К правовому явлению относят

ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ БЕСПЛАТНО
ЗАДАЙТЕ ВОПРОС ЮРИСТУ
Москва, обл 8 (499) 653-60-72 доб. 605
Санкт-Петербург, обл 8 (812) 426-14-07 доб. 197
Федеральный номер 8 (800) 500-27-29 доб. 856

Правовые явления что это и их виды? Под правовыми явлениями принято понимать социальные явления, возникающие в правовых условиях социального регулирования. Через правовые явления проявляется правовая свобода.

К правовым явлениям относят:

  1. подчиненное праву поведение;
  2. правосознание;
  3. правовые тексты официального характера.

Таким образом, правовые явления представляют собой способы актуализации норм права.

Правовое поведение

Предполагает многообразие правоотношений, которые возникают среди субъектов, а также с властью. Правовое поведение включает обязанности и права субъекта, все намерения и деятельность, приводящие к появлению правовых отношений. Единство правовых отношений формирует правопорядок.

Среди правоотношений выделяют:

  1. Правосубъектность – признанная государством способность субъекта обладать правами и обязанностями. Под правосубъектностью понимается правовая статусность субъекта государства, его дееспособность и способность к реализации правоотношений.
    Правоспособность предполагает способность субъекта осуществлять права и обязанности, предполагаемые отдельными правовыми отношениями.
  2. Дееспособность – способность человека к участию в правовых отношениях.

Реализация правоотношений предполагает существование правовых норм, наличие юридических фактов, представляющих условия, которые влияют на возможность реализации правовых отношений или их прекращении. Таковыми выступают действия людей или события. Например, наследственные правоотношения наступают после смерти наследодателя.

Правоотношения семейные наступают после факта заключения брака. Трудовые правоотношения возникают вместе с фактом устройства на работу.

Правовое сознание

Представления о праве, возникающие в сознании человека, называется правовым сознанием. Это предполагает осознание и переживание норм и правил, предписанных государством. Правовое сознание включается в контекст сознания социального. Подразумевает представления, ожидания и чувства индивидов и их групп в отношении права, его функций и значимости.

Правосознание включает:

  • осознание прав,
  • их оценку,
  • понимание необходимости законодательства,
  • понимание необходимости корректировки и изменений нормативных актов,
  • восприятие акта осуществления права и результатов.

Правовое сознание активно влияет на правоотношения посредством актуализации норм права, параллельно зависит от степени принятия правовых норм и одобрения их обществом.

ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ БЕСПЛАТНО
ЗАДАЙТЕ ВОПРОС ЮРИСТУ
Москва, обл 8 (499) 653-60-72 доб. 605
Санкт-Петербург, обл 8 (812) 426-14-07 доб. 197
Федеральный номер 8 (800) 500-27-29 доб. 856

Принятие норм права, не является конечным итогом правового сознания, они должны быть реализованы и переведены в статус «действующего права».

Реализация права проходит два этапа:

  1. во-первых, сам процесс,
  2. во-вторых — конечный результат, под которым понимается разрешение вопроса, достижение цели

Например, начиная коммерческую деятельность и реализуя, таким образом, трудовое право, человеку или организации необходимо зарегистрироваться, получить лицензию, а потом начинать свою трудовую деятельность. В итоге все эти действия приведут к желаемому результату и станут основанием реализации правовых отношений.

Здесь же проявляется и реализация права на уровне сознания, так как все происходящее имеет субъективную сторону, выражающую отношение субъекта ко всем требованиям и установкам в момент реализации права. У субъекта может присутствовать заинтересованность в исполнении всех требований, а может возникнуть и чувство гражданской ответственности перед необходимостью исполнения.

Источники права

Для понимания того, как образуется и реализуется право необходимо владеть информацией о праве.

Источниками права выступают:

  1. во-первых, факторы, влияющие на возникновение и реализацию самого права, например, правотворчество со стороны государства.
  2. во-вторых, исторические памятники, позволяющие рассуждать о нем как феномене социальной жизни,
  3. в-третьих, источником выступают юридические документы, на основании которых осуществляется правовая деятельность. Таковыми выступают разнообразные нормативные акты. Источник права свидетельствует о воле государства, нацеленной на констатацию самого существования права, а также при необходимости корректировки права, отказа от него.

    Следует выделять несколько форм проявления источников права:

  • правовой обычай, предполагающий систему поведенческих установок, возникших исторически и принятых государством для обязательного исполнения;
  • правовой прецедент – способ реализации данного вопроса, воспринимаемое государством в качестве общеобязательного для исполнения;
  • договор, как свидетельство волеизъявления всех субъектов, вступающих в социальные отношения;
  • закон – наиболее значимый правовой акт, отражающий волю государства относительно реализации и регулирования социальной жизни.

Возможно вам будет интересна статья: Что такое административное наказание? Виды, последствия

Внимание! В данной статье информация могла устареть! Для уточнения информации заполните заявку ниже и квалифицированный юрист поможет решить вашу задачу или позвоните по телефонам указанным на сайте. Консультация или звонок бесплатно!

АУДИОВЕРСИЯ СТАТЬИ

Виды правовых явлений

При рас­смот­ре­нии вопроса о по­ня­тии пра­ва (права и государства) ос­нов­ное вни­ма­ние уде­ля­лось уяснению сущ­но­сти пра­ва, ко­то­рая рас­кры­ва­ет­ся че­рез прин­цип фор­маль­но­го ра­вен­ст­ва. Фе­но­ме­но­ло­гия пра­ва рас­сматри­ва­ет пра­вовые (государственно-правовые) яв­ле­ния, т.е. социальные явления кото­рые возни­кают при правовом способе социальной регуляции. Правовые яв­ления – это такие со­циаль­ные фе­номены (со­циальное сущее), в кото­рых и че­рез которые выра­жается правовая свобода.

Правовые явления классифицируются следующим обра­зом: (1) поведение, подчиненное праву; (2) проявления права в созна­нии; (3) авторитетные тексты, в кото­рых фор­мулируется право и, прежде всего, официальные юридические тексты – правовой “продукт” пуб­лично-властной деятельности.

Других видов право­вых явле­ний не существует. В частности, нормы права – это не са­мостоя­тельный вид правовых явле­ний, а пра­вила должного, которые проявляются посредством правовых явлений, объективиру­ется в правовых явле­ниях. Пра­вовые явления – это способы бытия пра­вовых норм.

Итак, все многообразие правовых явлений сво­дится к трем видам. Во-первых, это пра­воотно­шения, т.е. отношения, подчиненные правовым нормам; сюда входит поведение субъектов, связанных субъективными правами и юриди­че­скими обязан­но­стями, а также действия и решения, направленные на установ­ление правоотношений. Во-вторых, это пра­восознание, т.е. пред­ставления о праве, сущест­вующие в сознании субъектов права. В-третьих, это источники или носители информации о праве – авторитетные юридические тексты, письменные и устные, к которым относятся и авторитетные высказывания о праве, и официальные юридические документы (законы, судебные решения и т.д.), и оформленные договоры частных лиц.

Может возникнуть впечатление, что существуют и дру­гие правовые явления: например, субъект права, правовые обычаи, право­вые про­це­дуры (пра­вовой порядок приобретения прав и обязан­но­стей, раз­ре­шения споров о праве), правовая доктрина и т.д. Но это не самостоятель­ные виды, а лишь частные проявления, элементы или сочетания названных видов пра­во­вых явле­ний. Так, субъект права – это субъ­ект, обла­да­ю­щий ка­че­ством пра­восубъектно­сти (способный участвовать в правоотношениях) и участ­вующий в пра­воотноше­ниях. Субъ­ект права не суще­ствует вне пра­воот­но­шения. Субъект права и субъект правоотно­шения суть одно и то же. Право­вые процедуры суть осо­бые, процессуальные пра­воот­ноше­ния. Правовая док­трина пред­став­ляет собой одно из проявле­ний правосознания (теоре­тиче­ское правосоз­нание). Пра­вовой обычай (право­вые нормы в форме обычая) как яв­ление оз­на­чает обычные пра­во­отноше­ния – отношения, подчинен­ные нор­мам, сло­жившимся в обы­денном пра­восозна­нии.

Государство – это тоже правовое явление (институциональ­ная форма правовой свободы людей). В этом смысле государ­ство можно рассматривать и как систему публичноправовых отношений (властеотношений), и как феномен правосознания (представления о формах и содержании властеотношений, о пределах властвования и подчинения), и как систему публичноправовых законов.

Содержание правовых явлений

Правовые нормы

Содержание правовых явлений, или содержание права, можно представить как (1) субъективные права и юридиче­ские обя­зан­ности, (2) правовые ста­тусы и (3) правовые нормы. При­чем, как будет показано ниже, в развитых пра­во­вых системах нормы права, заключают в себе почти всю ин­формацию о со­держании правовых явлений.

Субъектив­ное право – это индивидуаль­ная мера сво­боды, дозволяющая определенное пове­дение управомочен­ного субъ­екта либо позволяющая ему требо­вать опре­делен­ного поведе­ния от обязанного субъекта. Субъек­тивные права и коррес­пон­ди­рующие им юридические обя­занно­сти суть про­стейшие эле­менты содер­жания всех пра­вовых явле­ний. Со­во­купность ис­ходных, первичных субъ­ективных прав и юри­ди­че­ских обязан­но­стей, определяю­щих правовое поло­жение субъ­ек­тов в обще­стве и государ­стве, называется пра­вовым стату­сом. Правовой статус – это тоже содержа­тель­ная ха­рак­тери­стика правовых явле­ний.

Пра­во­вые нор­мы – это пра­ви­ла должного (правила по­ве­де­ния), в которых абстрактно описываются субъективные права и юридические обязанности. Принцип формального равен­ства выражен, прежде всего, в особом характере правовых норм. Иначе го­воря, пра­вовые нормы – это правила должного, описы­вающие права и обязанно­сти, которые установлены по принципу формаль­ного равенства.

Право, или так называемое объективное право, – это осо­бый соционормативный регулятор. Любая развитая регулирующая система состоит из норм (правил должного), выражающих оп­ределен­ный принцип регулирования, т.е. развитая регу­ли­рую­щая сис­тема есть система неких норм. Таким образом, объективное право – это особые нормы, кото­рым под­чиня­ется соци­ально значимое по­ведение людей (ре­гули­ро­вать – подчи­нять пра­вилу), а именно: нормы, регулирующие по принципу формаль­ного равен­ства.

Следовательно, правовые явления суть такие явления, в кото­рых не просто проявляется принцип формального равенства, а в кото­рых объективируются (проявляются) нормы права. Если есть правовая норма, она должна проявляться через содержание правовых явлений. Другое дело, что для сущест­вова­ния правового явления нали­чие правовой нормы не обязательно (см. 7.3.2.). Например, частноправовое от­ношение – это отно­шение, сто­роны которого (частные лица) связаны пра­вами и обязан­но­стями, установлен­ными по принципу фор­мального равен­ства. Причем возможны такие частноправовые отноше­ния, в которых права и обязанности сторон не предусмотрены су­ще­ствующими нор­мами права. Так, по мере историче­ского раз­вития частного права сначала воз­никают новые правоот­ношения, а затем уже закрепляются соот­ветствую­щие нормы права. Но в исторически раз­витых пра­вовых системах почти все существующие права и обя­занности доста­точно полно описыва­ются нормами права.

Следует еще раз отметить, что норма права сама по себе – это еще не (правовое) явление. Ибо любая социальная норма – это не явле­ние, а правило должного, модель, эта­лон со­циаль­ных явлений (социального сущего). Так, норма права, сфор­мулиро­ванная в за­коне, тем са­мым объективи­руется – обретает способ своего бытия, внеш­него выраже­ния. Но право­вым явлением в дан­ном слу­чае бу­дет не само правило долж­ного, а особая разновид­ность социального су­щего – закон, со­держащий формули­ровку правовой нормы, нормативно-правовой текст за­кона.

Нормы права объективируются в правовых явлениях. Они составляют содержание правовых законов и правовых обычаев. Они содер­жатся в пра­восознании. Они описывают (и пред­писы­вают) со­держа­ние пра­воотношений, воплощаются, реализу­ются в их содер­жа­нии, и в этом смысле они содер­жатся в правоот­ноше­ниях.

7.2.2. Пра­во­вая нор­ма и субъ­ек­тив­ные пра­ва. Первичные и вторичные нормы

Существует два типа (две основные разновидности) право­вых норм – первичные и вторичные. Они различаются по харак­теру субъективных прав, описываемых нормами. Есть вторичные права, которые субъекты права могут при­обре­тать в соответствии с правовыми нор­мами, и есть права пер­вичные, которые исходно сущест­вуют у субъ­ектов в силу их признанной или установленной правосубъ­ектности. Соответственно есть пра­во­вые нор­мы, ко­то­рые пре­ду­смат­ри­ва­ют возмож­ность воз­ник­но­ве­ния (измене­ния или прекращения) субъ­ек­тив­ных прав (и обя­зан­но­стей) у кон­кретных субъектов. Но есть и та­кие право­вые нормы, ко­то­рые опи­сы­ва­ют субъ­ек­тив­ные пра­ва, уже су­ще­ст­вую­щие у субъектов определен­ного вида, на­пример, у каждого человека.

Так, в соответствии с нормами гражданского права лю­бой конкретный человек может приобрести (или утратить) кон­крет­ное субъективное право собственности на опре­де­ленное имуще­ство. Иначе говоря, в ситуации, которая пре­дусмот­рена нор­мой, у человека могут возник­нуть (изме­ниться, прекра­титься) права соб­ственника кон­кретного иму­щества.

В то же время у каждого человека (абстрактного чело­века) есть субъективное право (абстрактная возможность) быть собственником вообще – независимо от того, явля­ется ли он ре­ально собственником какого бы то ни было имуще­ства. Это не кон­крет­ное, а абстрактное субъектив­ное право – право быть соб­ствен­ником вообще. Оно описыва­ется нормой “каждый вправе иметь иму­щество в собствен­ности”. Это не такое субъ­ек­тивное право, которое может воз­никнуть или воз­ни­кает у человека в определенной ситуации. Оно относится к числу неот­чуждае­мых прав, кото­рые призна­ются сущест­вующими у каждого чело­века в силу его правовой свободы. Это пер­вич­ное субъ­ек­тив­ное право кон­кретизи­руется во множе­стве вторичных правовых норм, устанавливающих правила приоб­ретения, воз­никновения, изменения и пре­кращения (вторичного) субъективного права соб­ствен­ности на опреде­ленное имуще­ство. То же самое следует сказать обо всех остальных естест­вен­ных неотчуждаемых правах – первичных, абстрактных субъективных пра­вах.

Другой пример. В правовой статус (компетенцию) Президента РФ входит первичное, абстрактное субъективное право (полномочие) издавать указы и распоряжения. Оно установлено в первичных нормах ст.90 Конституции РФ. Далее, Конституция и федеральные законы устанавливают вторичные нормы, конкретизирующие абстрактное право издавать указы. Например, эти нормы предусматривают ситуации, в которых у Президента возникает вторичное, конкретное субъективное право (и обязанность) издавать указы – о назначении Председателя Правительства РФ, федеральных судей, выборов в Государственную Думу, о роспуске Думы, о структуре федеральных органов исполнительной власти и другие. Иначе говоря, у Президента всегда есть абстрактное право издавать указы – акты особой юридической силы, но реализовать эту абстрактную возможность Президент вправе и обязан лишь в соответствии с правилами (вторичными нормами), установленными в Конституции и федеральных законах.

Следова­тельно, есть пра­вовые нормы первичные, в кото­рых формулиру­ются первичные, абстрактные субъек­тивные права, и вторичные, ус­танавливающие правила при­обрете­ния, воз­ник­новения, измене­ния и прекращения всех осталь­ных (вто­ричных, конкретных) субъективных прав и юри­диче­ских обя­занно­стей.

Причем субъективные права и юридические обязанно­сти, со­став­ляющие содержание типичных (нормальных) правовых явлений, все­гда можно обобщить в виде пра­вовых норм – будь то пер­вич­ных или вто­рич­ных. С известной оговоркой можно сказать, что существующие правовые нормы в обоб­щенной форме за­клю­чают в себе почти все многообразие су­щест­вую­щих и возможных прав и обязанностей. Поэтому и со­держа­ние пра­во­вых явлений может быть описано и опи­сыва­ется нормами права.

23.Содержание правовых явлений и форма права.

Правовые явления классифицируются следующим обра­зом: (1) поведение, подчиненное праву; (2) проявления права в созна­нии; (3) авторитетные тексты, в кото­рых фор­мулируется право и, прежде всего, официальные юридические тексты – правовой “продукт” пуб­лично-властной деятельности.

Других видов право­вых явле­ний не существует. В частности, нормы права – это не са­мостоя­тельный вид правовых явле­ний, а пра­вила должного, которые проявляются посредством правовых явлений, объективиру­ется в правовых явле­ниях. Пра­вовые явления – это способы бытия пра­вовых норм.

Итак, все многообразие правовых явлений сво­дится к трем видам. Во-первых, это пра­воотно­шения, т.е. отношения, подчиненные правовым нормам; сюда входит поведение субъектов, связанных субъективными правами и юриди­че­скими обязан­но­стями, а также действия и решения, направленные на установ­ление правоотношений. Во-вторых, это пра­восознание, т.е. пред­ставления о праве, сущест­вующие в сознании субъектов права. В-третьих, это источники или носители информации о праве – авторитетные юридические тексты, письменные и устные, к которым относятся и авторитетные высказывания о праве, и официальные юридические документы (законы, судебные решения и т.д.), и оформленные договоры частных лиц.

Может возникнуть впечатление, что существуют и дру­гие правовые явления: например, субъект права, правовые обычаи, право­вые про­це­дуры (пра­вовой порядок приобретения прав и обязан­но­стей, раз­ре­шения споров о праве), правовая доктрина и т.д. Но это не самостоятель­ные виды, а лишь частные проявления, элементы или сочетания названных видов пра­во­вых явле­ний. Так, субъект права – это субъ­ект, обла­да­ю­щий ка­че­ством пра­восубъектно­сти (способный участвовать в правоотношениях) и участ­вующий в пра­воотноше­ниях. Субъ­ект права не суще­ствует вне пра­воот­но­шения. Субъект права и субъект правоотно­шения суть одно и то же. Право­вые процедуры суть осо­бые, процессуальные пра­воот­ноше­ния. Правовая док­трина пред­став­ляет собой одно из проявле­ний правосознания (теоре­тиче­ское правосоз­нание). Пра­вовой обычай (право­вые нормы в форме обычая) как яв­ление оз­на­чает обычные пра­во­отноше­ния – отношения, подчинен­ные нор­мам, сло­жившимся в обы­денном пра­восозна­нии.

Государство – это тоже правовое явление (институциональ­ная форма правовой свободы людей). В этом смысле государ­ство можно рассматривать и как систему публичноправовых отношений (властеотношений), и как феномен правосознания (представления о формах и содержании властеотношений, о пределах властвования и подчинения), и как систему публичноправовых законов.

Содержание правовых явлений. Содержание правовых явлений, или содержание права, можно представить как (1) субъективные права и юридиче­ские обя­зан­ности, (2) правовые ста­тусы и (3) правовые нормы. При­чем, как будет показано ниже, в развитых пра­во­вых системах нормы права, заключают в себе почти всю ин­формацию о со­держании правовых явлений.

Субъек­тивные права и коррес­пон­ди­рующие им юридические обя­занно­сти суть про­стейшие эле­менты содер­жания всех пра­вовых явле­ний. Со­во­купность ис­ходных, первичных субъ­ективных прав и юри­ди­че­ских обязан­но­стей, определяю­щих правовое поло­жение субъ­ек­тов в обще­стве и государ­стве, называется пра­вовым стату­сом. Правовой статус – это тоже содержа­тель­ная ха­рак­тери­стика правовых явле­ний. Пра­во­вые нор­мы абстрактно описывают субъективные права и юридические обязанности, следовательно, и правовые статусы.

Следует еще раз отметить, что норма права сама по себе – это еще не (правовое) явление. Ибо любая социальная норма – это не явле­ние, а правило должного, модель, эта­лон со­циаль­ных явлений (социального сущего). Так, норма права, сфор­мулиро­ванная в за­коне, тем са­мым объективи­руется – обретает способ своего бытия, внеш­него выраже­ния. Но право­вым явлением в дан­ном слу­чае бу­дет не само правило долж­ного, а особая разновид­ность социального су­щего – закон, со­держащий формули­ровку правовой нормы, нормативно-правовой текст за­кона.

Нормы права объективируются в правовых явлениях. Они составляют содержание правовых законов и правовых обычаев. Они содер­жатся в пра­восознании. Они описывают (и пред­писы­вают) со­держа­ние пра­воотношений, воплощаются, реализу­ются в их содер­жа­нии, и в этом смысле они содер­жатся в правоот­ноше­ниях.

Причем субъективные права и юридические обязанно­сти, со­став­ляющие содержание типичных (нормальных) правовых явлений, все­гда можно обобщить в виде пра­вовых норм – будь то пер­вич­ных или вто­рич­ных. Можно сказать, что существующие правовые нормы в обоб­щенной форме за­клю­чают в себе почти все многообразие су­щест­вую­щих и возможных прав и обязанностей. Поэтому и со­держа­ние пра­во­вых явлений может быть описано и опи­сыва­ется нормами права.

Социальное бытие правовой нормы (онтология права). Норма права, как и всякая социальная норма, есть правило должного (модель, эталон поведения), а правило должного не об­ладает самостоятель­ным (идеальным) бытием. Спосо­бы бы­тия социальной нормы – это объективирование (прояв­ле­ние) нормы в общест­венном созна­нии, общественных отношениях и авторитетных текстах, в частности, в цер­ковных ка­нони­ческих текстах или официальных текстах, из­данных орга­нами государст­венной власти.

Социальные нормы возникают постольку, поскольку оп­ре­де­ленное содержание общественных отношений (сущее) при­зна­ется должным быть, оценивается в общественном соз­нании как нечто нормальное. Нормы вырабатываются и фик­сиру­ются об­ществен­ным или хотя бы групповым сознанием. Получаются мыс­ли­тель­ные конст­рук­ции нор­мального поведения, модели нор­маль­ных от­ноше­ний. В про­цессе обмена ин­форма­цией они приобре­тают сло­весно-знаковую форму вы­раже­ния. По­луча­ется текст нормы – устный или письменный. Текст со­циаль­ной нормы формулируется авторитет­ными, в частно­сти официаль­ными, властными выразителями об­щественного (или хотя бы группового) созна­ния, напри­мер законо­дате­лями. Авторитетно (офици­ально) сфор­мули­рованная норма не просто фикси­рует некое су­щее как нормальное, но и требует, чтобы поведе­ние людей со­ответство­вало сфор­мулированному пра­вилу.

Любые социальные нормы, в том числе и правовые, нельзя рассматривать в отрыве от отношений, регулируемых этими нормами. Ко­гда норма складывается, то определенное содержание отно­шений, фиксируемое сознанием как должное быть, выступает как предпосылка этой нормы. Нор­ма – это пра­ви­ло долж­но­го, ко­то­рое от­ра­жа­ет оп­ре­де­лен­ное су­щее; в сво­ей ос­но­ве правила долж­ного ис­хо­дят из су­ще­го – полезного, цен­ного, при­вычного, традицион­ного или усто­явшегося. Са­мо по­ня­тие социальной нор­мы пред­по­ла­га­ет нор­маль­ное со­циальное су­щее. Нор­мы не порождают, а фик­си­ру­ют оп­ре­де­лен­ное су­щее с мо­дальностью долженство­ва­ния. Ес­ли же за­ко­но­да­тель предписы­ва­ет новое пра­ви­ло долж­но­го, ко­то­рое еще не дей­ст­ву­ет в об­ще­ст­вен­ной жиз­ни, то это еще не соци­альная нор­ма, а про­сто во­ля за­ко­но­да­те­ля. Ко­гда по­же­ла­ние за­ко­но­да­те­ля во­пло­тит­ся в об­ще­ст­вен­ных от­но­ше­ни­ях, то­гда и мож­но бу­дет го­во­рить о нор­ме, а до тех пор это бу­дет не­что предполагае­мое, же­лае­мое, тре­буе­мое, но еще не нор­маль­ное. Ес­ли за­ко­но­да­тель по­ве­лел счи­тать не­что нор­маль­ным, то это еще не зна­чит, что он дей­ст­ви­тель­но соз­дал или сфор­му­ли­ро­вал нор­му. Ибо воз­можно, что в ситуа­циях, предусмотренных за­коном, в дей­стви­тель­ности будет про­ис­ходить – как правило – не то, что предписано за­коно­дателем, а нечто иное.

Социальные нормы (модели, эталоны, пра­вила поведения) существуют в трех “ипостасях”: как оп­реде­ленное со­держание общественных отношений, призна­ваемое нормальным; как содержание общественного созна­ния, выраба­тывающего и хранящего норму; как содержание устного или письменного авторитет­ного текста, в ко­тором сформу­лированы нормы (в частно­сти, содер­жание офи­циального текста, закона).

Не может быть таких социальных норм, кото­рые объекти­виру­ются посредством лишь одного или двух спо­со­бов бы­тия.

Во-первых, социальная норма не может объективиро­ва­ться только в общественном сознании. В противном случае это бу­дет не норма, а идея, установка, пожелание, ожида­ние, мечта и т.п.

Во-вторых, абсурдно говорить о норме (правиле долж­ного), проявляющейся только в фактических общественных отношениях. Если в них и проявля­ются не­кие объективные закономерности (т.е. такие, которые не зависят от воли и сознания уча­ст­ни­ков отношений), то это – не социальные нормы, а некие “правила сущего”, аналогичные зако­нам природы. Так, со­ци­альное по­ведение людей подчиняется не только социаль­ным нормам, но и естествен­ным, т.е. инстинктив­ным, гене­тически запрограм­мированным диспо­зициям поведе­ния. Причем эти диспози­ции могут проти­воре­чить правовым нормам цивили­зованного общества, и тогда они выступают как одна из при­чин право­нарушений, преступ­ности.

В-третьих, любая социальная норма предполагает ее формулирование в авторитетном устном или письменном тексте (авторитетном для адресатов нормы). Иначе нормативные представления в общественном сознании не будут иметь достаточной определенности – а норма не может быть неопределенной по содержанию. Следовательно, должны быть авторитетные субъекты, определенно формулирующие норму и поддерживающие ее своим авторитетом. Степень авторитета и авторитетности текста нормы может быть разной, но без них нет нормы. Авторитетными выразителями нормы могут быть просто люди, уважаемые в круге лиц, в котором действует норма. Что касается общесоциальных норм, то с возникновением публичной политической власти почти все общесоциальные нормы, обязательные для всех членов властно объединенного сообщества, формулируются в официальных текстах, издаваемых публично-властными субъектами.

Однако если некое правило предписано официаль­ным текстом, например законом, но при этом оно отвергается общественным сознанием или не отвергается, но и не реализуется, или, наконец, никак не проявляется ни в обще­ственном сознании, ни в общественных отношениях, то это – не норма, а авторитетное требование нормы, кото­рое не стало нормой и, возможно, никогда не станет нор­мой. Если приказ за­конодателя о новом правиле так и остается на бу­маге, то нет никаких ос­нований утвер­ждать, что законода­тель создал социальную норму. В этом случае была неудавшаяся по­пытка за­ко­но­дателя создать социальную норму, или можно говорить о псевдонорме и даже о “притворной норме” – законодательном установлении без намерения создать норму, о котором заранее известно, что вы­полнить его нельзя. Тем не менее у всех народов встречаются официальные предписания, которые они обходят или открыто нарушают, но отказываются отвергнуть. В таком случае нормой является не официальное предписание, а его нарушение.

В то же время возможны законоположения, которые сначала отвер­гались обще­ственным сознанием, противоречили ценност­ным уста­нов­кам большинства, поддерживались только принуждением, но стали нормами. Законоположения могут быть реа­лизованы в общественной практике чисто силовым путем, насилием или угрозой его применения. Ибо власть может быть столь силь­ной (например, в тоталитарном обществе), что она спо­собна заста­вить выпол­нять любой при­каз.

И все же социальные нормы не могут держаться только на силе. Либо норма, вводимая силовым путем, так и не станет соци­аль­ной нормой в собственном смысле и прекратит свое суще­ство­ва­ние, как только ослабеет поддерживающая ее сила. Либо она по­степенно изменится, адаптируется к установкам об­ществен­ного созна­ния. Либо изменится само общественное сознание.

Правовые нормы объек­ти­виро­ваны в правосознании, правоотно­ше­ниях и авторитетных юридических текстах.

Право­вые нормы, не сформулированные в офици­альном тексте (хотя и зафиксированные в иных авторитетных текстах, устных) – это нормы в форме обычая; они не имеют официальной формы. В развитых правовых системах почти все пра­вовые нормы формулируются в официальной форме законов, прецедентов и т.д. Но со­ци­альное бытие официально установ­ленных норм права не сво­дится к правовым законам. Не может быть правовой нормы, которая ус­тановлена в законе, но не объек­тивирована в право­сознании и правоотношениях.

Здесь нужно сделать следующую оговорку. Законодатель может не только регули­ро­вать (пытаться регулировать) повседневные отношения, но и предусматривать регулирование гипотетиче­ских соци­аль­ных ситуаций – таких, которые могут воз­никнуть (но могут и не возникнуть) в будущем. Если зако­нодатель связы­вает уста­новленное им правило с возникно­ве­нием обстоя­тельств, которые встречаются в повсе­дневной жизни, то законоположение, чтобы быть нормой, должно быть реализовано в повседневной жизни. Но если зако­нодатель имеет в виду обстоятельства, которых еще не существует, или случаи, кото­рые возникают редко (например, отре­ше­ние президента от должности или принятие новой кон­ститу­ции), то он предписывает правило, которое мо­жет быть реализовано постольку, поскольку со­от­ветствующие обстоятельства могут воз­никнуть в бу­ду­щем. Вместе с тем такое правило должно быть реализо­вано при наступлении соответст­вую­щих об­стоя­тельств. В отношении таких законов действует презумпция нормотворчества законодателя.

Правовые законы, правовые от­но­ше­ния и правосознание – это правовые явления, которые сле­дует рассматривать как равнозначные способы бытия право­вых норм. Ошибочность распространенной в постсоветской легистской литературе конструкции “правовая система” заключается, прежде всего, в том, что правовые нормы рассматриваются как специфические правовые явления и ставятся в один ряд с другими правовыми явлениями. Между тем нормы – не самостоятельные правовые явления, а лишь содержание правовых явлений. Получается, что в теоретической конструкции “правовая система” нормы права (как элементы этой системы) фигурируют дважды: нормы как таковые и те же самые нормы, но уже в виде правовых явлений – правоотношений, правосознания и т.д.

Из того, что правоотношения и пра­восозна­ние яв­ляют собой способы бытия правовых норм, не следует, что все содер­жание этих правовых явлений сво­дится исключи­тельно к право­вым нормам. В правоотношении его участники (стороны) связаны субъективными правами и юридическими обя­зан­но­стями. Совокупность типичных правовых отно­ше­ний, мно­жество правоотношений с одинаковым содержа­нием – это одно из проявлений, или один из способов бытия пра­во­вой нормы.

Вместе с тем возможны такие правоотношения, содержа­ние которых не описыва­ется существующими пра­вовыми нормами. Точнее – не все­гда правоотноше­ния возникают пос­тольку, поскольку есть норма права. Правоотноше­ние возможно и то­гда, когда нет нормы. Име­ется в виду, что нет не только соответст­вующего закона (нормативного установления), но и обычая.

Так, частнопра­вовое отношение (правоотношение между ча­стными лицами) обычно воз­ни­кает в результате заключения правового договора. Договор, как правило, за­клю­чает­ся на ос­но­ве пра­во­вой нормы, зафиксированной в за­ко­не или существую­щей в форме обычая. Однако в от­но­ше­ни­ях частных лиц действует принцип “все, что не ­за­пре­щено пра­вом, раз­ре­ше­но”. По­этому даже в развитых право­вых системах воз­мож­ны и не­ти­пич­ные, ра­нее не встре­чав­шие­ся и в этом смыс­ле “не­нор­маль­ные” до­го­во­ры. Такие до­го­воры могут пред­шест­во­вать появлению новой нормы права – обычной или официальной.

Кроме того, для возникновения правоотно­шений нередко тре­буются официальные правоустановительные акты (су­деб­ные или ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные ре­ше­ния). Это не норматив­ные, а инди­виду­альные акты (приказы, распоряжения, при­го­воры, по­ста­новления и т.д.). Их издают государственно-властные субъек­ты, кото­рые, в силу своего законного правового статуса, компе­тентны устанавли­вать права и обязанно­сти сторон правоот­ношения.

Индивидуальные акты должны быть нор­мо­при­ме­ни­тель­ными, должны быть актами, основанными на норме права. Но возможно и издание индивидуального акта (принятие пра­вового решения) ad hoc. Это означает установление прав и обя­занностей, исходя лишь из обстоятельств самого ад­ми­ни­ст­ратив­ного или судебного дела, по которому принимается решение. Решения ad hoc при­ни­ма­ются тогда, ко­гда нет соответствующей нормы права. По­этому такие решения характерны для историче­ски неразви­тых пра­вовых систем. В развитых правовых сис­темах, особенно, вромано-германских, издание ин­дивидуаль­ных ак­тов ad hoc допускается как исклю­чение из об­щего пра­вила. В то же время решение ad hoc мо­жет стать нор­мативным преце­ден­том, т.е. может привести к появлению но­вой нормы. В стра­нах общего права реше­ниями ad hoc явля­ются креативные су­дебные прецеденты.

Таким образом, правоотношения и порождающие их офи­ци­альные акты и до­го­воры – это правовые явления, со­держа­ние которых должно быть предусмот­рено правовыми нор­мами. Но есть исключе­ния – акты, изданные ad hoc, и “ненормальные” дого­воры. Причем (1) и те, и дру­гие не характерны для разви­тых правовых систем, и (2) обычно они предше­ст­вуют появлению новой нормы права или даже создают но­вую норму (в виде прецедента). Следова­тельно, и здесь по­нятие правовой нормы остается ключевым для объяснения содер­жа­ния правовых явлений.

Правосознание – один из спосо­бов бытия пра­во­вых норм на­ряду с текстами правовых зако­нов и право­выми отноше­ниями. В нормах права фиксируются нормальные, полезные, юри­ди­чески ценные модели поведе­ния субъ­ектов права. Они устанавливаются постольку, по­скольку пра­во­сознание оценивает содержание тех или иных отноше­ний как юридически должное, нормальное или, на­оборот, юриди­чески вредное, не­нор­мальное. Поэтому право­вые нормы, закрепленные законом или обычаем, выра­жают содер­жащуюся в обществен­ном право­сознании и в правосознании законодателей оценку пред­шест­вующего опыта правового обще­ния.

Вместе с тем правосознание – многомерное яв­ле­ние, и его содержание не исчерпывается нормами права.

В частности, правосознание вклю­ча­ет в себя знание о действующих право­вых нор­мах. Но это знание производно от право­вого опыта кон­кретных индивидуальных и групповых субъ­ектов, от их знания правовых законов, от уровня их право­вой куль­туры и т.д. В правосознании от­дельных групп и, тем бо­лее, инди­видов ре­ально су­щест­вующие нормы права могут иска­жаться. Для не­ко­то­рых же групп ха­рактерна пра­вовая неграмот­ность.

Кроме того, индивидуальное, а иногда и групповое, пра­во­сознание выражает эмоции, настроения, чувства и другие про­яв­ления субъективно-иррационального восприятия права, ко­то­рые могут не иметь никакого нормативно-право­вого ха­рак­тера.

Наконец, наиболее прогрессивное индивидуальное или груп­повое правосознание может выражать притяза­ния на такую правовую свободу, ее объем и содержание, кото­рые еще не достигнуты и не стали нормой в существующей правовой культуре. Речь идет именно о пра­вовых притязаниях – требо­ваниях свободы, рав­ной для всех. Так, в Новое время в западноевропейской пра­вовой культуре в правосоз­нании третьего сословия постепенно вызревали фундаментальные правовые притяза­ния, которые лишь сегодня признаны европейскими стандартами правовой свободы. Сна­чала эти групповые правопри­тязания (на равно­правие независимо от религи­оз­ных и со­словных разли­чий, на государ­ственное при­знание и защиту равной для всех личной свободы, безопасно­сти и собст­вен­но­сти, на политиче­скую сво­боду) опережали уровень развития общей правовой культуры и не могли определять государственно-правовую действительность. Пока они оставались революционным правосознанием части общества, они не могли быть всеобщей нормой.

Периодически возникающие в любой правовой культуре новые притязания на официальное признание и защиту большей правовой свободы служат проявлением исторического прогресса права и государства. Это нормативные притязания, т.е. такие, содержание кото­рых может и должно трансформироваться в систему правовых нор­м. Но первона­чально они существуют только в правосознании, следова­тельно, еще не существуют как социальные (право­вые) нормы.

Формой права называются формы, или способы, установления (внешнего выражения) правовых норм, субъективных прав и юридических обязанностей. Различаются официальная и неофициальная формы права.

Официальная форма права – это официальные государственно-властные акты, нормативные или индивидуальные. Право может быть выражено и должно выражаться в форме государственно-властного акта – в форме акта волеизъявления государственно-властного субъекта, каковым может быть законодательный орган, суд и даже народ (совокупность граждан), если официальный акт принимается путем референдума.

Неофициальная форма включает в себя обычай и договор частных лиц. Правовая норма может быть выражена в форме обычая – в форме согласия некоего круга субъектов права относительно правил их поведения, в форме признания и одобрения субъектами права определенного круга некой общей для всех модели поведения. Конкретные субъективные права и юридические обязанности могут быть выражены в форме договора. Сила договора, прежде всего, в том, что договоры должны соблюдаться, а иначе они бессмысленны. В случае же нарушения договора санкции к нарушителю должны применять государственно-властные субъекты, если они признают договор действительным, не противоречащим праву.

Договор частных лиц и официальный индивидуальный акт – это простейшая форма права. Форма выражения пра­вовых норм – это уже более сложная форма права. В нормах права абст­рактно опи­сываются права и обязанности. Следовательно, форма вы­раже­ния право­вой нормы (например, закон) – это одно­вре­менно форма выра­жения прав и обязанностей, абст­рактно описанных в этой норме.

Нормы права реализуются и конкретизируются в индивиду­аль­ных актах и договорах. В этом смысле индивидуальные акты и до­го­воры пред­ставляют собой форму реализации норм права. Но индивидуальные акты ad hoc и не­ти­пичные (“ненормальные”) договоры уже нельзя рассматривать как форму реа­лиза­ции право­вых норм. Права и обязан­ности могут устанавливаться в индиви­дуальных актах и до­говорах независимо от наличия нормы. Следовательно, эти акты представляют собой самостоя­тельную форму права. В форме индивидуальных актов и договоров может быть установлено право, не предусмотренное законами или обычаями.

С точ­ки зре­ния ле­ги­стов, фор­ма выражения пра­вовых норм – это только официальные государственно-властные акты, в ко­то­рых властно устанавливаются нормы. Легисты не признают самостоятельной неофициальной формы права и един­ст­вен­но воз­мож­ной фор­мой пра­ва считают за­ко­ны, нор­ма­тив­ные пре­це­ден­ты и дру­гие офи­ци­аль­ные ак­ты нормативного характера. У этих ак­тов в юрис­пру­ден­ции есть дру­гое на­зва­ние – ис­точ­ни­ки пра­ва в фор­маль­ном смыс­ле. По сущ­еству, ле­ги­сты ото­жде­ст­в­ля­ют фор­му пра­ва с ис­точ­ни­ка­ми пра­ва в фор­маль­ном смыс­ле. Они сво­дят фор­му пра­ва к офици­альной форме признания, установления или выражения социальных норм. Обычай они признают формой права лишь тогда, ко­гда он склады­вается в процессе осу­щест­вления власти или когда он официально санк­ционирован. Они считают пра­вовым любой офици­ально при­знан­ный обы­чай независимо от его со­держания. Неправовой, но властно признанный обычай они назовут правовым обычаем. Наоборот, если обычай не санкционирован, то легисты не признают его формой права.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *