Клятва сталина на похоронах ленина

Смерть В.И. Ленина

Закладывая первые камни социалистического общества, Владимир Ильич Ленин мечтал увидеть на месте отсталой и разорён­ной, убогой и бессильной старой Руси новую, могучую и счастли­вую страну расцветающего социализма. Но В.И. Ленину пришлось увидеть только самые первые, сравнительно небольшие успехи намеченной им грандиозной перестройки Советского Союза.

Смерть застигла величайшего преобразователя в самом начале исторического пути нашей страны к победе социализма.

21 января 1924 г. В. И. Ленин умер. Смерть вождя потрясла миллионы сердец.

«Никогда ещё после Маркса история великого освободительного движения пролетариата не выдвигала такой гигантской фигуры, как наш покойный вождь, учитель, друг», — писал в своём воззвании Центральный Комитет РКП (б), извещая партию и всех трудящихся о кончине великого вождя.

Воззвание сжато и чётко характеризовало величие В.И. Ленина и его гигантского дела:

«Всё, что есть в пролетариате поистине великого и героического — бесстрашный ум, железная, несги­баемая, упорная, всё преодолевающая воля, священная нена­висть, ненависть до смерти к рабству и угнетению, революцион­ная страсть, которая двигает горами, безграничная вера в твор­ческие силы масс, громадный организационный гений,— всё это нашло своё великолепное воплощение в Ленине, имя которого стало символом нового мира от запада до востока, от юга до севера».

ЦК большевистской партии призывал рабочий класс ответить на смерть вождя мобилизацией всех своих сил на выполнение ленинских заветов.

На предприятиях после докладов о жизни В.И. Ленина рабочие принимали короткие, решительные резолюции:

«Клянёмся вы­полнять заветы Ленина» …

Посылая делегацию на похороны вождя, рабочие 3-й москов­ской типографии вручили ей знамя с надписью:

«Сомкнёмся с коммунистической партией в единое кольцо и доведём заветы Ильича до конца!».

В эти дни общенародной скорби сотни тысяч пролетариев во всей стране подали заявления о вступлении в партию Ленина.

На траурных митингах и собраниях рабочие выносили резо­люции, обещая осуществить заветы В.И. Ленина и дать в подкрепле­ние партии лучших своих сынов.

Похороны В.И.Ленина. Колонны трудящихся у Дома профсоюзов 23-24 января 1924 г.

Траурная процессия на Красной площади

Красная площадь. Похороны Ленина

Похороны В.И.Ленина на Красной площади

1 августа 1924 года в Мавзолей В.И.Ленина внесли пробитое пулями знамя парижских коммунаров – подарок французских рабочих. Уникальную реликвию укрепили над гробом Ленина. В дальнейшем знамя находилось в постоянной экспозиции Центрального музея В.И.Ленина. В настоящее время хранится в фондах Музея В.И.Ленина – филиала Государственного Исторического музея.
«От президиума ЦИК Союза ССР»
«От 11 Всероссийского Съезда Советов»
«От исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала»
«От Унитарной Всеобщей конфедерации труда Франции»
«От правления Центросоюза»
«Красноармейцы, командиры и политработники 23 Харьковской стрелковой дивизии»
«От рабочих и крестьян Тверской губернии»

«От 4000 чел. работающих Гос. медно-обрабатывающего завода в Кольчугино»
«От М.Горького»
«От детей школы № 2 Московско-Казанской ж.-д.» «Комната Ленина в Смольном».

Красноармейцы выносили такие же резолюции. Собрание красноармейцев и командиров Сивашской дивизии заявляло:

«Теперь мы должны охранять не только красные границы, но и неприкосновенность могилы великого вождя и учителя».

В улусах якутов, в кочевьях оленеводов-ненцев, в кишлаках таджиков и узбеков смерть Ленина вызвала глубокое горе и скорбь. Трудящиеся из самых дальних уголков страны посылали свои делегации в Москву на похороны Ленина. В Поволжье крестьяне собрали хлеб в фонд постройки памятника Ленину. Именем Ленина рабочие и крестьяне называли города, улицы, фабрики, деревни. Петроград, где Ленин начал свою революцион­ную деятельность как вождь пролетариата, где он привёл рабочий класс к победоносному восстанию и захвату власти, по ходатай­ству рабочих получил почётное имя Ленинграда.
23 января проводили в последний путь своего друга и учителя крестьяне из селений, окружающих Горки, где умер Ленин. Ра­бочие Москвы в последний раз встречали Ленина. В течение пяти дней и ночей непрерывный поток людей двигался к Колонному залу Дома союзов, где лежал Ленин: миллионы трудящихся ждали своей очереди, чтобы проститься с вождём.

«Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам держать высоко и хранить в чистоте великое звание члена партии. Клянёмся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним эту твою за­поведь!..

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам хранить един­ство нашей партии, как зеницу ока. Клянёмся тебе товарищ Ленин, что мы с честью выполним и эту твою заповедь!..

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам хранить и укреп­лять диктатуру пролетариата. Клянёмся тебе, товарищ Ленин, что мы не пощадим своих сил для того, чтобы выполнить с честью и эту твою заповедь!..

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам укреплять всеми силами союз рабочих и крестьян. Клянёмся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним и эту твою заповедь!..

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам укреплять и рас­ширять Союз Республик. Клянёмся тебе, товарищ Ленин, что мы выполним с честью и эту твою заповедь!..

Ленин не раз указывал нам, что укрепление Красной Армии и улучшение её состояния является одной из важнейших задач нашей партии… Поклянёмся же, товарищи, что мы не пощадим сил для того, чтобы укрепить нашу Красную Армию, наш Красный Флот!..

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам верность прин­ципам Коммунистического Интернационала. Клянёмся тебе, товарищ Ленин, что мы не пощадим своей жизни для того, чтобы укреплять и расширять союз трудящихся всего мира — Комму­нистический Интернационал! (Сталин, Соч., т. 6, стр. 46—51).

Ф. Решетников. Великая клятва. Речь И.В.Сталина на II Всероссийском съезде Советов 26 января 1924 года.

Великая клятва Сталина стала программой действий партии и Советского государства, обеспечивавшей победоносное развитие нашей страны по пути социализма.

27 января в 4 часа дня тело Владимира Ильича Ленина под звуки орудийного салюта было помещено в мавзолей, сооружён­ный в эти дни на Красной площади в Москве. Последний салют вождю отдали траурные гудки и сирены. На пять минут в траур­ном молчании замерла вся страна. Поезда остановились в пути.

Пятиминутной остановкой работ отметили всенародный траур рабочие и трудящиеся и во всех капиталистических странах.

Первый год без В.И. Ленина

На смерть В.И. Ленина рабочий класс СССР ответил ещё более тесным сплочением своих рядов вокруг ленинской партии. Тысячи рабочих подавали заявления с просьбой принять их в ряды партии, чтобы лучше выполнить заветы ушедшего вождя. ЦК объявил массовый приём передовых рабо­чих в партию. Было принято свыше 200 тыс. наиболее сознатель­ных и революционных рабочих, составивших «ленинский призыв» в партию. В громадной степени возрос интерес к изучению ленинской теории.

«Ленин умер, но ленинизм живёт!» — говорили рабочие и стремились лучше усвоить основы ленинского учения.

Идя навстречу этой потребности, товарищ Сталин прочитал в начале апреля 1924 г. в Коммунистическом университете имени Свердлова лекции «Об основах ленинизма». В лекциях, вскоре изданных отдельной книгой, систематически излагались великое ленинское учение о пролетарской революции и о диктатуре про­летариата, исторические корни и теория ленинизма, учение Ленина о партии, его взгляды на крестьянский и национально­колониальный вопросы. Товарищ Сталин подчеркнул, что ленинизм — учение не только русское, но и международное.

Ленинизм не только возродил революционное учение Маркса и Энгельса, извращённое оппортунистами II Интернационала, но развил марксизм дальше, обогатив его новым опытом клас­совой борьбы пролетариата в эпоху империализма.

«Ленинизм,— говорил товарищ Сталин,— есть марксизм эпохи империализма и пролетарской революции». Эта замечательная книга, являю­щаяся дальнейшим развитием марксистской теории, идейно вооружила рабочий класс СССР и всего мира в его борьбе за социализм. Книга товарища Сталина «Об основах ленинизма» сыграла огромную роль и в деле идейного разгрома троцкизма.

В мае 1924 г. состоялся XIII съезд партии, на котором Троцкий двурушнически заявил, что троцкисты прекращают фракционную борьбу. На самом деле он дал своим сторонникам указание орга­низовать контрреволюционное подполье, заявляя на словах об отходе от троцкизма.

XIII съезд подчеркнул, что осуществление линии партии, намеченной Лениным при переходе к НЭПу, укрепило союз проле­тариата с крестьянством и создало условия для быстрейшей ли­квидации хозяйственной разрухи. Съезд потребовал оказания по­мощи деревне, организации деревенской бедноты, создания кре­стьянских комитетов взаимопомощи. Требуя усиления борьбы с кулачеством и улучшения работы среди бедноты и середняцкой части деревни, съезд подтвердил линию на развитие кооперации как пути к социализму. Съезд наметил меры для улучшения ра­боты государственной торговли и кооперации, которые должны были помочь в условиях НЭПа установить смычку между промыш­ленностью и крестьянским хозяйством.

Новая экономическая политика привела нашу страну, ра­зорённую войной и интервенцией, к значительному подъёму.

Продукция всех видов промышленности выросла за 1924—1925 гг. на 60%, а число рабочих — на 27%. Улучшилось мате­риальное положение рабочего класса.

Проведённая в 1924 г. денежная реформа ввела вместо обес­цененных бумажных денег твёрдую валюту и укрепила финан­совое положение Советского государства.

Оживление государственной торговли и кооперации повысило удельный вес социалистических форм хозяйства. Советская тор­говля начала вытеснять частника. Крестьянское хозяйство за­метно укреплялось. Советское правительство оказывало трудяще­муся крестьянству существенную помощь. Уже в 1924—1925 гг. государство выделило из своих пока небольших ресурсов 290 млн. рублей для оказания помощи малоимущему крестьянству.

Успехи, достигнутые Советским Союзом за четыре года новой экономической политики, были отвоёваны в упорной борьбе про­тив сопротивлявшихся капиталистических элементов. Стремясь использовать недовольство крестьянских масс недостатком пром­товаров, высокими ценами на них и сохранившимися кое-где пережитками «военного коммунизма» в деревне, кулаки пытались организовывать восстания.

Перевыборы Советов показали, что в ряде районов середняк колебался в сторону кулака. Товарищ Сталин поставил задачу сплочения середняков вокруг пролетариата и вовлечения массы крестьян в советское строительство.

«Необходимо,— говорил товарищ Сталин на пленуме ЦК партии 26 октября 1924 г.,— всё живое, честное, инициативное, сознательное, особенно быв­ших красноармейцев, которые являются наиболее сознатель­ными, наиболее инициативными из крестьян, втянуть в работу Советов» (Сталин, Соч., т. 6, стр. 318).

Советы — орган смычки рабочего класса с крестьянством при руководстве со стороны пролетариата. Вот почему оживление и укрепление Советов означало укрепление союза между проле­тариатом и крестьянством в деле совместной борьбы за соци­ализм.

ИСТОРИЯ СССР. Учебник. изд.1952 год

aloban75


94 года назад, 26 января 1924 года, на первом заседании II Всесоюзного съезда Советов, посвящённом памяти В.И. Ленина, И.В. Сталин выступил с речью, в которой от имени партии большевиков дал великую клятву хранить и выполнять заветы Ленина.
«Товарищи! Мы, коммунисты, — люди особого склада. Мы скроены из особого материала. Мы — те, которые составляем армию великого пролетарского стратега, армию товарища Ленина. Нет ничего выше, как честь принадлежать к этой армии. Нет ничего выше, как звание члена партии, основателем и руководителем которой является товарищ Ленин. Не всякому дано быть членом такой партии. Не всякому дано выдержать невзгоды и бури, связанные с членством в такой партии. Сыны рабочего класса, сыны нужды и борьбы, сыны неимоверных лишений и героических усилий — вот кто, прежде всего, должны быть членами такой партии. Вот почему партия ленинцев, партия коммунистов, называется вместе с тем партией рабочего класса.
УХОДЯ ОТ НАС, ТОВАРИЩ ЛЕНИН ЗАВЕЩАЛ НАМ ДЕРЖАТЬ ВЫСОКО И ХРАНИТЬ В ЧИСТОТЕ ВЕЛИКОЕ ЗВАНИЕ ЧЛЕНА ПАРТИИ. КЛЯНЕМСЯ ТЕБЕ, ТОВАРИЩ ЛЕНИН, ЧТО МЫ С ЧЕСТЬЮ ВЫПОЛНИМ ЭТУ ТВОЮ ЗАПОВЕДЬ!

25 лет пестовал товарищ Ленин нашу партию и выпестовал её, как самую крепкую и самую закалённую в мире рабочую партию. Удары царизма и его опричников, бешенство буржуазии и помещиков, вооружённые нападения Колчака и Деникина, вооружённое вмешательство Англии и Франции, ложь и клевета стоустой буржуазной печати, — все эти скорпионы неизменно падали на голову нашей партии на протяжении четверти века. Но наша партия стояла, как утес, отражая бесчисленные удары врагов и ведя рабочий класс вперёд, к победе. В жестоких боях выковала наша партия единство и сплочённость своих рядов. Единством и сплоченностью добилась она победы над врагами рабочего класса.
УХОДЯ ОТ НАС, ТОВАРИЩ ЛЕНИН ЗАВЕЩАЛ НАМ ХРАНИТЬ ЕДИНСТВО НАШЕЙ ПАРТИИ, КАК ЗЕНИЦУ ОКА. КЛЯНЁМСЯ ТЕБЕ, ТОВАРИЩ ЛЕНИН, ЧТО МЫ С ЧЕСТЬЮ ВЫПОЛНИМ И ЭТУ ТВОЮ ЗАПОВЕДЬ!
Тяжела и невыносима доля рабочего класса. Мучительны и тягостны страдания трудящихся. Рабы и рабовладельцы, крепостные и крепостники, крестьяне и помещики, рабочие и капиталисты, угнетённые и угнетатели, — так строился мир испокон веков, таким он остаётся и теперь в громадном большинстве стран. Десятки и сотни раз пытались трудящиеся на протяжении веков сбросить с плеч угнетателей и стать господами своего положения. Но каждый раз, разбитые и опозоренные, вынуждены были они отступить, тая в душе обиду и унижение, злобу и отчаяние и устремляя взоры на неведомое небо, где они надеялись найти избавление. Цепи рабства оставались нетронутыми, либо старые цепи сменялись новыми, столь же тягостными и унизительными. Только в нашей стране удалось угнетённым и задавленным массам трудящихся сбросить с плеч господство помещиков и капиталистов и поставить на его место господство рабочих и крестьян. Вы знаете, товарищи, и теперь весь мир признаёт это, что этой гигантской борьбой руководил товарищ Ленин и его партия. Величие Ленина в том, прежде всего, и состоит, что он, создав Республику Советов, тем самым показал на деле угнетённым массам всего мира, что надежда на избавление не потеряна, что господство помещиков и капиталистов недолговечно, что царство труда »’можно»’ создать усилиями самих трудящихся, что царство труда нужно создать на »’земле»’, а не на небе. Этим он зажёг сердца рабочих и крестьян всего мира надеждой на освобождение. Этим и объясняется тот факт, что имя Ленина стало самым любимым именем трудящихся и эксплуатируемых масс.
УХОДЯ ОТ НАС, ТОВАРИЩ ЛЕНИН ЗАВЕЩАЛ НАМ ХРАНИТЬ И УКРЕПЛЯТЬ ДИКТАТУРУ ПРОЛЕТАРИАТА. КЛЯНЕМСЯ ТЕБЕ, ТОВАРИЩ ЛЕНИН, ЧТО МЫ НЕ ПОЩАДИМ СВОИХ СИЛ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ВЫПОЛНИТЬ С ЧЕСТЬЮ И ЭТУ ТВОЮ ЗАПОВЕДЬ!
Диктатура пролетариата создалась в нашей стране на основе союза рабочих и крестьян. Это первая и коренная основа Республики Советов. Рабочие и крестьяне не могли бы победить капиталистов и помещиков без наличия такого союза. Рабочие не могли бы разбить капиталистов без поддержки крестьян. Крестьяне не могли бы разбить помещиков без руководства со стороны рабочих. Об этом говорит вся история гражданской войны в нашей стране. Но борьба за укрепление Республики Советов далеко еще не закончена, — она приняла лишь новую форму. Раньше союз рабочих и крестьян имел форму военного союза, ибо он был направлен против Колчака и Деникина. Теперь союз рабочих и крестьян должен принять форму хозяйственного сотрудничества между городом и деревней, между рабочими и крестьянами, ибо он направлен против купца и кулака, ибо он имеет своей целью взаимное снабжение крестьян и рабочих всем необходимым. Вы знаете, что никто так настойчиво не проводил эту задачу, как товарищ Ленин.

УХОДЯ ОТ НАС, ТОВАРИЩ ЛЕНИН ЗАВЕЩАЛ НАМ УКРЕПЛЯТЬ ВСЕМИ СИЛАМИ СОЮЗ РАБОЧИХ И КРЕСТЬЯН. КЛЯНЁМСЯ ТЕБЕ, ТОВАРИЩ ЛЕНИН, ЧТО МЫ С ЧЕСТЬЮ ВЫПОЛНИМ И ЭТУ ТВОЮ ЗАПОВЕДЬ!
Второй основой Республики Советов является союз трудящихся национальностей нашей страны. Русские и украинцы, башкиры и белоруссы, грузины и азербайджанцы, армяне и дагестанцы, татары и киргизы, узбеки и туркмены, — все они одинаково заинтересованы в укреплении диктатуры пролетариата. Не только диктатура пролетариата избавляет эти народы от цепей и угнетения, но и эти народы избавляют нашу Республику Советов от козней и вылазок врагов рабочего класса своей беззаветной преданностью Республике Советов, своей готовностью жертвовать за неё. Вот почему товарищ Ленин неустанно говорил нам о необходимости добровольного союза народов нашей страны, о необходимости братского их сотрудничества в рамках Союза Республик.
УХОДЯ ОТ НАС, ТОВАРИЩ ЛЕНИН ЗАВЕЩАЛ НАМ УКРЕПЛЯТЬ И РАСШИРЯТЬ СОЮЗ РЕСПУБЛИК. КЛЯНЁМСЯ ТЕБЕ, ТОВАРИЩ ЛЕНИН, ЧТО МЫ ВЫПОЛНИМ С ЧЕСТЬЮ И ЭТУ ТВОЮ ЗАПОВЕДЬ!
Третьей основой диктатуры пролетариата является наша Красная Армия, наш Красный Флот. Ленин не раз говорил нам, что передышка, отвоёванная нами у капиталистических государств, может оказаться кратковременной. Ленин не раз указывал нам, что укрепление Красной Армии и улучшение её состояния является одной из важнейших задач нашей партии. События, связанные с ультиматумом Керзона и с кризисом в Германии, лишний раз подтвердили, что Ленин был, как и всегда, прав. Поклянёмся же, товарищи, что мы не пощадим сил для того, чтобы укрепить нашу Красную Армию, наш Красный Флот!
Громадным утёсом стоит наша страна, окружённая океаном буржуазных государств. Волны за волнами катятся на неё, грозя затопить и размыть. А утёс всё держится непоколебимо. В чём её сила? Не только в том, что страна наша держится на союзе рабочих и крестьян, что она олицетворяет союз свободных национальностей, что её защищает могучая рука Красной Армии и Красного Флота. Сила нашей страны, её крепость, её прочность состоит в том, что она имеет глубокое сочувствие и нерушимую поддержку в сердцах рабочих и крестьян всего мира. Рабочие и крестьяне всего мира хотят сохранить Республику Советов, как стрелу, пущенную верной рукой товарища Ленина в стан врагов, как опору своих надежд на избавление от гнёта и эксплуатации, как верный маяк, указывающий им путь освобождения. Они хотят её сохранить, и они не дадут её разрушить помещикам и капиталистам. В этом наша сила. В этом сила трудящихся всех стран. В этом же слабость буржуазии всего мира.
Ленин никогда не смотрел на Республику Советов как на самоцель. Он всегда рассматривал её как необходимое звено для усиления революционного движения в странах Запада и Востока, как необходимое звено для облегчения победы трудящихся всего мира над капиталом. Ленин знал, что только такое понимание является правильным не только с точки зрения международной, но и с точки зрения сохранения самой Республики Советов. Ленин знал, что только таким путём можно воспламенить сердца трудящихся всего мира к решительным боям за освобождение. Вот почему он, гениальнейший из гениальных вождей пролетариата, на другой же день после пролетарской диктатуры заложил фундамент Интернационала рабочих. Вот почему он не уставал расширять и укреплять союз трудящихся всего мира— Коммунистический Интернационал.
Вы видели за эти дни паломничество к гробу товарища Ленина десятков и сотен тысяч трудящихся. Через некоторое время вы увидите паломничество представителей миллионов трудящихся к могиле товарища Ленина. Можете не сомневаться в том, что за представителями миллионов потянутся потом представители десятков и сотен миллионов со всех концов света для того, чтобы засвидетельствовать, что Ленин был вождём не только русского пролетариата, не только европейских рабочих, не только колониального Востока, но и всего трудящегося мира земного шара.
УХОДЯ ОТ НАС, ТОВАРИЩ ЛЕНИН ЗАВЕЩАЛ НАМ ВЕРНОСТЬ ПРИНЦИПАМ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА. КЛЯНЁМСЯ ТЕБЕ, ТОВАРИЩ ЛЕНИН, ЧТО МЫ НЕ ПОЩАДИМ СВОЕЙ ЖИЗНИ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ УКРЕПЛЯТЬ И РАСШИРЯТЬ СОЮЗ ТРУДЯЩИХСЯ ВСЕГО МИРА—КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ!»
«Правда» № 23,

Три клятвы Сталина

Павел Филонов, «Портрет Сталина».
Нисколько не считаю Сталина выдающимся теоретиком, хотя был он крупным идеологом – он оформил некоторую систему идей (марксизм-ленинизм) и устойчивую риторическую оболочку для этой системы. Получившееся было не лишено курьезности, но не лишено и глубины, а главное – действенности. Я эту систему разбирать и критиковать не хочу. Хотя вопрос о сталинизме как идеологии – открытый вопрос. Мне до сих пор не попадалось ни одного серьезного исследования сталинских текстов. И даже не знаю, кто мог бы всерьез об этом написать – не о той или иной идее сталинской эпохи, не о сталинской лживости или сталинской гениальности, а о Сталине как о незаурядном авторе, писавшем в контексте очень незаурядного времени.
У меня же родилась заметка об одном, по сути, сталинском тексте.
Клятва Сталина в 1924 году
Ключевым текстом эпохи («символом веры» сталинизма) стала «клятва» Сталина – речь, произнесенная по смерти вождя пролетариата. Клятва была положена на музыку Сергеем Прокофьевым (с использованием мотивов духовной православной музыки), легла в основу главного агитационного фильма сталинизма («Клятва», 1946 г.). Между прочим, завораживающее воздействие этого текста испытывал Осип Мандельштам, неоднократно отсылавший в своей лирике к этому эпизоду советской истории – в частности, мандельштамовская «присяга чудная четвертому сословью» может прочитываться как отголосок «клятвы», само слово «клятва» становится одним из сокровенных в творчестве поэта.
Текст сталинской речи известен в двух вариантах – тезисном (в форме заповедей) и развернутом (где к заповедям даются комментарии). Приведу сокращенный, канонизированный, вариант (полный текст речи впервые опубликован в газете «Правда», № 23, от 30 января 1924 г.):
• УХОДЯ ОТ НАС, ТОВАРИЩ ЛЕНИН ЗАВЕЩАЛ НАМ ДЕРЖАТЬ ВЫСОКО И ХРАНИТЬ В ЧИСТОТЕ ВЕЛИКОЕ ЗВАНИЕ ЧЛЕНА ПАРТИИ. КЛЯНЕМСЯ ТЕБЕ, ТОВАРИЩ ЛЕНИН, ЧТО МЫ С ЧЕСТЬЮ ВЫПОЛНИМ ЭТУ ТВОЮ ЗАПОВЕДЬ!
• УХОДЯ ОТ НАС, ТОВАРИЩ ЛЕНИН ЗАВЕЩАЛ НАМ ХРАНИТЬ ЕДИНСТВО НАШЕЙ ПАРТИИ, КАК ЗЕНИЦУ ОКА. КЛЯНЕМСЯ ТЕБЕ, ТОВАРИЩ ЛЕНИН, ЧТО МЫ С ЧЕСТЬЮ ВЫПОЛНИМ И ЭТУ ТВОЮ ЗАПОВЕДЬ!
• УХОДЯ ОТ НАС, ТОВАРИЩ ЛЕНИН ЗАВЕЩАЛ НАМ ХРАНИТЬ И УКРЕПЛЯТЬ ДИКТАТУРУ ПРОЛЕТАРИАТА. КЛЯНЕМСЯ ТЕБЕ, ТОВАРИЩ ЛЕНИН, ЧТО МЫ НЕ ПОЩАДИМ СВОИХ СИЛ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ВЫПОЛНИТЬ С ЧЕСТЬЮ И ЭТУ ТВОЮ ЗАПОВЕДЬ!
• УХОДЯ ОТ НАС, ТОВАРИЩ ЛЕНИН ЗАВЕЩАЛ НАМ УКРЕПЛЯТЬ ВСЕМИ СИЛАМИ СОЮЗ РАБОЧИХ И КРЕСТЬЯН. КЛЯНЕМСЯ ТЕБЕ, ТОВАРИЩ ЛЕНИН, ЧТО МЫ С ЧЕСТЬЮ ВЫПОЛНИМ И ЭТУ ТВОЮ ЗАПОВЕДЬ!
• УХОДЯ ОТ НАС, ТОВАРИЩ ЛЕНИН ЗАВЕЩАЛ НАМ УКРЕПЛЯТЬ И РАСШИРЯТЬ СОЮЗ РЕСПУБЛИК. КЛЯНЕМСЯ ТЕБЕ, ТОВАРИЩ ЛЕНИН, ЧТО МЫ ВЫПОЛНИМ С ЧЕСТЬЮ И ЭТУ ТВОЮ ЗАПОВЕДЬ!
• УХОДЯ ОТ НАС, ТОВАРИЩ ЛЕНИН ЗАВЕЩАЛ НАМ ВЕРНОСТЬ ПРИНЦИПАМ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА. КЛЯНЕМСЯ ТЕБЕ, ТОВАРИЩ ЛЕНИН, ЧТО МЫ НЕ ПОЩАДИМ СВОЕЙ ЖИЗНИ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ УКРЕПЛЯТЬ И РАСШИРЯТЬ СОЮЗ ТРУДЯЩИХСЯ ВСЕГО МИРА – КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ!
В приведенном тексте свернут эпохальный сдвиг в идеологии большевизма. Сталин до сих пор не был фигурой идеологической: большевистская идеология развивалась как сложная теория, через обществоведческие и философские дискуссии. На этом поле Сталин проигрывал всем своим конкурентам. Получив же реальные рычаги власти (пост генерального секретаря), он еще не мог стать властью – без своего идеологического поля. Специфическое образование Сталина подсказало ему, однако, что он может перескочить ступень теоретического творчества, заговорив на языке новой сакральности. Именно это стало инструментом приобретения Сталиным такого важного свойства власти, как дискурс.
Итак, рассматриваемый текст написан на языке сакральных символов. Шесть «заповедей» здесь не просто риторическая форма, поскольку форма эта освящается ритуалом – до сих пор клятва звучала перед лицом Господа, теперь средоточием сакральности становится тело Ленина. Из полного текста: «Вы видели за эти дни паломничество к гробу товарища Ленина десятков и сотен тысяч трудящихся. Через некоторое время вы увидите паломничество представителей миллионов трудящихся к могиле товарища Ленина. Можете не сомневаться в том, что за представителями миллионов потянутся потом представители десятков и сотен миллионов со всех концов света для того, чтобы засвидетельствовать, что Ленин был вождем не только русского пролетариата, не только европейских рабочих, не только колониального Востока, но и всего трудящегося мира земного шара». Ленинизм превращается в «паломнический» культ (уж Сталин-то прекрасно понимал значение слова «паломничество»).
Москва, как Новый Иерусалим, обзавелась всечеловеческой святыней. Здесь же – неожиданная отсылка к старинному спору о хилиазме (о возможности Царства Христа на земле): «… что царство труда можно создать усилиями самих трудящихся, что царство труда нужно создать на земле, а не на небе» (вновь цитирую полный текст). Автор будто спорит с догматическим богословием, акцентируя самые «смелые» слова: официальное богословие отказывалась говорить о царстве Божьем на земле, а все попытки построения земного рая клеймило, ибо только волей Божьей можно достичь благодати. Спорит Сталин и с повсеместно узнаваемой молитвенной формулой: «яко на небеси, на земли» – отныне именно и только земля священна.
Очень тонко подобрана и формула «царство труда» – на место Христа поставлен Труд. Сталин провел ревизию марксизма в том именно духе, в котором читали Маркса великие мистики XX столетия – Вальтер Беньямин и Николай Бердяев. Ср. также у Эриха Фромма: «Атеизм Маркса – это наиболее прогрессивная форма рациональной мистики. Маркса обвиняют в безбожии, а он стоит ближе к Мейстеру Экхарту или дзен-буддизму, чем большинство борцов за церковь и Бога», и далее: «… марксистский социализм является наследником протестантской этики, христиански-хилиастического сектантства, томизма возрожденцев и просветителей XVIII века». Я не говорю, что Маркс именно таков, но Сталин явно на нечто в этом роде намекнул – впрочем, именно намекнул. Труд у Маркса может рассматриваться как антитеза смерти, как великие силы жизни, а класс труда – как класс-мессия (коллективный Спаситель). Потому и возможна сталинская формула «царство труда на земле».
В сталинском тексте образовавшаяся к моменту смерти Ленина идеологическая эклектика большевизма (государственничество – интернационализм, пролетариат как субъект – партия как субъект, диктатура пролетариата – единство рабочих и крестьян) кристаллизируется в стройную доктрину.
Последовательность заповедей принципиальна, это путь восхождения к коммунистической цели: коммунист – партия – класс – народ – империя народов – весь мир. Заметим, что Сталин ставит в основание мессианского пути личность коммуниста. Таким образом, доктрина приобретает парарелигиозный и антропоцентрический характер. Новое истолкование хилиазма – царство труда на земле – вводит сталинский текст в область, граничащую с богостроительством Горького и Луначарского (здесь, конечно, не стоит увлекаться, памятуя о торжественно-условном характере сталинской речи). Вводимая поступательность и стратегия удерживания позиций снимает противоречие между державностью и всечеловечностью (не одно против другого, а одно за другим).
«Клятва – 1946»
В 1946 году на советские экраны выходит фильм «Клятва» Михаила Чиаурели. Здесь эпизод «присяги чудной» инсценирован по всем правилам сталинского монументализма. Сталин на площади, в толпе людей, импровизированно клянется в верности ленинизму. Народ заворожено слушает Иосифа Виссарионовича и признает в нем наследника Ленина («Иосиф Виссарионович, Вы наш Ленин», — скажет впоследствии один из героев фильма). Варвара Петрова, приехавшая из глубинки с письмом к Владимиру Ильичу, решает подать послание Сталину. «Ему, ему отдай», — советуют ей мужики. Клятва становится ритуалом наследования.
Строгая композиция сталинской речи здесь не выдержана, да и сам текст серьезно урезан. В «Клятве» 1946 года сталинская неосакральность выхолощена напрочь. Сталинизм «Клятвы-46» – это индустриальная страсть + советский патриотизм + народность. Любить Родину и свой народ, созидать, не жалея себя, новый технический уклад и отстаивать созданное в борьбе с врагами – таков незамысловатый сталинский коммунизм. Сталин и Варвара Петрова (героическая советская женщина) озабочены судьбами страны – и все вопросы решают вместе, вместе радуются успехам и вместе сокрушаются о погибших.
Сегодня, утратив связь с эпохой сталинизма, «Клятву» мы смотрим, так сказать, иронически. Карикатурные Троцкий и Бухарин, мудрый и заботливый Сталин, здравомысленные мужички-сталинисты и трагическая мать-патриотка – все это смотрится пародией на пресловутый соцреализм. Тем более, что сокровенное (то сокровенное, что, возможно, вдохновляло и Мандельштама) здесь изничтожено.
Третья клятва
В том же 1946 году ЦК резко раскритиковал другой фильм – вторую серию гениального «Ивана Грозного» (реж. Сергей Эйзенштейн). Сталину понравилась первая серия, но не понравилась вторая. Историки кино говорят, что здесь была в иносказательной форме поведана «правда» о сталинизме, т.е. о пресловутых репрессиях. Я полагаю, что дело сложнее. Режиссер гениально угадал нечто, а вождь почувствовал, что режиссер угадал.
В фильме царь Иван Васильевич, опираясь на войско опричников, судит и карает заговорщиков-бояр. Но ужаснул Сталина, на мой взгляд, не образ «репрессий», а образы самого царя и его опричников, о чем и было сказано в постановлении ЦК. Царь и его свита, в черных одеяниях, разыгрывают на экране настоящие черные мессы. Фильм венчает мрачный ритуал кровавого жертвоприношения – в храме проливается кровь «дурачка» (юродивого) Владимира Старицкого, наряженного в царские одеяния. Между прочим, ритуал жертвоприношения шутов и дураков, разыгрывающих царских двойников, описан в специальной литературе (в том числе советской – у Ольги Фрейденберг и, по-моему, даже у В.Я.Проппа в «Исторических корнях волшебной сказки»).
Опричники – «черный орден» царя Ивана – тоже произносят клятву (точнее, поют: музыка того же Сергея Прокофьева, стихи Владимира Луговского):
Перед Богом клянусь клятвой верною,
клятвой тяжкою, клятвой страшною,
перед Богом клянусь клятвой страшною:
на Руси государю как пёс служить,
города и посады метлой мести,
лиходеев, злодеев зубами рвать,
по царёву приказу костями лечь –
ради Русского Царства Великого!
(О том, что и сам Сталин «заигрывал» с неким «черным орденом», рассуждать не берусь, но об этом некоторые гипотезы высказал Сергей Кургинян в книге «Странствие». Если нечто подобное имело место, то можно поставить вопрос не просто о политико-метафизической проницательности Сергея Эйзенштейна, а о его специфической осведомленности.)
Мое размышление состоит в следующем. Сталин-1924 произнес некоторый неосакральный текст, в котором отразились некоторые сокровенные мотивы красного проекта. К 1946 году «сокровенное» было утрачено, спрятано (а сказанное в 1924-м хорошенько отцензурировано), а то и выжжено. Сам Сталин-1946 действовал уже в парадигме других клятв и ритуалов («… города и посады метлой мести, лиходеев, злодеев зубами рвать, по царёву приказу костями лечь…»). Если есть какая-то сталинская параполитика (а я-то считаю, что она есть), то она в эти 20 лет смещалась от условно-красного «ордена» к условно-черному «ордену» (не говорю: сместилась, говорю: смещалась).
«Сжатостью всей рвущейся вдаль клятвы…»
Приведу в заключение один из «сталинистских» текстов Осипа Мандельштама. Считается, что мандельштамовское славословие в адрес вождя связано с желанием поэта обезопасить себя (хрестоматийная версия Надежды Яковлевны Мандельштам). Более того, в последнем стихе, согласно свидетельству Н.Я., должно быть «губить» вместо «будить». Эту версию многие мандельштамоведы решительно отвергали. Мандельштам неоднозначен – он проклинал Сталина и одновременно увлекался им. Вся мандельштамовская патетика, несводимая к pro et contra, свидетельствует о сложном, затаенном нерве сталинской эпохи – том нерве, которые не чувствуют записные сталинисты и антисталинисты. А Мандельштам, по-моему, почувствовал. Но вот что именно он почувствовал – того я передать уже не в силах.
Если б меня наши враги взяли
И перестали со мной говорить люди,
Если б лишили меня всего в мире:
Права дышать и открывать двери
И утверждать, что бытие будет
И что народ, как судия, судит, –
Если б меня смели держать зверем,
Пищу мою на пол кидать стали б, –
Я не смолчу, не заглушу боли,
Но начерчу то, что чертить волен,
И, раскачав колокол стен голый
И разбудив вражеской тьмы угол,
Я запрягу десять волов в голос
И поведу руку во тьме плугом –
И в глубине сторожевой ночи
Чернорабочей вспыхнут земле очи,
И – в легион братских очей сжатый –
Я упаду тяжестью всей жатвы,
Сжатостью всей рвущейся вдаль клятвы –
И налетит пламенных лет стая,
Прошелестит спелой грозой Ленин,
И на земле, что избежит тленья,
Будет будить разум и жизнь Сталин.
1937

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *