма «О природе вещей», представляющая мир комбинацией атомов и дающая понятие теории эволюции. Поэма насыщена аморфизмами, например:

Что пища для одного, отрава для другого.

Катулл был мастером лирической поэзии, в его произведениях воспевается дружба, тонко передаются настроения и размышления самого автора. Особой популярностью пользовались страстные и выразительные любовные стихотворения Катулла.

Первым прозаическим произведением на латинском языке был труд Катона Старшего (234 — 149 до н.э.) «О сельском хозяйстве». Выдающимися позднереспубликанскими писателями были Варрон (116 — 27 до н.э.) и Цицерон. Главное произведение Варрона «Древности дел божеских и человеческих» — своеобразная историческая, географическая и религиозная энциклопедия. Его перу принадлежат также многочисленные грамматические, историко-литературные произведения, биографии выдающихся граждан, философские произведения. Цицерон был не только замечательным писателем и выдающимся оратором, но и видным государственным деятелем, юристом, знатоком философии. Его творчество открыло в римской литературе эпоху «золотой латыни», считавшейся образцом прозы.

Историки римской историографии восходят ещё к календарям жрецов-понтификов. В республиканскую эпоху наибольший вклад в её развитие внесли Саллюстий (86 — 35 до н.э.): «Заговор Катилины», «Югуртинская война», а также великий полководец, диктатор Гай Юлий Цезарь, оставивший потомкам «Записки о Галльской войне». Главными задачами римской историографии были политическая пропаганда, разъяснение и оправдание внешней и внутренней политики государства.

На развитие римской философии оказала влияние греческая культура — наиболее распространены были учения эпикурейцев, стоиков. Самостоятельные философские системы в Риме не были созданы.

Римская архитектура испытала сильное влияние этрусской и особенно греческой архитектуры. В своих сооружениях римляне стремились подчеркнуть идею силы, мощи, величия, для них характерны монументальность, пышная отделка зданий, множество украшений, стремление к строгой симметрии, интерес к утилитарным сторонам архитектуры, к созданию преимущественно не храмовых комплексов, а зданий и сооружений для практических нужд.

Римские архитекторы разработали новые конструктивные принципы, в частности, широко применяли арки, соды, купола, наряду с колонами использовали столбы и пилястры. Во II — I вв. до н.э. начинают широко применяться бетон, сводчатые конструкции. Появляются новые типы зданий, например, базилики, где совершались торговые сделки и вершился суд, амфитеатры, где устраивались гладиаторские бои, цирки, где происходили соревнования колесниц, термы — сложный, окружённый парком комплекс, включавший банные помещения, библиотеки, места для игр и прогулок.

Возникает новый тип монументального сооружения — триумфальная арка. Совершенствование техники арочного строительства способствует активному возведению мостов, акведуков (от лат. aqua — вода и duco — веду).

Завоевание Римом Греции, эллинистических государств сопровождалось грабежом городов. Наряду с рабами, различными материальными ценностями в Рим в огромном количестве ввозились греческие статуи и картины. Так, были перевезены в Рим произведения Скопаса, Праксителя, Лисиппа, Апеллеса и других видных греческих мастеров. Несмотря на обилие подлинников, вывезенных из Греции, рождается большой спрос на копии с наиболее известных статуй. Массовое копирование тормозило развитие собственно римской скульптуры, но в то же время способствовало сохранению греческой, многие произведения которой дошли до нас только в римских копиях.

Свой вклад в развитие скульптуры римляне, используя этрусские традиции, внесли в области реалистического портрета. Портретные статуи получают доминирующее значение в римской скульптуре, именно в них проявляется её своеобразие. Римлянами были созданы тип статуи тогатус, изображавший оратора в тоге, и бюсты, отличавшиеся суровой простотой и отточенной правдивостью образов. Во II — I вв. до н.э. были созданы такие превосходные работы, как «Брут», «Оратор», бюсты Цицерона и Цезаря.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *