Пациент на операционном столе

Содержание

Положение на операционном столе — медицинская статья, новость, лекция

Придать пациенту правильное, облегчающее хирургический доступ положение на операционном столе — это важная повседневная задача анестезиолога. Нефизиологичное положение может стать причиной напряжения и травмы. Общая анестезия требует особой внимательности к укладке пациента. Нередко необходимо исключение любых пассивных движений. Возникающие на фоне компрессионной травмы повреждение и некроз нерва, как правило, являются результатом неправильной укладки больного во время вмешательства. Частота случаев нейропатии возрастает при периоперационной гипотонии и гипотермии.

Наложенный в проекции нервного ствола жгут может вызывать повреждение нерва, в связи с чем необходим непрерывный контроль давления и времени наложения манжеты (турникета). Больные, страдающие диабетом, сосудистой и неврологической патологией, а также пожилые пациенты входят в группу особого риска позиционной травмы.

Пациенты с ревматоидным артритом могут страдать от нестабильности позвоночника в шейном отделе, на уровне атланто-окципитального сочленения. В этой ситуации важно, чтобы амплитуда подвижности шеи была определена перед операцией. Необходимо правильная укладка до индукции в наркоз и поддержание безопасного положения на протяжении всей операции. Для фиксации положения головы можно использовать мешочки с песком.

Виды положений пациентов на операционном столе

Положение лежа на спине

Самое распространенное положение. Руки должны быть осторожно зафиксированы по отношению к телу пациента, вытянуты вдоль тела или отведены на подставках. Сильное сгибание в локтевом суставе может вызвать повреждение локтевого нерва в том месте, где он входит в кубитальный туннель. Плечевое сплетение является относительно фиксированным образованием и в связи с этим чувствительно к тракционным (натяжение) повреждениям. Для того чтобы избежать «растяжения» сплетения, пронируйте предплечье, когда рука пациента лежит вдоль тела. Когда обе руки отведены на подставках, предупредите чрезмерное отведение и перерастяжение, избегая при этом ротации головы. Когда одна рука отведена, голова должна быть повернута в сторону отведенной руки для предупреждения тракции плечевого сплетения. Ноги должны лежать ровно и не перекрещиваться. Небольшая подушечка, подложенная под пятки, позволяет избежать компрессионных некрозов. Кроме этого подвержены компрессионному некрозу такие части тела как крестец и затылок. После длительных операций, проводимых в условиях гипотензии, наблюдались случаи послеоперационной алопеции. Веки пациента должны быть аккуратно прикрыты и зафиксированы в этом положении во избежание пересыхания и повреждения роговицы. Следует избегать прямого давления на глаза, так как это может вызвать окклюзию центральной артерии сетчатки. Необходимо исключить любой контакт частей дыхательного контура и другого оборудования с лицом пациента.

Положение Тренделенбурга (с опущенным вниз головным концом)

Положения Тренделенбурга — положение лежа на спине с наклоном головного конца операционного стола вниз. Это положение используется при лапароскопических операциях и вмешательствах при варикозной болезни вен нижних конечностей.

Физиологические эффекты положения Тренделенбурга включают:

  • Повышение венозного возврата к сердцу.
  • Повышение внутричерепного и внутриглазного давления. Если это положение сохраняется слишком долго и угол наклона стола слишком велик, могут развиться отек мозга и отслойка сетчатки. Важно избегать использования этого положения у пациентов с угрозой повышения внутричерепного давления.
  • Легочный комплайнс и функциональная остаточная емкость уменьшаются вместе с повышением вентиляционно-перфузионного отношения, особенно у тучных пациентов (режим IPPV — ИВЛ с перемежающимся положительным давлением может оказаться предпочтительней, чем спонтанная вентиляция).
  • Повышение внутрибрюшного давления может привести к регургитации желудочного содержимого.
  • Венозный застой с цианозом лица и шеи у полнокровных пациентов.

Обратное положение Тренделенбурга (с поднятым головным концом)

Обратное положение Тренделенбурга — положение на спине с наклоном головного конца операционного стола вверх. Уменьшение венозного возврата в таком положении может сопровождаться падением сердечного выброса и, следовательно, артериального давления. Поскольку общая анестезия приводит к снижению чувствительности барорецепторов, развитие гипотензии может потребовать введения вазопрессоров. Показатели артериального давления должны интерпретироваться в контексте положения манжетки относительно уровня головного мозга. Функциональная остаточная емкость легких увеличивается.

Положение «садовая скамейка»

Боль в спине, возникающая иногда после анестезин, может быть вызвана напряжением межпоясничных и пояснично-крестцовых связок, когда поясничный лордоз сглажен в позиции «вытягивания». Данное положение было разработано для уменьшения растяжения спины. Операционный стол был модифицирован так, чтобы пациент лежал с немного приподнятой головой и несколько согнутыми в тазобедренных и коленных суставах ногами. Положение обычно используется у пациентов, которым вмешательства выполняются в условиях регионарной (местной) анестезии на фоне сохраненного сознания.

Положение лежа на животе лицом вниз

Положение лицом вниз на операционном столе используется при операциях на спине, перевязке малой подкожной вены и некоторых вмешательствах на лодыжках. Это положение обычно требует интубации (при небольших процедурах возможно использование ларингеальной маски). При интубации предпочтение отдается надежным, армированным эндотрахеальным трубкам. Необходимо соответственно защитить глаза с помощью мягких прокладок, поскольку давление может вызвать окклюзию артерии сетчатки и слепоту.

Часто в ходе операции возникает необходимость в смене положения пациента, при этом, чем больше вес больного, тем большее число требуемых ассистентов. Обычно хватает 3-4 человек: анестезиолог для контроля над головным концом больного, и 2-3 ассистента для поддержки тела и рук, ягодиц и ног соответственно. Пациент может быть уложен на живот после перемещения на операционный стол, или, иначе, повернут в процессе переноса. При этом голова или поворачивается на бок, или укладывается лицом вниз на специальную подставку. Давление на лоб должно быть ограничено. Нужно избегать любого давления на глаза и обеспечить проходимость эндотрахеальной трубки. Руки пациента либо полностью приведены и лежат вдоль тела, либо отведены и согнуты в локтях так, что лежат рядом с головой. Избегайте чрезмерного давления на подмышечные области, так как можно повредить подмышечный нерв или плечевое сплетение (перерастяжение).

К наиболее подверженным компрессионной травме областям относятся: голова/лицо, верхнепередняя подвздошная ость, колени и стопы. Легочный комплайнс уменьшается из-за снижения экскурсий грудной стенки и диафрагмы. Для увеличения комплайнса и предупреждения высокого стояния диафрагмы, которая смещается из-за увеличения внутрибрюшного давления в положении на животе, можно использовать матрас «Montreal» (прямоугольный матрас с отверстием по центру). При отсутствии такого матраса можно использовать подушечки, которые должны быть положены под крестец и грудь, исключая живот. Это также предупреждает лишние движения спины и позволяет улучшить дренаж эпидуральных вен путем уменьшения внутригрудного и внутрибрюшного давления. Использование рамки, которая поддерживает верхнепередние подвздошные ости, может вызвать компрессию и растяжение латерального кожного нерва бедра.

Коленно-грудное положение Tarlov (положение сидя)

Коленно-грудное положение Tarlov (положение сидя) является оптимальным для вмешательств в люмбальной области. Ягодицы поддерживаются «сиденьем», стол переводится в сидячее положение. Это положение редко сопровождается какими-либо осложнениями. Возможно появление покраснения на коже коленей.

Литотомическое положение с поднятыми вверх ногами

Используется в гинекологии и проктологии. Во избежание растяжения тазовых связок обе ноги должны быть подняты. Колени располагаются снаружи от металлических опор. Избегайте располагать руки вдоль тела, так как можно прищемить пальцы последней секцией стола.

Возможны проблемы следующего характера:

  • В основном травмируется общий берцовый нерв из-за сдавления между головкой малоберцовой кости и литотомической подставкой, если колено расположено кнутри от металлической опоры;
  • Подкожный нерв сдавливается между литотомической подставкой и медиальным мыщелком большеберцовой кости;
  • Уменьшается жизненная емкость легких;
  • Риск аспирации повышен, поэтому вводная анестезия никогда не дается в этом положении. Если во время вводной анестезии произошла регургитация, поворот пациента приостанавливается.

Латеральное положение (на боку)

Обычно используется при торакотомии, урологических операциях, вмешательствах на бедре и плече. Положение на боку изменяет физиологию вентиляционно-перфузионных отношений. Во время спонтанного дыхания нижерасположенное легкое эффективно кровоснабжается и вентилируется; в режиме IPPV оно лучше кровоснабжается, а легкое, расположенное выше — лучше вентилируется. В результате изменяется вентиляционно-перфузионное отношение. Точки, подвергающиеся наибольшему давлению в этой позиции: бедро, плечо и лодыжка, поэтому они должны быть соответственно проложены. Положение пациента может быть стабилизировано поддерживающими фиксаторами у груди и бедер или с помощью специального матраса, который становится жестким, если из него выпустить воздух. Подушку располагают между ног, при этом ногу, лежащую ниже сгибают в колене; вышерасположенная нога может находиться в произвольном положении. Вышерасположенная рука может быть оставлена лежать свободно или же на специальной подставке.

Нефрэктомическое боковое положение

Стол согнут в центре, больной повернут на бок. Как уже было указано выше, это положение вызывает нарушение вентиляционно-перфузионных отношений. Кроме того, оно может вызывать прямое сдавление полой вены, вследствие чего уменьшается венозный возврат и развивается гипотензия. Важно следить за показателями артериального давления — в этом случае инвазивное внутриартериальное измерение более достоверно. Места сдавления: нижележащие бедро, плечо и лодыжка. Пациент так же стабилизируется с помощью подставок или специального матраса.

Положение сидя

Положение сидя иногда используется при нейрохирургических операциях на задней черепной ямке. Данное положение имеет ряд преимуществ перед положениями лежа на животе: удобный хирургический доступ, большая степень наклона шеи, улучшение дренажа крови. Серьезные недостатки: постуральная гипотензия, высокий риск венозной воздушной эмболии. При этом положении отмечаются кардиоваскулярные эффекты: сердечный выброс и артериальное давление может катастрофически снижаться вследствие перераспределения крови — накопления в венах нижних конечностей, что сопровождается развитием гипотензии и снижением мозгового кровотока. В связи с этим необходим инвазивный мониторинг артериального давления.

Для уменьшения последствий перевода из положения лежа в положение сидя проводится ряд мероприятий: инфузионная терапия, компрессионные устройства и применение вазопрессоров. Пациент должен подниматься медленно. Для улучшения венозного возврата необходимо, чтобы нижние конечности во время смены положения находились выше горизонтального уровня. Голова может поддерживаться подковообразным подголовником, который фиксирует голову и шею, позволяя им оставаться неподвижными при хирургических манипуляциях. В других случаях могут использоваться специальные зажимы для черепа, которые позволяют производить вмешательства с минимальным воздействием / давлением на лицо. Фиксация головы может вызвать двигательную активность, которую следует исключить использованием местных анестетиков, вливанием небольших доз пропофола или опиоидов короткого действия. Сгибание в шейном отделе облегчает хирургический доступ, но вызывает повышение внутричерепного давления, отек лица и языка из-за снижения венозного возврата. Оперируемые в этом положении пациенты входят в группу повышенного риска воздушной эмболии и должны находиться под постоянным мониторингом с помощью доплерометрии, капнографии, чреспищеводной аускультации. Риск эмболии снижается при использовании IPPV и стабильном артериальном давлении. Спонтанная вентиляция допускается (что позволяет судить о состоянии дыхательного центра), но в настоящее время используется редко.

Положение «в кресле» (хирургия плеча)

Положение «в кресле» используется для облегчения хирургического доступа. Это положение оказывает выраженный эффект на сердечно-сосудистую систему, схожий с положением сидя. Также существует угроза гипотензии, связанной с застоем венозной крови в нижних конечностях.

Гемодинамических реакций можно избежать при медленном переводе пациента в это положение. Параллельно нередко необходимо использование вазопрессоров и инфузионной терапии, а также подъем ног пациента выше горизонтального уровня. Пациенты входят в группу риска воздушной эмболии.

Механизм и результат травм нервов из-за положения на операционном столе

Таблица «Механизм и результат травм нервов из-за положения на операционном столе»

Нерв Механизм травмы Результат
Надглазничный Сдавление туго наложенной маской Фотофобия, боль в глазах, тяжесть в лобной области
Лицевой Располагается поверхностно и может быть прижат к ветви нижней челюсти Паралич лица и нарушение подвижности века (птоз)
Подмышечный Лежа ничком, при перерастяжении, когда руки разведены и предплечья подняты выше уровня головы Снижается степень отведения конечности, снижается кожная чувствительность на латеральной поверхности верхней руки
Радиальный Риск наружного сдавления подмышки, если рука поднята и свисает за краем стола (задней связкой) Висящая кисть
Срединный Очень нетипичное повреждение. Есть риск прямого повреждения иглой в артериокубитальной ямке Невозможно противопоставить первый палец и мизинец
Локтевой

Может быть сдавлен краем операционного стола, если нерв расположен поверхностно в бороздке над медиальным надмыщелком плечевой кости.

При внутренней компрессии между двумя головками локтевых сгибателей запястья.

Полное сгибание в локте вызывает компрессию в том месте, где нерв входит в локтевой туннель.

Слабость в руке, покалывание и боль
Седалищный При неправильном выборе зоны для внутримышечных инъекций или неверном наложении жгута Паралич всех мышц и потеря чувствительности ниже колена
Бедренный Подвержен повреждениям в месте выхода из-под паховой связки — чрезмерное сгибание бедра при литотомическом положении может привести к ущемлению Нарушение разгибания ноги в бедренном и коленном суставе, потеря чувствительности передней поверхности бедра и передне-боковой поверхности икры

Латеральный кожный нерв бедра и общий икроножный

Есть риск повреждения нерва, если используется рамка для поддержания передне-верхней подвздошной ости, когда пациент лежит ничком. Так же литотомическими подставками в том месте, где он проходит вокруг головки малоберцовой кости (поверхностно)

Невралгия, тяжесть и гиперальгезия в верхнелатеральной части бедра.

Висячая стопа, потеря чувствительности в латеральных отделах ноги и на тыле стопы

Промежностный Компрессия при использовании пахового ограничителя в хирургии бедра Потеря промежностной чувствительности, недержание кала
Подкожный Сдавление между медиальным мыщелком и литотомической подставкой (при смещении ноги вбок от подставки) Потеря чувствительности вдоль медиальной поверхности икры

Попадание на операционный стол – как момент истины для человека Или значимость профессионализма врача

Бессознательное сознание?

Коридор клиники. Каталка, ведомая медсестрами, везет практически обнаженное тело. На пациенте еще легкий халатик или простыня, но через пару минут, когда оно (то бишь тело) перекладывается на стол в операционной, этой “одежды” практически не видно. Затем наступает очередь наркоза, параллельно вводу которого в больного, его руки и ноги привязываются к специальным приспособлениям. Тем самым, судьба полностью отключенного искусственным способом от сознания человека, быть может, еще сутки назад ощущавшего себя полноценным индивидом, становится зависимой от умелых действий, прежде всего, хирурга и анестезиолога.

Наверняка, немало читателей сталкивались с этой ситуацией, и у каждого – ее собственное восприятие (видение, осознание, как и первые постоперационные ощущения). Возвращение к жизни. Внутреннее успокоение. Радость. Счастье. Благодарность. Богу. Врачам. Ты еще не до конца в себе, но вернувшееся к тебе сознание позволяет прочувствовать – жизнь восстанавливается. Худшее позади.

Операционный стол уже без тебя, дышащего, находящегося в палате. Твое тело теперь практически скрыто от посторонних глаз.

Причем тут ассоциации с состоянием верующего при… хадже?(1)

Не исключено, что в свете описанного выше, многие удивятся постановке вопроса. Действительно, причем здесь внутренний мир личности, претворяющей в жизнь один из важнейших столпов Ислама? Но давайте вспомним одно предложение из тальбийи (молитвы, многократно произносимой паломниками во время хаджа): “Вот я перед Тобой, Господи, вот я перед Тобой”. Обратим внимание, что эта фраза, как и вся тальбийя, произносится после входа осуществляющего хадж в ихрам, т. е. особое состояние духовной чистоты. Ихрам подразумевает (в т. ч.) облачение в особые одеяния. Для женщины специальной одежды не предусматривается и она может надеть любую, не облегающую ее тело, мужчины же облачаются в два куска чистой белой ткани (на оголенное тело). Одно закрывает его тело от шеи до бедер, второе – от пояса до ступней ног. Именно в контексте этой одежды фраза “Вот я перед тобой, Господи” вполне может пропускаться через себя с точки зрения полнейшей открытости верующего перед Аллахом, т. е. раскрытости во всех смыслах – не только в помыслах, намерениях (духовно-чувственная парадигма), но и в материализованном (физически-телесный аспект). Говоря другими словами, паломник оказывается перед Всевышним полностью “оголенным” – мысленно и телесно.

Допустим, подумает кто-то, пусть все так и есть, но с чего вдруг у отключающегося от жизни посредством наркоза пациента в операционной, над телом которого заносится медицинский нож, должны проходить некие ассоциации с состоянием паломника? Где здесь просматривается параллелизм духовной составляющей?

Однако, на поверку проявляется следующая тонкость. В преддверии оказания один на один с хирургом и анестезиологом, многие пропускают через мозг и сердце отдельные эпизоды своей жизни. В ряде случаев это происходит сознательно, в других, – спонтанно, но мысли о пройденном пути посещают готовящихся к операции. Человек начинает оценивать свои действия под особым углом зрения, а верующие, воздавая хвалу Всевышнему, уповают на Его поддержку.

Хотя, конечно, при таком раскладе проявляется важнейший нюанс, не позволяющий проассоциировать “линию поведения” человека, находящегося в предоперационном состоянии, с отдельными ощущениями паломника в период хаджа. Но разве это удивительно?

Защита и беззащитность

В преломлении к паломничеству автор как-то отмечал, что во время нахождения мусульманина у подножия Арафата его “обнаженное высвечивание” перед Аллахом особо проявляется в плане исчезновения преград для откровенного рассказа о себе (чаще всего, в сопровождении безудержно льющихся слез). Предание себя Господу в таком разрезе, возможно, как раз и отражает важнейший “дух” хаджа: “Вот я перед Тобой, о Аллах!”. Такой, какой есть, с подноготной своей души: ее минусами, сомнениями, проблемами нравственного толка(2).

Другое дело, будучи одним из весомейших в жизни человека, это состояние некоего “единения” верующего со Всевышним несет значительный заряд надежды мусульманина на защиту (помощь) Аллаха. “Освобождаясь” перед Творцом, оказываясь “нагим” перед Ним, паломник надеется-надеется-надеется на прощение Бога. Главнейшее здесь – нахождение человека “напротив” Всевышнего в сознательном состоянии, когда мозг, сердце и душа индивида полностью направлены на деление своим внутренним с Аллахом. Отсюда – надежда быть услышанным Создателем и чувствовать себя защищенным Им же, возможно, от самого себя, вернее, темных сторон собственной жизни.

В векторе же, так сказать, операционного стола, человек чувствует себя, наоборот, как бы беззащитным. Причем, что очень важно, не перед Богом. Так неужели из-за нахождения “под” врачами?

Один на один с медицинскими ножом и наркозо-маской

Но, спрашивается, разве наша судьба регулируется не Господом? Не Аллах ли, сотворив нас, “затем назначил срок” для нашей смерти (“Скот”: 2)? Без сомнений, так и есть, кто бы спорил, как и с тем, что Аллаху ведома наша судьба с момента рождения. Но мы-то ее не знаем, не так ли? Вот и оказываясь один на один с хирургом и анестезиологом, становимся беззащитными. Да, мы уповаем на Аллаха, молимся, возносим Ему дуа с просьбой о помощи во время операции, но практически мы вверены Создателем в руки врачей, орудующих масками, ножами, скальпелем и т. д.

В общем-то, данная ситуация предусмотрена. Ведь непосредственно пророк Мухаммад, да благословит его Творец и приветствует, произнес, что “какую бы болезнь ни ниспослал Аллах, Он обязательно ниспосылает и средство ее исцеления”(3). Вполне очевидно, что лечение больного может стать успешным благодаря уколам, применению во внутрь специальных препаратов, использованию трав и т. д. Ну а если нужна операция? Куда тут деться от лиц в белых халатах, на которых возлагается обеспечение нашего успешного возвращения к жизни с операционного стола?

А отсюда – формирование внутреннего страха (или, как минимум, опасение за исход операции), хотим мы признавать это или нет. Хотя кто-то может утверждать, что не испытывал ничего подобного, “ограничиваясь” лишь некоторыми думами на сей счет. Да, естественно, верующие заблаговременно связывают положительную результативность операции с предписанной для нас Аллахом линией жизни, но, повторимся, нож и маска вкладываются в руки таких же созданий Всевышнего, как и мы. Таких же смертных. И многое, если не все, зависит исключительно от их мастерства и профессионализма.

Величие врача

Вот тут и наступает момент истины как для пациента, так и врача. Одни заносят над оголенной личностью необходимые причиндалы, другие – молча, без сознания – просто лежат с привязанными перпендикулярно телу руками. Лежат, не думая. Не мечтая. Не рассуждая. Уже ничего и не ожидая. Просто лежит тело. Организм, фактически не дышащий.

Как же все, оказывается, зыбко. Расстояние от жизни до смерти – величиной в горошину. Или меньше? Тебя нет. Ты отключен(а). Над тобой орудуют специалисты. Люди без нервов? С атрофированной душой? Безразличные к страданиям? Ну с чего такой вывод? Разве у них нет семьи? Детей? И завтра они сами не столкнутся с аналогичной ситуацией?

Нет, конечно, это люди. Как каждый из нас. Но, видимо, их призвание – лечить. Оперировать. Возвращать бездыханное тело к становлению здоровым. Во имя Жизни. Такой сладкой. Единственной. Неповторимой. Жизни в красках. Это, в основной массе, умельцы. Быть может, умельцы от Бога. Мастера до мозга костей. Должные держать под контролем собственные эмоции. Не киснуть. Быть готовыми к неожиданностям.

И они создают это. Творят. Возвращают и возвращают. Теряя нервы, зарабатывая свои болезни, не думая в момент операции ни о семейных проблемах, ни об иных бытовых нюансах. И так – практически ежедневно. Несмотря на усталость, боль, состояние души.

Как делился в одной из книг своими мыслями известный советский и украинский хирург, автор новаторских методик в кардиологии Николай Амосов: “Может быть, хватит? Я сыт этими операциями по горло. Да, но что же делать?”. Как быть с долгом или призванием? Что делать с ними, если “ты обязан делать все самое опасное. Пока не почувствуешь, что помощники делают лучше тебя”. А поэтому “нет выхода”, и ты вновь у операционного стола(4).

Ну как тут не воскликнуть: “Честь и хвала их величеству – врачам”!? “Все, – кричат они в ухо пациенту, – операция закончилась. Все прошло удачно. Просыпайся”. И ждут с надеждой – сейчас он(а) услышит и откроет глаза. Кто знает кроме анестезиолога, что он испытывает в мгновения, когда пациент не сразу реагирует? Кто знает? Как это описать? Хватит ли тут сотни страниц?

Глаза больного открываются: “Я жив(а)”. Слава Богу! Дай Аллах здоровья и благостей врачам! Жизнь возвратилась. Сама по себе?

А что после?

У подножия Арафата ты очищаешь душу. Тебя съедают нескрываемые слезы. Слезы стыда, раскаяния, переживаний. А как по-другому, если для многих белые покрывала ихрама ассоциируются с саваном? Отключенный больной на операционном столе не ощущает савана. Он не ощущает вообще ничего. Его нет. Оголенное тело. И точка.

Но после этого уникального (каждый раз уникального, никак не иначе!) возвращения к Жизни, спустя несколько дней, приходящий в себя больной как-то забывает испытанное трое-четверо суток назад. Не обязательно потому, что внутри уверен – так и должно было быть. Нет, конечно. Наверное, текучка жизни. Вновь навалившиеся проблемы, которые необходимо решать сразу и четко.

Дай Бог, никому не забывать, какими беспомощными мы были на операционном столе. Были никем. Ничем.

Дай Бог, всегда ценить поддержку Всевышнего!

Дай Аллах, не забывать тех, чьи умелые и уверенные действия поспособствовали новому рождению нашей улыбки и смеха!

Дай Господь, не стирать из памяти счастливые глаза тех, кто, увидев искру жизни в нас (зажженной благодаря врачам), прослезился и обнял нас.

Дай Бог, чтобы мы никогда не применили к себе смысл этого аята: “Когда беда постигает вас в море, вас покидают все, к кому вы взывали, кроме Него. Когда же Он спасает вас и выводит на сушу, вы отворачиваетесь. Воистину, человек неблагодарен! (“Перенес ночью”: 67).

Дай Бог!

1.О восприятии автора хаджа см. подр.: “Хадж – как же это много! Широко! Светло! И дающе надежду…”

Лежа на спине

Эта позиция является естественным расположением тела в покое, что делает его наиболее распространенной позой. Руки должны быть осторожно зафиксированы по отношению к телу, вытянуты вдоль или отведены на подставках. Больного обязательно фиксируют.

Осложнения и их профилактика:

  1. Закрытие нижних дыхательных путей
  2. Повышается вероятность аспирации желудочным содержимым
  3. Увеличение венозного возврата к сердцу и повышение сердечного выброса
  4. Травмированное плечевое сплетение
  5. Повреждение локтевого нерва
  6. Травмирование волосяного покрова, компрессионные некрозы

Тренделенбург

Поза Тренделенбурга — это вариация размещения на спине. Верхняя часть туловища опущена, а ступни подняты, что обеспечивает оптимальную визуализацию органов малого таза во время лапароскопии и операций на нижней части живота.

Возможные затруднения:

  1. Повышение венозного, внутричерепного и внутриглазного давления. Может развиваться отек мозга либо отслоение сетчатки глаза
  2. Возможен венозный застой с цианозом лица и шеи

Обратный Тренделенбург

Обычно известный как поза «голова вверх» и «вниз», часто используется в процессах на голове и шее.

Позитивные эффекты и обострения:

  1. Позитивные физиологические эффекты включают: улучшенный венозный дренаж от головы и шеи, уменьшение внутричерепного давления, более низкий риск пассивной аспирации
  2. Основные осложнения этой позиции – понижение артериального давления и повышение воздушной эмболии

Лицом вниз

В этой позе человек лежит на животе. При этом минимальное сгибание шеи и плеч находятся в состоянии небольшого сгибания и внешней ротации под углом менее 90 градусов.

Потенциальные ухудшения:

  1. Возрастание внутрибрюшного давления, снижение сердечного выброса
  2. Нарушение функций легких. Очень часто эта позиция ассоциируется и с другими повреждениями, которые можно избежать при правильном повороте больного со спины на живот
  3. Травма плечевого сустава
  4. Возможно повреждение передней поверхности стопы, коленей, таза, груди, подмышек, локтей, лица — все эти области подвержены значительному риску развития пролежней

Литотомическое положение

Используется при операциях на промежности, заднем проходе, влагалище. Укладывают человека так, что его ягодицы находятся на конце стола, ноги приподнимают, разводят и размещают на специальные подставки.

Вероятные трудности:

  1. Увеличение потока крови от нижних конечностей, что может повлечь за собой накопление жидкости
  2. Возможно соединение эндотрахиальной трубки
  3. Непреднамеренное вызывание карины, что вызывает бронхоспазм
  4. При чрезмерно сильном сгибании бедра может вызвать повреждение запирательного и седалищного нервов

Латеральная позиция (на боку)

Применяется при торакотомии, урологии, вмешательствах на бедре и плече. Ногу, расположенную ниже, сгибают в колене, при этом вторая нога может быть в произвольном положении. Вышерасположенная рука может лежать свободно или же на специальной подставке. Голова при этом укладывается на подушку, а верхний отдел туловища слегка приподнимают.

Возможные осложнения:

  1. Нижнее легкое менее вентилируется, но при этом лучше снабжается кровью
  2. Плече подвергается высокой нагрузке
  3. В нижней руке появляется венозная гипертензия
  4. Травма икроножного и подкожного нервов
  5. Повреждение роговицы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *