Личность компьютерного преступника

Личность компьютерного преступника

Как уже отмечалось, сам факт появления компьютерной преступности в обществе многие исследователи отождествляют с появлением так называемых «хакеров» (hacker) — пользователей компьютеров занимающихся доскональным изучением и поиском слабых мест компьютерных сетей, операционных систем и систем информационной безопасности. Иногда в литературе и СМИ таких лиц называют: «киберпанками», «кракерами» и т.д.

ХАКЕРЫ И КРАКЕРЫ. К хакерам относятся увлеченные компьютерной техникой лица, преимущественно из числа молодежи — школьники и студенты, совершенствующиеся на взломах различных защитных систем. Хакеры объединены в региональные группы, издают свои СМИ (газеты, журналы, ВВS3 , Web-странички), проводят электронные конференции, кодекс хакерской чести, имеют жаргонный словарь, который постоянно пополняется и распространяется, также имеются все необходимые сведения для повышения мастерства начинающего — методики проникновения в конкретные системы и взлома систем защиты.

К хакерам следует относить лиц, отличительной особенностью которых является устойчивое сочетание профессионализма в области компьютерной техники и программирования с элементами своеобразного фанатизма и изобретательности. По мнению некоторых авторов, эти субъекты воспринимают средства компьютерной техники как своеобразный вызов их творческим и профессиональным знаниям, умениям и навыкам. Именно это и является в социально-психологическом плане побуждающим фактором для совершения различных деяний, большинство из которых имеют преступный характер.

Под воздействием указанного выше фактора лицами рассматриваемой группы изобретаются различные способы несанкционированного проникновения в компьютерные системы, нередко сопровождающиеся преодолением постоянно усложняющихся средств защиты данных. Следует подчеркнуть, что характерной особенностью преступников этой группы является отсутствие у них четко выраженных противоправных намерений. Практически все действия совершаются ими с целью проявления своих интеллектуальных и профессиональных способностей. Ситуация здесь условно сравнима с той, которая возникает при различного рода играх, стимулирующих умственную активность игроков, например при игре в шахматы. Когда в роли одного игрока выступает гипотетический преступник, а в роли его соперника — обобщенный образ компьютерной системы и интеллект разработчика средств защиты от несанкционированного доступа. Подробно данная ситуация исследуется в математической науке в теории игр — модели поведения двух противоборствующих сторон. При этом одной из сторон является человек, а другой — ЭВМ. Взаимодействие человека с компьютером осуществляется по определенному игровому алгоритму с целью обучения, тренировки, имитации обстановки и с развлекательными целями. Особый интерес в криминологическом аспекте изучения личности преступника, на наш взгляд, представляют специалисты-профессионалы в области средств компьютерной техники.

Обобщенные данные позволяют нам обозначить следующую социально-психологическую характеристику этого круга лиц. Представители данной специальности обычно весьма любознательны и обладают незаурядным интеллектом и умственными способностями. При этом не лишены некоторого своеобразного озорства и «спортивного» азарта. Наращиваемые меры по обеспечению безопасности компьютерных систем ими воспринимаются в психологическом плане как своеобразный вызов личности, поэтому они стремятся, во что бы то ни стало найти эффективные способы доказательства своего превосходства.

Как правило, это и приводят их к совершению преступления. Постепенно некоторые субъекты рассматриваемой категории не только приобретают необходимый опыт, но и находят интерес в этом виде деятельности. В конечном итоге происходит переориентация их целеполагания, которое из состояния «бескорыстной игры», переходит в свое новое качество: увлечение заниматься подобной «игрой» лучше всего с получением некоторой материальной выгоды.

В виртуальном мире, как ив реальном уже сложилась четкая классификация. Есть хакеры — программисты энтузиасты, а есть кракеры. Кракерами стали называть хакеров совершающих хищения. К ним также относятся и компьютерные хулиганы и вандалы, которые просто крушат сайты.

Два наиболее опасных типа злонамеренных кракеров — это так называемые информационные маклеры и мета-хакеры. Информационные маклеры нанимают хакеров и оплачивают их услуги, чтобы получить интересующую информацию, а затем продают ее правительствам иностранных государств или деловым конкурентам.

Мета-хакеры — более изощренные хакеры, контролирующие других хакеров, причем делающие это порой незаметно для последних. Как правило, с корыстной целью используются уязвимые места, обнаруженные этими подконтрольными хакерами. Мета-хакер эффективно использует других хакеров фактически как интеллектуальные инструментальные средства.

Другой типичной разновидностью хакеров являются бригады, известные как “элита”. Они формируют закрытые клубы, члены которых свысока смотрят на обычных хакеров, использующих традиционные инструментальные средства для взлома. Эта так называемая элита разрабатывает собственные инструментальные средства и всегда пользуется дружеской поддержкой и оценкой своего мастерства со стороны себе подобных.

Еще одной характерной разновидностью является группа, известная как “темные хакеры” («darksiders»). Они используют хакерство для финансовых махинаций или для создания злонамеренных разрушений. Они не согласны с классической мотивацией для хакеров, которая заключается лишь в получении ощущения успеха и власти.

Эти хакеры не считают электронное нарушение границ нечестным по своей сути.

Однако важнейшей их особенностью является скорее то, что darksiders переступают невидимую границу, проведенную другими хакерами, и сами становятся вне законов этики хакерского мира. Не секрет, что этические нормы “хакерского большинства” осуждают хакерство для получения нечестных денег или причинения явного вреда.

К числу особенностей, указывающих на совершение компьютерного преступления лицами рассматриваемой категории, можно отнести следующие:

  • 1. Отсутствие целеустремленной, продуманной подготовки к преступлению;
  • 2. Оригинальность способа совершения преступления;
  • 3. Непринятие мер к сокрытию преступления;
  • 4. Совершение озорных действий на месте происшествия;

ЛАММЕРЫ. Близко к рассматриваемой выше группе лиц способных совершить компьютерное преступление можно отнести, как мне представляется, еще одну, группу лиц отличающихся от хакеров и кракеров непрофессионализмом, дилетантством и наивностью.

Ламмеры — это лица, которые на волне всеобщего «Интернет психоза» пытающиеся быть хакерами. В последнее время участились случаи, когда компьютерными преступлениями начинают заниматься «чайники»2 считающие что компьютерные преступления остаются безнаказанными. Для совершения преступных деяний ими используются готовые рецепты вроде программ генерации фальшивых номеров кредитных карточек и т.д. Компьютерные преступления с использованием генерированных номеров кредитных карточек приняли сегодня широко распространились по странам СНГ.

Попытки «выхватить» что-нибудь из сети предпринимают многие любители Интернета, причем большинство из них и не подозревает, что за ними «могут прийти». Ламмеры по неопытности полагают, что за хищение виртуальных денег им ничего не будет. Вообще большинство людей, искренне считающих себя хакерами, таковыми не являются. Они используют заранее написанные «программы-ломалки» и очень слабо представляют себе, как работает сеть. К сожалению подобных преступников-дилетантов, становится слишком много. Так что средний «преступник» теперь обыкновенный «lamer», т.е. малоквалифицированный человек.

БЕЛЫЕ ВОРОТНИЧКИ. Третью и последнюю группу, выделяемую мной, составляют компьютерные преступники с ярко выраженными корыстными целями, так называемые «профи». В отличие от первой переходной группы «энтузиастов» и второй специфической группы «дилетантов», преступники третьей группы характеризуются организованностью совершения компьютерных преступлений с обязательным использованием действий, направленных на их сокрытие, и обладающие в связи с этим устойчивыми преступными навыками.

Лиц данной группы можно охарактеризовать как высококвалифицированных специалистов, имеющих высшее техническое образование, возможно более 1-ого высшего образования (техническое + экономическое и/или юридическое).

Знания в области компьютерных технологий практически исчерпывающие: люди этой группы владеют несколькими языками программирования всех уровней, в совершенстве знают особенности аппаратной части современных компьютерных систем (не только персональных, но и сетевых систем и специализированных вычислительных комплексов), имеют навыки профессиональной работы с несколькими компьютерными платформами (IBMPC, AppleMacintosh, SUNMicrosystems), основными операционными системами (UNIX и клоны, LINUX в различных вариантах), MSDOS, Windows 3.X/NT/9X, OS/2, NovellNetWare/IntranetWare, SUNOS) и большинством пакетов прикладного программного обеспечения специализированного назначения (любое офисное, сетевое программное обеспечение, пакеты разработки приложений и др.), прекрасно информированы об основных системах электронных транзакций (сетевые протоколы, протоколы защищённой связи , системах сотовой связи, системах и методах стойкой и супер-стойкой криптографии и успешно используют эти знания в «повседневной деятельности».

Имеют связи во многих властных структурах (причём многие «покровители» обязаны им за определённые услуги), которые используют при необходимости для проникновения на закрытые объекты и для получения кодов доступа в сильно защищённые от «взлома» системы.

Работают в основном «для прикрытия», обычно начальниками или замами начальников отделов информационных технологий в банках, в иностранных компаниях и государственных учреждениях, основная же деятельность развёртывается в нелегальной и полулегальной сфере. Связь с «соратниками по ремеслу» поддерживают практически постоянную, но в основном на чрезвычайно конфиденциальном и индивидуальном уровне, крайне редко в прямом общении, в основном через сетевую связь, защищённую стойкой криптографией. Постоянно совершенствуют приёмы и инструменты «работы». Практически недосягаемы для органов правосудия. В общем, на лицо стопроцентные профессионалы своего дела.

Именно эта группа преступников и представляет собой основную угрозу для общества. На долю именно этих преступников приходится максимальное число совершенных особо опасных посягательств, например до 79% хищений денежных средств в крупных и особо крупных размерах и различного рода должностных преступлений, совершаемых с использованием средств компьютерной техники.

На основании вышеизложенного, а также с учетом анализа специальной литературы, обобщенную характеристику личности «компьютерного» преступника, данные которой в равной степени можно отнести к любой из трех рассмотренных мною групп, представляется возможным изложить следующим образом.

Возраст правонарушителей колеблется в широких (15-45) границах: на момент совершения преступления возврат 33% преступников не превышал 20 лет, 13% — были старше 40 лет и 54%- имели возраст 20-40 лет. Большинство лиц данной категории составляют мужчины (80%), но доля женщин быстро увеличивается из-за профессиональной ориентации некоторых специальностей и профессий (секретарь, делопроизводитель, бухгалтер, кассир, и т.д.)

По уровню специального образования диапазон также весьма широк — от высоко квалифицированных специалистов до лиц, обладающих минимально необходимыми познаниями для работы в качестве пользователя. 52% преступников имели специальную подготовку в области автоматизированной обработки информации, а 97% — являлись служащими государственных учреждений и организаций, использующих компьютерную технологию в своих производственных процессах, а 30% из них имели непосредственное отношение к эксплуатации средств компьютерной техники.

Большинство преступников (77%) при совершении преступления имели средний уровень интеллектуального развития, 21% — выше среднего и только 2% — ниже среднего. При этом 40% преступников имели средне специальное образование, 40%- высшее и 20%- среднее. С исследовательской точки зрения интересен тот факт, что из каждой тысячи компьютерных преступлений только семь совершаются профессиональными программистами.

В последнее время, как свидетельствует статистика, резко увеличивается количество преступлений, совершенных в составе организованных групп и сообществ за счет активного участия в них преступников третьей группы. Так, 39% преступников действовали без соучастников, тогда как 62% — в составе преступных групп. В поведении преступников рассматриваемой группы, как правило, не наблюдается отклонений от принятых общественных норм и правил. По своему общественному положению большинство из них являются служащими, нередко занимающими ответственные руководящие посты и соответственно обладающие доступом либо к средствам компьютерной техники, либо к учету и распределению материальных ценностей и благ, либо и то и другое вместе. В этом случае необходимо отметить высокий удельный вес руководящих работников всех рангов (более25%), обусловленный тем, что управляющим обычно является специалист долее высокого класса, обладающий профессиональными знаниями, имеющий право отдавать распоряжения исполнителям и непосредственно не отвечающий за работу средств компьютерной техники. Вместе с этим более высокий удельный вес руководящих работников среди совершивших хищения (23%) и более высокий процент преступлений совершенных в составе организованной преступной группы (35%), характеризуют компьютерные хищения как организованные и групповые преступления. К косвенным признакам представителя рассматриваемого нами социального типа можно отнести внимательность, бдительность, осторожность, оригинальность(нестандартность) мышления и поведения, активную жизненную позицию.

В профессионально-классификационном плане круг «компьютерных» преступников чрезвычайно широк. Обычно это разные категории специалистов и руководителей: бухгалтеры, программисты, системные администраторы, инженеры, финансисты, банковские служащие, адвокаты, начальники отделов и служб и т. д. Всех их можно разделить на две основные группы, исходя из классифицирующего признака категории доступа к средствам компьютерной техники:

  • 1. Внутренние пользователи
  • 2. Внешние пользователи, где пользователь — субъект, обращающийся к информационной системе или посреднику за получением необходимой ему информации и пользующийся ею.

Пользователи бывают двух видов: зарегистрированные (санкционированные) и незарегистрированные (несанкционированные, незаконные).

По оценкам основная опасность в плане совершения компьютерного преступления исходит именно от внутренних пользователей: ими совершается 94% преступлений, тогда как внешними пользователями — только 6%, при этом 70%- клиенты пользователи, 24 обслуживающий персонал.

Преступниками из числа внешних пользователей, как свидетельствует практика, обычно бывают лица, хорошо осведомленные о деятельности потерпевшей стороны. Их круг настолько широк, что уже не поддается какой-либо систематизации, и классификации им может быть любой даже случайный человек. Например, представитель организации, занимающейся сервисным обслуживанием, ремонтом, разработкой программных средств, хакеры, кракеры, ламмеры и т. д.

Традиционно осведомленность об особенностях лиц, совершающих преступления, считается непременным условием правильной организации борьбы с определенным видом преступной деятельности. Для компьютерных преступлений познание личности преступника приобретает особую актуальность, в силу того что здесь приходится сталкиваться с субъектами, до недавнего времени не попадавшими в поле зрения правоохранительных структур.

В настоящее время совокупность лиц, совершающих компьютерные преступления, нельзя считать однородной группой. Данная совокупность достаточно разнородна по своему составу. Как следствие, обречено на неудачу стремление построить единый обобщенный портрет всех личностей, совершающих противоправные действия, это невозможно так же, как и создание универсального образа преступника в целом (очевидно, что не могут совпадать обобщенные портреты карманного вора и серийного маньяка). Тем не выделение категорий лиц, совершающих сетевые преступления, способствует выявлению объединяющих их особенностей.

Такое выделение может осуществляться на основе различных критериев, исходя из вполне оправданного предположения, что существуют социальные группы людей, склонных в силу сложившихся обстоятельств к совершению сетевых компьютерных преступлений.

Исследователями неоднократно предпринимались попытки классифицировать компьютерных преступников, выделить среди них однородные группы. «Р. Пауэр предложил разделить всех киберпреступников на три группы: нарушителей (sport intruders), конкурентов (competitive intelligence) и иностранных разведчиков (foreign intelligence). В свою очередь, Д. Паркер выделил уже семь основных категорий: шутники (pranksters), лица с корыстными намерениями (hucksters), злонамеренные хакеры (malicious hackers), лица, решающие личные проблемы (personal problem solvers), преступники карьеристы (career criminals), любители рисковать (extreme advocates), нерациональные люди (irrational people)». Стоит учитывать, что в качестве эмпирической базы для такого деления использовались в основном сообщения самих киберпреступников и показания задержанных хакеров.

Особенности расследования преступлений в сфере компьютерной информации во многом обусловлены индивидуальными особенностями личности тех, кто их совершает. В связи с этим, для расследования данного вида преступлений важным является создание типологии личности преступника в сфере компьютерной информации.

Однако в этом возникают некоторые трудности, связанные с тем, что данный вид преступлений отличается высокой латентностью.

Также необходимо учитывать и то, что в настоящее время появилось очень много так называемых мнимых компьютерных преступников. Это лица, обычно от 13 до 18 лет, которые совершили, по их мнению, грандиозное компьютерное преступление и за это не понесли никакой ответственности. Конечно, нельзя недооценивать и их способности и возможности, однако, в данном случае всё-таки преобладает ещё чувство ребячества. То есть данные лица не должны рассматриваться при создании типологии названных преступников.

Среди «групп риска» по отношению к объектам компьютерной безопасности могут быть выделены следующие укрупненные категории:

а) штатные» временные и уволенные сотрудники организаций, имевшие доступ к вычислительной системе, персонал организаций, обслуживающих вычислительную технику;

б) представители конкурирующих структур или организованной преступности;

в) участники хакерских сообществ.

На практике эти группы могут в определенном смысле пересекаться. Представители первых двух групп имеют, как правило «традиционные» мотивы. Между тем для сотрудников правоохранительных органов особый интерес, как правило, представляют лица, которые могут совершать неочевидные опасные преступление. В этом отношении именно хакеры, как группа, продуцирующая большое число латентных преступлений, выступают достаточно новым и важным в криминологическом плане явлением. Специалисты достаточно высоко оценивают угрозу безопасности, исходящую от хакеров. Последние представляют определенный криминологический феномен, требующий соответствующего осмысления.

Для данного типа людей, совершающих преступления в сфере компьютерной информации, характерно то, что они понимают и принимают все требования общежития, установленные в обществе. Они не ставят под сомнение правильность и необходимость этих требований. Более того, считают, что им должны следовать все. Для них характерна та же система ценностей, что и для законопослушных граждан, за небольшими исключениями, которые касаются их незаконной деятельности в сфере компьютерной информации.

Лелеков В. А. следующим образом характеризует хакера: «…молодые люди чуть старше 20, приобретшие комплекс неполноценности из-за затруднений в межличностных отношениях, ограничиваются информатикой в любых её проявлениях и, более того, могут удивить своим разнообразием».

Хакер не любит оказываться на виду, поэтому склонен к анонимности. Выходит на связь чаще всего посредством модемного подключения. Предпочитает общаться с себе подобными через специальное ВВ5. Такие ВВ5 обычно тщательно маскируются, отличаются относительно небольшим размером, поскольку через них осуществляется обмен информацией, мнениями, поступками и т.д. Возможно, что среди хакеров и можно встретить имеющих описанные особенности, но всё же эти черты среди них встречаются достаточно редко. Так, представление о том, что хакер много читает — это всего лишь идеализация его образа, которая не имеет ничего общего с действительностью. Невозможно также делать и категорическое утверждение о том, что хакер — это атеист. При расследовании преступлений в сфере компьютерной информации никогда этому вопросу не уделяется внимание, так как ни для расследования, ни для квалификации это не имеет никакого значения. В целом следует отметить, что приведённая попытка охарактеризовать хакера является не отражением действительного его образа, а, скорее, созданием его. В результате — получился образ, который не соответствует тому, что собой в действительности представляет хакер.

Сударева Л. А. даёт следующий портрет хакера: «Очень свободолюбив. Считает себя значительно умнее большинства сверстников; на дискотеки не ходит, на мотоциклах не гоняет, марихуану в подъездах не курит, кокаин не употребляет — всё это ниже его достоинства. Часто имеет проблемы в нормальном общении с людьми. Бывает некрасив или закомплексован. Уникально сочетает в себе восторженный романтизм с самым что ни на есть гнусным цинизмом. Хакер — сова. Зависает перед компьютером по ночам, когда свободны телефонные линии. Преданный автомобилист любит свою машину, как жену. Компьютер для хакера, это просто дверь, ведущая к когда свободны телефонные линии. Преданный автомобилист любит свою машину, как жену. Компьютер для хакера, это просто дверь, ведущая к интересующей информации. Так что, часы, проведённые в обществе ящика с микросхемами, в личную жизнь не засчитываются. Есть ли у типичного хакера девушка — большой вопрос. С социологической точки зрения, на каждого хакера приходится не более 0,75 % девушки, да и то очень специальной. Во-первых, она должна разбираться в компьютерах ровно на столько, чтобы усвоить: девушки приходят и уходят, а компьютер как стоял, так и будет. Во-вторых, у неё должна быть своя (в пределах разумного) жизнь, чтобы она не ныла, не доставала своими проблемами и не требовала к себе внимания больше, чем положено. Кстати, девушки-хакеры, кажется, бывают только в кино».

Данное описание, как представляется, в большей мере отражает то, что собой представляет хакер.

Характеризуя личность преступника в сфере компьютерной информации, следует отметить, что это далеко не всегда «высоколобый» интеллектуал. Он не стремится к «поглощению» больших объёмов литературы, не отличается широтой взглядов. Не стремится он также и к благотворительности в форме бесплатного создания каких-либо программ, помимо вредоносных. Основным движущим мотивом чаще всего выступает тщеславие, которое проявляется достаточно противоречиво. С одной стороны, хакер не называет своего имени, так как боится ответственности за совершённое преступление.

С другой — самим фактом его совершения он стремится лишний раз самоутвердиться, показать, что он превосходит других людей, выше их на голову, а то и на две. Наряду с этим мотивом совершения преступления может быть также и корысть.

Прежде всего, попытаемся уточнить половозрастные характеристики изучаемых лиц. Анализ уголовных дел позволяет констатировать, что сетевые преступления в подавляющем большинстве (96%) совершаются лицами мужского пола, среди которых явно преобладают молодые люди в возрасте от 14 до 25 лет. При этом кривая, характеризующая возрастное распределение этих лиц имеет ярко выраженный максимум в районе 16 лет.

Объяснение такой закономерности, по-видимому, тесным образом связано с вопросом мотивации субъектов, совершающих компьютерные преступления. Именно в этом возрасте у таких лиц особенно высоки потребность в самоутверждений и стремление получить максимальное количество жизненных благ при отсутствии реальной возможности достичь этого.

Как известно, «мотивационная сфера является центром внутренней структуры личности, интегрирующим ее активность, а ее понимание позволяет сотрудникам правоохранительных органов решать целый ряд вопросов: просчитать возможные действия преступника с учетом его опыта и профессионализма, конкретизировать области поиска, обеспечить психологический контакт с лицами, привлекаемыми к конфиденциальному сотрудничеству, разработать профилактические мероприятия и т. п. Нельзя забывать, и о том, что наличие или отсутствие мотива к совершению определенных действий имеет значение в доказывании виновности лица, в сотрудничеству, разработать профилактические мероприятия и т. п. «.

В этой связи науки юридического цикла уделяют изучению мотивации преступного поведения большое внимание. В качестве ее основ рассматриваются человеческие потребности, образующие систему с несколькими уровнями: биологические (самосохранения, размножения, ориентировочная); материальные; мировоззренческие, идеологические; познавательные; потребность в социальном общении; творческая потребность; потребность в социальной активности. Основываясь на анализе результатов зарубежных и отечественных исследований, В.Б. Вехов называет пять распространенных мотивов совершения компьютерных преступлений, расположив их в рейтинговом порядке: 1) корыстные соображения — 66%; 2) политические цели — 17%; 3) исследовательский интерес — 7%; 4) хулиганские побуждения и озорство — 5%; 5) месть — 5%. Такой список должен быть дополнен игровым мотивом, который криминологи считают одним из основные мотивов преступного поведения, отмечай его сложность и недостаточную изученность. Доли «игроков» совершающих противоправные действия главным образом ради развлечения и получения острых ощущений, среди компьютерных преступников достаточно велика.

Учитывая возрастные особенности лиц, совершающих преступление, сочетание мотивов корысти и утверждение себя в жизни представляется вполне закономерным. Нередко взломы, особенно направленные на блокирование работы систем, связаны и с различного рода деструктивными мотивами. Такие мотивы поведения подростков известны давно и деле связаны со стремлением подтвердить себя в качестве социального и биологического существа, т. е. все с тем же мотивом утверждения, основанным на потребности ощущать себя источником изменений в окружающем мире. Естественно, такая мотивация молодых людей может изменяться по мере взросления.

Утверждение себя может быть направлено как на достижение определенного социально-ролевого положения в хакерском сообществе, приобретение признания со стороны личного значимого окружения, так и на повышение самооценки, укрепление чувства собственного достоинства. На присутствие подобных мотивов указывают описания сетевых взломов, размещаемые хакерами в своих конференциях, во многих из которых четко просматривается желание самоутвердиться, подчеркнуть свои «уникальные» качества: сообразительность, хитрость, прозорливость, благородство и т. д. В целом для таких описаний характерно хвастовство, завышенная самооценка, презрительное отношение к людям, далеким от вычислительной техники. При этом важно не описание всех качеств личности, а выделение ведущих, определяющих характер поведения.

Личность киберпреступника

Изучение особенностей киберпреступности позволяет обособить в отдельную классификационную группу лиц, совершающих киберпреступления.

Личность киберпреступника — это совокупность социальнодемографических, нравственно-психологических и уголовно-правовых свойств личности, определяющих преступное поведение индивида, выражающееся в совершении киберпреступлений.

Под киберпреступлениями понимают акты социальной девиации с целью нанесения экономического, политического, морального, идеологического, культурного и других видов ущерба личности, организации или государству посредством любого технического средства с доступом в Интернет1.

Как уже упоминалось выше, определение круга деяний, образующих сегмент киберпреступности, представляет трудность в силу несовершенства уголовного законодательства и статистического учета преступлений. Эта трудность проецируется и на круг преступников, виновных в совершении таких деяний. В этом смысле сегодняшние реалии позволяют с уверенностью говорить лишь о преступниках, чьи действия квалифицированы по статьям гл. 28 и ст. 159.6, 187 УК РФ (табл. 18.3).

Таблица 18.3

Динамика числа лиц, совершивших киберпреступления в России в 2010—2016 гг.

Преступления, предусмотренные УК РФ

Статья 272

Статья 273

Статья 274

Статья 159.6

Статья 187

Всего

Из числа выявленных лиц, совершивших киберпреступления, в среднем лишь третья часть подвергается осуждению (табл. 18.4).

Все осужденные киберпреступники — мужчины.

Распределение киберпреступников по возрастным характеристикам представлено в табл. 18.5. Наиболее криминально активными являются возрастные группы 18—24 лет (39,6%) и 25—29 лет (30,6%). На возрастную группу 50 лет и старше приходится около 3% преступников от общего числа осужденных киберпреступников, что, видимо, связано с меньшей «компьтеризацией» лиц старшего поколения.

Осужденные за киберпреступления в Российской Федерации за период с 2010 по 2016 г.

Осуждено по статьям УК РФ

Глава 28

Статья 159.6

Статья 187

Всего

Таблица 18.5

Возрастные характеристики киберпреступников

Возрастная

группа

Доля от общего числа осужденных киберпреступников, в %

18—24 лет

39,6

25—29 лет

30,6

30—49 лет

26,8

50 лет и старше

2,9

Говоря об образовательном уровне киберпреступников, необходимо отметить, что он достаточно высок — высшее и неоконченное высшее образование имеют около трети осужденных, среднее специальное образование — 37,4%. Столь высокий уровень образования по сравнению с другими категориями преступников связан с необходимостью обладания определенной квалификацией, знаниями в области программирования, высоких технологий и хорошими навыками пользователя современной электронной техники (табл. 18.6).

Таблица 18.6

Уровень образования киберпреступников

Образование

Доля от общего числа осужденных киберпреступников, в %

Высшее, неоконченное высшее

29,7

Среднее специальное

37,4

Среднее общее

26,3

Неполное среднее

6,3

Характеристика занятости киберпреступников

Социальный статус

Доля от общего числа осужденных киберпреступников, в %

Рабочий

23,4

Государственный и муниципальный служащий

1,3

Служащий коммерческой или иной организации

14,4

Предприниматель

5,5

Учащийся, студент

10,2

Нетрудоспособный

0,8

Сотрудники правоохранительных органов

0,4

Лица прочих занятий

1,3

Инвалиды

0,8

Современные киберпреступники финансово мотивированы, и продажа конфиденциальных сведений, особенно о юридических лицах, стала распространенным явлением. Нередко на преступный путь встают системные администраторы компаний, потерявшие к ним лояльность. Эта проблема получает широкое распространение в условиях экономического кризиса и сокращений штатной численности предприятий.

Киберпреступники — это многоэпизодные преступники, однако в абсолютном большинстве не привлекавшиеся к уголовной ответственности. Вместе с тем 4,7% из них имеют неснятые и непогашенные судимости за различные преступления, 2,9% являются рецидивистами.

Групповые киберпреступления совершают 5,9% из числа осужденных за эти деяния (табл. 18.8). Основным их исполнителем является, как правило, грамотный специалист в области IT-технологий, а активными участниками (соучастниками) выступают не только хакеры- профессионалы, но и различного рода мошенники, рэкетиры, террористы, сутенеры, педофилы, торговцы людьми, оружием, наркотиками.

Нравственно-психологическая характеристика включает широкий круг элементов внутренних позиций личности, в том числе в потребностно-мотивационной сфере. Ведущими мотивами киберпреступников являются самоутверждение, корысть, деструктивные стремления и протестные настроения.

Таблица 18.8

Уголовно-правовые характеристики киберпреступников

Уголовно-правовые характеристики

Доля от общего числа осужденных киберпреступников, в %

Неснятая и непогашенная на момент осуждения

4,7

Преступление совершено при рецидиве

2,9

Преступление совершено в группе

5,9

Преступление совершено в состоянии алкогольного опьянения

0,8

В ходе следствия киберпреступник обычно признает свою вину в совершении преступления, раскаивается, предпринимает попытки к устранению ущерба, активно содействует расследованию1.

Результаты некоторых исследований свидетельствуют о том, что нередко киберпреступники страдают психическими заболеваниями. Так, у хакеров обнаруживаются аутистические расстройства, например синдром Аспергера, при котором имеют место нарушения развития, связанные с серьезными трудностями в социальном взаимодействии, а также ограниченным, стереотипным, повторяющимся набором интересов и занятий .

Результаты изучения различных источников о киберпреступниках (уголовных дел, официальной статистической отчетности, результатов криминологических исследований) позволяют классифицировать таких лиц по следующим основаниям.

  • 1. В зависимости от вида киберпреступления и уровня компьютерных навыков:
    • — лица, владеющие высочайшими познаниями в данной специфической области, специализирующиеся на совершении специальных киберпреступлений. Наличие специальных знаний означает принадлежность такого преступника к субкультуре хакеров (крэкеров);
    • — лица, имеющие готовый алгоритм совершения преступных действий, слабо разбирающиеся в деталях и процессах, происходящих в информационных системах, совершающие при помощи электронных устройств «неспецифические» для киберпространства деяния (мошенничество, кражи, отмывание денежных средств, незаконное распространение порнографических материалов и пр.);
    • — лица, ранее совершавшие преступления, «переквалифицировавшиеся» в киберпреступников, прельстившись широкими возможностям киберпространства, а также представители организованной преступности, способные объединить лиц, имеющих специальные знания, для совершения преступлений, направляющие основные усилия на максимальное извлечение выгоды.
  • 2. По месту локализации преступной деятельности:
    • — ведущие основную преступную деятельность только в киберпространстве. Соответственно в случае ее пресечения поведение таких лиц значительно утратит общественную опасность;
    • — осуществляющие преступную деятельность как в киберпространстве, так и в реальной жизни.
  • 3. В зависимости от мотивации преступного поведения:
    • — корыстный тип, который образуют лица с ярко выраженной тенденцией к завладению материальными и иными значимыми (специфические предметы, имеющие особую ценность для киберпреступника, например игровые призы, тотемы и пр.) благами путем совершения киберпреступлений;
    • — насильственный тип. Отсутствие физического контакта в киберпространстве не исключает совершение преступлений против личности (доведение до самоубийства, угроза убийством) путем психического воздействия, оскорблений, запугивания, а равно подстрекательства к совершению насильственных посягательств;
    • — социально дезорганизующий или «игровой» тип. Основной целью киберпреступника выступает нарушение социальных и правовых норм, оказание деструктивного влияния на социум и общественные отношения;
    • — протестующий тип. Киберпреступление — форма протеста, способ политической или идеологической борьбы;
    • — самоутверждающийся тип. Преступники этого типа движимы стремлением получить более высокий неформальный социальный статус в киберсоциуме;
    • — неосторожный тип. Для этого типа совершение киберпреступления — негативное последствие или результат изучения программных и аппаратных составляющих электронных устройств и их сетей, поиск «уязвимых мест», и способов их устранения и защиты.

Разнообразие преступных типов киберпреступников предполагает разнообразие личностных особенностей, которые в силу несовершенства статистических учетов могут быть определены только в ходе углубленных криминологических исследований.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *