Смысл выражения сущность предшествует существованию

Сущность и существование

Ж.-П. Сартр(1905–1980) — французский писатель, философ-экзистенциалист.

Вопросы:

1. Каков смысл выражения: «сущность предшествует существованию»?

2. Каков экзистенциальный смысл тезиса — существование человека предшествует его сущности?

3. В чем правота и в чем ошибочность утверждения Ж.-П. Сартра?

«Существует две разновидности экзистенциалистов: во-первых, это христианские экзистенциалисты… и, во-вторых, экзистенциалисты-атеисты… Тех и других объединяет лишь убеждение в том, что существование предшествует сущности, или, если хотите, что нужно исходить из субъекта…

В XVIII веке атеизм философов ликвидировал понятие Бога, но не идею о том, что сущность предшествует существованию. Эту идею мы встречаем повсюду: у Дидро, Вольтера и даже у Канта. Человек обладает некой человеческой природой… Здесь сущность человека предшествует его историческому существованию, которое мы находили в природе…

…Если даже Бога нет, то есть, по крайней мере, одно бытие, у которого существование предшествует сущности, бытие, которое существует прежде, чем его можно определить каким-нибудь понятием, и этим бытием является человек. Что это означает, «существование предшествует сущности»? Это означает, что человек сначала существует, встречается, появляется в мире и только потом он определяется.

Для экзистенциалистов человек потому не поддается определению, что первоначально ничего собой не представляет. Человеком он становится лишь впоследствии, причем таким человеком, каким он сделает себя сам».

Логическим продолжением традиций философствования Гуссерля и Хайдеггера, стал экзистенциализм Жан-Поля Сартра. Симптоматично возникнув после войны, он открыто говорит об основных проблемах 20 века и выходит на первый план философской мысли.
Разделяя взгляды Хайдеггера, Сартр считал, что человек существует как чистое присутствие. Основной тезис Сартра – «Существование предшествует сущности». Под этим Сартр понимает, что у человека нет природы, человеческой реальности нельзя дать определение. Человек появляется в мире и только потом определяется с тем, что он есть.
Сартр приводит пример с ножом. Нож сделан ремесленником, понятие ножа и его цель есть еще до его изготовления. «Невозможно представить себе человека, — пишет Сартр – который бы изготовлял этот нож, не зная, зачем он нужен». Следовательно, у ножа есть сущность, которая предшествует существованию. И это технический взгляд на мир. Человек не обладает сущностью, нельзя сказать, что есть какая-то идея или природа человека.
Предшественником Сартра в исходящем из субъекта взгляде на мир, можно считать Рене Декарта. Рене Декарт развивал учение о мире, как единстве двух субстанций – протяженной и мыслящей. Материальный мир основан на идеи протяженности (res extensa). Противостоит ему мыслящая субстанция (res cogitans). Отличительная черта мыслительной субстанции способность чувствовать и воображать. Наличие чувства и воображения, по утверждению Декарта, дает основания все подвергать сомнению. Свойства материального мира, такие как цвет, вкус, вес и звук, не имеют ясной и четкой идеи.
Декарт утверждает, что единственным методом достижения достоверного знания есть сомнение. Не подлежит, сомнению, лишь одно, — мое мышление, подвергающее все сомнению. Осознание себя, как мыслящего существа. Опыт мышления не опирается на внешние принципы, но для того, чтобы мыслить, надо существовать. Мыслящий субъект есть сознание являющееся самосознанием.
Могу ли я быть уверен, спрашивает Декарт – что окружающий меня мир, такой каким мне кажется, действителен, а не создан Богом-обманщиком или каким-то злокозненным гением?
Сартр солидарен с Декартом, приводя библейский пример с Авраамом. Когда ангел явился Аврааму и приказал принести сына в жертву, мог ли Авраам быть в том, что это на самом деле ангел? Где доказательства, что это ангел, а не дьявол, или не подсознание Авраама?
Таким образом, Сартр считает, что даже наличие Бога ничего не меняет. Человек ответственен за свои интерпретации.
Развивая тезис о том, что «существование предшествует сущности», Сартр утверждает, что человек, проект, направленный в будущее, с желанием превзойти себя. Таким образом человек «есть то, чем не является, и не является тем, что есть одновременно».
Этой позиции придерживается и В.Франкл, когда отмечает напряжение между объектом и субъектом, между «я есмь» и «я должен». Человек по Франклу не только интенционален, но и самотрансцендентен. Иллюстрацией этому, может служить приводимый В.Франклом пример – «Когда сыны Израиля скитались в пустыне. Божья слава двигалась впереди в виде облака: только таким образом Бог мог руководить Израилем. Но представьте себе, что случилось бы, если бы присутствие Бога, символизируемое облаком, оказалось бы посреди израильтян: вместо того чтобы вести их, это облако покрыло бы все туманом, и Израиль сбился бы с пути».
У Хайдеггера, также можно заметить идею эсхатологичности бытия, когда он говорит, что «присутствие всегда больше, чем оно эмпирически есть, захоти и сумей, кто зарегистрировать его как наличное в бытийном составе». Хотя присутствие еще не есть, оно всегда есть экзистенциально.
Получив во владение свое бытие, человек по Сартру одновременно получает и ответственность за него. Если нет никакой человеческой природы, то человек становится таким «каков его проект бытия». Проект бытия реализуется в выборе. Делая выбор, человек утверждает ценности.
«Нигде не записано, — говорит Сартр – что благо существует, что нужно быть честным, что нельзя лгать». Таким образом трус ответственен за свою трусость (и утверждает ценность трусости). «Он таков не потому, что у него трусливое сердце, легкие или мозг. Но потому, что сам сделал себя трусом своими поступками». С другой стороны, человек всегда имеет шанс измениться, каждый день совершая выбор. Поэтому нет трусов, героев, воров раз и навсегда.
В заключение можно отметить, что для Сартра, важнейшим является субъективность индивида. Смысл же рождается в выборе. По Сартру человек действителен настолько, насколько он осуществляется в деятельности.
Также для Сартра важна идея Декарта в различении res extensa и res cogitans. Это проявляется в том, что смысл сознания, по Сартру, совершенно отличен от смысла феномена. Смысл бытия сущего, есть феномен бытия раскрытый в сознании.
Из любого феномена бытия, можно извлечь его доонтологическое понимание. И, наоборот, у смысла, — предполагает Сартр — всегда есть бытие, на основе которого, он себя обнаруживает. В проявлении бытия, его несовершенство и греховность. Словами Сартра, «все существует из-за слабости или только потому, что нет сил умереть».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *