История патологической анатомии

Основные этапы истории развития патологической анатомии

Патологическая анатомия столь же древняя наука, как хирургия или терапия. Название «патологическая анатомия» утвердилось лишь с середины XVIII века. До этого долгое время она называлась «практической» или «медицинской» анатомией. Развитие патологической анатомии к середине ХХ века привело во многих странах к новому изменению ее названия на «клиническую патологию», что лучше отражает ее важную современную роль в прижизненной диагностике заболеваний, клинико-анатомическом анализе летальных исходов по материалам вскрытий и развитии теоретических основ медицины.

Историю патологической анатомии условно принято делить на четыре периода:

  • I период — «анатомический» или «макроскопический»(с древности и до началаXIXвека),

  • II период — «микроскопический»(с началаXIXвека до 50-х годовXXвека),

  • III период — «ультрамикроскопический»(с 50-х по 70-е годыXXвека),

  • IV период — современный, период «прижизненной патологической анатомии» или «патологической анатомии живого человека».

Многие века морфологические знания о болезнях не выделялись в самостоятельную медицинскую дисциплину.

Первый период истории развития патологической анатомии («анатомический» или «макроскопический»)— наиболее длительный, неоднородный и противоречивый. Он изучен недостаточно, хотя имеется множество отрывочных сведений о хорошем знании нормальной и патологической анатомии жрецами и целителями различных древних цивилизаций (Древнего Египта, Малой Азии, Индии, Китая, Древней Греции и Рима и др.), а также учеными-медиками средневековья.

В античной Греции и Риме профессиональные медики появились с ХII века до н.э., в Римской империи медицина продолжала развиваться и был накоплен, позже частично утраченный, обширный материал по нормальной и патологической анатомии человека (известный благодаря трудам Аристотеля, Гиппократа и его последователей, позднее — Цельса и Галена), хотя термины «анатомия» или «патология» еще не употреблялись. Первым анатомом считается ученик Пифагора врач Алкмен из Кротона (500-й г. до н.э.), которому приписывают открытие зрительного нерва. Аристотель (род. в 384 г. до н.э.) впервые в античной медицине связал проявления болезней с поражением конкретных органов, открыл роль сердца.

С большой пользой для развития медицины, но в течение короткого исторического промежутка времени, проводились вскрытия учеными (Герафил, Эразистрат и др.) Александрийской школы (300-е г. н.э.). Получили мировую известность и были актуальными для многих поколений врачей в течение последующих 1000 лет труды медика и анатома Клавдия Галена (K.Halen) (130 – 200 гг. н.э.), работавшего в крупнейшем в те годы в Средиземноморье «научном центре» — в Александрии (Египет) и написавшего первый известный учебник по анатомии человека на основании исследований трупов, главным образом, животных. С помощью экспериментов на животных Гален впервые установил роль центральной нервной системы, связь психической деятельности с головным мозгом. Он также описал виды воспаления, опухолей, морфологию многих заболеваний, обобщив знания медиков Греции и Рима.

Такого термина, как «патологическая анатомия» до середины ХVIII не существовало, морфологические знания о субстрате болезней были составной частью медицины (врачебной профессии) в целом или, в ХIII — XVIII веках в Европе — частью практической (медицинской) анатомии. Многие морфологические знания неоднократно утрачивались и вновь накапливались.

До начала ХIII века, в Европе вскрытия трупов были запрещены по религиозным соображениям (разрешались только вскрытия с целью бальзамирования трупов). Даже булла папы Бонифация VIII от 1300 г., запретившая расчленение трупов для дальних перевозок и похорон, была повсеместно неверно воспринята как наложившая запрет на проведение вскрытий и анатомических исследований. Некоторое время вскрытия проводились тайно, а ученые, которые их производили, подвергались преследованиям. Только через 250 лет, буллой папы Пия IV было рекомендовано проведение вскрытий для установления причин смерти.

В 1242 г. Королем Сицилии и Италии Фредериком II Школе медиков в Болонье (Италия) было даровано право на получение трупов двух казненных преступников в год для проведения вскрытий. В Англии с 1300 г. грамотой короля Генриха VIII ассоциации цирюльников и хирургов также было даровано право производства вскрытий четырех казненных преступников в год. Вскрытия трупов казненных разрешили проводить в Вене с 1403 г., в Праге — с 1600 г.

Таким образом, в средние века в Европе вскрытия были единичным и исключительными событиями. Препятствовало их распространению также и отсутствие стационарных лечебных учреждений (хотя первые больницы были организованы еще в античном мире). Профессор университета в Падуе Бертелеми Монтаньяно (B.Montagnana) (род. в 1460 г.) стал широко известен тем, что произвел 14 вскрытий, что было чрезвычайно много для того времени.

Как видно, анатомический, или макроскопический период истории патологической анатомии объединяет самые разные эпохи, но патологическая анатомия, еще как составная часть анатомии и хирургии, стала интенсивно развиваться только в XV—XVII веках, благодаря возникновению научной биологии, анатомии и физиологии.

В XIV—XVI веках распространились анатомические исследования трупов, производимые многими Европейскими учеными-медиками и энциклопедистами эпохи Возрождения, начал формироваться современный научный подход к анатомии и патологии человека.

Так, например, Леонардо да Винчи (1452—1519) провел вскрытия более 30 трупов для изучения анатомии человека. Не только нормальную, но и патологическую анатомию развивали Везалий (1514—1564), крупнейший анатом, его ученики Евстахий, Фаллопий и Аранций.

Парацельс, профессор Базельского университета, хирурги А.Паре, В.Фабри, анатом У.Гарвей (предложивший термин «медицинская анатомия») и др. активно пропагандировали патологоанатомические исследования трупов. Проводили вскрытия, наливку сосудов разными материалами (красками, воском) изобретатели шприца Якобус Беренгарус (1470—1550) и Региньер де Грааф (1641—1673).

Ж.Фернель (J.Fernel) (1497—1558) в своем труде «Патология» — первом руководстве с таким названием, обобщил материалы многих вскрытий, впервые описал аппендицит (еще не употребляя этого термина), сифилитическую аневризму аорты и др.

В XVII веке Карл Линней, Марчелло Мальпиги (открывший капилляры), Марк Северин (описавший доброкачественные и злокачественные опухоли), Сильвиус (описавший туберкулез легких), Яков Вепфер (впервые объяснивший связь апоплексического удара с кровоизлиянием в мозг), Глиссон и Уиллис (Вилизий) не только производили патологоанатомические вскрытия, но и указывали на их исключительную роль для выяснения причин смерти конкретных больных и развития медицины в целом. В XVII веке в Европе стали открываться музеи патологоанатомических препаратов.

Теофил Боне (Th.Bonet) (1620—1689), швейцарский врач, в 1676 г. одним из первых систематизировал результаты около 3000 вскрытий, описания которых он собрал в литературе начиная со времен Гиппократа, т.е. за 2000 лет, и показал существование связи между морфологическими изменениями органов и клиническими проявлениями болезней.

Большой вклад внес в становление научной нормальной и патологической анатомии голландский медик (анатом, хирург и судебный медик) Фредерик Рюйш (F.Ruysch) (1638—1731). Ф.Рюйш в гильдии хирургов Амстердама производил судебно-медицинские и патологоанатомические вскрытия, основал анатомический музей, по-видимому, один из первых в мире. Именно он представил свой анатомический музей Петру I, который во время пребывания в Голландии в 1689 г. даже ассистировал Рюйшу на вскрытиях.

К концу XVII – началу XVIII веков были накоплены обширные материалы результатов патологоанатомических вскрытий, однако обобщить их долгое время не удавалось.

Первый периодразвития патологической анатомиикак наукифактически начался после издания в 1761 г. 5-и томного труда профессора университетов Болоньи и Падуи, ученика анатома и практикующего врача А. Вальсальвы —Джованни Морганьи(G.Morgagni, 1682—1771) «О местонахождении и причинах болезней, выявленных анатомом».

Дж.Морганьи впервые провел клинико-анатомические сопоставления по результатам 700 патологоанатомических вскрытий, представил патологоанатомические описания многих заболеваний, указал правильное место патологической анатомии среди клинических дисциплин.

Мари Биша (M.Bishot) (1771—1802) и другие французкие клиницисты и естествоиспытатели XVIII века — Ж. Корвизар (возродивший метод перкуссии), Р. Лаэннек (изобретший аускультацию) внедрили патологическую анатомию в клиническую практику, предложили изучать повреждение на тканевом уровне, создали классификацию видов тканей (соединительная, мышечная, жировая, костная и др.). Ученик М.Биша — Ф.Бруссе создал учение, отвергающее существование болезней, не имеющих материального субстрата.

Жан Крювелье (J.Cruvellier) (1771—1873), ученик Г. Дюпюитрена, первый профессор патологической анатомии Парижского университета, в 1829—1835 гг. создал и выпустил первый в мире цветной атлас по патологической анатомии.

Первый период завершился в 1842—1846 гг. с появлением многотомного «Руководства по частной патологической анатомии» основоположника гуморальной патологии чешского ученого, профессора патологической анатомии Венского университета Карла Рокитанского (K.Rokitansky, 1804—1878).

К. Рокитанский впервые систематизировал и изложил частную патологическую анатомию по органному принципу представил изменения в органах в соответствии с различными стадиями развития всех известных тогда важнейших заболеваний, впервые использовал методы статистики в патологической анатомии. Р.Вирхов назвал К. Рокитанского «Линнеем патологической анатомии».

К. Рокитанский был первым патологоанатомом, не занимавшимся непосредственно клинической деятельностью, активно пропагандировал преподавание патологической анатомии и способствовал открытию кафедр патологической анатомии в Европейских университетах. Однако в его руководстве хотя и были представлены единичные микроскопические (гистологические) описания, однако их роль была еще невелика.

К этому времени, однако, стало ясно, что при многих тяжелых нарушениях функции органов выявить их макроскопические (анатомические) изменения не удается. Именно этот факт лег впоследствии в основу ошибочного выделения «функциональных» болезней, как, якобы, не имеющих своего структурного выражения. Кроме того, К. Рокитанский объяснял происхождение и сущность патологических процессов с точки зрения гуморальных представлений — учения о «кразах» — дискразиях (поэтому К. Рокитанский считается основоположником «гуморальной» патологии). Однако впоследствии он принял идеи целлюлярной патологии Р. Вирхова.

Второй периодистории патологической анатомии («микроскопический») связан с именем основателя клеточной (целлюлярной) патологии профессора Берлинского университета Рудольфа Вирхова(R.Virchov, 1821—1902) и с изданием в 1858 г. его руководства»Целлюлярная патология». Этот период стал возможен благодаря изобретению микроскопа и утверждению в 1838—1839 гг. клеточной теории строения организмов Шлейдена (1804—1881) и Шванна (1810—1882).

Основная мысль труда Р. Вирхова «Целлюлярная патология» сводилась к тому, что вся патология есть патология клеток. Им впервые описаны и названы такие патологические процессы, как эмболия, лейкемия, амилоидоз и др.

Р. Вирхов — основатель кафедры и института патологии в Берлине, журнала по патологической анатомии («Вирховский архив»), создатель всемирно известного музея макропрепаратов (более 25.000 макропрепаратов). Целлюлярная патология, явившаяся в свое время наивысшим научным достижением медицины, имела, однако, серьезные недостатки, например, рассматривала клетки организма как независимые самостоятельные ячейки. Эта теория в последующем была значительно дополнена представлениями о гуморальных и нервных регуляторных процессах, межклеточном взаимодействии и др.

Изобретение электронного микроскопа позволило в 50-е годы ХХ века перейти к изучению патологических процессов на ультраструктурном уровне и положило начало третьему периоду развития патологической анатомии — «ультрамикроскопическому».

В дальнейшем к электронно-микроскопическому методу исследования добавились иммуноморфологический, радиографический и другие, что позволило изучать тончайшие внутриклеточные изменения, сблизило патологическую анатомию с молекулярной патологией, патологической физиологией и биохимией, генетикой и иммунологией, положило конец условному разделению болезней на «структурные» и «функциональные».

Начиная с 70-х — 80-х годов ХХ века большее значение приобрели прижизненные морфологические методы исследования органов, тканей и клеток. К концу третьего периода истории патологической анатомии исследования биопсийного материала стали преобладать над вскрытиями. Наступил четвертый период развития патологической анатомии — период «прижизненной патологической анатомии» или «патологической анатомии живого человека». Не случайно во многих странах термин «патологическая анатомия» уступил место названию «клиническая патология». Патологоанатомические исследования производятся с использованием широкого спектра морфологических и молекулярно-биологических методов исследования биопсийного материала, который может быть получен из любых органов и тканей, однократно или повторно, в ходе лечения заболевания. Перспективны тонкоигольные биопсии с последующим цитологическим исследованием полученного материала. Однако, несмотря на развитие новых методов исследования, патологоанатомические вскрытия не утратили своего значения.

В клинике широкое развитие получили также иные методы прижизненных структурных исследований, основанные на других физических принципах — виды ядерно-магнитного резонанса, компьютерной томографии, ультрасонографии и др. По-видимому, дальнейшее развитие этих методов сблизит их с патологической анатомией (клинической патологией) и приведёт к возможности изучать молекулярные, субклеточные и клеточные изменения в живом организме без взятия биопсии и травмирования тканей.

Изложенная выше периодизация истории патологической анатомии впервые была предложена Р. Вирховым в его речи о макроскопическом и микроскопическом периодах развития патологической анатомии в 1895 г. («Морганьи и анатомическая мысль»). В дальнейшем многими отечественными авторами (А.И. Абрикосов, И.В. Давыдовский, Д.С. Саркисов) такая периодизация была уточнена и продолжена до настоящего времени.

Лекция 1. Патологическая анатомия

1. Задачи патологической анатомии

2. Объекты исследования и методы патологической анатомии

3. Краткая история развития патанатомии

4. Смерть и посмертные изменения, причины смерти, танатогенез, смерть клиническая и биологическая

5. Трупные изменения, их отличия от прижизненных патологических процессов и значение для диагностики болезни

1. Задачи паталогической анатомии

Патологическая анатомия– наука о возникновении и развитии морфологических изменений в больном организме. Она зародилась в эпоху, когда исследование болезненно измененных органов проводилось невооруженным глазом, т. е. тем же методом, каким пользуется анатомия, изучающая строение здорового организма.

Патологическая анатомия – одна из важнейших дисциплин в системе ветеринарного образования, в научной и практической деятельности врача. Она изучает структурные, т. е. материальные основы болезни. Она опирается на данные общей биологии, биохимии, анатомии, гистологии, физиологии и других наук, которые изучают общие закономерности жизни, обмен веществ, строение и функциональные отправления здорового организма человека и животных во взаимодействии его со внешней средой.

Без знания того, какие морфологические изменения в организме животного вызывает болезнь, невозможно правильное представление о ее сущности и механизме развития, диагностике и лечении.

Изучение структурных основ болезни проводится в тесной связи с клиническими ее проявлениями. Клинико-анатомическое направление – отличительная черта отечественной патанатомии.

Изучение структурных основ болезни проводится на разных уровнях:

· организменный уровень позволяет выявить болезнь целостного организма в ее проявлениях, во взаимосвязи всех его органов и систем. С этого уровня начинается изучение больного животного в клиниках, трупа – в секционном зале или скотомогильнике;

· системный уровень изучает какую-либо систему органов и тканей (пищеварительная система и т. д.);

· органный уровень позволяет определять изменения органов и тканей, видимых простым глазом или под микроскопом;

· тканевый и клеточный уровни – это уровни изучения измененных тканей, клеток и межклеточного вещества с помощью микроскопа;

· субклеточный уровень позволяет наблюдать с помощью электронного микроскопа изменения ультраструктуры клеток и межклеточного вещества, которые в большинстве случаев являлись первыми морфологическими проявлениями болезни;

· молекулярный уровень изучения болезни возможен при использовании комплексных методов исследований с привлечением электронной микроскопии, цитохимии, радиоавтографии, иммуногистохимии.

Распознавание морфологических изменений на органном и тканевом уровнях очень трудно в начале болезни, когда эти изменения бывают незначительными. Это связано с тем, что болезнь началась с изменения субклеточных структур.

Эти уровни исследования дают возможность рассматривать структурные и функциональные нарушения в их неразрывном диалектическом единстве.

2. Объекты исследования и методы патологической анатомии

Патологическая анатомия занимается изучением структурных нарушений, возникших на самых начальных стадиях болезни, в ходе ее развития, вплоть до конечных и необратимых состояний или выздоровления. Это морфогенез болезни.

Патологическая анатомия изучает отклонения от обычного течения болезни, осложнения и исходы болезни, обязательно раскрывает причины, этиологию, патогенез.

Изучение этиологии, патогенеза, клиники, морфологии болезни позволяет применить научно-обоснованные меры лечения и профилактики болезни.

Результаты наблюдений в клинике, исследований патофизиологии и патологической анатомии показали, что здоровый организм животного обладает способностью сохранять постоянство состава внутренней среды, устойчивое равновесие в ответ на внешние факторы – гомеостаз.

При болезни гомеостаз нарушается, жизнедеятельность протекает иначе, чем в здоровом организме, что и проявляется характерными для каждой болезни структурными и функциональными нарушениями. Болезнь – это жизнь организма в изменившихся условиях как внешней, так и внутренней среды.

Патологическая анатомия изучает также изменения в организме. Под влиянием лекарств они могут быть положительными и отрицательными, вызывая побочные явления. Это патология терапии.

Итак, патологическая анатомия охватывает большой круг вопросов. Она ставит перед собой задачу дать четкое представление о материальной сущности болезни.

Патологическая анатомия стремится использовать новые, более тонкие структурные уровни и наиболее полную функциональную оценку измененной структуры на равных уровнях ее организации.

Патологическая анатомия получает материал о структурных нарушениях при болезнях с помощью вскрытия трупов, хирургических операций, биопсии и экспериментов. Кроме того, в ветеринарной практике с диагностической или научной целью проводят вынужденный убой животных в разные сроки заболевания, что дает возможность изучить развитие патологических процессов и болезни на различных стадиях. Большая возможность патологоанатомического обследования многочисленных туш и органов представляется на мясокомбинатах при забое животных.

В клинической и патоморфологической практике определенное значение имеют биопсии, т. е. прижизненное взятие кусочков тканей и органов, проводимое с научной и диагностической целью.

Особенно важным для выяснения патогенеза и морфогенеза болезней является воспроизведение их в эксперименте. Экспериментальный метод дает возможность создавать модели болезни для точного и детального их изучения, а также для испытания эффективности лечебных и профилактических препаратов.

Возможности патологической анатомии значительно расширились с применением многочисленных гистологических, гистохимических, авторадиографических, люминисцентных методов и т. д.

Исходя из задач, патологическая анатомия ставится в особое положение: с одной стороны, это теория ветеринарии, которая, раскрывая материальный субстрат болезни, служит клинической практике; с другой – это клиническая морфология для установления диагноза, служащая теории ветеринарии.

3. Краткая история развития патанатомии

Развитие патологической анатомии как науки неразрывно связано со вскрытием трупов человека и животных. Согласно литературным источникам во II столетии н. э. римский врач Гален вскрывал трупы животных, изучая на них анатомию, физиологию, и описал некоторые патолого-анатомические изменения. В Средние века из-за религиозных воззрений вскрытия трупов людей были запрещены, что несколько приостановило развитие патологической анатомии как науки.

В XVI в. в ряде стран Западной Европы врачам вновь было предоставлено право осуществлять вскрытия трупов людей. Данное обстоятельство способствовало дальнейшему совершенствованию знаний в области анатомии и накоплению патолого-анатомических материалов при различных болезнях.

В середине XVIII в. вышла в свет книга итальянского врача Морганьи «О локализации и причинах болезней, выявленных анатомом», где были систематизированы разрозненные патолого-анатомические данные своих предшественников и обобщен собственный опыт. В книге дано описание изменений в органах при различных заболеваниях, что облегчало их диагностику и способствовало пропаганде роли патолого-анатомического исследования в установлении диагноза.

В первой половине XIX в. в патологии господствовало гуморальное направление, сторонники которого видели сущность болезни в изменении крови и соков организма. Считалось, что сначала происходит качественное нарушение крови и соков с последующим отклонением «болезнетворной материи» в органах. Это учение основывалось на фантастических представлениях.

Развитие оптической техники, нормальной анатомии и гистологии создало предпосылки для возникновения и развития клеточной теории (Вирхов Р.,1958). Патологические изменения, наблюдаемые при том или ином заболевании, по Вирхову, – это простая сумма болезненного состояния самих клеток. В этом заключается метафизический характер учения Вирхова Р., так как ему было чуждо представление о целостности организма и его взаимосвязи с окружающей средой. Однако учение Вирхова послужило стимулом для глубокого научного изучения болезней путем патолого-анатомического, гистологического, клинического и экспериментального исследования.

Во второй половине XIX и начале ХХ вв. в Германии работали крупные патологоанатомы Кип, Иост, авторы фундаментальных руководств по патолого-анатомической анатомии. Немецкие патологоанатомы вели большие исследования по инфекционной анемии лошадей, туберкулезу, ящуру, чуме свиней и т. д.

Начало развития отечественной ветеринарной патологической анатомии относится к середине XIX в. Первые ветеринарные патологоанатомы были профессорами ветеринарного отделения Петербургской медико-хирургической академии И. И. Равич и А. А. Раевский.

С конца XIX столетия отечественная патанатомия получила свое дальнейшее развитие в стенах Казанского ветеринарного института, где с 1899 г. заведовал кафедрой профессор К. Г. Боль. Его перу принадлежит большое количество работ по вопросам общей и частной патологической анатомии.

Проведенные отечественными учеными исследования представляют большое научно-практическое значение. Выполнен ряд важных исследований в области изучения теоретических и практических вопросов патологии сельскохозяйственных и промысловых животных. Эти работы внесли ценный вклад в развитие ветеринарной науки и животноводства.

4. Смерть и посмертные изменения

Смерть – необратимое прекращение жизненных функций организма. Это неизбежное завершение жизни, которое возникает в результате болезней или насильственного воздействия.

Процесс умирания называется агонией. В зависимости от причины агония может быть очень кратко выраженной или иметь продолжительность до нескольких часов.

Различают смерть клиническую и биологическую. Условно моментом клинической смерти считают прекращение сердечной деятельности. Но после этого другие органы и ткани с различной продолжительностью еще сохраняют жизнедеятельность: продолжается перистальтика кишечника, секреция желез, сохраняется возбудимость мышц. После прекращения всех жизненных функций организма наступает смерть биологическая. Возникают посмертные изменения. Изучение этих изменений важно для понимания механизма смерти при различных заболеваниях.

Для практической деятельности большое значение имеют отличия морфологических изменений, возникших прижизненно и посмертно. Это способствует установлению правильного диагноза, а также важно для судебно-ветеринарной экспертизы.

5. Трупные изменения

· Охлаждение трупа. В зависимости от условий по истечению различных сроков температура трупа выравнивается с температурой внешней среды. При 18–20° тепла охлаждение трупа происходит каждый час на один градус.

· Трупное окоченение. Через 2–4 ч (иногда раньше) после клинической смерти гладкие и поперечно-полосатые мышцы несколько сокращаются и становятся плотными. Процесс начинается с челюстных мышц, затем распространяется на шею, передние конечности, грудь, брюхо и задние конечности. Наибольшая степень окоченения наблюдается через 24 ч и сохраняется 1–2 суток. Затем окоченение исчезает в той же последовательности, как и возникает. Окоченение сердечной мышцы происходит через 1–2 ч после смерти.

Механизм трупного окоченения еще недостаточно изучен. Но точно установлено значение двух факторов. При посмертном распаде гликогена образуется большое количество молочной кислоты, которая изменяет химизм мышечного волокна и способствует окоченению. Уменьшается количество аденозинтрифосфорной кислоты, а это обусловливает утрату эластических свойств мышц.

· Трупные пятна возникают вследствие изменений в состоянии крови и ее перераспределения после смерти. В результате посмертного сокращения артерий значительное количество крови переходит в вены, скапливается в полостях правого желудочка и предсердий. Происходит посмертное свертывание крови, но иногда она остается жидкой (в зависимости от причины смерти). При смерти от асфиксии кровь не свертывается. В развитии трупных пятен имеется две стадии.

Первая стадия – образование трупных гипостазов, которые возникают через 3–5 ч после смерти. Кровь в силу тяжести перемещается в нижележащие части тела и просачивается через сосуды и капилляры. Образуются пятна, видимые в подкожной клетчатке после снятия кожи, во внутренних органах – при вскрытии.

Вторая стадия – гипостатическая имбибиция (пропитывание).

При этом межтканевая жидкость и лимфа проникают внутрь сосудов, происходит разжижение крови и усиливается гемолиз. Разведенная кровь снова просачивается из сосудов сначала на нижнюю сторону трупа, а затем повсеместно. Пятна имеют неотчетливые очертания, а при разрезе вытекает не кровь, а сукровичная тканевая жидкость (отличие от кровоизлияний).

· Трупное разложение и гниение. В омертвевших органах и тканях развиваются аутолитические процессы, называемые разложением и обусловленные действием собственных ферментов умершего организма. Происходит распад (или расплавление) тканей. Наиболее рано и интенсивно указанные процессы развиваются в органах, богатых протеолитическими ферментами (желудок, поджелудочная железа, печень).

К разложению затем присоединяется гниение трупа, вызванное действием микроорганизмов, которые и при жизни постоянно присутствуют в теле, особенно в кишечнике.

Гниение раньше всего происходит в органах пищеварения, но затем распространяется и на весь организм. При гнилостном процессе образуются различные газы, главным образом сероводород, возникает очень неприятный запах. Сероводород при взаимодействии с гемоглобином образует сернистое железо. Появляется грязно-зеленоватая окраска трупных пятен. Мягкие ткани опухают, размягчаются и превращаются в серо-зеленую массу, нередко пронизанную пузырьками газа (трупная эмфизема).

Гнилостные процессы развиваются быстрее при более высокой температуре и более высокой влажности окружающей среды.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

«Грязная наука»

Можно ли доверять дактилоскопии? Как насекомые помогают определить время убийства? Как по портретам, сделанным с учетом старения, находят политических и военных преступников? Известная шотландская писательница, автор детективов Вэл Макдермид в книге «Анатомия преступления: что могут рассказать насекомые, отпечатки пальцев и ДНК» рассказывает историю криминалистики — от судебной медицины Древнего Китая до ДНК-профилирования. Книга выйдет в 20-х числах августа в издательстве «Альпина нон-фикшн». «Лента.ру» публикует фрагмент главы, посвященной патологической анатомии.

Поэт Джон Донн напоминает нам: «Смерть каждого человека умаляет и меня, ибо я един со всем человечеством». Это благородные слова. И все же не будем отрицать: нас больше затрагивает чья-то внезапная и насильственная смерть, если она имеет какое-то отношение, пусть отдаленное, к нам самим. Так для меня было в случае с Рэйчел Маклин, которая училась в том же маленьком колледже Оксфордского университета для женщин, что и я. Мы никогда не были знакомы, но я не могу избавиться от ощущения некоторой причастности к ней и ее судьбе.

Девятнадцатилетняя Рэйчел Маклин училась в Колледже святой Хильды, когда за ней стал ухаживать Джон Тэннер. Через 10 месяцев отношений, 13 апреля 1991 года, он сделал ей предложение. Такую важную новость любая девушка сообщила бы всем друзьям. Но в следующие несколько дней никто из знакомых в колледже, да и во всем университете, не видел Рэйчел. Прилежная, дружелюбная, открытая — никто не мог поверить, что она взяла и уехала, никому ничего не сказав. Тэннер звонил ей домой и просил позвать ее к телефону, но соседка по дому отвечала, что не знает, где Рэйчел.

Руководство колледжа беспокоилось все сильнее и через пять дней уведомило полицию. Полицейские связались с Тэннером — он жил в Ноттингеме, где учился в университете, — и тот сообщил, что в последний раз видел подругу 14 апреля 1991 года в Оксфорде, когда уезжал на поезде в Ноттингем, а она помахала ему рукой с платформы. Длинноволосый молодой человек, с которым они познакомились в станционном буфете, предложил подвезти ее обратно на Аргайл-стрит.

Тэннер сотрудничал с полицией, помогал в поисках и даже принял участие в телевизионной реконструкции ее отъезда со станции в Оксфорде, чтобы освежить память тех, кто мог видеть Рэйчел. По-видимому, это был первый убийца, который участвовал в такой реконструкции. На пресс-конференции он взволнованно говорил друзьям и репортерам, что они с Рэйчел любили друг друга и собирались пожениться.

Однако полицейские заподозрили, что Тэннер что-то скрывает. Они подговорили репортеров задать ему провокационные вопросы, например: «Это вы убили Рэйчел?» То, как он отвечал — с глупой ухмылкой, без особых эмоций, убедило полицию, что он знает об исчезновении больше, чем говорит.

В доме на Аргайл-стрит, где Рэйчел жила вместе с подругами, был произведен обыск. Однако казалось, что все в порядке. Половицы никто не трогал, и ничто не выглядело подозрительным. Детективы почти отчаялись найти улики, которые позволили бы арестовать Тэннера или хотя бы надавить на него. Водолазы обшарили реку Червелл, а другие сотрудники прочесали близлежащие кустарники.

Тогда полиция попросила муниципальный совет выяснить, есть ли в доме на Аргайл-стрит подвал. Поступил ответ: подвала нет, но некоторые дома на этой улице построены на свайном фундаменте. А значит, под полом есть пространство.

Вооруженные этой информацией, 2 мая полицейские произвели в доме повторный обыск. И на сей раз нашли тело Рэйчел, частично мумифицированное, под лестницей. Тэннер просунул ее в 20-сантиметровое пространство внизу шкафа под лестницей и затолкнул в подпол. Хотя с момента гибели прошло 18 дней, тело почти не разложилось. Холодный и сухой воздух, проходивший сквозь пустотелый кирпич, высушил кожу.

Однако находкой тела заканчивается лишь первая часть расследования. После этого патологоанатом начинает собирать факты, которые лягут в основу обвинения. В случае с убийством Рэйчел Маклин эта задача была возложена на Иана Уэста, руководителя отделения судебной медицины в лондонской больнице «Гайс Хоспитал». В ходе аутопсии он обнаружил синяк размером 1 см слева от гортани Рахили и четыре пятнышка справа от гортани. Он сфотографировал их, а также петехии — точечные кровоизлияния на лице и глазах. Внутренний осмотр показал перелом хрящей гортани. Все эти травмы указывали на смерть от удушения. На голове также не хватало пучка волос. По мнению Уэста, он вырвался, когда Рэйчел пыталась ослабить хватку на своем горле.

Когда полиция предъявила Джону Тэннеру улики, основанные на данных экспертизы, он не выдержал и сознался в убийстве. На суде он сказал: «В ярости я набросился на нее и схватил ее за горло. Думаю, я потерял власть над собой, поскольку последующее помню лишь смутно». По его словам, он убил Рэйчел после того, как она призналась, что изменила ему. А потом провел ночь возле ее бездыханного тела. Утром же стал искать, куда бы его спрятать. Затолкал труп в зазор внизу подлестничного шкафа и сел на поезд до Ноттингема. Тэннера приговорили к пожизненному заключению. В 2003 году он был освобожден и вернулся к себе на родину, в Новую Зеландию.

Судебная медицина напоминает пазл. Патологоанатом должен зафиксировать все необычные детали, обнаруженные на теле и внутри тела, и на основании этих обрывков информации попытаться восстановить прошлое. Человек всегда хотел понять, почему умерли его близкие. Неслучайно само слово «аутопсия» восходит к древнегреческим словам, означающим «видение собственными глазами». Аутопсия — попытка утолить любопытство с помощью медицины.

Первый известный нам случай судебной аутопсии относится к 44 году до нашей эры, когда врач Юлия Цезаря сообщил, что из 23 колотых ран, нанесенных консулу, смертельной была только одна: между первым и вторым ребром. Во второй половине II века нашей эры греческий врач Гален создал очень авторитетные трактаты по анатомии, основанные преимущественно на диссекции обезьян и свиней. Несмотря на недостаточную солидность базы, его анатомические теории доминировали до XVI века, когда Андреас Везалий описал нормальное строение тела и отклонения, став предтечей современной патологической анатомии — науки о болезнях.

Эпохальный учебник Везалия «О строении человеческого тела» (1543) посвящен Карлу V — императору Священной Римской империи, в чье правление произошел прорыв в судебной медицине. Впервые в истории этого государства были введены правила уголовного судопроизводства. Они устанавливали, какие преступления считать серьезными (например, ведьм сжигали), давали судам полномочия распоряжаться о расследовании тяжких преступлений. Эти правила, вкупе именуемые «Каролинский кодекс», обязывали судей консультироваться с хирургами в тех случаях, когда кого-то подозревали в убийстве, что было важным шагом в развитии судебной медицины.

Каролинский кодекс был принят в значительной части континентальной Европы, и врачи играли все более заметную роль в залах суда. К числу этих врачей принадлежал Амбруаз Паре, «основоположник судебной медицины». В своих трудах он писал о влиянии насильственной смерти на внутренние органы, объяснял, как выявить смерть от удара молнии, утопления, удушья, отравления и апоплексического удара; показывал, как опознать насильственный характер смерти младенцев и как отличить раны, полученные человеком при жизни, от ран, причиненных после смерти.

По мере расширения знаний о человеческом теле происходило становление науки. В XIX веке многое для развития судебной медицины и в Британии, и в других странах сделал Альфред Суэйн Тейлор . Его главный «Учебник медицинской юриспруденции» (A Manual of Medical Jurisprudence, 1831) выдержал 10 изданий еще при жизни Тейлора. К середине 1850-х годов Тейлор выступил консультантом в 500 судебных делах, но узнал на своем опыте, что и судмедэксперты могут ошибаться.

В 1859 году Центральный уголовный суд в Лондоне рассматривал дело доктора Томаса Сметерста , обвиняемого в отравлении его любовницы Изабеллы Бэнкс. На суде Суэйн Тейлор заявил, что налицо улика: следы мышьяка в бутылке, принадлежавшей Сметерсту. Последовал смертный приговор, но позже экспертизу Тейлора забраковали: по всей видимости, мышьяка в бутылке не было. Изабелла Бэнкс давно болела и умерла, вероятно, своей смертью. Сметерста помиловали: пришлось только отсидеть год за двоеженство. В Lancet и Times и самого Тейлора, и смертный приговор разнесли в пух и прах, а судебную медицину стали называть «грязной наукой». На долгие годы ее репутация была испорчена.

Состязательная система английского правосудия с ее театральностью предполагала, что встать на защиту доброго имени судебной медицины должен был яркий, харизматичный человек. Такой фигурой стал неотразимый Бернард Спилсбери. Красавец и блестящий оратор, он никогда не появлялся на публике иначе как во фраке, цилиндре и гетрах. Его искусство не вызывало сомнений. Он одинаково владел обеими руками и работал с трупом очень быстро и точно, а о своих находках рассказывал ясно и не злоупотребляя терминами.

Спилсбери любили и присяжные, и публика. Для газетчиков он был оплотом закона, о который разбиваются козни негодяев и убийц. После смерти криминалиста в 1947 году журнал Lancet назвал его «уникальным и непревзойденным судмедэкспертом». Спилсбери представлял обвинение более чем в 200 делах об убийстве.

Впервые общественность обратила на него внимание в 1910 году, когда он выступил экспертом на сенсационном процессе по делу доктора Хоули Харви Криппена. Американский гомеопат и продавец лекарств Криппен жил в Камдентауне со своей женой Корой, певицей мюзик-холла, известной под псевдонимом Белль Элмор. Брак не сложился, а спустя какое-то время друзья заметили, что Кора совсем перестала появляться на людях. Доктор Криппен говорил им то одно, то другое: то она умерла, то уехала выступать в Америку. Это вызвало подозрения, и они обратились в полицию. Полиция допросила Криппена, обыскала его дом, но ничего не нашла. Однако следствие вызвало панику у Криппена, и он бежал со своей юной любовницей Этель Ле Нев на пароходе «Монтроз» в Канаду. При этом Ле Нев оделась в мужскую одежду и выдавала себя за сына Криппена.

Их побег вновь разжег подозрения полиции. Впрочем, вторичный обыск в доме Криппена ничего не дал. Но сомнения остались, и полицейские провели третий обыск. Под кирпичным полом подвала были найдены человеческие останки: туловище, завернутое в кусок мужской пижамы.

Между тем капитан «Монтроза» обратил внимание на двух странных пассажиров на борту и, пока корабль не вышел из зоны связи, послал английским властям беспроводную телеграмму: «Имею сильные подозрения, что лондонский убийца Криппен находится среди пассажиров вместе с сообщницей. Сбрил усы, отращивает бороду. Сообщница переодета в мальчика. Манеры и телосложение, несомненно, принадлежат девушке». Тогда главный инспектор Дью из Скотланд-Ярда на быстроходном лайнере добрался до Канады раньше Криппена с любовницей и эффектно арестовал их, как только они прибыли. Это был первый арест, осуществленный с помощью беспроводной связи.

Для исследования останков полиция вызвала хирурга из лондонской Больницы святой Марии, а тот в свою очередь привлек к работе молодого Спилсбери. Спилсбери внимательно изучил записи врачей, лечивших Кору Криппен, и выяснил, что она перенесла операцию на брюшной полости. Аутопсия не определила пол трупа, но Спилсбери нашел следы токсических веществ.

На суде Спилсбери предъявил кусок кожи в формальдегиде, на котором был шрам, тело предположительно принадлежало Коре Криппен. Он передал его присяжным в стеклянном сосуде. В соседней комнате Спилсбери установил микроскоп.

Так присяжные могли рассмотреть образцы ткани. Судмедэксперт, выступавший на стороне защиты, пытался доказать, что это не след от шрама, а кожная складка, поскольку на ней есть волосяные мешочки. Однако присяжные поверили Спилсбери. Криппена признали виновным в том, что он опоил и убил свою жену. Его повесили в Пентонвилльской тюрьме в Лондоне, а похоронили, как он просил, с фотографией Ле Нев, которую не признали соучастницей преступления и оправдали.

6. Патологическая анатомия в России

Развитие патологической анатомии в России происходило непосредственно в связи с клиниками. Регулярно проводились вскрытия трупов умерших в госпиталях. Вскрытия в России начали проводить официально и регулярно еще в первой половине XVIII в. – это раньше, чем в других странах. В Московской медико-хирургической академии, Московском университете, Петербургской медико-хирургической академии преподавание патологической анатомии велось анатомами в курсе нормальной анатомии, а также клиницистами в курсах патологии и терапии. Надо отметить то, что русские врачи понимали большое значение патологической анатомии для клиники. И. В. Буяльский, И. Е. Дядьковский, Г. И. Сокольский, Н. И. Пирогов начали чтение специального курса лекций, которые были посвящены проблемам патологической анатомии. Чтение этих лекций происходило еще до создания специальных кафедр патологической анатомии.

Первым профессором патологической анатомии в московском университете стал А. И. Полунин (1820–1888). В своих работах А. И. Полунин отмечал значение нервной системы в различных патологических процессах, которые происходят в организме. Полунин критиковал целлюлярную теорию Вирхова, гуморальное учение Рокитанского. Он считал, что для организма человека одинаково большое значение имеют и твердые части, и соки, а также был уверен, что изменения, которые происходят в чем-то одном (твердой части или соке), влекут за собой изменения в другом. После того как Полунин возвратился из поездки по Западной Европе в 1845 г., он отмечал, что в некоторых странах (например, в Германии) клинические врачи уделяли недостаточное внимание патологической анатомии. А. И. Полунин писал: «Учащиеся не имеют права присутствовать при вскрытиях всех умерших в Charite. Самые вскрытия производятся большей частью небрежно, поверхностно. Вообще нельзя не упрекнуть клинических преподавателей берлинских в неизвинительном небрежении к патологической анатомии».

В Петербургской медико-хирургической академии в 1859 г. была организована самостоятельная кафедра патологической анатомии.

В Петербурге видным патологоанатомом был М. М. Руднев (1837–1878). Микроскоп стал для студентов академии чуть ли не повседневным прибором исследования – это заслуга М. М. Руднева. Он неоднократно отмечал большое значение патологической анатомии для клинических дисциплин, а также говорил о том, что студентам необходимо привить практические навыки. М. М. Руднев придавал большое значение нервной системе в патологических процессах. Руднев пользовался экспериментальными методами в своих исследованиях, которые он проводил в различных областях патологической анатомии. Он, так же как и Полунин, критиковал учение Вирхова: «Неверно, что вся сущность болезненных расстройств приписывалась изменению клеточных элементов, ибо болезни могут состоять в изменении как плотных, так и жидких частей тела».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Развитие патологической анатомии в России

Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Новосибирский государственный медицинский университет»

Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

(ГБОУ ВПО НГМУ Минздравсоцразвития России)

Кафедра социально-исторических наук

Реферат по истории медицины

Развитие патологической анатомии в России

Выполнил:

студентка 20 группы Iкурса

педиатрического факультета

Кротова Анастасия Олеговна

Проверил:

Вишневский Станислав Олегович

Новосибирск 2012

  1. Введение
  2. И. В. Буяльский, его вклад в развитие патологической анатомии
  3. И.Е. Дядьковский, вклад в развитие патологической анатомии
  4. Г.И.Сокольский, вклад в развитие патологической анатомии
  5. Вклад Н. И. Пирогова в развитие патологической анатомии
  6. Заключение

Введение

Развитие патологической анатомии в России происходило непосредственно в связи с клиниками. Регулярно проводились вскрытия трупов умерших в госпиталях. Вскрытия в России начали проводить официально и регулярно еще в первой половине XVIII в., в Московской медико-хирургической академии, — это раньше, чем в других странах. В Московском университете, Петербургской медико-хирургической академии преподавание патологической анатомии велось анатомами в курсе нормальной анатомии, а также клиницистами в курсах патологии и терапии. Надо отметить то, что русские врачи понимали большое значение патологической анатомии для клиники. И. В. Буяльский, И. Е. Дядьковский, Г. И. Сокольский, Н. И.Пирогов начали чтение специального курса лекций, которые были посвящены проблемампатологической анатомии. Чтение этих лекций происходило еще до создания специальных кафедр патологической анатомии.

Патологическая анатомия – одна из основных медицинских дисциплин,

изучающая патологические процессы и болезни посредством морфологического исследования. Она является одной из главных частей общей патологии. В ее задачи входит:

  1. выявление и описание макро- и микроскопических изменений, возникающих при патологических процессах и болезнях;
  2. выяснение механизма развития этих изменений;
  3. сопоставление морфологических изменений, изучаемых в динамике, с данными патофизиологического исследования и клинической картиной болезней.

Патологическая анатомия – важнейший раздел научной медицины, ее достижения часто имеют решающее значение в раскрытии природы болезней.

И.В.Буяльский, его вклад в развитие патологической анатомии

И. В. Буяльский родился 26 июня 1789 г. в семье священника села Воробьевки Черниговской губернии. Начальное и среднее образование он получил в Новгород-Северском уездном училище и в Черниговской семинарии. В 1809 г. он поступает в Московское отделение Медико-хирургической академии и через год переводится на II курс Петербургской академии, где работал тогда профессором анатомии П. А. Загорский.

Еще будучи студентом, Илья Васильевич увлекался анатомией, а затем хирургией. Обладая исключительной работоспособностью, он обратил на себя внимание профессора и уже с III курса был привлечен к преподавательской работе в анатомическом театре и как ассистент при операциях в хирургической клинике И. Ф. Буша.

В 1814 г. Илья Васильевич блестяще окончил Медико-хирургическую академию и был оставлен при академии в должности прозектора анатомии. Вместе с тем он продолжает практическую хирургическую деятельность в клинике И. Ф. Буша, куда был приглашен в 1815 г. на должность ординатора. В 1816 г. за ряд произведенных крупных операций ему присваивается звание медика-хирурга, а с 1817 г. он становится адъюнктом, занимая эту должность в течение 5 лет и являясь ближайшим помощником И. Ф. Буша.

24 марта 1823 г. после публичной защиты диссертации «О патологии и терапии аневризм» И. В. Буяльский получает ученую степень доктора медицины и хирургии, тем более что одновременно с диссертацией он представил конференции описание 210 сделанных им операций.
В 1825 г. И. В. Буяльский был утвержден в звании экстраординарного профессора.

Последовательно И. В. Буяльский избирается ординарным профессором академии (1831 г.), консультантом Мариннской больницы, оператором Царскосельского лицея (1833 г.), доктором кадетского корпуса (1835 г.), академиком (1842 г.) и членом многочисленных научно-медицинских обществ. Еще ранее, в 1829 г., он становится управляющим Петербургским хирургическим инструментальным заводом, где несколько лет занимается усовершенствованием хирургического инструментария.

В 1831 г. Илья Васильевич был приглашен в Академию художеств, где в течение 35 лет читал лекции по анатомии, снискав широкую популярность и уважение художников и студентов. С его анатомических препаратов делали зарисовки крупные русские художники. Будучи сам художником, И. В. Буяльский великолепно знал и понимал пластическую анатомию. Им написано первое в стране руководство по пластической анатомии.

После ухода в отставку П. А. Загорского в 1833 г. Илья Васильевич стал его преемником по кафедре анатомии, которой руководил в течение 11 лет, в то же время продолжая (непрерывно до 1864 г.) хирургическую деятельность в Мариинской больнице (ныне больница им. В. В. Куйбышева). Он обладал исключительно высокой оперативной техникой, чему способствовали его обширные знания по топографической анатомии. Им сделано большое по тому времени число различных операций — более 2000.

Выдающимся трудом И. В. Буяльского, открывшим новую главу в истории русской оперативной хирургии, являются «Анатомико-хи-рургические таблицы, объясняющие производство операций перевязывания больших артерий» (1828 г.), представляющие собой атлас оперативной хирургии и топографической анатомии. Медицинская общественность восторженно приняла новый атлас, и уже через год он был издан в Германии; его приобрели почти асе европейские университеты.

До выхода в свет классического произведения Н. И. Пирогова «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций» труд И. В. Буяльского был лучшим сочинением по оперативной хирургии и топографической анатомии сосудов.

«Анатомико-хирургические таблицы…» явились только частью крупного коллективного труда по оперативной хирургии, задуманного Ильей Васильевичем. Однако вторая его часть «Анатомико-патологические и хирургические таблицы грыж» были составлены X. X. Саломо-ном и П. Н. Савенко (1835 г.). Третья часть «Анатомико-хирургические таблицы, объясняющие производство операций вырезывания и разбивания мочевых камней», выпущенная И. В. Буяльским в 1852 г., также получила блестящую оценку, как и первая часть. В свое время этот труд И. В. Буяльского считался лучшим исследованием, посвященным мочекаменной болезни. Автор лично произвел свыше 200 операций па поводу камней мочевого пузыря.
В 1843 г. И. В. Буяльский впервые в России успешно произвел резекцию верхней челюсти по поводу опухоли у 26-летней больной. Операция длилась 15 мин.

Он в числе первых русских хирургов стал применять общее обезболивание (эфир, хлороформ) при операциях. В мае 1847 г. в Ма-риинской больнице он произвел операцию под эфирным наркозом. До него только Н. И. Пирогов первый в России применил эфирный наркоз в декабре 1846 г.

Задолго до открытия патогенных микробов он допускал возможность передачи заразного начала через воздух и окружающие предметы и использовал в своей практике раствор хлорной извести.

И.В.Буяльский первый в России ввел в медицинскую практику крахмальную фиксирующую повязку и настоятельно доказывал целесообразность ее применения.

Весьма плодотворной была деятельность Ильи Васильевича и в области патологической анатомии. Он первый читал лекции по этому предмету в Медико-хирургической академии с 1836 по 1840 г. на русском языке и в течение ряда лет участвовал в проведении вскрытий умерших больных. Он в совершенстве владел техникой изготовления коррозионных препаратов и тончайшей наливки сосудов. Его исследования сосудов почек являются классическими.

И.В.Буяльский был единственным специалистом в России, в совершенстве владевшим способом бальзамирования трупов.
Илья Васильевич пропагандировал идею переливания крови в стране и впервые в мире высказал мысль о целесообразности переливания крови в военных условиях. Сам он не произвел ни одной гемотрансфузии; его сдерживали в основном необычность этой операции в глазах народа и опасение разных толкований и упреков в случае неудачи.

По свидетельству современников И. В. Буяльский имел прямой, открытый характер, пользовался большим уважением и авторитетом среди врачей и широкой общественности. Он завоевал славу самого выдающегося хирурга своего времени. Когда в 1837 г. на дуэли был смертельно ранен А. С. Пушкин, то к умирающему поэту в числе других консультантов (Арендт, Даль) был приглашен И. В. Буяльский.

Ученый хорошо разбирался в литературе и искусстве, был близко знаком с поэтом В. А. Жуковским, был другом баснописца И. А. Крылова, художников К. П. Брюллова, П. Н. Клодта и многих других выдающихся деятелей русской культуры.

И.В.Буяльский обладал ценным личным музеем, собиравшимся в течение многих лет и состоявшим из более чем 3000 различных предметов (препаратов, рисунков, муляжей, приборов, инструментов и Др.), который он пожертвовал в пользу академии.

И.В.Буяльский был истинным патриотом Родины. Свою жизнь он посвятил борьбе за процветание русской науки. Труды он печатал только на родном языке, что в то время было необычным явлением.

И.Е. Дядьковский, вклад в развитие патологической анатомии

Иустин Евдокимович , русский терапевт и философ-материалист. В 1812 окончил Моск. медико-хирургич. академию; в 1824-30 проф. академии. Участвовал добровольно в Отечественной войне 1812. В 1830-31 чл. Центр, комиссии по борьбе с холерой. В 1831-36 проф. внутренних болезней Моск. ун-та. В 1836 был отстранён от преподавания по обвинению в «кощунственном отношении» к религии и материалистич. воззрениях. Д. признавал материальность мира, единым началом считал материю, к-рая вечна. Свойство материи реагировать на внешние воздействия, по Д.,- основа восприятия (ощущения, мышления). Отвергал господствовавшее тогда в медицине представление о «жизненной силе», «жизненном духе», считал, что мозг является средоточием всех жизненных функций организма. С материалистических позиций рассматривал вопросы наследственности, подчёркивая влияние внешней среды. Болезнь Д. рассматривал как процесс, охватывающий весь организм, её сущность — качественное и количественное изменения материального субстрата организма. Предложил классификацию болезней, в основу к-рой положил состояние нервной системы, придавая ей большое значение в развитии патологич. процессов. Его идеи о ведущей роли нервной системы в жизни организма повлияли на формирования науч. взглядов И. М. Сеченова и С. П. Боткина.Разрабатывал методы распроса и обследования больного, способы рациональной диагностики и терапии; различал лечение «предохранительное» (т. е. профилактическое) и «восстановительное», указывал на целебную силу климатической и курортной терапии. (http://www.bse17.medtour.info/podrobno/dyad_kovskiy~25409.htm)

Г.И.Сокольский, вклад в развитие патологической анатомии

Сокольский, Григорий Иванович (1807—1886) — рус. врач-клиницист. В 1828 окончил Моск. ун-т; в 1836—48 был проф. там же. Особое значение имеют работы С. в области кардиологии. Подробно описал клинику ревматизма сердца (болезнь Буйо—Сокольского), указав на возможность поражения ревматическим процессом не только эндокарда, но и миокарда; впервые установил (1838) связь между ревматизмом и клапанным пороком сердца. Ему принадлежат также исследования по клинике хронического бронхита, воспаления легких, туберкулеза и др. С. стремился к объединению клиники и патологической анатомии, был поборником объективных методов исследования.

( http://www.biografija.ru/show_bio.aspx?id=119991)

Вклад Н. И. Пирогова в развитие патологической анатомии

Николай Иванович Пирогов (1810-1881) — российский хирург и анатом, педагог, общественный деятель, основоположник военно-полевой хирургии и анатомо-экспериментального направления в хирургии, член-корреспондент Петербургской АН (1846). Участник Севастопольской обороны (1854-1855), франко-прусской (1870-1871) и русско-турецких (1877-1878) войн. Впервые произвел операцию под наркозом на поле боя (1847), ввел неподвижную гипсовую повязку, предложил ряд хирургических операций. Вел борьбу с сословными предрассудками в области образования, выступал за автономию университетов, всеобщее начальное образование. Мировую известность получил атлас Пирогова «Топографическая анатомия» (т. 1-4, 1851-54).

Будущий великий врач Коля Пирогов родился 25 ноября (13 ноября по старому стилю) 1810 года вМоскве. Его отец (служивший казначеем) Иван Иванович Пирогов имел четырнадцать детей, большинство умерло в младенчестве; из шестерых оставшихся в живых Николай был самый юный.

Получить образование ему помог знакомый семьи — известный московский врач, профессор Московского университета Е. Мухин, который заметил способности мальчика и стал заниматься с ним индивидуально.

Когда Николаю исполнилось четырнадцать лет, он поступил на медицинский факультет Московского университета. Для этого ему пришлось прибавить себе два года, но экзамены он сдал не хуже своих старших товарищей. Пирогов учился легко. Кроме того, ему приходилось постоянно подрабатывать, чтобы помочь семье. Наконец Пирогову удалось устроиться на должность прозектора в анатомическом театре. Эта работа дала ему бесценный опыт и убедила его в том, что он должен стать хирургом.

История патологической анатомии

Стр 1 из 25

Этапы развития патанатомии:

1. Макроскопический уровень (Дж. Морганьи, К. Рокитанский)

2. Микроскопический уровень (Р. Вирхов)

3. Электронно-микроскопический уровень

4. Молекулярно-биологический уровень

1) До Морганьи вскрытия проводились, но без анализа получаемых данных. Джованни Батисто Морганьи:

а) начал проводить систематические вскрытия с формированием представления о сущности патологического процесса

б) в 1861 г. написал первую книгу по патологической анатомии “О местонахождении и причинах болезней, выявленных анатомически”

в) дал понятия гепатизация, разрыв сердца и др.

2) Карл Рокитанский был последним представителем теории гуморальной патологии человека.

Создал одно из лучших в XIX в. “Руководство по патологической анатомии”, где систематизировал все болезни на основе своего огромного личного опыта (30000 вскрытий за 40 лет прозекторской деятельности)

3) Шлейден, Шванн — теория клеточного строения (1839 г.):

1. Клетка — минимальная единица живого

2. Клетки животных и растений принципиально сходны по строению

3. Размножение клеток осуществляется путем деления исходной клетки

4. Клетки в составе многоклеточных организмов интегрированы

Значение клеточной теории: вооружила медицину пониманием общих закономерностей строения живого, а изучение цитологических изменений в больном организме позволило объяснить патогенез заболеваний человека, привело к созданию патоморфологии болезней.

4) 1855 г. — Вирхов — теория клеточной патологии — переломный этап в патологической анатомии и медицине: материальный субстрат болезни — клетки.

5) Труды Морганьи, Рокитанского, Шлейдена, Шванна, Вирхова заложили фундамент современной патолологии, определили основные направления ее современного развития.

4. Болезнь — это нарушение жизнедеятельности организма, возникающее в ответ на действие чрезвычайных раздражителей внешней и внутренней среды через посредство нервной системы.

Все классификации отражают разные подходы к группированию за­болеваний:

· по этиологии — инфекционные, неинфекционные;

· по анатомо-топографическим признакам основной локализации болезни — бо­лезни сердца, почек, легких, печени, крови и др.;

· по признакам пола и возраста — женские, детские, болезни старшего возраста.

Различают также острые (имеют определенный период времени) и хронические (продолжаются всю жизнь, хотя возможно и выздоровле­ние) заболевания.

Нозология — учение о болезнях, позволяющее решать основную задачу частной патологии и клинической медицины: познание структурно-функциональных взаимосвязей при патологии, биологические и медицинские основы болезней. Нозология отвечает на следующие вопросы: что такое болезнь, и чем она отличается от здоровья, каковы причины и механизмы развития болезни, выздоровления или смерти.

Нозологию составляют следующие учения и понятия:

· Этиология — учение о причине возникновения болезней;

· Патогенез — механизмы возникновения и развития болезни;

· Патоморфогенез — морфологические изменения, возникающие при развитии болезней;

· Учение о номенклатуре и классификации болезней;

· Теория диагноза, то есть идентификация болезней;

· Патоморфоз — учение об изменчивости болезней под влиянием различных факторов;

· Врачебные ошибки и ятрогении — болезни и патологические состояния, вызванные действием медицинского персонала.

5. Общепатологические процессы опре-ся как общие закономерности, лежащие в основе любого синдрома и любого забо-я независимо от вызываемых их причин, индии-ых особенностей орга-ма и условий окр.среды.

Среди них выде­ляют следующие группы: повреждение, нарушения крово- и лимфообращения, дистрофии, некроз, воспаление, иммунопатологи­ческие процессы, регенерация, процессы приспособления (адап­тации) и компенсации, склероз, опухоли.

Повреждение представлено патологией клетки, ткане­выми дистрофиями и некрозом.

К нарушениям кровообращения относят пол­нокровие, малокровие, кровотечение, плазморрагию, стаз, тром­боз, эмболию, а к нарушениям лимфообращения — различные виды недостаточности лимфатической системы (ме­ханическую, динамическую, резорбционную).

Среди дистрофий выделяют паренхиматозные (белко­вые, жировые, углеводные), стромально-сосудистые (белковые и жировые) и смешанные (нарушения обмена хромопротеидов, ну-клеопротеидов и минералов).

Формы некроза разнообразны; это касается как этиоло­гических, так и клинико-морфологических его форм.

Воспаление как комплексная местная сосудисто-мезенхимальная реакция на повреждение чрезвычайно разнообразно, и это разнообразие зависит не только от причинного фактора и структурно-функциональных особенностей органов и тканей, где развивается воспаление, но и от особенностей реактивности ор­ганизма человека, наследственной предрасположенности.

Иммунопатологические процессы представ­лены как реакциями гиперчувствительности, так и аутоиммунизацией и иммунодефицитными синдромами.

Регенерация при патологии человека может быть как репаративной, так и адаптивной; к ней причисляют также зажив­ление ран.

Приспособление (адаптация) в патологии человека проявляется гипертрофией (гиперплазией) и атрофией, организа­цией, перестройкой тканей, метаплазией и дисплазией, тогда как проявлением компенсации бывают чаще всего гипертро­фические процессы.

Склероз — разрастание соединительной ткани, которое завершает многие патологические процессы, связанные с ткане­вой деструкцией.

Опухоли объединяют все вопросы опухолевого роста (морфогенез, гистогенез, прогрессия опухоли, противоопухолевая защита), а также структурные особенности и классификацию всех новообразований, встречающихся у человека.

6. Диагноз — это краткое врачебное заключение о состоянии здоровы обследуемого, об имеющихся у него заболеваниях (в том числе травмах), патологических процессах, а также о причинах смерти, выраженное в терминах

Диагноз болезни, который составляет самую существенную часть учения о диагнозе, это «медицинское заключение о патоло­гическом состоянии здоровья обследуемого, об имеющемся забо-левании (травме) или о причине смерти, выраженное в терминах, предусмотренных принятыми классификациями и номенклату­рой болезней». Оно раскры-нает все его стороны:

первое — диагноз касается не только заболевания (травмы), но и патологического состояния;

второе — диагноз предусматривает заключение о причине смерти;

третье — диагноз должен быть выражен в терминах, соответ­ствующих принятым классификациям и номенклатуре болезней. Попытки дать более краткое и емкое определение диагноза, как правило, исключают ту или иную его сторону.

Принципы построения диагноза Современный онкологический диагноз состоит, как правило, из нескольких компонентов. Структуру онкологического диагноза можно представить следующим образом:

1) характеристика патологического процесса;

2) характеристика клинико-морфологического варианта болезни;

3) локализация процесса;

4) стадия заболевания, характеризующая распространенность процесса;

5) характеристика лечебного воздействия.

7. Биопсия – представляет собой диагностический метод исследования, заключающийся в иссечении тканей определённого органа или взятие взвеси клеток, проводящийся в живом организме, с целью последующего микроскопического изучения, осуществляемого после обработки препарата специальными красителями.

В настоящее время, благодаря современным технологиям, возможно получение биоптата из любого интересующего органа или участка ткани организма, кстати, в некоторых случаях при исследовании практикуется одновременное удаление патологического очага. Значит, можно смело утверждать, что биопсия используется не только в целях диагностики заболевания, но и в лечебных целях в таких областях медицины, как онкология, хирургия, гастроэнтерология и др.

Виды биопсии: В зависимости от способа получения биоптата выделяют несколько видов биопсии:

Эксцизионная биопсия – представляет собой удаление целого органа или патологического образования, осуществляемое во время хирургического вмешательства. Является наиболее масштабным видом биопсии.

Инцизионная биопсия – удаление только поражённой части органа или части патологического образования, осуществляемые также во время хирургического вмешательства.

Пункционная биопсия – изъятие некоторых интересующих фрагментов либо столбика ткани, производимое путём прокола ткани тонкой полой иглой.

Аспирационная биопсия – заключается в отсасывании содержимого определённого органа или полости организма посредством обычного медицинского шприца. Наиболее быстрый, доступный и безболезненный метод биопсии. Но, к сожалению, данный метод позволяет оценить только клеточный состав исследуемого образования (цитологическое исследование), не давая возможности судить о его структуре (гистологическое исследование). Эндоскопическая биопсия – забор материала, осуществляемый с использованием оптического прибора – эндоскопа.
Методы исследования биоптата:

1. Гистологическое исследование – представляет собой исследование определённого интересующего участка ткани под микроскопом. В данной ситуации биоптат забирается прямо во время операции. В распоряжении докторов совсем немного времени на то, чтоб определить характер обнаруженного образования, дальнейшую тактику и объём хирургического вмешательства.

2. Цитологическое исследование – представляет собой подробное исследование клеток под микроскопом, что и отличает его от гистологического исследования. Данный метод применяется в тех случаях, когда извлечение участка ткани невозможно или же нецелесообразно. Такие исследования выполняются с целью исключения либо выявления на ранних стадиях предопухолевых состояний, то есть патологических процессов, на фоне которых, впоследствии, возможно развитие злокачественных новообразований. и достоверный.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *