Криминология в дореволюционной России

§ 1. Криминология в дореволюционной России

Изучение проблем преступности в нашей стране имеет богатую историю. Еще в 1802 г. в работе А.Н. Радищева «О законоположении» была обоснована необходимость широкого изучения преступности, высказаны глубокие мысли о ее причинах и предложена четкая программа сбора уголовно-статистических сведений.

Первым эмпирическим исследованием в отечественной криминологии следует признать работу академика К. Германа Изыскание о числе самоубийств и убийств в России за 1819 и 1920 годы», с докладом о которой он выступил на заседании Российской Академии наук 17 декабря 1823 г.

Во второй половине ХХ в. возникает социологическое направление, представителями которого были М.В. Духовской, И.Я. Фойницкий, М.Н. Гернет, А.А. Пионтковский, М.П. Чубинский и др. В работе «Задача науки уголовного права» (1872 г.) М.В. Духовской констатировал: «… главнейшая причина преступлений – общественный строй. Дурное политическое устройство страны, дурное экономическое состояние общества, дурное состояние общественной нравственности и целая масса других условий… – причины, благодаря которым совершается большинство преступлений». Иллюстрируя свои выводы примерами, он приводит интересные данные о связи уровня производства хлеба на территории в губерниях России с количеством совершенных на территории этих губерний преступлений.

Исходя из этого сопоставления, М.В. Духовской отмечает, что «губернии, производящие самое меньшее количество хлеба… – те губернии, где совершается большое количество преступлений; и наоборот, губернии с избытком хлеба принадлежат к губерниям с меньшим количеством преступлений». Ученый также анализирует данные о связи преступности с образованием и др.

И.Я. Фойницкий в работе «Влияние времен года на распределение преступности» (1898 г.) разрешение проблемы преступности видел в обеспечении возрастания народного благосостояния.

М.Н. Гернет в работе «Общественные причины преступности» (1906 г.) утверждал, что несправедливое распределение материальных благ, дающее избыток и довольство одним и лишения и страдания бедности другим и ведущее к физическому и моральному отравлению в сквернейших жилищах, к истощению своих сил в тяжелой и нездоровой работе, имеют своим результатом совершение беднейшими слоями населения подавляющего большинства преступлений.

Аналогичную мысль проводил и А.А. Пионтковский, считая, что факторы преступности коренятся не просто в социальной среде, а «по преимуществу в отрицательных особенностях экономического уклада жизни… Современный экономический уклад создает резко бьющие в глаза контрасты: бедность масс и богатство меньшинства. На почве этих контрастов… создается благоприятная атмосфера для различного рода эксцессов, складывается… обстановка для развития и проявления преступной деятельности».

Российские криминологи-социологи считали, что познание преступности целиком зависит от изученности ее факторов, а поэтому особое внимание эта школа уделяла анализу многочисленных данных, свидетельствующих о статистической зависимости между различными социально-экономическими и психологическими характеристиками личности преступников, с одной стороны, и фактами нарушения уголовного закона – с другой. Поэтому важнейшим методом исследования закономерностей развития преступности социологическая школа считала статистический анализ.

Антропологическое направление не нашло в России такого распространения, как на Западе. Из известных ученых, тяготеющих к антропологам – последователям Ч. Ломброзо, можно назвать Д.А. Дриля. В учении антропологов его привлекала, главным образом, неудовлетворенность догматическими построениями классической школы уголовного права, которая игнорировала в своих чисто юридических схемах живого человека, совершившего преступление. Д.А. Дриль уделял особое внимание индивидуальным факторам преступности, которые он, тем не менее, полностью подчинял факторам социальным. Источником преступности он считал два основных фактора – личное и социальное, причем второе определяет первое. Эта мысль проходит через все его основные работы: «Психофизические типы в их соотношении с преступностью» (1890 г.), «Преступность и преступники» (1899 г.), «Учение о преступности и мерах борьбы с ней» (1912 г.).

Криминологические исследования в дореволюционной России оказывали влияние на практику государственного реагирования на преступность. Для сравнения достаточно сказать, что в советский период так и не удалось законодательно оформить систему мер предупреждения преступности. В царской же России это было сделано еще в 1832 г. в Уставе о предупреждении преступлений, который впоследствии трижды (1842, 1857 и 1900 гг.) существенно обновлялся. В идеях ученых, изучавших преступность в прошлом, содержится немало полезного и для настоящего времени, что в равной степени относится как к зарубежной, так и отечественной криминологии.

Криминология в дореволюционной России

В XIX в. из исследователей преступности в России особенно следует отметить Е. Н. Анучина, П. И. Ткачева, М. А. Филиппова, видевших ее основные причины в «неустроенности» экономической и социальной жизни общества. В тесной связи с уголовно-правовой проблематикой рассматривали преступность известные юристы И. Я. Фойиицкий, Г. Н. Тарновский, Н. С. Таганцев и другие. При этом подчеркивалось понимание преступности как социального явления, имеющего объективные причины.

Несколько позже (в конце XIX — начале XX в.) в российской уголовно-правовой и криминологической мысли отчетливо сформировалось социологическое направление, по сути положившее начало профессионально-научиым криминологическим исследованиям. Его плодотворно развивали X. М. Чарыков, М. П. Чубинский, М. Н. Гернет.

Особенно следует сказать о М. Н. Гернете, прожившем долгую жизнь в науке, в том числе и в советский период. В 1905 г. он защитил докторскую диссертацию «Социальные факторы преступности». Будучи за границей, М. Н. Гернет работал в библиотеках и криминалистических музеях Берлина, Парижа и Рима, осматривал тюрьмы Германии, Италии, Франции и Швейцарии. В итоге он собрал огромный материал по изучению преступности и тюремной политики Западной Европы. Это позволило ему подготовить ряд блестящих работ по криминологии, пенитенциарии и уголовной статистике. В их числе такие известные монографии, как «Общественные причины преступности», «Детоубийство», «Смертная казнь», «История царской тюрьмы» и многие другие.

В целом научно-исследовательская деятельность российских ученых в области преступности и ее предупреждения не только не отставала, но в отдельных случаях опережала разработки криминологов Западной Европы. В частности, бельгийца Кетле, признанного на Западе основоположником уголовной статистики, в своих научных изысканиях на три десятка лет опередили А. Н. Радищев и К. Ф. Герман.

Принято считать, что впервые преступность в России систематически стала изучаться в рамках социологической школы уголовного права. Первым криминалистом, призвавшим своих коллег включить в науку уголовного права исследование причин преступности, был профессор Московского университета М. В. Духовской. В 1872 г. 23-летний доцент Демидовского юридического лицея прочел лекцию «Задачи пауки уголовного права», в которой указал, что эта наука должна изучать преступление как явление общественной жизни и его причины (См.: Временник Демидовского юридического лицея. Кн. 4. Ярославль, 1873.).

Главными причинами преступлений Духовской считал общественный строй, дурное экономическое устройство общества, дурное воспитание и целую массу других условий. Безусловно, заслугой Духовского было активное использование материалов уголовной статистики в изучении причин преступности.

Характерной чертой социологической школы уголовного права было рассмотрение преступления не только как юридического понятия, но и как социального явления. Представители этого направления (М. Н. Гернет, П. И. Люблинский, М. П. Чубинский, И. Я. Фойницкий, X. М. Чарыхов и другие.) ставили перед собой задачу всестороннего изучения взаимосвязи, существующей между социальной средой и преступностью. В своих научных трудах главное внимание они сосредоточили на отыскании факторов преступности и на определении вероятности, с которой тот или иной фактор способен вызывать нарушения уголовно-правовых запретов. Сводя причины преступности к действию многочисленных отдельных и влияющих с разной силой факторов, социологическая школа в качестве мер воздействия на преступность предлагала отдельные, подчас незначительные реформы. Провозгласив преступность явлением социальным, теоретики социологической школы, тем не менее, не дали полного, развернутого определения основного предмета своего исследования.

Криминалисты-социологи подразумевали, что познание преступности целиком зависит от полноты изученности ее факторов, а потому основное внимание эта школа уделяла анализу многочисленных данных, свидетельствующих о статической зависимости между различными социальными, экономическими и личностными характеристиками преступников с одной стороны и фактами нарушения уголовного закона — с другой. Поэтому важнейшим методом исследования закономерности развития преступности социологическая школа считала статистический анализ. Сравнивались количественные показатели преступности с учетом особенностей страны, региона, времени года или суток, половозрастных, психологических и образовательных характеристик преступников, алкоголизма, цен на хлеб и т.д. На основе этих данных предлагались различные классификации факторов преступности, самой распространенной из которых была трехчленная, разделявшая все факторы на индивидуальные (антропологические), социальные и физические (космические) (См.: Жижеленко А. А. Преступность и ее факторы. М., 1922; Чубинский М. П. Курс уголовной политики. СПб., 1912; Гогель С. К. Роль общества в деле борьбы с преступностью. М., 1906; Фойницкий И. Я. Влияние времен года на распределение преступности // Судебный журнал. 1873. Январь — февраль; Тарновский Е. //. Влияние хлебных цен и урожаев на движение преступлений против собственности в России // Журнал Министерства юстиции. 1898. № 8. В этой работе Тарновский проанализировал динамику числа краж за 20 лет (1874—1894), отметив решающее влияние колебаний хлебных цен. Основной вывод, сделанный Тарновским: «Борьба с экономической нуждой главной массы населения — и в особенности в периоды обостренных кризисов — является в то же время одной из необходимых мер борьбы с преступностью» (с. 104). И далее: «Другая основная причина преступности — пьянство, соединенное с невежеством народа, и отсутствие более или менее культурных развлечений во время отдыха».).

Статистические закономерности, которыми оперировали криминалисты-социологи, давали, безусловно, некоторую новую информацию о преступности, но только на их основе невозможно объяснить, в силу чего эти закономерности проявляются. Такое объяснение могла дать лишь наука, включающая в свой предмет не специфически правовое регулирование поведения граждан, а социальную обусловленность человеческих поступков в широком смысле.

Направлением, которое сделало переход на новые методологические позиции в изучении преступности, было левое крыло социологической школы уголовного права России (М. Н. Гернет, М. М. Исаев, Н. Н. Полянский и другие.) (См.: Исаев М. М. Социологическая школа и уголовном праве как защитница интересов господствующих классов // Проблемы преступности. Харьков, 1924. С. 107—123; Чарыхов X. М. Учение о факторах преступности (социологическая школа в науке уголовного права). М., 1910; Гернет М. Н. Преступление и борьба с ним в связи с эволюцией общества. М., 1916.).

Представители этого направления, показав методологическую ограниченность теории факторов, ее неспособность вскрыть действительные причины преступности, сделали верный вывод о том, что только на основе диалектического метода можно дать адекватное теоретическое описание преступности. Криминалисты-социологи левого крыла не только ясно осознавали, что преступность есть определенное состояние социального организма, но и старались в своих исследованиях раскрыть внутреннюю связь, существующую между эмпирическими закономерностями преступности и социально-экономическим устройством общества. Так, М. Н. Гернет писал, что преступность всегда была лишь отражением состояния всего общественного уклада.

Яркой фигурой среди левой группы русских социологов был X. М. Чарыхов, написавший в 1910 г., будучи студентом последнего курса юридического факультета Московского университета, интересную работу «Учение о факторах преступности». Критикуя идеалистические методы современной ему социологии, он подчеркивал, что единственно правильный метод — это метод диалектический, ибо он рассматривает явления в развитии, движении, в возникновении и уничтожении — и тем самым обнаруживает противоречивую, диалектическую природу явлений.

Антропологическое направление уголовного права не нашло в России такого распространения, как на Западе. Из известных юристов, тяготеющих к антропологам — последователям Ч. Ломброзо, можно назвать Д. А. Дриля (1846—1910). В учении антропологов его привлекала главным образом неудовлетворенность догматическими построениями классической школы уголовного права, забывавшей в своих чисто юридических схемах живого человека, вставшего на путь преступлений. Дриль поставил целью своей жизни помочь этим несчастным. Отсюда его особое внимание к индивидуальным факторам преступности, которые в противоположность западноевропейским антропологам он полностью подчинял факторам социальным. Источником преступности, по его мнению, являются всегда два основных фактора — личное и социальное, причем второе определяет первое. Эта мысль проходит через все его основные работы: «Преступный человек» (1882), «Малолетние преступники» (т. 1 — 1884, т. 2 — 1888), «Психофизические типы в их соотношении с преступностью» (1890), «Преступность и преступники» (1899), «Учение о преступности и мерах борьбы с ней» (1912). В своей ранней работе, озаглавленной так же, как и основной груд Ломброзо «Преступный человек», Дриль писал: «Преступность возникает обыкновенно на почве болезненной порочности и исцеляется или медицинским лечением, или благоприятным изменением жизненной обстановки. Эта болезненно-порочная природа передается далее путем унаследования различных дефектов» (с. 101). В дальнейших работах Дриль все больший упор делал на социально-экономические причины, расходясь в самых существенных вопросах с антропологами. Сам Дриль не причислял себя ни к антропологическому, ни к социологическому направлению. «Поведение и поступки человека, — писал он, — это равнодействующая усилий факторов двух категорий: особенностей психофизической природы деятеля и особенностей внешних воздействий, которым он подвергается» (Дриль Д. А. Учение о преступности и мерах борьбы с ней. М., 1912. С. 185-186.).

Выдающихся юристов своего времени — профессоров уголовного права, какого бы направления они пи придерживались (классического, социологического, антропологического), объединяет общность взглядов на основные причины преступления и задачи наказания, стремление выработать радикальные, с их точки зрения, меры, обеспечивающие более или менее эффективную борьбу с преступностью (см., например, работы Н. С. Таганцева, И. Я. Фойницкого, М. Л. Чубинского, С. К. Гогеля и других).

Криминология в дореволюционной и предреволюционной России

⇐ ПредыдущаяСтр 6 из 12

Вопросы происхождения преступности занимали умы многих и русских ученых и мыслителей. Их взгляды на преступность находили выражение в философских, научных трудах, а также в художественных произведениях.

Так многим известна книга А.Н.Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», в которой он пишет: «Большинство преступлений, совершаемых простыми людьми, есть их реакция на тяжелейшее материальное и бесправное состояние, нищету, неграмотность, униженное положение».

Именно он разработал систему криминологических показателей, которую рекомендовал правительству, обосновав необходимость статистического учета преступлений.

Русские революционные демократы А.И.Герцен, В.Г.Белинский, Н.Г.Чернышевский и Н.А.Добролюбоввидели истоки преступности в экономическом устройстве общества и политическом строе того времени.

А.И.Герцен еще в 1845 году писал в дневнике, что преступление всегда есть действие более или менее вынужденных обстоятельств, а наказание он клеймил как мерзость и нелепость. Существующие в то время в России порядки он называл «людоедством в образованной форме».

В.Г.Белинскийусматривал причины преступности в самом устройстве общества. Так по поводу романа Эжена Сю «Парижские тайны» он писал: «Автор показывает в своем романе, как иногда сами французские законы бессознательно покровительствуют разврату и преступлению. Однако, он не подозревает того, что зло скрывается не в каких-нибудь отдельных законах, а в целой системе французского законодательства, во всем устройстве общества…». В.Г.Белинский справедливо критиковал лживое равенство перед законом рабочего и буржуа, когда голод и отчаяние делали человека вором или убийцей».

Н.Г.Чернышевскийв работе «Антропологический принцип философии» видел источник преступного поведения в материальной нужде. Он писал: «Психология говорит, что самым изобильным источником обнаружения злых качеств служит недостаточность средств к удовлетворению потребностей. Например, в случае неурожая, когда пищи недостаточно для всех, число преступлений и всяких дурных поступков возрастает».

Н.А.Добролюбов в «Темном царстве» писал, что всякое преступление есть не следствие натуры человека, а следствие ненормального отношения, в какое он поставлен обществом. И чем эта ненормальность сильнее, тем чаще совершаются преступления даже натурами порядочными, тем менее обдуманности и систематичности, и более случайности, почти бессознательности в преступлении».

В определенной степени об этом писали русские писатели Л.Н.Толстой и Ф.М.Достоевский, которые затронули и раскрыли глубинные пласты человеческой души, исследуя психологию преступного деяния.

Так Л.Н.Толстой в «Крейцеровой сонате» в тончайших деталях исследовал криминогенную супружескую ситуацию; а Ф.М.Достоевский психологию убийцы в «Преступлении и наказании».

Русские философы Н.А.Бердяев, В.В.Розанов и В.С.Соловьев в своих трудах обличали нравственное обнищание общества, призывали к духовному совершенствованию человека, утверждая примат человеческой морали.

В России юристы стали обращаться к исследованию причин преступности после знаменитой лекции: «Задачи науки уголовного права», прочитанной М.В. Духовским в октябре 1872 г. в г.Ярославле.

Уже на следующий год выдающийся специалист в области криминологии и уголовного права И.Я. Фойницкий (1847-1913) публикует статью «Влияние времени года на распределение преступлений».

В этой оригинальной работе он сформулировал основной тезис теории факторов преступности: «Преступление определяется совместным действием условий физических, общественных и индивидуальных». Кроме этой статьи, он написал еще три самостоятельные монографии:

— «Факторы преступности» (1893 г.);

— «Женщины – преступницы» (1893 г.);

— «Учение о наказании в связи с тюрьмоведением» (1889 г.).

И.Фойницкий задолго до Ф.Листа и Э.Ферри разработал основные положения социологического направления в криминологии. Революция в уголовном праве, произведённая М.В.Духовским и И.Я.Фойницким, состояла во включении в задачи уголовного права вопросов криминологии.

Несколько позже, С.С.Остроумов,отмечая заслуги И.Я.Фойницкого, назвал его крупнейшим представителем и «основоположником» социологического направления в криминологии и в России, и на Западе.

С позиции теории факторов преступности на протяжении нескольких десятков лет анализировал уголовную статистику и Е.Н.Тарновский.

М.Н.Гернет прославился своими монографиями, посвящёнными общественным факторам преступности» (1906 г.); моральной статистике (1922 г.); статистике городской и сельской преступности (1922 г.);

Х.М.Чарыхов — учением о факторах преступности (1910 г.);

М.П.Чубинский – курсом уголовной политики (1895 г.).

Антропологическое направление было представлено:

— юристами Д.А.Дрилем, Н.А.Неклюдовым и А.П.Лихачевым;

— врачами П.Н.Тарновской и В.Ф.Чижом.

Наиболее ярким криминологом антропологического, а скорее смешанного направления, был Д.А.Дриль (1846-1910), которого также можно отнести к отцам-основателям российской криминологии.

Им были написаны гениальные криминологические работы, посвящённые:

— малолетним преступникам (I т.- в 1884 г., и II т. — в 1888 г.);

— психофизическим типам в их соотношении с преступностью (1890 г.);

— преступности и преступникам (1899 г.);

— учению о преступлении и мерах борьбы с нею (1912 г.).

Значительный вклад в развитие криминологии первого десятилетия после Октябрьской революции внесли: А.А.Герцензон, А.А.Жижиленко, Пионтковский, Б.С. Утевский и др.

Date: 2016-05-25; view: 218; Нарушение авторских прав

Понравилась страница? Лайкни для друзей:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *