Новый внешнеполитический курс

Новый внешнеполитический курс СССР в годы перестройки

Коренное изменение внешнеполитического курса СССР на рубеже 1980—1990-х гг. было связано с новым политическим мышлением. Исходным пунктом его формирования явился вывод XXVII съезда КПСС о смертельной опасности ядерного оружия и гонки вооружений для существования человечества, о целостности и взаимозависимости современного мира, о свободе социально-политического выбора. Этот вывод исключал вмешательство в дела других государств и означал отказ от решения международных проблем силой оружия. Благодаря перестройке и новому политическому мышлению в отношениях между СССР и США произошел поворот от конфронтации и соревнования в гонке вооружений к взаимопониманию, а в ряде вопросов и к партнерству. Это изменило к лучшему всю ситуацию в мире. Пришел конец “холодной войне”. Эти перемены нашли свое отражение в организации советско-американских встреч в верхах. Состоялось пять встреч М. С. Горбачева и президента США Р. Рейгана. Эта традиция не была нарушена и с приходом в Белый дом Дж. Буша. На основе взаимной договоренности в Европе к 1990 г. были ликвидированы советские и американские ракеты средней и малой дальности. Постепенно улучшались отношения СССР с КНР. Все спорные вопросы урегулировались в ходе переговоров, росла торговля, расширялись контакты в области науки и культуры. В мае 1989 г. впервые за последние 30 лет состоялся визит главы СССР в Китай. Были установлены дипломатические отношения с Южной Кореей. В начале 1989 г. был осуществлен вывод советских войск из Афганистана — событие, которого давно ждали советские люди и весь мир. Была достигнута договоренность о прекращении поставок советского и американского оружия в Афганистан. В 1989—1991 гг. произошли резкие сдвиги во внутриполитической жизни восточноевропейских стран. К власти в них пришли оппозиционные силы, придерживающиеся различных политических взглядов. Развал социалистического лагеря привел к прекращению деятельности Совета Экономической Взаимопомощи и Организации Варшавского Договора. В Европе остался только одив военный блок — НАТО. СССР заключил соглашение со всеми восточноевропейскими странами о выводе из них советских войск. Среди других событий международной жизни, в которой активное участие принимал СССР, следует выделить объединение Германии. Советское политическое руководство признало приоритет международных соглашений, в том числе Всеобщей декларации прав человека. В целом новый внешнеполитический курс СССР создал благоприятную атмосферу для ликвидации разного рода последствий “холодной войны” и установления нормальных межгосударственных отношений.

«Новый» внешнеполитический курс  42

Внешняя политика шестого президента Украины Владимира Зеленского еще только выстраивается. Впрочем, он еще не стал полноправным президентом. Но первые его шаги и заявления в этом направлении говорят о многом

Всё, что надо знать о перспективах благостных перемен во внешней политике Украины, умещается в четыре пункта:

  1. Сразу же после признания Порошенко своего поражения (когда подсчёт голосов только начался) Зеленский позвонил Макрону. Факт разговора известен из сообщения штаба. Если бы звонил Макрон, даже такой непрофессиональный штаб, как был у Зеленского, не преминул бы сообщить, что инициатива разговора исходила от французской стороны. Содержание беседы штабом не сообщалось. Следующий из этого логичный вывод — Зеленский просто сообщил Макрону о своей победе.
  2. На следующий день, ещё до окончания подсчёта голосов и до объявления ЦИК официальных итогов выборов, Зеленского поздравил Трамп. Содержание разговора не детализируется, однако президент США позвонил сам. Думаю, что поздравлением дело и ограничилось, но факт инициирования разговора американской стороной следует учесть и запомнить.
  3. В тот же день, что и Трамп, Зеленского поздравил Лукашенко, до этого открыто поддерживавший Порошенко и неоднократно предрекавший ему победу. Известно, что президент Белоруссии был достаточно комплиментарен. Впрочем, это соответствует эмоциональной манере общения, характерной для Лукашенко, обладающего не только жёстким и целеустремлённым, но и неуравновешенным характером.
  4. Официальная Россия пока молчит. Комментарии членов профильных комитетов Госдумы и Совета Федерации можно назвать скорее негативными, чем позитивными, хоть по форме и стремящимися к нейтральности. Попытка Зеленского выдвигать предварительные условия начала переговоров с Россией явно не способствует восприятию его в Москве в качестве адекватного переговорщика. Позиция России давно заключается в том, что договариваться Киев должен не с Москвой, а с ДНР/ЛНР. Россия же может выступить лишь в качестве посредника, что предусмотрено Минскими соглашениями.

Позицию Зеленского на российском направлении явно формировал Коломойский. Как минимум, она формировалась при его активном участии и в его интересах. Ещё с 2010 года, когда Коломойский захватил принадлежащий «Татнефти» Кременчугский НПЗ и не отреагировал на требование Путина положить на место чужое добро, он лишился возможности вести бизнес в России, всех активов на российской территории и стал абсолютно нерукопожатным для российских официальных лиц. С ним просто отказались разговаривать все и на любую тему.

Для Коломойского это было, конечно, не катастрофой, но крупной неприятностью. Он рассчитывал, как это у него неоднократно получалось с украинскими олигархами, договориться о полюбовном разделе контроля над НПЗ. Потеря перспективного бизнеса и каких бы то ни было перспектив в России стала достаточно сильным ударом. Но самым неприятным для Коломойского оказалось то, что Россия стала его просто игнорировать. Он не привык к такому обхождению. Более того, создание прецедента, когда с Игорем Валерьевичем не стали торговаться, а публично его наказали и забыли о нём, несло ему угрозу. В конце концов, большая часть его успехов была обусловлена репутацией непобедимого рейдера. Жертвы предпочитали капитулировать на условиях Коломойского еще до того, как он приступал к активным «военным действиям». Если показать, что его можно наказывать и игнорировать — и продемонстрировать, как это можно делать, — другие могут последовать этому примеру.

По этой же причине Коломойский так стремился отомстить Порошенко за своё унижение в марте 2015 года и, думаю, не успокоится, пока не разденет Петра Алексеевича до нитки и не посадит его всерьёз и надолго. Порошенко тоже продемонстрировал, что всесильного Коломойского можно спокойно ставить в стойло. Месть за это должна быть страшна, чтобы другим неповадно было.

Но Москва — не Порошенко. Тем не менее Коломойский вместо покаяния упорно пытается заставить сверхдержаву сесть с собой за стол переговоров. Ради этого он идёт по пути повышения ставок. В то время как подручные Коломойского Корбан и Филатов давили Русскую весну в Днепропетровске, сотнями, если не тысячами убивая без суда и следствия активистов сопротивления, Колмойский слал в Москву сигналы, что он готов развернуться на 180 градусов, и обещал чуть ли не весь Юго-Восток бросить к ногам Кремля, естественно, если Россия в обмен признает Коломойского единственным суверенным владыкой Новороссии.

Его вновь проигнорировали, но Коломойский не смирился. Теперь он пытается руками Зеленского сформировать мощную запросную позицию в украинско-российской повестке дня, резко повысить ставки, поставив под угрозу всю архитектуру Минских соглашений. Задача — вынудить-таки Москву пойти на прямой диалог, в рамках которого интересы Коломойского должны быть разменяны на смягчение позиции Киева по Юго-Востоку. Игорь Валерьевич — человек без комплексов. За примирение с Москвой, возвращение имущества в России, восстановление своего бизнеса на её территории, а также за долю в Кременчугском НПЗ и бесперебойные поставки на его предприятия российской нефти он отдаст не только ДНР/ЛНР, но и полностью Донецкую и Луганскую области.

Вот он и задирает планку повыше, чтобы было что уступать. Теперь, когда он захватил целое государство, которое он, с подачи своего политизированного окружения (сам Коломойский в международной политике не сведущ, но его ещё более тёмные сотрудники считают себя великими доками) считает предметом российских вожделений, Коломойский считает, что Россия от диалога с ним не увернётся. Его ждёт глубокое разочарование. Россия может ждать и наблюдать.

Диалог с Макроном является безусловным продолжением предвыборной встречи президента Франции с Порошенко и Зеленским (по очереди). Не думаю, что правильна трактовка большинства экспертов, объясняющих эту встречу конкуренцией Меркель и Макрона и желанием последнего перехватить у федерального канцлера позицию главного переговорщика с украинской властью со стороны ЕС. Франция, по сравнению с Германией и Польшей, традиционно уделяет Украине относительно мало внимания. Это не приоритет Парижа. Тем более сейчас, когда страна превратилась в чемодан без ручки.

Но Франция с Германией активно реформируют Евросоюз. «Северный поток — 2», дающий в руки Берлина «энергетическую дубинку», способную моментально дисциплинировать расшалившуюся под американским военно-политическим зонтиком Восточную Европу, является для них крайне важным инструментом установления франко-германского кондоминиума (возможно, с участием Италии) в Европейском союзе. Участь остальных — повиноваться «старшим братьям».

Польша и Прибалтика пытаются, опираясь на союз с Украиной и США, создать невозможные условия для экономического сотрудничества франко-германского ЕС и России. До сих пор вся тяжесть противостояния с Восточной Европой лежала на плечах Германии. Она же обеспечивала и защиту интересов ЕС на Украине. Но Меркель покидает политическую арену после 2021 года. К этому времени заработает «Северный поток — 2», но ещё не будет закончена реформа ЕС. Украина является важным звеном в противостоянии восточноевропейским противникам франко-германского доминирования. Чтобы сохранить преемственность политики Парижа и Берлина на этом направлении (до того времени, когда новый федеральный канцлер наберёт достаточный политический вес и получит необходимый опыт), до 2022 года отношения с Украиной будет курировать Макрон.

Зеленский, не имевший с Меркель никаких отношений, отправился накануне выборов напрямую к французскому президенту, а Порошенко, как давний партнёр по переговорам, получил необходимые разъяснения непосредственно от Меркель (заодно это должно было сработать и в его поддержку, для ЕС Порошенко был предпочтительнее Зеленского/Коломойского), после чего также посетил Макрона.

Трамп не оставил идею сделать США вновь великими. Потенциальный экономический (а затем и неизбежный в таком случае военно-политический союз) России и франко-германского ЕС ставит на этой идее большой и жирный крест. Поэтому Трамп также пытается использовать балто-черноморскую дугу, ключевыми звеньями которой являются Польша и Украина, для разрыва связей России и ЕС.

Своим звонком с поздравлением Зеленского Трамп обозначил для Берлина и Парижа, что Киев находится в зоне интересов Вашингтона и он не собирается за здорово живёшь отдавать его Европе. Назревает конфликт франко-германского партнёрства с США за влияние в Восточной Европе в целом и на Украине в частности. На этом фоне внезапное решение Парижа разместить в Прибалтике мотопехотный батальон смотрится не столько в качестве следования единой политике НАТО, сколько в качестве попытки вместе с размещёнными там же германскими войсками сбалансировать военное присутствие США в Восточной Европе.

США пока явно не планируют развивать дополнительную активность в регионе. Не исключено, что настроенный на экономию ресурсов Трамп рассчитывает на то, что украинские элиты будут следовать интересам США добровольно, на основе годами выработанных условных рефлексов. Во всяком случае, он пока ничего не обещает Украине, а просто обозначает политическое присутствие США. Тем не менее, Вашингтону приходится считаться с очевидными успехами ЕС, достигнутыми на украинском направлении благодаря терпению и упрямству Меркель. Трамп вынужден сам звонить Зеленскому после того, как тот позвонил Макрону. Каких-то пять лет тому назад было невозможно предположить, что первый телефонный звонок новый президент Украины сделает кому-то кроме президента США. Первый визит мог быть куда угодно. Ющенко, например, полетел в Москву, Кучма летал в Канаду, Янукович — в Брюссель. Но звонили всегда в первую очередь в Белый дом. Впрочем, у Вашингтона есть ещё такая «дубинка», как кредиты МВФ, без которых Киев (по признанию собственных властей, сделанному ещё в 2017 году) не в состоянии избежать дефолта.

Наконец, инициатива Лукашенко связана с тем, что Белоруссия успешно наращивает торговлю с Украиной. Только в прошлом году позитивное сальдо торгового баланса в пользу Минска составило 3 миллиарда долларов. В текущем году должно быть больше. Однако успешность этой торговли зависит от хороших отношений с президентом Украины. Лукашенко до последнего поддерживал тесные связи с Порошенко, а теперь пытается наладить контакт с Зеленским.

Как видим, у Украины есть четыре неравнозначных внешнеполитических вектора. Противостояние ЕС и США позволяет Киеву маневрировать в отношениях с Западом, но вряд ли украинская власть сможет воспользоваться этой уникальной возможностью. Слишком она привыкла подчиняться. Так что США и ЕС сами решат, кто из них будет определять политику Киева, Украина же подчинится любому.

Белоруссия будет и дальше проталкивать наращивание торгово-экономического сотрудничества, пытаясь занять на украинском рынке все свободные ниши. Однако её возможности будут серьёзно ограничиваться невысокой платежеспособностью украинского государства и населения. Тем не менее, миллиардные торговые обороты с устойчивым позитивным сальдо в пользу Белоруссии будут сохраняться и дальше, а значит, Лукашенко будет продолжать в отношении Украины ту же политику, которую Белоруссия проводила до сих пор.

Наконец, на российском направлении украинское руководство в ближайшие недели будет обладать инициативой, которой вряд ли сумеет толково воспользоваться. В то же время внешне пассивная позиция России вовсе не означает, что Киеву будет позволено играть по своим правилам. Скорее, его постараются, как Тбилиси в 2008 году, поймать на противоходе, чтобы если не решить украинскую проблему раз и навсегда, так по крайней мере надолго исключить её из числа факторов, активно влияющих на формирование отношений по линии Россия–ЕС–США.

§ 36. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС РОССИИ

Обстановка на «постсоветском пространстве». На протяжении десятилетий советская внешняя политика исходила из сохранения баланса сил между капиталистическим западным и социалистическим восточным блоками. К первому относились США и Западная Европа, ко второму – СССР и его союзники в различных регионах мира. В постсоветский период исчезла жёсткая конфронтация между Россией и западными странами, во многом связанная с идеологическими факторами и военно-экономическим соперничеством разных по характеру социально-политических и экономических систем.

Независимые государства, образовавшиеся после распада СССР, были приняты в Организацию Объединённых Наций (ООН). Россия получила в наследство от СССР место постоянного члена Совета Безопасности ООН.

Межэтнические конфликты в Молдавии и Грузии, армяно-азербайджанская война из-за Нагорного Карабаха, межтаджикские кровопролитные столкновения приняли хронический и затяжной характер. Россия была вынуждена выступить в роли миротворца, дать кров сотням тысяч беженцев из бывших союзных республик, нести груз обвинений в «имперской политике» по отношению к вновь образованным суверенным государствам. Ситуация осложнялась присутствием дислоцированных в советские времена Вооружённых Сил на территориях бывших союзных республик.

Изменились экономические отношения между Россией и новыми независимыми государствами. Если раньше это были межреспубликанские отношения в рамках единого государства, то теперь они превращались в межгосударственные связи, базирующиеся на принципах признания суверенитета и территориальной целостности новых независимых государств, каждое из которых стало действовать исходя из собственных представлений о национальных интересах и национальной безопасности.

К 1995 г. окончательно распалась «рублёвая торгово-экономическая зона». Новые независимые государства ввели собственные национальные валюты. Финансовые расчёты между странами стали вестись не в рублях, а в международной валюте или по бартеру.

Переход к межгосударственным отношениям и внешней торговле между Россией и странами СНГ сопровождался огромными экономическими потерями для всех постсоветских государств, приступивших почти одновременно к проведению рыночных реформ. По оценкам экспертов, примерно 50 % спада ВВП в России в начале 1990-х гг. было вызвано разрывом традиционных хозяйственных связей на бывшем советском экономическом пространстве.

Одновременно обострилась конкуренция международных монополий и транснациональных корпораций за экономическое влияние на территории бывшего СССР.

Проблемы СНГ. Первые попытки российского правительства организовать под эгидой России постсоветское пространство на рыночной основе по примеру Евросоюза оказались неудачными. Для этого ещё не созрели соответствующие предпосылки.

В 1993 – 1995 гг. на постсоветском пространстве усилилось влияние Международного валютного фонда (МВФ), Международного банка реконструкции и развития (МБРР), Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), что оказало существенное воздействие на политические и экономические позиции Российской Федерации в бывших союзных республиках.

Серьёзную проблему для нормализации торговых отношений представляли долги стран СНГ России, которые образовались в начале 1990-х гг. в результате российских кредитов. На 1 марта 1998 г., по данным Центробанка России, задолженность стран СНГ по кредитам составляла 5,4 млрд долл. Крупнейшими должниками являлись Украина и Казахстан.

В 1995 г. был принят документ «Стратегический курс России с государствами – участниками Содружества Независимых Государств», который гласил: «Главной целью политики России в отношении СНГ является создание интегрированного экономически и политически объединения государств, способного претендовать на достойное место в мировом сообществе». Эти позиции подвергли резкой критике Украина, Узбекистан, Грузия, которые расценили их как вмешательство в свои внутренние дела и диктат со стороны России. Украина неоднократно заявляла, что «СНГ – это инструмент цивилизованного развода бывших республик» и что для неё, как независимого государства, это этап на пути к полной переориентации на Запад, в европейские структуры безопасности и сотрудничества.

С 1996 г. Россия начала вырабатывать новые подходы к интеграции. Их суть заключалась в её постепенности, в движении от низших ступеней к высшим по мере вызревания соответствующих условий. В 1996 г. подобная политика была положена в основу подписания союзнических договоров между Россией и Белоруссией, а также между Россией, Белоруссией, Казахстаном и Киргизией. Существенный прогресс был достигнут в отношениях с Белоруссией. Российско-белорусские связи были оформлены в 1997 г. в качестве союза, а в 1999 г. приняли форму Союзного государства.

У базы российского флота в Крыму

Россия в «Большой восьмёрке». Особое место во внешней политике России занимали отношения с западными странами. Министр иностранных дел России А. В. Козырев прямо объявил государства Запада «естественными союзниками» России. В этом заявлении сказался «романтизм» молодых реформаторов, уверенных, что Россия может легко шагнуть в новую эпоху и быстро выйти на уровень развитых западных стран. Жизнь скорректировала эти планы.

В декабре 1991 г. президент США Дж. Буш-старший объявил об официальном признании России как независимого государства и правопреемника СССР. США установили дипломатические отношения с Российской Федерацией, Украиной, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией и Арменией. В январе 1992 г. американская администрация высказалась за вступление признанных США государств в качестве полноправных членов в Международный валютный фонд и Всемирный банк.

В январе 1992 г. президент Б. Н. Ельцин заявил, что российские ядерные ракеты не будут больше нацелены на американские города, так как Россия не рассматривает США в качестве своего потенциального противника.

В 1991 г. был подписан договор СНВ-1 (ратифицирован в 1992 г.), в январе 1993 г. – договор СНВ-2 (не был ратифицирован российским парламентом), в соответствии с которыми предусматривалось значительное сокращение наступательных стратегических вооружений США и России. Развивалось сотрудничество в области безопасного уничтожения ядерных и химических боеприпасов, а также нераспространения оружия массового поражения и ракетных технологий.

Военная политика Североатлантического союза (НАТО), где США играли и играют ведущую роль, после распада СССР существенно изменилась. Ещё в начале 1990-х гг. Североатлантический союз ориентировался на создание европейской системы безопасности, которую предлагалось строить на трёх элементах – «диалоге, сотрудничестве, коллективной обороне». На январской сессии НАТО в 1994 г. был поставлен вопрос о целесообразности расширения состава его участников и продвижения границ альянса на восток. Стремление войти в западный военный альянс не только наших бывших восточноевропейских друзей, но и стран Балтии осложнило военно-стратегическое положение России.

Б. Н. Ельцин и президент США Дж. Буш-старший

Российские войска покидают Германию. Церемония прощания с монументом Воину-освободителю. Фото П. Кривцова

В середине 1990-х гг. США стремились сохранить своё лидерство на международной арене. Практически весь мир они объявили зоной национальных интересов Америки, не останавливаясь в достижении своих целей перед диктатом и силовой дипломатией. Об этом свидетельствуют события в Югославии.

В конце 1990-х гг. в Косово разгорелся конфликт между сербами и албанскими сепаратистами. Руководство НАТО предложило план предоставления политической автономии Косово. Албанцы согласились с этими предложениями, а сербы отказались. Каждая из сторон преследовала свои цели: албанцы стремились к независимости от Югославии, сербы боролись за сохранение Косово как части Югославии. Блок НАТО вмешался в гражданскую войну на стороне албанцев.

В марте 1999 г. войска НАТО нанесли по территории Югославии ракетно-бомбовые удары. Президент Б. Н. Ельцин обратился к мировому сообществу с призывом воспрепятствовать бомбардировкам Югославии. Большинство российских политиков настаивали на том, что ни в коем случае нельзя ввязываться в военные действия. В Москве понимали, что втягивание России в войну будет иметь тяжёлые последствия, поскольку в этом случае не исключён вариант превращения конфликта из регионального в глобальный.

Агрессия НАТО против Югославии и неспособность России её предотвратить были болезненно восприняты российским обществом.

Б. Н. Ельцин с руководителями ведущих держав мира

Тем не менее охлаждение в российско-американских отношениях серьёзно не повлияло на общую картину взаимодействия двух стран. С 1992 по 1998 г. объём инвестиций США в экономику России составил более 6 млрд долл. По этому показателю Соединённые Штаты опережали другие страны, экспортировавшие капиталы в нашу страну. К концу 1990-х гг. на рынке России действовали представительства 650 американских компаний, многие из которых создали совместные предприятия (СП) с российскими партнёрами.

Как неоднократно подчёркивал Б. Н. Ельцин, важнейшим партнёром России в Европе является ФРГ. Германия последовательно выступала за полноправное участие России в консультациях в рамках «Большой семёрки» (так называлось неформальное объединение руководителей семи ведущих стран мира – Англии, Германии, Италии, Канады, США, Франции, Японии), содействовала приёму России в Совет Европы. С другой стороны, в конфликтных ситуациях внутри СНГ германская сторона, как правило, поддерживала оппонентов России, которую по привычке обвиняли в «имперских устремлениях».

Совещания «семёрки» способствовали согласованию коллективных подходов к решению актуальных международных вопросов, глобальных проблем развития человечества. С 1994 г. эти совещания стали проходить с участием российского президента («Большая восьмёрка») в качестве равноправного партнёра.

В 1990-е гг. произошли радикальные изменения во взаимоотношениях России и Китая. Ещё в мае 1989 г. на встрече с М. С. Горбачёвым выдающийся китайский государственный деятель Дэн Сяопин заявил: «Исторические счёты предъявлены, и все эти проблемы канули в небытие. На прошлом поставлена точка». Реализацией заявлений Дэн Сяопина стало подписание между двумя государствами Соглашения по восточному участку границы в мае 1991 г. и Соглашения по западному участку границы в сентябре 1994 г. Оба соглашения были ратифицированы парламентами обеих стран; оба документа носят бессрочный, т. е. вечный, характер и не содержат упоминаний о «неравноправных договорах» (так в советской исторической литературе было принято именовать договоры царской России с Китаем).

В апреле 1997 г. во время визита в Россию председателя КНР Цзян Цзэминя была подписана российско-китайская «Декларация о многополярном мире и формировании нового международного порядка». В ней говорилось о завершении «холодной войны» и исчезновении биполярной системы, утверждалась идея многообразия в политическом, экономическом, культурном развитии стран мира. СНГ характеризовалось как «фактор стабильности и развития в Евразии».

Руководители России, КНР, Казахстана, Киргизии и Таджикистана подписали Соглашение о взаимном сокращении вооружённых сил в пограничных районах. На рубеже 1993 – 1994 гг. началось постепенное возвращение России к тесному сотрудничеству с другой великой азиатской страной – Индией.

Вопросы и задания

1. Определите основные направления внешней политики Российской Фе-дерации в 1990-х гг. Сформулируйте суть внешнеполитической доктрины государства. 2. Какие важнейшие проблемы существовали во взаимоотношениях бывших союзных республик? Чем они были вызваны? 3. Пользуясь картой № 12, назовите государства, входящие в СНГ. В каких направлениях развивался процесс интеграции внутри СНГ? Что ему противодействовало? 4. С какими международными организациями взаимодействовала Россия? Как менялся её статус на мировой арене? 5. Охарактеризуйте главные события российско-американских отношений. Какую роль играли эти отношения в мировой политике?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *