Предотвращение вооруженных конфликтов

Версия для печати Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 13-11-2011

Мировое общественное сознание в 90-е годы ХХ века было дополнено положением об окончании «холодной войны», а также провозглашении победы демократии и «нового мирового порядка» . Однако это время не принесло ожидаемого облегчения международному сообществу, мировые проблемы не были разрешены и не наступило долгожданное процветание. Более того, несбывшиеся надежды усилили критическое отношение к политике правительств и поиску новых, в том числе и внешних, врагов.

Сложное время перехода населения Земли к «новому мировому порядку» характеризуется антагонизмами и катастрофами в социальной жизни человечества. Карта конфликтов и споров конца ХХ и начала ХХI века настолько обширна, что не представляется практически возможным предусмотреть многие обстоятельства (повод, причина, пространство) будущего кризиса в любой форме выражения последнего (спор, столкновение культур, пограничные распри и пр.). Одновременно нарастающее недовольство и напряжение в обществе, связанные с быстрым ростом населения, падением уровня жизни, истощение ресурсов, безработицей и т.д., способны привести к опасным социальным и политическим взрывами, особенно в случае отягчающих неразрешенных и вновь возросших территориальных и пограничных споров, приобретенных в последние годы религиозные, исторические и культурные оттенки.

В последние годы ХХ века пристальное внимание было уделено стратегии предотвращения конфликтов. Цель превентивных усилий – снижение уровня возможного насилия. Принято считать, что превентивные меры способны предотвратить эскалацию нерегулируемых конфликтов, их распространение или разрастание масштабов конфликтов.

В настоящее время деятельность военно-политического руководства государств в большинстве случаев обусловливается пересмотром принятых ранее взглядов на способы обеспечения национальной и, прежде всего, военной безопасности своих стран, поддержания военно-стратегической стабильности. Особенно это касается предотвращения и локализации вооруженных конфликтов при их зарождении и на ранних фазах развития с целью недопущения перерастания в войну.

Вооруженный конфликт является одной из форм разрешения национально-этнических, религиозных и других противоречий с применением средств вооруженного насилия. Его содержание определяют боевые действия и вооруженные столкновения небольшого масштаба (низкой интенсивности) с применением регулярных сил или нерегулярных вооруженных формирований.

За последние 50 лет в мире произошло более 300 локальных войн и вооруженных конфликтов. Изучение вооруженных конфликтов позволяет выявлять факторы, которые вызывают их к жизни, прогнозировать их развитие, определять возможности по их разрешению или локализации.

Кратко остановимся на основных различиях войны, как общественно-политического явления и вооруженного конфликта.

Война является противоположностью миру. Общественным сознанием война воспринимается как страшная угроза благосостоянию страны, жизни общества и каждого гражданина. Враг очевиден. Цель – победа.

Для ведения войны вводится военное положение, мобилизуется экономика.

Повышается единство страны и патриотизм. Справедливость войны определяет высочайшую мотивацию народа к отражению агрессии, война приобретает народный характер.

Вооруженный конфликт юридически протекает в условиях мира.

Мобилизация экономики если и проводиться, то в ограниченных масштабах. Этот факт может лишить страну — участницу разрешения (локализации) вооруженного конфликта огромной мобилизационной силы, исторически аккумулированной в понятии «война».

Военное положение, как правило, не вводится. Агрессор, используя ситуацию неопределенности, может направлять общественное мнение своей страны и мирового сообщества на подавление воли к сопротивлению агрессии.

Отражение агрессии может не носить характера народной войны.

Причины вооруженного конфликта могут быть не очевидны, а, следовательно, и неочевиден «выход» из него.

Новейшая история изобилует немалым количеством примеров вооруженных конфликтов, возникающих по экономическим причинам.

Характерным примером действия экономических интересов, явился кризис в отношениях между Ираком, с одной стороны, и Кувейтом и Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ) – с другой, обострившийся в 90-е годы XX века. Формальной причиной кризиса стали давние территориальные претензии и обвинения Ирака, выдвинутые против Кувейта и ОАЭ, в отношении превышения ими квот стран-экспортеров на добычу нефти. В июле 1990 г. Ирак направил руководству Лиги арабских государств (ЛАГ) послание, в котором обвинил Кувейт и ОАЭ в «заговоре», направленном на подрыв иракских экономических интересов и в преднамеренных действиях, приведших к снижению мировых цен на нефть.

Кроме того, против Кувейта было выдвинуто обвинение в том, что он присваивает иракскую нефть, осуществляя разработки месторождений в районах, якобы принадлежащих Ираку. Во всех названных случаях столкнулись экономические интересы сторон вокруг предполагаемых или действующих нефтеносных районов, оказавшихся на спорной территории. Именно это привело, в конечном счете, к вооруженному конфликту и захвату Ираком территории Кувейта.

В качестве специфических экономических интересов как причин вооруженных конфликтов могут выступать:

  • претензии на использование определенных коммуникаций, имеющих хозяйственное или военно-стратегическое значение;
  • коррупция государственных органов;
  • злоупотребление властью;
  • отрыв от народа и пренебрежение его интересами;
  • наркобизнес и др.

В Бирме, например, производство опиума, является одной из главных причин непрекращающейся серии вооруженных конфликтов между правительственными войсками и иррегулярными воинскими формированиями, обеспечивающими деятельность наркодельцов, которые ведутся с конца 40-х годов (так называемая «опиумная война»).

Аналогичные причины имеют место в пограничных вооруженных конфликтах на границе с Афганистаном.

Причиной возникновения или обострения вооруженных конфликтов является также проблема беженцев.

Многие государства в зоне вооруженных конфликтов сталкиваются с трудностями расселения и обеспечения беженцев. Мировая практика показала, что пока будут существовать беженцы, лишенные нормальных экономических условий жизни – всегда будет существовать нестабильность в конкретном регионе, тем более, если беженцы сконцентрированы вблизи от границы данного конфликта, как, например, в Абхазии, Афганистане, Таджикистане, Югославии.

Таким образом, беженцы могут «генерировать» и «воспроизводить» вооруженный конфликт, отдаляя момент его разрешения или локализации.

В последние годы ХХ и в начале ХХI века пристальное внимание было уделено стратегии предотвращения вооруженных конфликтов.

Главной целью превентивных усилий является снижение уровня возможного насилия. Правила превентивных действий необходимы для воспрепятствования возникновения обстоятельств, вызывающих конфликты с применением военной силы. Принято считать, что превентивные меры способны предотвратить эскалацию неурегулированных вооруженных конфликтов, их распространение или разрастание масштабов насилия.

Предупреждение возникновения и эскалации вооруженного конфликта может включать военные, политические, информационные, правовые, дипломатические, экономические и др. меры. При этом в общей системе мер по предотвращению вооруженных конфликтов особое место занимают экономические меры.

Эффективное применение превентивных экономических мер основывается на следующих принципах:

  • своевременное реагирование при первых признаках появления опасности возникновения вооруженного конфликта;
  • принятие мер по ликвидации давления или факторов риска, провоцирующих обострение (эскалацию) вооруженного конфликта;
  • реализация мер, направленных на устранение причин вооруженного конфликта.

При этом «превентивные стратегии» подразделяются на две категории: оперативное предупреждение и структурное изменение.

Оперативное предупреждение включает, прежде всего, меры прямого реагирования при прогнозируемом вооруженном конфликте.

Примером могут служить экономические санкции, введенные Советом Безопасности ООН, с целью урегулирования вооруженного конфликта на территории бывшей Югославии в период 1992 — 1995 гг..

В свою очередь, структурное изменение может включать меры, обязанные гарантировать разрешение (локализацию) вооруженного конфликта, в начале его возникновения. Кроме того, эти меры призваны исключить возможность «рецидивов», то есть устранить саму причину возникновения подобного вооруженного конфликта.

Примером могут служить меры по предотвращению конфликтов вокруг островов Спартли в Южно-Китайском море, ряда островов между Японией и Тайванем, а также между Японией и Южной Кореей. В всех случаях правительствами противостоящих сторон были приняты меры по урегулированию споров мирным путем, в том числе, меры экономического характера, предусматривающие совместное хозяйственное освоение этих островов.

Реализация экономических мер по предотвращению (разрешению, локализации) вооруженных конфликтов, как правило, не представляется возможным единолично.

Следовательно, требуется помощь третьей стороны. Приоритет при этом должен сохраняться за международными правительственными организациями и правительствами государств.

На данный аспект было обращено особое внимание Генерального секретаря ООН в 1997 году в его Отчете о работе Организации по предотвращению конфликтов. Возможность улучшения дееспособности ООН в процессе предупреждения вооруженных конфликтов представлялась в сочетании с превентивной дипломатией и «предконфликтным» построением мира (при «постконфликтном» его восстановлении).

В качестве направлений предотвращения вооруженных конфликтов посредством экономических мер можно выделить следующие:

  • расширение или прекращение внешних экономических связей, в частности, увеличение или ограничение поставок топливно-энергетических и сырьевых ресурсов; частичное или полное прекращение торгово-экономических отношений, свертывание научно-технических связей;
  • проведение или прекращение переговоров по торгово-экономическому или/и научно-техническому сотрудничеству, в частности, заключение (продолжение, пролонгирование) долгосрочных торговых договоров на взаимовыгодной основе или, наоборот, отказ от ратификации ранее достигнутых договоренностей в области научно-технических исследований и разработок;
  • возобновление или разрыв торгово-экономических отношений и др.

Представленный арсенал экономических мер по предупреждению вооруженного конфликта можно рассматривать как возможный. Однако эффективное использование этого арсенала мер экономического характера возможно только в относительно благоприятных условиях, когда появление и характер вооруженного конфликта предсказуемы, а для подготовки к его предотвращению или локализации имеется необходимое время.

Наибольшую сложность представляет предотвращение внезапно зарождающихся (развязанных) вооруженных конфликтов.

Конкретные условия этого процесса могут быть весьма разнообразны и обусловливают, как правило, реализацию специфических форм упреждения или разрешения (локализации) вооруженных конфликтов, предусматривающих, в общем случае, комплексное использование военных, информационных, правовых, дипломатических, политических, экономических и других мер.

Рассмотрим подробнее некоторые наиболее действенные формы упреждения и разрешения вооруженных конфликтов собственно экономическими мерами.

Во-первых, экономическая блокада. Экономическая блокада – это экономическая изоляция государства с целью подорвать его экономику, оказания давления путем прекращения ввоза в страну сырья и готовых товаров и лишения ее рынков сбыта.

При блокаде внешнеторговые, финансовые, кредитные и др. экономические связи с блокируемым государством запрещаются (или от них отказываются). Она может носить всеобщий характер, т.е. распространяться на все виды экономических связей блокируемой страны, или охватывать некоторые из них.

Устав ООН предусматривает экономическую блокаду как возможную коллективную меру, осуществляемую странами – членами ООН для предотвращения вооруженных конфликтов, восстановления и поддержания мира по решению Совета Безопасности на основании статей 39 и 41 Устава ООН.

Примером применения экономической блокады является прекращение торговых отношений США с 1917 г., Великобританией и Францией с 1918 г. с советской Россией. Эта экономическая блокада продолжалась до 16 января 1920 года и имела целью локализовать внутренний вооруженный конфликт в России.

Частным случаем экономической блокады может быть финансовая и таможенная блокада.

Финансовая блокада — прекращение или ограничение финансовых отношений с блокируемой страной с целью оказать на нее экономическое или политическое давление.

При финансовой блокаде резко сокращается ли прекращается экспорт государственного капитала в блокируемую страну. В этом случае национальные компании лишаются финансовой поддержки в форме субсидирования, кредитования, страхования и льготного налогообложения. Различают одностороннюю и многостороннюю финансовую блокаду.

Финансовая блокада может проводиться в открытой форме – на основе правительственных указов, декретов, распоряжений, касающихся экспорта государственного капитала и налогообложения, либо скрытно – путем отказа в финансовой помощи частным компаниям, осуществляющим вывоз товаров или капитала в блокируемую страну.

Финансовая блокада может быть полной — при использовании всех методов финансового воздействия на блокируемое государство, или частичной, при которой применяются лишь отдельные из них.

Примером полной финансовой блокады являются действия США по отношению к Кубе в период Карибского кризиса 1961 г.

Частичная финансовая блокада проводилась Италией, Великобританией, ФРГ в отношении Сомали в 1965 г., когда была прекращена выплата этими странами дотаций для покрытия бюджетного дефицита с целью затормозить экономическое развитие данной страны.

Частичная блокада может осуществляться также и в форме финансовой дискриминации, т.е. ухудшении условий предоставления займов и субсидий.

Таможенная блокада — экономическая изоляция каким-либо государством или группой стран одного или нескольких государств с целью прекратить или приостановить экспорт их товаров.

Таможенная блокада может осуществляться путем применения высоких запретительных и наступательных таможенных пошлин. Она, как правило, сочетается с валютными ограничениями, установлением квот допускаемой к ввозу в блокируемые страны продукции, а также введением запрещений на импорт в определенную страну или приобретение из нее товаров.

Примером таможенной блокады могут служить действия правительства США в 1977 году, когда в угоду американским сахарным монополиям оно установило таможенную блокаду на ввоз сахара из стран Латинской Америки, поставив их в тяжелое экономическое положение.

В настоящее время в чистом классическом виде таможенная блокада не применяется, хотя в модифицированном виде она имеет место.

Так, решением Координационного комитета НАТО, запрещено всем членам блока импортировать в ряд стран так называемые стратегические товары и технологии. Список стран-изгоев имеет также Государственный департамент США. Главная цель запретов на импорт стратегических материалов и технологий их переработки здесь состоит в предотвращении вооруженных конфликтов с применением оружия массового поражения.

Уставы ООН и других международных организаций предусматривают таможенную блокаду как возможную коллективную меру, осуществляемую странами – членами этих организаций для предотвращения вооруженных конфликтов и поддержания мира.

Так, Лига арабских стран установила в начале 70-х годов XX века таможенную блокаду Израиля, а также запретила все торговые операции с иностранными компаниями, сотрудничающие с ним. Таможенная блокада имела целью ослабить экономику еврейского государства и, тем самым, предупредить эскалацию вооруженного конфликта в связи с нерешенностью палестинской проблемы и проблемы границ с арабскими странами.

Экономическая блокада является сравнительно «жесткой» формой экономического воздействия на участников вооруженного конфликта.

Другой,менее «жесткой» формой экономических мер упреждения и разрешения (локализации) вооруженных конфликтов, является введение эмбарго. Эмбарго- это запрещение ввоза в страну или вывоза из нее товаров и валюты.

Эмбарго может быть введено как в военное, так и в мирное время. Эмбарго в военное время по существу становится формой экономической блокады. В условиях вооруженного конфликта эмбарго применяется как мера воздействия или средство экономического и финансового давления на другие страны.

Например, в апреле 1982 года после военного столкновения на Фолклендских (Мальвинских) островах правительство Великобритании ввело эмбарго на импорт товаров из Аргентины. Здесь преследовались следующие цели:

  • во-первых, экономические – стремление «протолкнуть» английские товары на традиционно аргентинские рынки; в этом плане введение эмбарго может быть рассмотрено как протекционистская мера правительства Соединенного Королевства;
  • во-вторых, политические. Выдавая себя за поборника «смягчения» острого международного вооруженного конфликта, правительство Великобритании, по сути, отвергло переговоры по его урегулированию и пыталось заморозить решение главной проблемы – предоставление суверенитета Фолклендским островам.

К одному из эффективных экономических средств воздействия на конфликтующую сторону можно отнести введение эмбарго на поставки продовольствия.

Вот что сказал по этому поводу бывший министра сельского хозяйства США Бутц: «Продовольствие – это оружие. Это важнейший инструмент в нашем внешнеполитическом инструментарии». Оно является «столь же действенным оружием, как и атомная бомба».

В качестве подтверждения этого тезиса необходимо отметить, что продовольственные ресурсы широко использовались США в политических целях. Так, во время англо-франко-израильской агрессии против Египта (1956 г.) США наложили эмбарго на продовольственные поставки в эту страну, что сыграло немаловажную роль в разрешении этого вооруженного конфликта.

Правящие круги США использовали поставки продовольствия для укрепления своего влияния и в Нигерии, во время внутреннего вооруженного конфликта в этой стране в конце 60-х годов XX века.

Третьей формой экономических мер упреждения и разрешения (локализации) вооруженных конфликтов являются превентивные закупки товаров.

Превентивные закупки товаров используются с целью экономического ослабления страны как возможной участницы вооруженного конфликта. Они осуществляются, как правило, в период, предшествующий вооруженному конфликту.

Этот прием использовался фашистской Германией перед ее агрессией в отношении Советского Союза во время второй мировой войны. Незадолго до начала военных действий Германией было закуплено у СССР большое количество зерна, леса, минерального сырья. Эта большая масса материальных ценностей была уже либо экспортирована в Германию, либо находилась на железнодорожных станциях или в портах вблизи западных границ Советского Союза. Это значительно снизило в 1941 году мобилизационные возможности РККА и замедлило перевод экономики СССР на военное положение, что могло бы в значительной мере повлиять на ход и исход военных действий.

В качестве четвертой формы реализации экономических мер по упреждению и разрешению (локализации) вооруженных конфликтов может быть назван экономический бойкот.

Экономический бойкот — этополный или частичный отказ от экономических связей с тем или иным государством. Экономический бойкот обычно дополняет бойкот политический и направлен на ограничение или прекращение торговли с враждебной страной, а также с целью причинения экономического ущерба с использованием и других методов.

Так, после второй мировой войны США, Канада, ряд государств Западной Европы и Япония пытались организовать экономический бойкот социалистических стран, запрещая вывоз товаров из своих стран в социалистические государства и устанавливая дискриминационный режим на ввоз товаров из Восточной Европы в свои страны.

Устав ООН предусматривает экономический бойкот как форму коллективных действий стран – участниц с целью поддержания мира и предотвращения (локализации) вооруженных конфликтов, которая проводится по решению Совета Безопасности на основании ст. 41 Устава ООН.

Одним из рычагов экономического воздействия на участника вооруженного конфликта и, одновременно, еще одной формой реализации экономических мер по его упреждению и разрешению (локализации), может служить дестабилизация экономики страны.

Дестабилизация экономики представляет собой комплекс различных мер воздействия, приводящих в расстройство национальное хозяйство государства.

Акции по дестабилизации экономики потенциального участника вооруженного конфликта неоднократно предпринимались США.

Так, в 1964 году спецслужбы США подготовили операцию под названием «Брат Сэм». Эта операция предусматривала проведение серии мероприятий и акций экономического характера, направленных на подрыв национальной экономики Бразилии.

Еще один пример. Осуществив в 1961 году экономическую блокаду Кубы, США организовали затем целый ряд других акций дискриминационного характера. Они прекратили поставку запасных частей и горючего, требовали от своих партнеров по военно-политическим блокам и правительств других западных стран порвать торгово-экономические связи с Кубой.

Меры по дестабилизации экономики этой страны принимались в сочетании с военной акцией. Вооруженные силы США предприняли вооруженную высадку на кубинскую территорию, а в период Карибского кризиса направили на осуществление блокады кубинского побережья 180 боевых кораблей.

Ярким свидетельством «дестабилизации экономики» является и тщательно разработанная кампания экономического саботажа и диверсий, развернутая США в целях свержения правительства народного единства Сальвадора Альенде и установления в Чили фашистского режима.

США организовали экономическую и финансовую блокаду Чили. Они прекратили поставки оборудования и запасных частей для горнорудной и нефтяной промышленности, которые на 90 процентов зависели от внешних поставок. Страна, обремененная огромным внешним долгом, была отрезана от валютных поступлений, а Американские банки, сохранявшие контроль над финансами Чили, фактически прекратили операции по краткосрочному кредитованию. Международный банк реконструкции и развития и Международный валютный фонд, находящиеся под контролем США, отказали Чили в получении каких-либо кредитов.

Политика «дестабилизации» чилийской экономики создала условия для проведения контрреволюционного переворота и тем самым предотвратила, возможно, более масштабный внутренний вооруженный конфликт.

Одним из методов дестабилизации экономики страныявляется информационное воздействие через компьютерные сети с целью дезорганизации управления финансово-хозяйственной жизни государства.

Методы информационного воздействия могут быть использованы:

  • для выявления секретных кодов и несанкционированного изъятия денежных средств с чужих счетов;
  • ввода в память компьютерной сети противостоящей стороны искаженных, фиктивных данных о состоянии ее военно-экономического потенциала;
  • внедрение в информационные сети разрушительных программ – «вирусов», нарушающих работу компьютеров и др.

О серьезности опасности несанкционированного проникновения в информационные сети свидетельствует тот факт, что в развитых странах мира около 90 % финансовой, экономической, военной и прочей информации циркулирует в электронной форме. За последние 10 лет ежегодные потери от компьютерных преступлений там возросли более чем в 20 раз, а раскрываемость их составляет не более 15 % .

Информационному воздействию могут быть подвержены системы управления транспортными потоками на воздушных, железнодорожных и автомобильных коммуникациях. Это также может нанести значительный урон экономической и военной мощи государства.

Говоря об использовании той или иной экономической меры, направленной на предотвращение или прекращение вооруженного конфликта, конечно же, довольно непросто подсчитать ее эффективность.

Для того, чтобы выяснить эффект от воздействия, например, эмбарго на развитие экономики страны, вводящей эмбарго, в целом, можно воспользоваться методом оценки удельного веса и возможных последствий так называемой «нереализованной торговли».

Определив разницу между фактическим и возможным объемом импорта товаров в страны Восточной Европы в 50-е годы (период наиболее интенсивного проведения экономического эмбарго в отношении социалистических стран), следует затем подсчитать, насколько нереализованный импорт повлияет на величину внутреннего национального продукта (ВНП) страны в соответствующем году.

С некоторой долей условности можно принять, что ВНП сократится (или не достигнет потенциально возможного размера) именно на эту величину – разницу между фактическим и возможным импортом.

Таким образом, введение эмбарго, а также реализация других экономических мер по упреждению или разрешению (локализации) вооруженного конфликта может повлечь за собой ряд негативных последствий для функционирования национального хозяйства инициаторов этих экономических санкций запретительного характера.

Другая сторона вопроса. Использование таможенной блокады по отношению к какому-либо государству может негативно сказаться на положении граждан, проживающих в нем.

Так, например, экономические санкции против Ирака, последовавшие после войны в Персидском заливе 1991 года с целью недопущения повторного развязывания военных действий, серьезно подорвали национальное хозяйство этой страны и поставили ее на грань «гуманитарной катастрофы». Поэтому 20 мая 1997 года между ООН и иракским правительством было заключено соглашение, позволяющее Ираку продать в течение 90 дней нефти и нефтепродуктов на сумму до 1 млрд. долларов для обеспечения гуманитарных потребностей своего населения.

Аналогично, попытка России ввести ограничения транзита энергоносителей через Латвию, с целью оказания экономического давления на правительство этой страны, практически не имела успеха, так как последствия коснулись, прежде всего, русскоязычного населения, на защиту которого данная акция и была собственно направлена.

***

Таким образом, эффект применения той или иной экономической меры предупреждения или разрешения (локализации) вооруженного конфликта может быть далеко не одинаков и не однозначен. Более того, каждый конкретный случай вооруженного противоборства может потребовать применения какой-то специфической экономической меры разрешения вооруженного конфликта или группы таких мер.

Очевидно, что разумное, последовательное и комплексное сочетание экономических мер с другими невоенными мерами может обусловить создание таких условий, которые исключают саму возможность возникновения вооруженных конфликтов и необходимость применения военной силы.

Использование военной силы порой является не самым лучшим способом разрешения (локализации) вооруженного конфликта. «Обращение к оружию» часто является крайней мерой, «последним доводом», к которому прибегают, когда другие способы упреждения вооруженного конфликта исчерпали себя. Вот почему в современных условиях чрезвычайно большое значение приобретают невоенные способы упреждения или разрешения (локализации) вооруженного конфликта.

Среди них достойное место занимают экономические меры. Их реализация позволяет предотвращать и сдерживать вооруженные конфликты, а в случае их возникновения — разрешать или локализовывать.

Гордиенко Дмитрий

«Новый мировой порядок» был провозглашен Д.Бушем-старшим после кризиса в Персидском заливе в 1991 г.

Документ, содержащий обвинения Ираком Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов в нарушении договоренностей ОПЕК о квотах добычи нефти, насыщении рынка и снижении цен на нее, был распространен иракской делегацией на министерском совете Лиги арабских государств в Тунисе 18 июля 1990 года.

Кувейт был обвинен иракской стороной в незаконной добыче иракской нефти с расположенной на кувейтской территории незначительной части месторождения Румейла на сумму 2,4 млрд. долларов и нежелании конструктивно решить комплекс пограничных проблем.

Суть территориальной проблемы состояла в том, что Багдад не признавал линию сухопутной границы с Кувейтом, установленную по укарийским протоколам 1922 года, и претендовал на два имеющих для Ирака стратегическое значение острова в Персидском заливе (Варба и Бубиян). Территориальные претензии Ирака к Кувейту были в основе кризисных ситуаций в отношениях между этими странами в 1961 и 1973 годах.

Введение экономических санкций предусматривалось резолюциями Совета Безопасности ООН № 713 (о введении всеобщего и полного эмбарго на все поставки оружия и военного снаряжения в Югославию), № 781 (о введении запрета на полеты авиации в воздушном пространстве Боснии и Герцеговины), № 820 (о морской блокаде республик бывшей Югославии) и др. С 1 октября 1997 года согласно резолюции СБ ООН № 1074 экономические санкции, введенные против Федеративной Республики Югославии (в составе Сербии и Черногории) в период 1992 — 1995 гг., были официально сняты.

Спорные острова называются японцами Сенкаку, а китайцами — Диаюс (Diaoyus).

Спорные острова называются японцами Такешима, а корейцами — Ток-ко.

Цит. no: IPW-Berichte, 1976, № 10, S. 19.

См.: Безопасность. 1993. № 8. С.19.

Соглашение «нефть в обмен на продовольствие» стало ответом на критику, высказывающуюся постоянными членами Совета Безопасности ООН (КНР, Франция, Россия), а также на заключения гуманитарных агентств ООН о том, что экономические санкции вызывают чрезмерные страдания мирного населения страны. Выполнение данного соглашения было отложено до конца года в связи с действиями Ирака против курдов и продолжающимися разногласиями с ООН.

2. Возможные пути предотвращения военных конфликтов

Неотвратимость социально-политических противоречий в жизни общества отнюдь не означает, что в их разрешении невозможно предотвратить экстремальное насилие и, прежде всего, вооруженное, военное, и связанные с ним различные формы конфликта. Актуальность значимости предотвращения военного конфликта особо возросла с развитием научно-технического прогресса в военном деле и распространением на нашей планете оружия массового поражения.

В то же время существует теоретико-методологическая проблема определения самого понятия «предотвращение конфликта». Это связано с тем, что объективная противоречивость жизнедеятельности общества ведет к невозможности избегания конфликта как такового. В соответствии с этим, вопрос состоит не в том, чтобы исключить конфликт вообще, а в том, чтобы не допустить проявления его негативно-разрушающих функций1.

Чтобы выяснить содержание категории «предотвращение конфликта», необходимо обратиться к анализу динамики развития конфликта. В соответствии с общепризнанной методикой проведения такого анализа, любой конфликт в своем развитии проходит три обязательных стадии: латентную (скрытую) или стадию зарождения, когда конфликт еще не заметен в обществе и не оказывает действенного влияния на его жизнедеятельность; стадию практических действий, когда конфликт уже становится «частью» жизнедеятельности общества и открыто проявляются его функции (в большей мере – негативные); стадию урегулирования конфликта, когда происходит снятие конфликтного взаимодействия, либо разрешение противоречия, приведшего к конфликту.

На первой стадии происходит осознание наличия объективного или субъективного противоречия, осознание своих интересов, выбор целей, методов и средств предстоящей борьбы, подбор союзников и т.д. В ходе второй стадии стороны уже предпринимают конкретные действия по разрешению противоречия. Именно эта стадия в общественном сознании обычно и ассоциируется как собственно конфликт. Применительно к военному конфликту — на этой стадии начинается непосредственное применение вооруженного насилия. Третья стадия конфликта – это, прежде всего, прекращение насильственных действий его субъектов по отношению друг к другу. Конфликт завершается в силу начала мирных переговоров между сторонами, либо возможной капитуляции одной из них, либо в силу невозможности сторонами (одной из сторон) продолжать борьбу.

Таким образом, под предотвращением конфликта понимается деятельность субъектов политических отношений, направленная на нейтрализацию возникшего и осознанного противоречия, ведущего к конфликтным действиям, либо недопущение разрушительного воздействия уже текущего конфликта на ту или иную сторону общественной системы. Другими словами, под предотвращением конфликта в абсолютном большинстве случаев подразумевается недопущение его перерастания во вторую стадию, когда начнут проявляться его негативно-разрушительные функции. В этом случае «механизм предотвращения» направляется на те общественные процессы, которые детерминируют конфликт или могут инициировать его дальнейшее углубление, то есть – на противоречивые отношения субъектов общества. В связи с этим, в зависимости от направленности предотвращающих действий само предотвращение может быть частичным или полным.

Частичное предотвращение достигается блокированием одной или нескольких (но не всех) причин зарождающегося конфликта, в результате чего достигается ограничение его негативного влияния на противоборствующие стороны и общественное развитие в целом. В данном случае возможно перерастание конфликта в стадию практических действий, но при этом исключается его интенсификация и применение крайних средств и методов борьбы. При этом, естественно, необходимо констатировать наличие общественно заметного конфликта, что предполагает в дальнейшем функционирование управленческого механизма урегулирования.

Полное же предотвращение подразумевает комплексную нейтрализацию всех детерминирующих зарождающийся конфликт факторов и условий, что позволяет направить взаимодействие субъектов в русло их сотрудничества во имя реализации совпадающих интересов. Обе стратегии предотвращения только в различной степени своего осуществления подразумевают согласование позиций и интересов противоречивых субъектов, достижение согласия по наиболее важным вопросам общественной жизни.

Возможно ли все-таки упреждающее воздействие на общественные процессы, позволяющие предотвратить конфликт еще до стадии его зарождения? Безусловно, преднамеренное создание общественных условий, способствующих преимущественному сотрудничеству, позволяет предупредить появление антагонистических противоречий. Это, однако, не означает исключение противоречивости вообще, а значит, позволяет говорить о предотвращении конфликта именно в контексте наших рассуждений.

Таким образом, при определении спектра детерминирующих конфликт факторов для упреждения или притормаживания его развития (с возможным применением насилия) разумное политическое руководство должно осуществляться последовательно, устраняя одну причину за другой. В частности, если недовольство, напряженность в социально-политических отношениях вызывается несправедливостью, допущенной к той или иной социальной группе (ущемление политических прав, ограничение национально-культурного самовыражения и др.), то необходима определенная компенсация со стороны государства нанесенного урона и восстановление законных прав и свобод. Именно выявление степени несогласия между субъектами и активное вмешательство в процесс общественных отношений позволяет предупредить развитие конфликта на стадии его зарождения.

В связи с этим, важнейшим элементом алгоритма предотвращения конфликта является прогнозирование – составление образа конфликта с определением динамики его вероятного развития. Главным при этом выступает экстраполяция текущей ситуации на будущее состояние всей системы, в результате чего и строится модель возможного развития конфликтной ситуации.

В ходе прогнозирования, прежде всего, определяется противоречие, обусловившее зарождение конфликтной ситуации. При этом точность определения противоречия позволяет достоверно выделить те аспекты общественной жизни, ней­трализация которых будет способствовать стабилизации обстановки и деэскалации конфликта. В дальнейшем необходимо выявление тенден­ций изменения ситуации в случае развития противоречия, либо блокирование его. Эта мыслительная операция предполагает описание совокуп­ности событий, проявляющих проблему во взаимодействии субъектов, а также логики общественного процесса – объективной последовательно­сти и взаимосвязи событий. Все это проводится с обязательным учетом норм функционирования анализируемой системы (подсистемы), времен­ного и пространственного факторов ее изменения, социально-экономиче­ских, политических, идеологических, социально-психологических и других условий.

Необходимо отметить, что описание событийного ряда и анализ логики процесса изменения ситуации не позволяет однозначно предсказать возможный конфликт, так как на процесс его формирования влияет ряд трудно учитываемых явлений, прежде всего субъективного порядка (психолого-эмоциональный настрой той или иной социально-политической силы, уровень их толерантности и т.п.). Поэтому, каким бы корректным не был научный анализ событий, их логики, речь может идти лишь о выработке тех или иных вариантов ожидаемых проявлений конфликтной ситуации. Прогнозирование конфликта – лишь предпосылка предотвращения, инструмент его обеспечивающий. Само же предотвращение осуществляется при помощи комплексной системы методов и средств. Среди них такие, как достижение консенсуса между общественными субъектами; сочетание интересов – подчинение неглавных интересов главным, временных – постоянным, текущих – перспективным; подавление отдельных элементов интересов; разведение противоречивых интересов и др.

Если говорить о предотвращении внутриполитических конфликтов, то историческая практика выработала ряд конкретных методов. Присущая же внешнеполитическим отношениям специфика позволяет в большей мере говорить лишь о возможном создании условий, способствующих предотвращению военных конфликтов, то есть определенных направлений действий государств и всего мирового сообщества по предотвращению международных политических конфликтов.

В силу сложившейся современной во­енно-политической обстановки, основным средством ре­ального предотвращения вооруженного насилия остается военная си­ла. В условиях существующих социально-политического и экономического дисбаланса, идеологических разногласий на всех уровнях духовных взаимоотношений людей, психологической неуравновешенности отдельных слоев населения, в том числе и на уровне лидеров некоторых государств, наличия на Земле огромного количества вооружений, в том числе и неконтролируемого официальными структурами делают военную силу неотъемлемым средством современной международной (да и внутригосударственной) политики. В связи с этим важнейшим направлением предотвращения является осуществление вооруженной «стратегии сдерживания» других государств от разрешения возникающих споров военным способом. Важнейшим методом этого направления является создание собственного военного потенциала, использование которого могло бы угрожать потенциальному агрессору нанесением ему неприемлемого ущерба.

Предотвращение военного конфликта с помощью «стратегии сдерживания» наблюдалось еще на заре человеческой истории, однако свою развитую форму эта стратегия получила в середине ХХ в., во время ожесточенного противостояния двух мировых социально-политических систем и представлявших их двух великих ядерных держав – СССР и США. Объясняется это тем, что раньше ущерб для проигравшей стороны выражался зачастую в потере части территории, смене династии или правительства, переходом под господство победителя, утрате своей роли и положения в системе властных отношений и т.п. Появление же и распространение ядерного и другого оружия массового поражения придало этой стратегии намного большее значение. Угроза стала связываться не просто с поражением в ходе вооруженного противостояния, а с риском для самого существования его участников, независимо от исхода столкновения.

Опыт реализации стратегии сдерживания показал, что баланс сил, стратегический паритет, отнюдь не предполагает абсолютного равенства между субъектами потенциального конфликта. Сдерживание может осуществляться и на основе ассиметрии в наличии, количестве или эффективности отдельных видов оружия. Но всегда эффективность сдерживания определяется величиной, значением ущерба, который может быть нанесен противнику. Поэтому не равенство возможного ущерба, а его неприемлемый уровень обеспечивал в середине ХХ в. не только интересы национальной обороны СССР и США, но и поддержание относительно прочного международного мира и стабильность общемирового политического порядка. Даже при неравенстве военных потенциалов СССР и США (относительный паритет был достигнут лишь к концу 70-х гг. ХХ в.) ни один из многочисленных конфликтов того периода, которые вели друзья, союзники и клиенты, ни непосредственное участие этих держав во многих из этих конфликтов, ни даже их практически непосредственное столкновение в таких острых международно-политических конфликтах, как Берлинский и Карибский, не переросли в ядерную катастрофу.

Вместе с тем, «стратегия сдерживания» становится одной из причин в стремлении создать все более мощные и многочисленные вооруженные силы. Стремление к этому стало непосильным даже для такой в прошлом великой державы как СССР. Созданный громадный арсенал средств вооруженной борьбы, вроде бы предназначенный для стратегического сдерживания, реально превысил не только его необходимый уровень, но и возможности страны. Более того, он, в конечном итоге, оказался несоответствующим таким его коренным стратегическим целям и действительным интересам, как обеспечение безопасности и территориальной ценности. Но это не означает, что в современных условиях наметившейся тенденции стремления к монополярному мироустройству, «стратегия сдерживания» изжила себя как эффективный инструмент предотвращения военных конфликтов.

В современных нормативно-правовых актах Российской Федерации, в частности в Военной доктрине однозначно утверждается, что цель политики России – устранение ядерной войны путем сдерживания от развязывания агрессии против нашей страны и ее союзников. В Доктрине официально заявлено, что РФ может применить ядерное оружие не только против других ядерных держав, но и против неядерных стран. Подобные положения имеются и в доктринальных документах других стран.

Вместе с тем, наличие в современном мире огромного количества ядерного и другого оружия массового поражения не в состоянии «сдержать» военные конфликты с применением обычного оружия. Более того, науч­но-технический прогресс дал обычному оружию такую мощь, которая по определенным показателям уже сегодня может быть сопоставима с оружием массового уничтожения. Боязнь последствий применения ядерного оружия отнюдь не стопроцентный гарант от его применения наиболее экстремистски настроенными силами, террористами или в результате тех­нических сбоев. В связи с этим появилась необходимость поиска ка­чественно иных путей предотвращения международных вооруженных конфликтов.

Исходя из принципов демократического развития мира (равенс­тво сторон и приоритет общечеловеческих ценностей, преодоление идеологии силы и господства в отношениях между людьми, странами, системами и др.), основными направлениями предотвращения военных политических конфликтов на современном этапе исторического развития могут быть следующие.

Дальнейшая всеобъемлющая интернационализация жизни мирового сообщест­ва во всех сферах и, прежде всего, хозяйственно-экономической, политической и культурной.

Анализ современной социально-политической и экономической обстановки показал, что процесс интернационализации становится доминирующим в совре­менных международных отношениях. Свидетельство этому – существующие уже десятилетия и создаваемые новые экономические союзы, со­общества, совместные предприятия. Научно-технический прогресс, вызвав невиданные перемены в сфере производства, одновременно в корне изменил его структуру, усилил интеграционные процессы, расширил потоки това­ров, капиталов, услуг, информации, рабочей силы между государс­твами и регионами. Именно поэтому набирающий силу процесс экономической взаимозависимости го­сударств на сегодняшний день во многом сдерживает нарушение складывающихся связей военными средствами. Думается, что ни одно цивилизованное государство сов­ременного мира, исходя из позиций собственной экономической выгоды, не прибегнет к массированной бомбардировке друго­го, если их экономическое развитие в значительной мере зависит друг от друга. Более того, в результате сложившегося положения можно с уверенностью констатировать, что, если экономические отношения в свое время поро­дили социальное насилие, то в современных условиях интернациона­лизация экономических отношений, экономическая выгода все­мерно создает условия, способствующие предотвращению конфликтов с применением раз­рушительной военной силы.

Немаловажным аспектом решения рассматриваемой нами пробле­мы является и политическая интернационализация. Важнейшим правовым ак­том этого процесса стал Заключительный акт Сове­щания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанный 33 государствами Европы, а так же США и Канадой в Хельсинки 1 августа 1975 г. Во многом благодаря этому сейчас активно идет «строительство общеевропейского дома». В дальнейшем Европейское сообщество на основе Маастрихтского дого­вора (1991 г.) создало на континенте мощное объединение развитых государств, передавших большие государственные полномочия общим органам. На совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе в Хельсинки (1992 г.) произошла институционализация СБСЕ. Функции Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) расширены вплоть до возможности проведения операций по поддержа­нию мира в районах межгосударственных конфликтов. В 90-х гг. прошлого столетия активизировались интеграционные процессы в регионе Канада – США – Мексика.

Вместе с тем, необходимо отметить то, что за последние годы ОБСЕ постепенно теряет свои стабилизирующие функции. Это связано, прежде всего, с тем, что в основе ее функционирования лежал принцип закрепления и соблюдения границ, сложившихся в результате итогов второй мировой войны. События же 80-90-х гг. ХХ века полностью перекроили политическую карту Европы, подорвав, таким образом, политико-правовые основы ОБСЕ. Кроме того, не имея собственного военного инструмента реализации достигнутых договоренностей, с началом расширения НАТО, ОБСЕ практически потеряла возможность стать самостоятельной действенной системой безопасности в Европе.

Необходимо констатировать факт дезинтеграцион­ных процессов как политического, так и социально-экономического плана в Восточноевропейском и Среднеазиатском регионах. Провозглашенное вместо СССР Содружество Независимых Государств еще далеко от интегриро­ванного уровня, существовавшего между республиками бывшего союза. Экономические, политические, военные, культурные связи еще далеки от требований сегодняшнего дня, не способствуют нормальному прогрессивному развитию народов и, следовательно, не служат условием предотвращения и преодоления политических конф­ликтов, в том числе с применением военной силы.

Следующим направлением предотвращения военных конфликтов является строгое соблюдение всеми странами и народами принципа мир­ного сосуществования. В современных условиях политического мироустройства принцип мирного сосуществования приобрел качественно новые черты. Это выражается в том, что мирное сосуществование до се­редины 80-х гг. XX столетия рассматривалось как, во-первых, форма классовой борьбы пролетариата на международной арене и, во-вторых, как принцип сосуществования государств с различным социально-полити­ческим строем. В новых условиях, когда современное всеразрушающее оружие (прежде всего, атомное) стало ударной силой многих армий мира (и количество их пополня­ется), принцип мирного сосуществования становится всеобщим и отно­сится ко всем странам и народам независимо от уровня их социаль­но-экономического развития, политического режима, религиозной приверженности и т.д. В ядерный век мирное сосуществование должно стать высшим универсаль­ным принципом межгосударственных отношений.

Главным в содержании этого принципа является признание всеми субъектами международных отношений права каждого народа на сво­бодный выбор пути развития и недопустимости его навязывания извне любому государству и обществу, а также признание объективно су­ществующей многовариантности общественного развития. Каждая груп­па государств, каждая страна в отдельности имеет свои специфичес­кие интересы, которые должны учитываться в международных отноше­ниях, что, в свою очередь, подразумевает полное невмешательство во внутренние дела других народов и государств. Последнее положение, безусловно, исключает случаи угрозы международной безопасности, возникшей в результате обострения и интенсификации внутриполитического конфликта. Но в данных условиях иностранное вмешательство возможно только лишь с санкции международного сообщества (на сегодняшний день – Совета Безопасности ООН).

В условиях постоянного роста количества вооружений и совершенствования его качества важнейшим направлением предотвращения военно-политической конфронтации является снижение уровня военного противостояния, то есть непрерыв­ное, последовательное и равномерное сокращение вооружений и, преж­де всего, оружия массового поражения. Это направление, пожалуй, является одним из важнейших в предотвращении конфликтов с приме­нением вооруженных сил, во всяком случае, – в снижении их разру­шительных последствий.

Общеизвестно, что примерно до середины 80-х гг. прошлого столетия одной из основных материальных основ процесса дестабили­зации международных отношений являлась безудержная гонка вооруже­ний, которая охватила практически все ведущие страны мира. Это привело к тому, что был превзойден рубеж, за которым дальнейшее наращивание военной силы стало просто абсурдом. Новые, более со­вершенные виды оружия, создаваемые в противовес или взамен имею­щихся образцов, уже не способны были дать выигрыш безопасности ка­кой-либо одной стране, так как само их появление сделало положе­ние в мире еще более неустойчивым.

Более того, наращивание вооружений и военных приготовлений втянуло в свою орбиту не только высокоразвитые, но и страны со слабым экономическим уровнем. Приобретение совре­менного дорогостоящего вооружения и техники подрывает и без того не обеспечиваю­щую все социальные нужды народа экономику этих стран. Разрыв эко­номического развития между передовыми и отстающими странами все более увеличивается. Сегодня он достигает разницы в 30-40 раз. Все это, безусловно, способствует конфликтным ситуациям.

Не останавливаясь подробно на раскрытии процесса разо­ружения, выделим лишь два аспекта, непосредственно влияющих на предотвращение во­енных конфликтов.

Во-первых, это необходимость взаимного, равномерного и рав­ноценного разоружения всех потенциально противоборствующих сторон, всех стран. Одновременно с этим – недопустимость монополии лидерства одной из сторон в разработке и внедрении нового оружия, в том числе и име­ющего оборонительный характер. Трудно рассчитывать на взаимные ми­ролюбивые отношения в раздираемом противоречиями мире, когда одна из сторон имеет неоспоримые преимущества в области вооружения, военной силы. Следовательно, необходимо постоянное поддержание воен­но-стратегического паритета.

Во-вторых, в современных условиях, когда невозможен абсо­лютный контроль над процессами разоружения и разработкой нового оружия, необходимо всемерное развитие доверия и сотрудничества в этих областях. В частности, совместные исследования в военной об­ласти, например, в разработке систем ПРО, должны надежно оградить мир от возможности одиночных несанкционированных и провокационных пусков. Доверие должно быть присуще не только всеоб­щему процессу разоружения и совместному военному строительству. Доверие должно стать характерной чертой всех политических отноше­ний не только на международной арене, но и во внутриполитическом плане. Уверенность в том, что бывший соперник и нынешний партнер будет всегда соблюдать достигнутые соглашения – важнейшее профи­лактическое условие недопущения конфликтных ситуаций. Доверие же, прежде чем прийти в область политики, должно возникнуть в духов­ной, идеологической сфере. Противоположные взгляды не должны стать причиной подозрительности по отношению к другой стороне.

Следующим направлением предотвращения международных вооруженных конфликтов является усиление роли системы международных межправительственных организаций, таких, как ООН, ОБСЕ и других в области правового регу­лирования взаимоотношений между странами и народами.

Функционирование в ХХ веке крупных международных орга­низаций, таких как, Лига Наций и ООН, безусловно, явилось важным фактором, наложившим свой отпечаток на взаимоотношения между народами в этот исторический период. Однако, созданные главным образом для предотвращения и преодоления международных конфликтов, эти орга­низации далеко не в полной мере отвечали (Лига Наций) и сегодня отвечают (ООН) своему функциональному предназначению. Лига Наций не смогла предотвратить вторую мировую войну, да и ООН на сегод­няшний день довольствуется весьма символической ролью. Пресечение же в последнее время агрессивных устремлений некоторых государств, благодаря санкциям ООН на применение силы, не дает никаких гарантий, что справедливость будет тор­жествовать и в будущем. В связи с этим в качестве одного из направ­лений предотвращения вооруженной политической конфронтации и выд­вигается усиление роли ООН и других авторитетных международных организаций.

Главная задача этих организаций в контексте рассматриваемой проблемы – возглавить строительство всеобъемлющей системы между­народной региональной и всеобщей безопасности. Конкретными целями ООН в обеспечении международной безопасности являются: выявление на самой ранней стадии ситуаций, чреватых конфликтами; ликвидация источ­ников опасности до того, как произойдет вспышка насилия, главным образом с помощью средств дипломатии; активные миротворческие усилия, направленные на решение проблем, ставших причиной конфлик­та; осуществление широкого комплекса мероприятий в послеконфронтационный период в целях сохранения мира и выполнения соглашений, достигнутых с помощью посредников; постоянная готовность содействовать миростроительству в его различных аспектах и установлению мирных взаимовыгодных отношений между субъектами, которые до этого воевали друг с другом.

Рассмотрение основных направлений предотвращения военных конфликтов позволяет сделать некоторые выводы.

Во-первых, анализ практического применения рассмотренных путей предотвращения показывает, что их теоретическая разработка — это своего рода написание с определенной степенью условности «идеаль­ной кар­тинки». Как в возникновении и протекании конфликта, так и в процессах его предотвращения и урегулирования не существует универсально скон­струированных моделей. В зависимости от сложившейся социально-по­литической обстановки могут применять­ся различные методы и приемы, переходящие один в другой, а порой, применяемые одновременно.

Во-вторых, некоторые методы и приемы предотвращения, вырабо­танные мировой практикой, применяются уже буквально веками. Одна­ко все они носят характер временного предотвращения конфликтной ситуации. В связи с этим хотелось бы еще раз подчеркнуть, что «абсолютное предотвращение» конфликта может наступить только со снятием противоречия, порождающего его. Но, так как социальные противоречия, объективно существующие и возникающие в обществе, – источник его развития, говорить о существовании или необходимости выработки универсального метода, снимающего в перспек­тиве любую конфронтацию – нельзя. Только следование всеми социально-политическими силами законам общественного развития, обус­ловливающее прогресс и рост его материального благосостояния, мо­жет обеспечить значительное снижение интенсивности процесса раз­решения объективно возникающих проблем.

В предотвращении потенциальных военных конфликтов только одновременные и совместные усилия по всем нап­равлениям, имеющие целью поиск взаимоприемлемых путей разрешения возникшего противоречия, могут дать эффективный результат.

1 Негативные функции конфликта: дестабилизирующая — конфликт может привести к дезинтеграции и дестабилизации об­щества в целом, либо какой-нибудь ее системы; изменения отношений власти — конфликт может небла­гоприятно повлиять на необходимое изменение властных отношений и их структур; разрушительная — военный конфликт с применением вооруженного насилия приводит к гибели лю­дей и материальных ценностей (в современных условиях — массовой). Позитивные функции конфликта: управления, регулирования социальной напряженности — конфликт позволяет восстановить необходи­мое социально-политическое равновесие, политическую стабильность, способствует возобновлению сотрудничества во взаимоот­ношениях между его участниками; коммуникативно-информационная – конфликт позволяет его участникам получить более полное представление не только о сопернике, но и других субъектах общественного процесса; поддержания и укрепления социально-политической стабильности.

Решение о Концепции предотвращения и урегулирования конфликтов на территории государств — участников Содружества Независимых Государств

Решение о Концепции предотвращения и урегулирования конфликтов на территории государств-участников Содружества Независимых Государств

Совет глав государств Содружества Независимых Государств решил:

1. Принять Концепцию предотвращения и урегулирования конфликтов на территории государств — участников Содружества Независимых Государств (прилагается).

2. Настоящее Решение вступает в силу со дня его подписания.
Совершено в городе Москве 19 января 1996 года в одном подлинном экземпляре на русском языке. Подлинный экземпляр хранится в Исполнительном секретариате Содружества Независимых Государств, который направит каждому государству, подписавшему настоящее Решение, его заверенную копию.

(Подписи)

Примечание. Решение не подписано Азербайджанской Республикой, Республикой Казахстан, Украиной.

ПРИНЯТА
Решением Совета
глав государств Содружества
Независимых Государств
о Концепции предотвращения и урегулирования
конфликтов на территории государств — участников
Содружества Независимых Государств
от 19 января 1996 года

Концепция предотвращения и урегулирования конфликтов на территории государств-участников Содружества Независимых Государств

Неразрешенные споры и противоречия, возникающие на их основе вооруженные конфликты подрывают основу существования Содружества Независимых Государств, затрагивают жизненные интересы каждого государства — его участника и представляют реальную угрозу международному миру и безопасности.
Поддержание мира и стабильности является неотъемлемым условием существования Содружества, обеспечивающим экономическое, социально-политическое развитие как каждого из государств-участников, так и Содружества в целом.
Настоящая Концепция определяет общие подходы государств участников Содружества Независимых Государств к вопросам предотвращения и урегулирования конфликтов, возможности совместных шагов по разрешению возникающих споров и разногласий. Они рассматривают совместную деятельность по предотвращению и урегулированию конфликтов, в том числе и проведение многосторонних миротворческих операций, как важнейшую составную часть своей политики по укреплению национальной безопасности, сохранению территориальной целостности и независимости своих государств.
Признавая, что предотвращение и урегулирование связанных с вопросами безопасности конфликтов должно быть предметом заботы в первую очередь конфликтующих сторон, государства — участники Содружества в то же время осознают свою ответственность за безопасность на территории государств — участников Содружества, за гибель и страдания людей в результате конфликтов и используют все свои возможности в целях локализации и ликвидации возможных очагов напряженности. Они одновременно выступают за весомое участие ООН и ОБСЕ в усилиях по урегулированию конфликтов на территории государств — участников Содружества, исходя из того, что эти конфликты угрожают не только региональной, но и глобальной безопасности. При осуществлении операций по предотвращению и урегулированию конфликтов на территории государств — участников Содружества Независимых Государств, как правило, исходить из наличия на это мандата Совета Безопасности ООН. В этой связи вовлеченность международного сообщества в урегулирование конфликтов должна быть более значительной и адекватной той угрозе, которую они представляют.
Государства — участники Содружества Независимых Государств будут стремиться к усилению роли Содружества в мирном урегулировании конфликтов, рассматривая это как важнейший вклад в обеспечение региональной безопасности и стабильности, в повышение авторитета Содружества Независимых Государств.

Деятельность по предотвращению и урегулированию конфликтов на территории государств — участников Содружества Независимых Государств регулируется Уставом ООН, Уставом и другими основополагающими документами Содружества Независимых Государств, общепризнанными принципами и нормами международного права, соответствующими решениями Совета Безопасности ООН, документами ОБСЕ, соглашениями между государствами — участниками Содружества Независимых Государств, соответствующими протоколами к ним.
Эта деятельность охватывает комплекс мер, призванных оказывать содействие предотвращению, разрешению, урегулированию спорных вопросов, конфликтных ситуаций и сближению точек зрения по ним конфликтующих сторон в целях поиска взаимоприемлемых договоренностей. Характер этой деятельности, выбор средств и инструментов ее осуществления зависят от масштабов и стадии развития конфликтов. Она должна быть направлена на:
предотвращение конфликтов (меры по предотвращению конфликтов);
урегулирование вооруженных конфликтов;
постконфликтное построение мира (миростроительство).

1. Предотвращение конфликтов

Наиболее предпочтительным путем разрешения споров и предотвращения конфликтов является использование перспективных политических и дипломатических усилий, совместных мер и авторитета Содружества Независимых Государств в целях поисков путей ослабления напряженности до того, как она перерастет в конфликт.
Такая деятельность должна осуществляться на основе соответствующего официального обращения государства, безопасности и суверенитету которого создается угроза, что не снимает ответственности с самих сторон в споре и в проявлении ими политической воли к урегулированию своих разногласий путем переговоров и других мирных средств. Превентивная дипломатия может осуществляться специальным представителем СНГ.
Превентивная дипломатия может охватывать комплекс мероприятий, направленных на выяснение причин и предупреждение споров между сторонами и недопущение перерастания их в конфликты, включая добрые услуги и посредничество в организации консультаций, переговоров между сторонами в споре, оказание им содействия в поисках взаимопонимания и достижения договоренности по урегулированию разногласий. Созданию благоприятных условий для развития переговорного процесса может способствовать согласование шагов по осуществлению мер доверия, в том числе достижение договоренности о неприменении сторонами силы или угрозы применения силы и урегулировании разногласий исключительно путем переговоров, а также обмен информацией по вопросам, вызывающим озабоченность, направление специальных представителей, посреднических миссий, наблюдателей от нейтральных или самих вовлеченных сторон, использование элементов раннего предупреждения, принятие экономических санкций, создание демилитаризованных зон.
В отдельных случаях может быть предпринято и превентивное (упредительное) развертывание полицейского (милицейского), гражданского и военного персонала государств — участников Содружества в районе возможного противостояния в целях предотвращения эскалации напряженности, перерастания споров, разногласий и кризисов в вооруженный конфликт. Превентивное развертывание и создание демилитаризованных зон предпринимается по просьбе государств, безопасности и суверенитету которых создается угроза, и с согласия сторон в споре. Решение по превентивному развертыванию и санкциям принимается Советом глав государств Содружества Независимых Государств, который определяет характер и сроки действия санкций, утверждает Мандат на развертывание, определяющий в том числе полномочия, состав Коллективных сил по поддержанию мира в Содружестве Независимых Государств (КСПМ), задачи и сроки пребывания такого персонала государств — участников Содружества.

2. Урегулирование вооруженных конфликтов

Содружество Независимых Государств как региональная организация предпринимает необходимые шаги в целях урегулирования конфликтов на территории государств — участников Содружества Независимых Государств в соответствии с главой VIII Устава ООН.
Под урегулированием конфликтов понимается комплекс мер политического, социально-правового, экономического, военного и иного характера, направленных на прекращение конфликтов, в том числе принявших форму вооруженной борьбы. Урегулирование конфликтов может включать в себя широкий набор средств: от усилий по достижению немедленного прекращения кровопролития, контроля и проверки соблюдения соглашений о прекращении огня или перемирии, разведения противоборствующих сторон до содействия осуществлению договоренностей, достигнутых сторонами в конфликте во имя прочного и долговременного разрешения кризиса, приведшего к вооруженному конфликту.
Основной задачей в этот период является поддержание мира после достижения конфликтующими сторонами соглашения о прекращении огня в поддержку усилий по стабилизации обстановки в районах существующих конфликтов с участием военного, полицейского (милицейского) и гражданского персонала КСПМ в целях обеспечения благоприятных условий для переговоров сторон по мирному урегулированию конфликтов.
Урегулирование вооруженных конфликтов может предусматривать проведение операций по поддержанию мира (ОПМ).
ОПМ является ограниченной во времени политической акцией по поддержанию мира между сторонами конфликта и проводится с использованием специально подготовленного для этих целей военного, полицейского (милицейского) и гражданского персонала.
Необходимыми условиями проведения ОПМ являются:
подписание между конфликтующими сторонами соглашения о прекращении огня и ясно выраженная политическая воля сторон к урегулированию конфликта политическими средствами;
согласие конфликтующих сторон на проведение ОПМ с использованием КСПМ, поставленными перед ними задачами, а также установление тесного сотрудничества сторон с руководством этими силами для осуществления такой операции;
принятие сторонами в конфликте обязательств об уважении международного статуса, нейтральности, привилегий и иммунитетов персонала КСПМ в соответствии с международным правом;
открытость операций по поддержанию мира, нейтральный и беспристрастный характер этой деятельности.
КСПМ формируется на коалиционной основе с участием государств, давших согласие на участие в ОПМ. При этом каждое государство участник Содружества Независимых Государств самостоятельно определяет формы своего участия в ОПМ. Решение о выделении воинских контингентов, военных наблюдателей, полицейского (милицейского) и гражданского персонала для участия в ОПМ принимается в соответствии с национальным законодательством.
Свои задачи КСПМ выполняют под единым командованием, строго руководствуясь принципами беспристрастности, соблюдения законов принимающего государства, уважения традиций и обычаев местного населения. ОПМ не может рассматриваться как замена урегулирования путем переговоров.
КСПМ в ходе проведения ОПМ не участвуют в боевых действиях, используют прежде всего мирные средства и инструменты для содействия обеспечению условий для проведения переговоров и достижения взаимоприемлемых договоренностей по урегулированию конфликтов. Они воздерживаются от применения оружия, за исключением случаев противодействия вооруженным путем осуществлению Мандата на проведение ОПМ.
Принудительные действия при урегулировании конфликтов (принуждение к миру) допускаются только при наличии соответствующих полномочий от Совета Безопасности ООН в соответствии с Уставом ООН.

3. Постконфликтное построение мира

Под построением мира (миростроительством) понимается осуществление мер политического, социально-экономического и правового характера, предпринимаемых после урегулирования вооруженного конфликта в целях оказания поддержки восстановлению обстановки доверия, взаимных связей и сотрудничества между конфликтовавшими сторонами, предотвращения рецидива конфликта.
Мероприятия в этой области могут предусматривать:
содействие в восстановлении институтов государственной власти;
содействие возвращению беженцев и перемещенных лиц;
оказание помощи в разминировании территории и восстановлении важнейших элементов инфраструктуры государств;
оказание гуманитарной и иной помощи населению;
оказание содействия в реинтеграции бывших участников вооруженных формирований в гражданскую жизнь;
обеспечение условий для проведения свободных выборов в представительные органы гражданской власти;
содействие условиям по защите прав человека.
С согласия сторон и для обеспечения гарантий выполнения достигнутых договоренностей временно в определенных районах могут быть размещены военные наблюдатели или отдельные подразделения КСПМ.

4. Взаимодействие с ООН и ОБСЕ

В своей деятельности по урегулированию конфликтов, осуществляемой в соответствии с главой VIII Устава ООН, Содружество Независимых Государств тесно взаимодействует с другими международными организациями, прежде всего — с ООН и ОБСЕ. Это взаимодействие может осуществляться по следующим направлениям:
подготовка и проведение консультаций между представителями Содружества, ООН и ОБСЕ на различных уровнях;
оказание содействия миротворческим усилиям различных миссий и представителей ООН и ОБСЕ;
сотрудничество в продвижении процесса политического урегулирования, в том числе содействие переговорам между конфликтующими сторонами;
информирование Совета Безопасности ООН и соответствующих органов ОБСЕ о решениях, касающихся проведения ОПМ;
предоставление Генеральному секретарю ООН и в ОБСЕ необходимой информации в целях повышения эффективности превентивной дипломатии и других видов миротворческой деятельности;
обсуждение в Совете Безопасности ООН и в соответствующих органах ОБСЕ вопросов, связанных с урегулированием конфликтов на территории государств — участников Содружества;
взаимодействие, координация усилий и сотрудничество между КСПМ, Группой военных наблюдателей и миссиями наблюдателей ООН и ОБСЕ;
участие в дальнейшей разработке международно-правовых и концептуальных основ миротворческой деятельности.
В целях совершенствования и дальнейшего развития взаимодействия Содружества с ООН и ОБСЕ на основе взаимодополняемости усилий и нахождения разумного баланса политической, моральной и финансовой ответственности всех участников урегулирования конфликтов, Содружество выступает за проведение под эгидой ООН полномасштабных ОПМ при урегулировании конфликтов на территории государств участников Содружества с участием КСПМ.
В своих контактах на международной арене по вопросам, связанным с конфликтами, урегулированием которых занимается Содружество Независимых Государств в качестве региональной организации, государства — участники Содружества будут придерживаться согласованной совместной линии. Они будут обмениваться информацией о подобного рода контактах и консультироваться по вопросам, требующим дополнительных шагов в интересах обеспечения успеха усилий Содружества по урегулированию конфликтов.

5. Общие вопросы

Руководство совместной миротворческой деятельностью государств — участников Содружества по предотвращению и урегулированию конфликтов осуществляется Советом глав государств Содружества. Совет глав государств Содружества принимает решение о проведении ОПМ, утверждает Мандат, определяющий полномочия, состав КСПМ, задачи и сроки проведения операции, назначает Главу миссии по поддержанию мира или Специального представителя Содружества Независимых Государств по урегулированию конфликта, Командующего Коллективными силами по поддержанию мира, а в отдельных случаях также Руководителя группы военных наблюдателей. Подготовка предложений по продлению ОПМ вменяется в обязанность Главы миссии и Объединенного командования КСПМ.
Глава миссии (Специальный представитель) является лицом, наделенным соответствующими полномочиями Советом глав государств Содружества в зоне конфликта, действующим от его имени и подотчетным ему. Он несет всю полноту ответственности за политические аспекты операции по поддержанию мира и осуществляет контроль за выполнением Мандата на проведение ОПМ.
Командующий Коллективными силами по поддержанию мира (Руководитель группы военных наблюдателей) осуществляет непосредственное руководство силами (Группой военных наблюдателей), организацией выполнения поставленных перед ними задач в соответствии с Мандатом. Он назначается, как правило, от государства, направляющего наибольший по своему количественному составу воинский контингент, военных наблюдателей в состав КСПМ.
Для управления действиями КСПМ, осуществляющих ОПМ, создается Объединенное командование из представителей государств — участников операции.
Руководство переговорным процессом по предотвращению и урегулированию конфликтов осуществляется Советом министров иностранных дел, который регулярно информирует Совет глав государств Содружества о ходе переговоров.
В целях совершенствования системы руководства и контроля за деятельностью по предотвращению и урегулированию конфликтов в дальнейшем, с учетом опыта международных организаций и специфики обстановки в Содружестве, могут создаваться структуры, наделенные соответствующими полномочиями для координации деятельности оперативного разрешения возникающих вопросов, анализа обстановки, подготовки предложений по проведению миротворческих акций.
Вопросы материально-технического обеспечения миротворческой деятельности решаются государствами — участниками Содружества Независимых Государств совместно, с учетом готовности соответствующих государств принять участие в финансировании этой деятельности и в направлении своего военного, полицейского (милицейского) и гражданского персонала для участия в ОПМ. От конкретного весомого вклада всех государств — участников Содружества во многом будет зависеть эффективность осуществления миротворческой деятельности в регионе.
Настоящая Концепция отражает стремление государств — участников Содружества к добровольному объединению всех имеющихся у них возможностей и ресурсов в интересах осуществления совместных действий, направленных на предотвращение потенциальных или урегулирование существующих конфликтов, способных серьезно дестабилизировать обстановку в регионе Содружества Независимых Государств. Она основана на твердом понимании того, что нормализация обстановки в конфликтных регионах может быть результатом только совместных усилий всех заинтересованных государств, их согласованного подхода к вопросам урегулирования конфликтов. Государства — участники Содружества Независимых Государств уверены в том, что их успешная совместная деятельность может создать реальную возможность стабилизации обстановки, будет содействовать укреплению Содружества как эффективной региональной организации, способной обеспечить мир и безопасность в своем регионе.
Концепция ни в коей мере не ущемляет прав государств участников Содружества выступать в вопросах урегулирования конфликтов и самостоятельно, в соответствии с международным правом, уставами ООН и Содружества Независимых Государств.

Текст документа сверен по:
«Бюллетень международных
договоров» N 6, июнь
1996 года

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *