Османская империя в новое время

ОСМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ В XVII ВЕКЕ

НАРАСТАНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ В ИМПЕРИИ

К началу XVII в. Османская империя объединила в своих пределах огромные территории Ближнего Востока, Северной Африки и Юго-Восточной Европы. Она вовлекла в единый государственный организм области и людские сообщества, разнящиеся между собой в экономическом, политическом, этническом и культурно-религиозном отношениях, имеющие разный опыт собственного государственного строительства. При этом завоеватели не пытались проводить в подчиняемых землях каких-либо глубинных социальных преобразований. В первые века существования империи этот принцип облегчал завоеванным народам их вхождение в новое государство, но постепенно противоречия нарастали. Первой свою оторванность от имперской государственной структуры почувствовала Анатолия, где компактно проживало турецкое население. На грани XVI–XVII вв. в Анатолии произошла серия так называемых восстаний «джеляли» (см. ниже), связанных со сбоями в функционировании тимарной системы, которая кормила воинов кавалерийского ополчения (сипахи), поддерживала земледельческое хозяйство в районах своего распространения и выступала как местная территориальная администрация. Кризис тимарной системы был порожден несколькими причинами.

Государство, заботясь о поступлении в казну тех налогов, которые оно продолжало собирать с райятов, проживающих во владениях сипахи, строго фиксировало доходы, которые шли самому сипахи-тимариоту, т. е. выступало как бы защитником крестьян-райятов. Но уже в законах Мехмеда II содержалось положение: если сипахи «занял землю райата, то пусть платит… подати, в этой области». Следовательно, у сипахи появилась легальная возможность присвоения крестьянских земель, что порой и происходило. В XVII в. этот процесс усиливается. За счет обезземеливания крестьянства создаются новые хозяйства, так называемые чифтлики. Юридический статус земли не меняли, но государственный контроль за сохранением «реайи» (ранее считавшейся «казной падишаха») утрачивался.

Проблема усугублялась тем, что в XVI в., как фиксируют источники, в стране произошел «демографический взрыв». Подсчитано, что население Анатолии возросло более, чем на 50 % (в Румелии рост был еще более значительным). В этих условиях ни райатское сообщество, ни издольщина не могли вместить столь бурно увеличивавшееся сельское население. В стране появилось значительное количество чифтбозанов, как называли крестьян, вынужденных уйти с земли. Они не находили себе применения в экономической жизни ни в городе, ни в деревне. Единственными возможностями как-то устроиться в жизни для них было вступление в войска крупных пашей, которые стали набирать собственные армии-свиты, либо поступить в текке (приюты дервишей) или медресе в качестве софта (ученика-послушника). Число софта в XVII в. значительно превышало потребность в них, и полунищие студенты религиозных учреждений становились одним из неспокойных элементов османского общества.

Мечеть Султанахмет (Голубая мечеть). 1609–1616 гг. Стамбул

К началу XVII в. до Османской империи докатилась так называемая «революция цен», ранее прошедшая по Западной Европе в связи с поступлением туда значительного количества золота и серебра из Нового Света. Изменение масштаба цен затронуло и положение сипахи, доходы которых были четко определены их «бератом» (жалованной грамотой) в точно фиксированной денежной сумме. Тимары рядовых сипахи переставали давать необходимое им для жизни и службы обеспечение.

Уже в XVI в., как отмечают турецкие исследователи, площади обрабатываемых земель достигли в Османской империи пределов, допускаемых технологией той эпохи. Власти, однако, продолжали раздавать тимары и увеличивали число воинов, обязанных службой за доходы с этих тимаров. Переписи сипахийского ополчения фиксировали, что среди тимариотов шла поляризация. Большинство из них получали минимальные доходы, дающие им возможность лично участвовать в военных действиях в качестве кавалеристов. Вооруженных за свой счет всадников (которых ранее положено было выводить с каждых 5 тысяч акче дохода) теперь могли содержать лишь санджакбеи. За некоторыми из них, по переписям начала XVII в., числился доход, почти равный доходу всех сипахи санджака. Постепенно исчезало среднее звено тимариотов, а рядовые сипахи превращались в некое подобие полунищих европейских рыцарей.

И, наконец, главное. Падала значимость сипахийского воинства. Кавалерия могла вести военные действия лишь в теплое время года. Зимой ее распускали. Пути, по которым собиралась армия, скорость движения, сроки сборов были твердо определены. На преодоление пути от Стамбула до австро-венгерских земель, где шла война в XVII в., армии требовалось не менее 100 дней. Следовательно, в своих завоевательных действиях османская армия действовала на пределах оперативных возможностей. Появление ручного огнестрельного оружия (мушкетов) повысило значение пехоты по сравнению с кавалерией.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

ИСТОРИЯ ИРАНА

В то время, когда османские султаны пытались смирить кочевников Малой Азии и восстановить Империю, основанную на заветах ислама, – в это время на обширных пространствах Иранского нагорья продолжали господствовать кочевые орды. После нашествия Тамерлана города и деревни лежали в развалинах, повсюду возвышались жуткие минареты из скрепленных известью человеческих черепов, и лишь кое-где в оазисах еще теплилась жизнь и погоняемый плетью кочевника крестьянин пахал свое поле. В XV веке Иранское нагорье было полупустыней, южной окраиной Великой Степи; построенные древними царями каналы давно занесло песком, и ветер раскачивал ковыль на месте прежних хлебных полей. Кочевники поделили между собой созданные их руками пустыни и степи – и самым сильным племенам достались лучшие пастбища на берегах Куры и Аракса, знаменитая Муганская степь в теперешнем Азербайджане.

После монгольского завоевания кочевавшие в Муганской степи тюрки приняли в свою среду несколько монгольских племен – но монголы быстро смешались с тюрками и стали говорить на их языке. Кочевые племена постоянно сражались между собой за пастбища, и эта повседневная война тянулась из века в век, пока среди тюрок не появился новый пророк, призвавший их оставить распри. Это был дервиш по имени Сефи-ад-дин; он говорил то же, что и Мухаммед: что все люди – братья, что надо прекратить раздоры и объединиться ради борьбы за веру. Его проповедь была горячей и искренней, и вокруг дервиша собирались толпы последователей, которые называли его «святым старцем», «шейхом», а себя – его учениками, «мюридами». Большую часть населения Ирана составляли мусульмане-шииты, верившие, что духовное верховенство должно передаваться по наследству в роду пророка, поэтому вскоре пошла молва, что Сефи-ад-дин является потомком Мухаммеда. Сыновья и внуки святого шейха продолжали его проповедь и, в конце концов, объединили под своей властью семь тюркских племен, кочевавших в Муганской степи. Воины этих племен носили чалму с 12 красными полосками в честь 12 шиитских имамов, потомков пророка, отдавших жизнь борьбе за веру и справедливость, – поэтому эти племена называли «красноголовыми», «кызылбашами». «Кызылбаши» брили бороду и отпускали длинные усы, а на бритой голове оставляли чуб; они клялись в верности шейхам-сефевидам и обещали посвятить себя войне с неверными.

Так же, как во время Мухаммеда, объединение кочевников под знаком борьбы за веру вызвало всесокрушающую Волну. В 1501 году фанатичные последователи обновленного ислама вырвались из своих степей и овладели столицей Ирана, Тебризом. Юный шейх Исмаил был провозглашен шаханшахом и основал династию Сефевидов. В 1510 году Волна достигла Аму-Дарьи на востоке, в 1514 году она хлынула на запад. 23 августа 1514 года на Чалдыранской равнине 120-тысячная конная лава кызылбашей бросилась на артиллерийские редуты турок – бросилась и отхлынула, оставив на равнине 50 тысяч трупов.

Впервые в мировой истории артиллерия остановила Волну. Это был звездный час человечества, предвещавший окончание господства кочевников и прекращение катастрофических нашествий из Великой Степи. Отныне «пушки решали все» – и вскоре варварам пришлось защищаться от победоносных обладателей нового оружия. В 1580-х годах турки перешли в наступление, еще раз разгромили кызылбашей, овладели Тебризом и вышли к Каспийскому морю. Шаханшах Аббас I (1587-1629) был поставлен перед выбором: потерпеть окончательное поражение и лишиться трона или перенимать оружие противника, перестраивать свое государство по османскому образцу. Начались поспешные реформы, приглашенные турецкие и европейские мастера лили пушки и обучали персидских артиллеристов; по образцу янычар был создан 12 тысячный корпус аркебузиров, «туфенгчии», – и в придачу ему конная гвардия из рабов-гулямов.

Кызылбаши понимали, что с созданием новой армии они перестанут быть господами Ирана – и не раз устраивали мятежи. Персидским аркебузирам поначалу приходилось сражаться не с османами, а с кочевниками; мятежники были усмирены железом и кровью, шах приказал вырезать несколько непокорных племен. В результате реформ Аббаса Великого Персия приняла облик Турции: армия и налоговая система были перестроены по османскому образцу, большая часть земли стала государственной; крестьянам были обеспечены пахотные наделы, и они, наконец, избавились от произвола кочевых ханов и эмиров. Новосозданная персидская армия сумела остановить османов и отвоевать Азербайджан, шаханшах покровительствовал поэтам и ученым; новая столица Персии, Исфахан, соперничала своей величиной и красотой со Стамбулом.

XVII век был для Персии временем относительного мира и достатка. Население быстро росло, деревни становились многолюдными, а вокруг городов разрастались ремесленные предместья. Затем, в соответствии с неумолимыми демографическими законами, настало время Сжатия: оно пришло позже, чем в Турции, потому что Иран позже освободился от господства кочевников и демографический цикл здесь оказался смещенным на столетие. Однако все происходило так же, как в Малой Азии: голодающие крестьяне продавали землю ростовщикам, толпы нищих бродили по дорогам, всюду вспыхивали восстания. Правительство не могло собрать налоги и, в попытке выйти из положения, стало облагать податями кочевников – тех самых гордых «людей меча», которые еще недавно господствовали над Ираном. Многие кочевники были суннитами и подвергались гонениям со стороны шиитов из-за казалось бы несущественных разногласий в вопросах веры. В конце концов, притеснения привели к восстанию афганских кочевых племен; как когда-то во времена Средневековья, конная лава кочевников устремилась на цветущие области центрального Ирана; 8 марта 1722 года в сражении при Гульнабаде афганцы неустрашимо бросились на персидские батареи, которые успели сделать лишь несколько залпов – и были затоплены лавиной всадников. Столица Империи была осаждена кочевниками и сдалась после 7-месячной осады; шаханшах Хусейн попал в плен; волна нашествия растеклась по всей Персии, оставляя после себя трупы и пожарища. Это была катастрофа, которая завершила очередной демографический цикл – очередной период персидской истории. Как прежде, после нашествия монголов, города лежали в руинах, заброшенные поля зарастали полынью – и тем, кто уцелел, оставалось лишь молиться о будущем.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Почему Персия сменила название на Иран

Кто назвал страну Персией и почему сегодня она называется Ираном?


Карты Персии, Афганистана и Белуджистана, конец XIX века

Иран или Персия: какое название древнее?

Жители этой страны с древних времен называли её «страной ариев» (Ираном). Предки иранцев, как и белых индийцев, пришли на эти земли с севера, их прародиной были земли нынешней южной части России, от Причерноморья до Урала. Персией её назвали соседи – греки, за греческими авторами это название приняли и другие народы. Греки перенесли на страну название исторической области Парс (Фарс) на берегу Персидского залива. Парсы (персы) были одной из этнических групп в Иране. Область Парс была центром политической власти в период империи Ахеменидов и империи Сасанидов.
Империя Ахеменидов (существовала с 550 г. до н э. по 330 г. до н.э.) официально называлась «держава ариев» (Aryanam Xsaoram). Во время империи Сасанидов, существовавшей до арабского завоевания исламизации, иранцы были зороастрийцами-огнепоклонниками. Держава называлась Эраншахр, т.е. «иранская империя» или «царство ариев». После исламизации Иран сохранил своё название, язык и культуру. В период тюркской династии Каджаров, правившей страной с 1795 по 1925 год страна официально все так же называлась Ираном: Высочайшее государство Иран. Правда, в других странах Иран называли Персией. Греческая традиция прошла сквозь века. Сами иранцы под влиянием западной традиции стали публично употреблять термин «Персия» для названия своей страны в новый и новейший исторический период.

При династии Пехлеви, которая правила с 1925 по 1979 гг., Иран официально именовался Шаханшахским Государством Иран. С 1979 года, после революции и падения монархии, страна официально называется Исламской Республикой Иран.

Официальная смена названия

Таким образом, сами иранцы всегда называли свою страну Ираном. Персией её назвали за границей, и сами персы под влиянием западной традиции в ряде публикаций и книг в новое время. В мире официальное название Персия на Иран сменили в 1935 году, когда первый иранский правитель из династии Пехлеви, Реза, обратился с письмом в Лигу Наций с просьбой использовать для названия своей страны слово «Иран» вместо термина «Персия». Реза-шах Пехлеви обосновал это требованием, тем, что внутри его страны для обозначения государства, которое было известно в мире как Персия, употребляется слово «ирани». А этот термин происходит от древнего самоназвания ариев и «страны ариев».
В самом Иране это решение вызвало сопротивление части общественности. Считалось, что официальная смена названия лишает страну части её великого прошлого. Поэтому в 1959 году правительство разрешило использовать в мировой практике два названия параллельно.

Иранский шах Реза Пехлеви в 1931 году. Источник: https://ru.wikipedia.org

«Страна ариев»

Позиция Реза Пехлеви была связана с двумя основными причинами. Во-первых, он пытался обозначить новый период в истории страны, возрождение великой державы. В конце XIX начале XX вв. Персия переживала глубокий кризис. Страна утратила ряд территорий, пережила ряд восстаний и революций, британскую оккупацию. Намечался развал Ирана. В 1918-1919 гг. Персия, по сути, стала полуколонией Британии. Англичане контролировали армию и экономику страны.
В феврале 1921 года Реза-хан Пехлеви свергнул Ахмед-шаха и в 1925 году был объявлен новым шахом. Реза Пехлеви возглавлял правонационалистические круги, правое офицерство, которые пыталось спасти страну от развала. Новое правительство двинулось курсом возрождение сильной центральной власти под флагом идеи иранского национализма. Британия, в условия сильных антианглийских настроений в иранском обществе, вынуждена была отказаться от прямой колонизации Ирана. Однако сохранила ведущие позиции во внешней политике, экономике и финансах страны. При этом британские военные, покидая Иран, передали шаху и его окружению большую часть оружия, боеприпасов и снаряжения. Также Британия через английский Шахиншахский банк (важнейшее финансовое учреждение Ирана) профинансировала становление иранской армии. Сильная антисоветская власть в Иране устраивала Лондон. К тому же британцы сохраняли контроль над сырьевыми богатствами страны.
Правительство Реза Пехлеви подавило демократическое движение, сепаратизм полукочевых племен и окраинных провинций, где власть фактически принадлежала местным феодалам. Так войска Реза-хана восстановили власть центрального правительства в гилянской провинции, в Иранском Азербайджане, курдских землях, курды вели борьбе за создание «курдского государства (курдов также поддерживали и вооружали британцы – вечный принцип «разделяй и властвуй»). Затем Реза-хан подавил восстание бахтиарских и лурских племен, установив контроль над зоной племен на юго-западе Ирана. Также правительственные войска были введены в арабский Хузестан, где заправлял шейх Хазаль, которого поддерживали британцы. Вскоре арабского шейха арестовали.

В 1920-е и особенно в 1930-е годы Иран совершил качественный скачок в развитии. Была создана регулярная армия, в общественно-политическом и экономическом развитии наблюдались положительные тенденции. В частности, был осуществлен переход на светскую систему образования, открыт Тегеранский университет, проведены реформы в судопроизводстве, создана стабильная финансовая и денежная система (учрежден Нацбанк Ирана, ставший эмиссионным центром), сделаны шаги в сторону развития светских начал (улучшение социального положения женщин), создается госсектор в промышленности. Осуществляется политика госкапитализма, развивается промышленность, введен автономный таможенный тариф, ликвидирован капитуляций, строится трансиранская железная дорога от Персидского залива до Каспия и т. д. Началась индустриализация и электрификация Ирана.
Таким образом, Реза-хан восстановил единство Ирана, собрал страну после почти полного распада государства Каджаров. Его называли возродителем Ирана, защитником ислама, сравнивали с древними царями Ахеменидами, шахом Аббасом Великим (правил в 1587 — 1629 годах) из династии Сефевидов, который провёл ряд крупных реформ, создал регулярную армию, и восстановил доставшуюся ему в наследство разваленную Сефевидскую державу, превратив в её в мощную региональную империю. Официальное название «Иран» подчёркивало преемственность и связь Пехлеви с прежними иранскими державами и династиями. С годами, когда усилилось стремление Пехлеви к единоличной власти, окрепло и стремление подчеркнуть преемственность его с власти с древними, доисламскими династиями Ахеменидов и Сасанидов.
Вторая причина переименования страны связана с Третьим рейхом. 1920 – 1930-е годы – это время расцвета фашизма и нацизма в мире, авторитарных, фашистских и нацистских диктатур. Эта тенденция не прошла мимо и Ирана. Ещё в 1923 году Реза близко сошелся с лидерами правонационалистической партии «Таджаддод» («Обновление»). Её лидеры и активисты были выходцами из состоятельных социальных групп, которые получили образование на Западе (много иранских эмигрантов основалось в Германии). Часть программы лидеров «Обновления» была прогрессивной и отвечала интересам общества: создание регулярной армии, индустриализация, развитие светского общества – судебной систему, образования, отделение религии от политики и т. д. Одновременно активисты «Обновления» вели пропаганду о возрождении величия древней Иранской империи (в Италии фашисты мечтали о славе и возрождении Римской империи, германские нацисты грезили о «Вечном рейхе» и т. п.), укреплении монархии и персификации всех иранцев. В итоге в Иране складывается режим личной диктатуры Реза-шаха.
Во второй половине 30-х годов правительство Реза-шаха ищет нового покровителя на мировой арене. Тегеран потерпел поражение в борьбе с Лондоном по вопросу деятельности Англо-Персидской нефтяной компании (АПНК) в стране, а также в территориальных спорах в зоне Персидского залива. Дело было в том, что АПНК обладала эксклюзивным правом на добычу нефти и газа в Иране (концессия была заключена в 1901 г. на 60 лет). Попытки Тегерана пересмотреть соглашение к серьёзному успеху не привели, британский лев не собирался отдавать богатую добычу. В апреле 1933 г. после многостороннего давления со стороны правительства Британии шах Ирана Реза дал согласие подписать новое концессионное соглашение с АПНК на срок до конца 1993 г. Теперь АПНК должна была переводить иранскому правительству 16% своего чистого дохода, и концессионная зона была сокращена. Но в целом британская монополия только укрепила свое положение в Иране.
Поэтому Тегеран склоняется к союзу с гитлеровской Германией. Третий рейх был готов сломать прежний мировой порядок, потеснить Британскую империю. Иран был заинтересован в сотрудничестве с Германией в военной, экономический и технологической областях. Кроме того, шаху и его окружению нравились идеи немецких нацистов о превосходстве арийцев над другими расами. Целый ряд иранских националистически и монархически настроенных публицистов, историков и филологов в это время прилагали большие усилия, чтобы соотнести идейные основы арийской теории немецкого нацизма с интерпретацией истории доисламских иранских империй. Особенно царства Ахеменидов и Сасанидов. Особенно эта тенденция усилилась после образования первого Тегеранского университета в 1933 г.
В первое время университет важнейшее внимание уделял изучению истории и философии древнего и средневекового Ирана. Для работы в этой области были привлечены иностранные специалисты. Большая группа научно-преподавательских кадров и столичных публицистов трудились над разработкой иранской национальной идеи. Древние иранцы рассматривались как «чистые» арийцы, продвигалась идея «восстановления» единого языкового и культурного пространства по всей стране (персификации). Шах и его окружение полностью разделяли эту идею. Основой государственной идеологии стали паниранизм и идея превосходства «ариев-иранцев» над другими расами и народами. В частности, постепенно закрыли все учебные заведения, где преподавали не на иранском языке, вся печать была на персидском языке. Иран трансформировали в нацию-государство (как в Третьем рейхе), для этого проводилась линия на персификацию всего населения, разоружение полукочевых племен и их перевод к оседлой жизни. Подавляя сопротивление племенной знати, власти прибегали к репрессиям и террору, верхушка племен физически уничтожалась.
Иран стал «вотчиной» германских спецслужб, которые продвигали интересы Третьего рейха в регионе. В итоге в ходе Второй мировой войны, чтобы исключить переход Ирана на сторону Германии, Британия и СССР ввели в страну войска (Операция «Согласие». Ввод советских войск в Иран в 1941 году), которые оставались в Персии до конца войны. Германская агентура была подавлена, власть передали сыну Реза – Мохаммеду. Иран оказался в сфере влияния Британии и США. При этом Тегеран развивал дружественные отношения и с СССР, осуществлял сотрудничество в экономической и технической сферах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *