Гештальт подход свидетель терапии

Гештальт подход. Свидетель терапии

В этой последней книге основателя гештальт-терапии известнейшего психотерапевта Ф.Перлза подводится итог его многолетней работы.

Настоящая книга может быть использована в качестве учебного пособия по гештальт-терапии – одному из ведущих в мире направлений психотерапии. В ней отражены основные положения гештальт-подхода, рассмотрены базовые понятия и показаны основные способы прерывания контакта.

Значительное место занимает описание различных тактик психотерапевтической работы, стилей взаимодействия с пациентом и конечно же великолепные техники.

Яркое описание многих случаев из практики позволит читателю почувствовать себя участником психотерапевтической сессии и научит осознавать и интерпретировать ее.

Книга предназначена для психологов, психотерапевтов, а также для всех интересующихся психологией.

  • Предисловие 1

  • Введение 1

  • Часть первая: Гештальт-подход 2

    • 1. Основания 2

    • 2. Невротические механизмы 7

    • 3. Невротик и терапевт 11

    • 4. Здесь и теперь 15

    • 5. Очистка луковицы 17

    • 6. Челночное движение, психодрама и замешательство 20

    • 7. Кто слушает? 23

  • Часть вторая: Свидетель терапии 26

    • От редактора 26

    • 8. Гештальт в действии 27

Фридрих С. Перлз
Гештальт-подход. Свидетель терапии

Две книги – «Гештальт-подход» и «Свидетель терапии» – можно рассматривать как одну. Фриц Перлз держал их план в голове и работал над ними обеими незадолго до своей смерти. Мне кажется, что ему понравилось бы такое соединение.

«Гештальт-подход» несомненно станет одной из основных книг в литературе по гештальту. Мне кажется, что Фриц вполне преуспел в выполнении поставленной им перед собой задачи. «Любой разумный подход к психологии, не прячущийся за профессиональным жаргоном, должен быть понятен интеллигентному читателю и должен основываться на фактах человеческого поведения.» – Фриц написал «Гештальт-подход», потому что его уже не удовлетворяли две предыдущие теоретические работы. Как «Это, голод и агрессия» (1947), так и «Гештальт-терапия» (1950) трудны для чтения, и обе они устарели.

За прошедшие два десятилетия Фриц многое почерпнул из различных источников, – в особенности из восточных религиозных учений, медитации, психоделического опыта и работы с телом. Еще более важно, что два десятилетия он жил, любил, боролся и практиковал психотерапию. В своей уникальности Фриц не ограничивал себя ролями врача, врага, харизматического овода, любовника, грязного старикашки, артиста или писателя. Он не старел, в том смысле, как мы представляем себе старение на Западе; годы совершенствовали его способность жить в настоящем и виртуозность в искусствах, которые он практиковал.

Большую часть «Гештальт-подхода» Фриц написал в Эсалене. Он продолжал работать над книгой в Кауичене, куда переехал в мае 1969 года. Кауичен – маленький лесной городок на озере, в пятидесяти милях к северу от Виктории, на Ванкувер Айленд, в Британской Колумбии. Фриц хотел создать здесь гештальтистское сообщество. Я полагаю, что он не предопределял форму, которую оно примет. Он надеялся на возникновение жизненного стиля, способствующего возрастающему сознаванию, когда каждый будет интегрировать ранее отчужденные части своей личности и принимать ответственность за состояние собственного сознания. Он хотел создать центр, где терапевты могли бы жить и обучаться в течение нескольких месяцев.

Я был в Кауичене последние два месяца пребывания там Фрица. Он говорил, что никогда не был более счастливым. Неторопливо, в ногу с происходящим, он учил, занимался терапией, играл, любил и писал.

Фрица все более беспокоило, что многие терапевты подражали его техническим приемам, не понимая толком его представлений в целом. Он хотел в единой форме, пригодной для обучения, соединить свою жизненную философию, теорию и практику психотерапии. Он просил меня опубликовать книгу «Свидетель терапии», в которой использовались бы фрагменты теории из «Гештальт-подхода» и тексты его терапевтических сессий и лекций в Кауичене, расшифрованных с киносъемки. Он передал мне эти материалы, уезжая из Кауичена в начале декабря 1969 года. Фриц собирался вернуться весной и закончить эту работу. Он умер той зимой. Я попросил Ричарда Бэндлера отредактировать эти материалы.

«Гештальт-подход» может читаться как самостоятельная книга, но он также служит введением к текстам «Свидетеля терапии». Ричард Бэндлер выбирал преимущественно те фрагменты киносъемки, которые понятны сами по себе и являются введением в гештальт-работу. Включены также несколько фрагментов, представляющих более сложные и развернутые гештальт-сессии; другие фрагменты такого рода войдут в следующие тома.

Предполагается выпустить еще два тома, по своей форме подобные этому. Каждый из них будет начинаться дидактическими материалами, преимущественно из лекций Фрица в Кауичене. Эти лекции неформальны, иногда они производят большое эмоциональное впечатление, демонстрируя влияние восточной философии на Фрица. За ними последуют фрагменты более развернутой гештальт-работы, записанные на магнитофон или отснятые камерой. Фриц любил эти записи и рекомендовал интенсивное изучение фильмов со стенограммой в руках. Стенограммы будут прокомментированы опытными гештальт-терапевтами, которые хорошо знали Фрица.

Роберт С. Спитцер, д.м., гл. редактор «Science and Behavior Books»

Введение

Современный человек живет на низком уровне жизненной энергии. Хотя в общем он не слишком глубоко страдает, но при этом он столь же мало знает об истинно творческой жизни. Он превратился в тревожащийся автомат. Мир предлагает ему много возможностей для более богатой и счастливой жизни, он же бесцельно бродит, плохо понимая, чего он хочет, и еще хуже – как этого достичь. Он не чувствует возбуждения и пыла, отправляясь в приключение жизни.

Он, по-видимому, полагает, что время веселья, удовольствия и роста – это детство и юность, и готов отвергнуть саму жизнь, достигнув «зрелости». Он совершает массу движений, но выражение его лица выдает отсутствие какого бы то ни было реального интереса к тому, что он делает. Он либо скучает, сохраняя каменное лицо, либо раздражается. Он, кажется, потерял всю свою спонтанность, потерял способность чувствовать и выражать себя непосредственно и творчески.

Он хорошо рассказывает о своих трудностях, но плохо с ними справляется. Он сводит свою жизнь к словесным и интеллектуальным упражнениям, он топит себя в море слов. Он подменяет саму жизнь психиатрическими и псевдопсихиатрическими ее объяснениями. Он тратит массу времени, чтобы восстановить прошлое или определить будущее. Его деятельность – выполнение скучных и утомительных обязанностей. Временами он даже не сознает того, что он в данный момент делает.

Эти утверждения могут показаться огульными, но пришло время, когда это необходимо высказать. За последние пятьдесят лет человек стал в гораздо большей степени понимать самого себя. Мы невероятно много узнали о физиологических и психологических механизмах, посредством которых мы поддерживаем свое равновесие под давлением постоянно изменяющихся условий жизни. Но в то же время мы не научились в равной степени радоваться себе, использовать свои знания в своих интересах, расширять и углублять свое ощущение жизни (aliveness) и роста.

Понимание человеческого поведения ради самого понимания – приятная интеллектуальная игра, приятный (или мучительный) способ убивания времени, но оно может не оказаться полезным для повседневных дел жизни. По-видимому, многое в невротической неудовлетворенности собой и нашим миром происходит из-за того, что, проглотив целиком многие термины и представления современной психиатрии и психологии, мы не разжевали их, не попробовали на вкус, не попытались использовать наше словесное и интеллектуальное знание как силу, которой оно могло бы быть.

Напротив того, многие используют психиатрические представления в качестве рационализации, в качестве способа продлевания неудовлетворительного поведения. Мы оправдываем нынешние трудности прошлым опытом, мы купаемся в своих несчастьях. Мы используем свои знания о человеке как оправдание для социально-деструктивного или саморазрушительного поведения. Вырастая из детского «Я не могу с этим справиться», мы начинаем говорить «Я не могу с этим справиться, потому что…» – потому что мама отвергала меня в детстве, потому что я не умею обходиться со своим эдиповым комплексом, потому что я слишком интровертирован и пр.

Между тем психиатрия и психология не предназначались для того, чтобы оправдывать невротическое поведение, лишающее человека возможности жить, реализуя максимум своих способностей. Цель этих наук не просто в том, чтобы предложить объяснения поведения; они должны помочь нам обрести самопознание, удовлетворение и способность опираться на себя (self-support).

Отзыв: Книга «Гештальт-подход. Свидетель терапии» — Фридрих Перлз — Интересно, познавательно…

К книге Перлза «Гештальт-подход»* я не случайно, я не случайно, прежде всего мой интерес был вызван ростом популярности понятия «гештальтпсихология» не только в определенных профессиональных кругах психологов-терапевтов, но и в обычном массовом обиходе.** В связи с этим хотелось бы оценить, насколько интересна книга не только с профессиональной точки зрения (для психологов – мое второе образование), но и для, так сказать, неподготовленного российского читателя, с точки зрения обычной оценки книги, взятой для чтения случайным образом (чтобы не скучно было провести время в непогоду под одеялом).***
В связи с этим я при прочтении большее внимание уделял факторам эмоционального воздействия, образного ряда и художественным достоинствам стиля и языковых средств выразительности произведения. Более детальный анализ был построен на основе первых трех глав книги конспектов четырех частей работы.****
Прочтение книги дает представление о самой сути гештальт-терапии как практическом методе психотерапии. На конкретным примерах мы начинаем понимать, что этот метод способствует расширению осознанности человека и, посредством этого, достижение большей внутри личностной целостности, наполненности и осмысленности жизни, улучшение контакта с внешним миром в целом, и с окружающими людьми. Это является, на мой взгляд, несомненным достоинством книги, так как в основе авторской идеи лежит кардинально новый подход к оценке человеческого поведения.
Еще одним достоинство книги можно назвать ее легкость для восприятия неподготовленного читателя. Мне, как и многим другим, приходилось много слышать о гештальт-терапии (последний раз из нового российского серила «Физрук», где данное понятие «вспоминает» стриптизерша), но при этом до недавнего времени я мало не представлял себе, что это такое, хотя сам термин гештальт мне был известен из общего психологического образования, полученного в вузе…
Несколько слабыми представляются отдельные моменты книги, что во многом обусловлено известной степенью обобщения и типизации стиля. Так, для многих моих знакомых вторая часть книги – «Свидетель терапии» — показалась сумбурной, плохо переведенной и не производимой особого впечатления. Хотя лично я наоборот считаю вторую часть более сильной как в художественном смысле, так и с точки зрения практической пользы.
В ходе прочтения книги мною были почерпнуты определенные знания в области гешталь-терапии как в теоретическом, так и в практическом аспектах.
Буду рекомендовать этого психотерапевта и писателя своим друзьям и всем знакомым, увлекающимися психологией, а также просто как популярное чтение на досуге.
Собираюсь прочитать наиболее интересные с точки зрения простоты восприятия и занимательности произведения и оставлю запись основных мыслей по теме прочитанного, чтобы потом вернуться к этому лет через несколько (если будет на то возможность).
Примечания:
* анализируемая книга «Гештальт-подход» написана автором в 1970 году совместно с книгой «Свидетель терапии». Эти работы были изданы посмертно, в 1973 году. Сам автор оставил материалы не задолго до смерти в редакции вместе с другими лекционными и прочими материалами, с просьбой отредактировать и опубликовать их. Эта книга («Гештальт-подход») была продолжением поднятой темы гештальтпсихологии, описанной автором еще в книгах «Эго, голод и агрессия» (1947) и Гештальт-терапия» (1950), сложные для понимания и весьма устаревшие к моменту написания книги «Гештальт-подход».
** стоит также упомянуть (для тех, кто не в курсе), что Ф. Перлз считается основателем гештальтпсихологии
*** исследованием литературного творчества Ф. Перлза и анализом его психотерапевтической практики занимались Арнхейм Р., Вертгеймер М., Дункер К., Соколова Е. Е., Лебедева Н. М и Лебедева А. А и др. Но данные исследования касались не анализа литературного творчества или его психотерапевтической практики в целом, а отдельных положений его гештальтпсихологии, и, скорее, это был не собственно анализ, а интерпретация и дополнение его учения.
****в настоящем отзыве не выкладываю – кому будет интересно, пишите, вышлю отдельно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *