Единое во многом

Количественные и качественные характеристики бытия. Единое и многое: их соотношение. Духовное и материальное начала бытия.

⇐ ПредыдущаяСтр 13 из 18

Почему есть сущее, а не НИЧТО? Какова причина перехода от ничто к сущему? Как происходит становление сущего? Чтобы ответить на эти предельные вопросы, необходимо обратиться к категориям «единое» и «многое». Эти наиболее общие, исходные количественные характеристики бытия позволяют понять смысл творения из ничего, происхождения сущего из НИЧТО.

Бытие раскрывается со стороны своего единства. Бытие как единое есть причина и начало сущего — многого. Благодаря Единому многое становится всеобщим, целостностным, ибо без Единого многое превращалось бы в дурную бесконечность сущего. Единое делает всякую вещь тем, что она есть, а не иным. По образному сравнению М. Хайдеггера, единое — это чеканка сущего. Единое изначально.

В чем причина перехода Единого во многое? Этот вопрос относится к числу самых предельных и непостижимых. В Ригведе (собрание преимущественно религиозных гимнов, первый известный памятник индийской литературы.) дается весьма человеческое объяснение причины перехода Единого во многое: желание Единого, ставшее первым семенем мысли; и уже вслед за этим развертывается теогония и космогония.

Столь же символическое и сравнительное объяснение мы встречаем у Плотина. Единое, которое есть все и ничто, будучи совершенным, как бы перелилось через край и, наполнившись самим собою, создало другое; возникшее же, взирая на самое себя, стало умом.

К этому можно было бы еще добавить, что Единое — изначально, самодостаточно и самоценно, но само по себе оно абстрактно и бессодержательно. Его даже нельзя назвать Единым, ибо Единое становится Единым только в отношении ко многому. Само же по себе Единое есть ничто. И для того чтобы наполниться смыслом, оно должно пройти круг становления из абстрактного Единого в конкретное Единое, обогащенное всей полнотой и опытом сущего, многого.

Каков процесс перехода от Единого ко многому? Протекает ли он резко, скачкообразно, или носит постепенный, плавный характер?


Можно выделить семь основных ступеней перехода Единого во многое:

1) Единое само по себе, Единое как не-сущее, или сверхсущее. Такое Единое тождественно НИЧТО. Платон в своем диалоге «Парменид» показал, что сверхсущее Единое не имеет никаких позитивных определений. О нем можно сказать, что оно не есть. Оно не имеет частей и не является целым, так как все это предполагает многое. Оно не имеет начала, середины и конца; оно лишено формы; оно не находится нигде: ни в другом, ни в самом себе, ибо тогда оно должно соотноситься с другим как вовне, так и внутри себя. Оно не движется, ибо, двигаясь, оно изменялось бы или перемещалось, т.е. переставало бы быть Единым. Но оно и не покоится, т.е. не остается на одном и том же месте, так как это предполагает отношение Единого к другому: к месту и пространству. О таком Едином нельзя сказать, что оно было, будет или есть, так как все эти характеристики времени предполагают движение, развитие, изменение, что связано с представлением о многом.

Характерно, что эта платоновская характеристика Единого как сверхсущего была использована религиозными философами в так называемом апофатическом (отрицательном) богословии. С этой точки зрения Бог есть скорее то, что он не есть, ибо никакие характеристики сущего не могут выразить его сущности;

2) Единое как триада, троица. На этой ступени Единое перестает быть самим собой. Но оно становится не просто другим. Формой его состояния является триада. Это значит, что всякое саморазличение представляет собой не раздвоение, а растроение Единого. Например, пребывание в самом себе — исхождение (эманация) — возвращение к исходному началу. Геометрическим символом саморазличения является сфера: исходная, покоящаяся в самой себе точка — выход точки из самой себя (окружность) — возвращение к исходной точке (замкнутый круг, сфера). Гносеологическим символом триады является процесс мышления: сознание — направленность сознания на объект, т.е. выход из самого себя — осознание объекта, превращение объекта в идеальный образ, т.е. возвращение к самому себе в снятом, обогащенном виде;

3) Едино-многое. Единое явно превалирует над многим. С чем можно сравнить это состояние? С умом. Ум вбирает в себя множество объектов, вещей, оставаясь самим собой, единым. В уме можно держать множество вещей именно благодаря единству сознания. Речь здесь идет, естественно, о космическом Уме, бледной копией которого является ум человеческий. Космический Ум, или Нус (nus — древнегреч.), — это Единое, которое держит в поле восприятия, упорядочивает, космизирует все многообразие сущего;

4) Единое и многое. Союз «и» подчеркивает здесь меньшую взаимосвязь Единого со многим и более опосредованное влияние Единого на многое. Образом Единого и многого можно считать душу, оживотворяющую материальное тело. Благодаря душе множество органов воспринимаются как единый, целостный организм. На этой ступени мы имеем космическую, или мировую, Душу, оформляющую мир как органическое целое;

5) много-Единое. Здесь начинает уже доминировать многое, сущее но оно пока еще находится в неразрывной связи с Единым и не может мыслиться без него. Это ступень жизни: отдельного тела, обладающего индивидуальной душой;

6) многое и Единое — торжество сущего, неорганическая материя, выступающая со стороны множества случайных форм, их раздробленности и распыленности. Единое выступает здесь как изначальная целостность бытия, как материальное единство мира. Требуется немалая духовная проницательность, чтобы увидеть здесь Единое во многом;

7) многое само по себе. Как Единое само по себе есть ничто, так и многое само по себе есть бытие в возможности, которое становится сущим, т.е. конкретно многим, только в единстве с Единым.

Человек как микрокосм вмещает в себя и выражает собой все ступени перехода Единого во многое (не считая двух первых и последней): ум — душа — жизнь — тело.

«Единое» и «многое» выражают количественный аспект бытия, «духовное» и «материальное» — качественный. Каково соотношение между этими началами бытия?

Духовное есть единое во многом. Материальное — многое в едином. Духовное не есть единое само по себе, ибо единое само по себе есть ничто. Также и материальное не есть многое само по себе, ибо

многое само по себе есть чистая возможность сущего. Следовательно, духовное и материальное — это два единосущных момента «единого-.многого», «бытия-сущего»; и как единое не существует без многого, а

многое без единого, так и духовное не существует без материального, а материальное без духовного.

Неразрывное единство духовного и материального можно проиллюстрировать на примере соотношения пара и льда. Эти столь разные субстанции, аналогичные невещественно духовному и вещественно материальному, являются лишь различными состояниями единого-многого. Они единосущи и переходят друг в друга. Пар при охлаждении становится льдом. Лед при нагревании превращается в пар. Образно говоря, материя есть кристаллизовавшийся дух, а дух — разреженная, тонкая материя.

То, что дух не существует без материи (без материального носителя), — это истина, хорошо известная из современного естествознания и не требующая специальных разъяснений. Но что означает противоположное утверждение: материальное не существует без духовного? В отношении живых форм сущего это вполне понятно, но как быть с неживой природой? Скажем, вот этот стол, или вот этот камень, или вот это небесное тело. Материальное начало в них налицо. Но где здесь духовное? Трудность связана с тем, как мы понимаем дух, какой смысл мы вкладываем в это слово. Если под духом понимать только сознание, мышление как продукт высокоорганизованной материи, то тогда мир предметов предстанет для нас чисто материальным миром и положение о том, что материальное не существует без духовного, окажется религиозно-идеалистическим трюизмом.

Не является ли, однако, духовное чем-то более глубоким и целостным, органическим, чем просто индивидуальное или общественное сознание?

Возьмем, например, стол. Для нас он выступает прежде всего со своей материально-вещественной, неодушевленной стороны. Но сам образ, проект стола был когда-то в голове у ремесленника. Бытие стола определяется его назначением, целью. Все это — проявление духовного начала. Можно возразить, что стол относится к миру человеческих предметов, созданных на основе своих духовных прототипов, идеальных замыслов и проектов человека. Но как быть с миром остальной природы? За ответом обратимся к Аристотелю. Аристотель показал, что бытие любой вещи определяется четырьмя причинами, или началами:

1) материальной причиной: то, из чего создано; «

2) формальной причиной: то, как создано (по какому образцу или по какой форме);

3) действующей причиной: то, в силу чего создано (с помощью каких усилий, действий);

4) целевой причиной: то, ради чего создано (с какой целью).

Материальная сторона бытия определяется первой причиной, духовная — тремя последующими, которые могут быть сведены ко второй формальной, ибо в самой форме уже изначально заложены как характер

создания, возникновения, становления вещи, так и ее цель, назначение. Согласно Аристотелю, бытие единичной вещи, сущее возможно лишь как единство материи и формы, материального и духовного. Причем формальная причина, духовное начало той или иной вещи может выступать не только в качестве ее индивидуального прообраза (что характерно для человеческого духа), но и, например, в качестве структурной упорядоченности, оформленности (что характерно для природы в целом).

Степень этой оформленности, или «духовности», сущего неравномерна и зависит от глубины проникновения единого во многое. Например, стоики выделяли четыре уровня такого проникновения и, соответственно, четыре ступени духа — пневмы:

1) материальное единство неорганических тел, космос как единое упорядоченное целое. В этом смысле хаос есть не-сущее, ничто или возможность сущего. Это — материя сама по себе, лишенная духовного начала;

2) природа, physis, вызывающая рост растений;

3) животная душа, psyche;

4) разум, logos.

Если для европейской философии и естествознания Нового времени свойственно отождествлять духовное с четвертой ступенью (разумом-логосом), то античные мудрецы мыслили шире и глубже, рассматривая

человеческий дух всего лишь как частный случай мирового духа в целом.

Их заслугой является то, что они не очеловечивали и не обожествляли дух, что стало характерным как раз для новой философии. Нет необходимости считать, что носителем духа обязательно должен быть субъект, личность — человек или Бог. Духовное есть просто качественное оформление сущего. Мир потому и познаваем, что дух свидетельствует о духе.

Единое и многое

Единое (одно) и многое

история развития этих понятий может служить хорошим примером того трудного пути, на котором происходит становление категорий. Уже у Платона можно проследить двоякое употребление данных терминов: единое как стоящее вне и над любой множественностью и единое как объединение множественности. Первый смысл получил развитие у Плотина и Прокла, и на этом пути единое стало синонимом абсолюта. Второй смысл получил развитие в математической теории множеств, но его строгая категориальная проработка в онтологии пока еще не привела к общепризнанному результату. В коррелятивной онтологии любое сущее может быть представлено в разных соотношениях и как единое (одно) и как многообразие составляющих его элементов. Объединяющим началом, позволяющим говорить о совокупности элементов как о чем-то одном может быть общее свойство, закон, порядок, организация и т.д. В свою очередь каждое единое является элементом другого множества, а каждый элемент – единым для других элементов. Ставить вопрос, является ли данное сущее элементом или единым без указания коррелята, бессмысленно. А между тем, что характерно для философских споров, неучитывание этого «тривиального» положения вызывало множество затруднений, начиная с Платоновского диалога «Парменид». — Сагатовский В.Н. Основы систематизациивсеобщих каптегорий. Томск. 1973. С. 160-164.

Оцените определение: Отличное определение — Неполное определение ↓

Источник: Философские категории авторский словарь

Прокл первоосновы теологии единое и многое

Прокл ПЕРВООСНОВЫ ТЕОЛОГИИ Единое и многое
I. ЕДИНОЕ И МНОГОЕ
А. Единое и многое в их статике
§1. Всякое множество тем или иным образом причастно единому.
В самом деле, если оно никаким образом не причастно единому, то ни целое не будет единым, ни каждая из многих , из которых состоит множество, а будет каждая из них множеством, и так до бесконечности, так что каждая из этих бесконечных будет опять бесконечным множеством. Если множество никаким образом не причастно никакому единому ни как собственное, целое, ни касательно каждой в нем, то оно во всех отношениях будет бесконечным и касательно всякой . Именно, какую бы ни взять из многих , она будет или единой или не единой, и если не единой, то или многим или ничем.
Однако если каждая ничто, то и составленное из них ничто; если же она многое, то каждая окажется составленной из бесконечного числа бесконечных. А это невозможно: ведь никакое сущее не составлено из бесконечного числа бесконечных (так как оно не больше бесконечного, а то, что составлено из всех , больше каждой в отдельности), и не может что-нибудь составиться из ничего. Следовательно, всякое множество тем или иным образом причастно единому1.
§2. Все причастное единому и едино и не едино.
В самом деле, если оно не есть единое-в-себе (ведь нечто иное в отношении единого причастно единому), то единое оказывается претерпевшим причастность и оно подверглось действию единого. Если же нет ничего, кроме единого, то существует только единое, и оно не будет причастно единому, а будет единым-в-себе. Если же кроме него есть что-то, что не едино и что причастно единому, то оно и не единое и единое, а именно то, что не едино , но едино как причастное единому. Оно, значит, не есть ни единое , ни то, что единого. Будучи в одно и то же время и единым, и причастным единому и потому не единым-в-себе, оно едино, и не едино, будучи чем-то иным, кроме единого. Поскольку оно исполнилось содержания, оно не едино; поскольку же оказывается претерпевшим, оно едино. Следовательно, все причастное единому и едино и не едино.
§3. Все становящееся единым становится единым в силу причастности единому.
В самом деле, само по себе оно не едино, но в силу того, что претерпело причастность единому, оно едино. Действительно, если становится единым то, что не едино само по себе, то оно, несомненно, становится единым, когда друг с другом сходится и сочетается и находится под влиянием присутствия единого, не будучи единым ; значит, оно причастно единому в том смысле, что претерпевает становление единым. Если оно уже едино, то оно не становится единым, так как сущее уже есть, а не становится. Если же оно становится из того, что раньше не было единым, то оно будет содержать единое по возникновении в нем какого-нибудь единства2.
§4. Все объединенное отлично от того, что едино-в-себе.
В самом деле, если оно объединено, то оно тем или иным образом должно быть причастным единому в том смысле, что о нем говорится, что оно объединено. А причастное единому и едино и не едино . Единое-в-себе не есть и единое и не единое. Если это и единое и не единое, и если находящееся в нем опять-таки есть единое, то оно будет содержать в себе и то и другое вместе , и так до бесконечности, если нет ничего единого-в-себе, на чем могло бы остановиться. Но если все и едино и не едино, то необходимо, следовательно, чтобы нечто объединенное отличалось от единого, ибо если единое тождественно объединенному, оно становится бесконечным множеством, и то же самое будет с каждой из тех , из которых состоит объединенное3.
§5. Всякое множество вторично в сравнении с единым.
В самом деле, если множество раньше единого, то, с одной стороны, единое будет причастно множеству, а, с другой, множество, будучи раньше единого, не будет причастно единому, если только это множество существует прежде, чем возникло единое, потому что оно не может быть причастным тому, что не существует, а также потому, что причастное единому одновременно и едино и не едино . Если же первично множество, то единого еще не существует. Но невозможно, чтобы существовало какое-нибудь множество, никак не причастное единому . Следовательно, множество не раньше единого.
Если же множество существует одновременно с единым и они по природе своей одинаковы (ведь по времени ничто не мешает), то единое само по себе не есть многое и множество не есть единое, существуя одновременно как противопоставленные друг другу по своей природе, если только ни одно из них не раньше и не позже другого. Следовательно, множество само по себе не будет единым, и каждая в отдельности не будет в нем единой, и так – до бесконечности, что невозможно. Итак, по своей природе причастно единому, и ничто из этого не может быть взято без того, чтобы не быть единым, так как если оно не едино, то, как доказано, оно будет бесконечное из бесконечного числа . Значит, во всех отношениях причастно единству.
Если единое, будучи единым само по себе, никаким образом не причастно множеству, то множество будет во всех отношениях позже единого, поскольку оно причастно единому, а единое ему не причастно.
Если же и единое причастно множеству, с одной стороны, по своему наличному бытию, как субстанциально единое, с другой же, по причастности не единое, то единое окажется умноженным, как и множество – объединенным через единство. Значит, и единое сочетается с множеством и множество с единым. Однако если сходящееся и некоторым образом сочетающееся между собой связывается при помощи иного, то это последнее раньше их; а если они связывают сами себя, то они не противоположны друг другу, поскольку противоположное не стремится друг к другу. Поэтому, если единое и множество противопоставлены друг другу и множество, поскольку оно множество, не есть единое, и единое, поскольку оно единое, не есть множество, то ни одно из них, возникнув в другом, не будет одновременно и одним и двумя.
Однако если связывающее их будет раньше их самих, то оно может быть или единым, или не единым. Но если оно не будет единым, то оно или многое, или ничто. Однако оно не будет ни многим (чтобы множество не оказалось раньше единого), ни ничем (в самом деле, как же ничто будет связывать?). Значит, оно только единое, так что, несомненно, это единое не будет и многим, чтобы не до бесконечности.
Следовательно, существует единое-в-себе, и всякое множество происходит от единого-в-себе4.
§6. Всякое множество состоит или из объединенностей или из единичностей (ex henad;n).
В самом деле, ясно, что ничто в отдельности из многого не есть просто само множество, и, наоборот, множество не есть каждое в отдельности. Если же оно не просто множество, то оно или объединенность, или единичность. Именно, если оно причастно единому, оно объединенность. Если же состоит из того, что первичное объединилось, оно единичность. Значит, если существует единое-в-себе, то существует и то, что первично причастно ему и что первично есть объединенность. А это и состоит из единичностей, ведь если оно из объединенностей, то объединенности опять из чего-то, и до бесконечности. Необходимо, следовательно, чтобы существовала первичная объединенность из единичностей. Так мы нашли первоначально 5.

22. Количественные и качественные характеристики бытия. Единое и многое: их соотношение. Духовное и материальное начало бытия.

  • •1. Определение и предмет философии. Проблемное поле философии. Философия как любовь к мудрости. Структура философского знания. Основные разделы философии.
  • •4.5. Философия религий
  • •3. Философия как особый вид знания. Сравнение философии с религией, искусством и наукой.
  • •4. Специфика философского мышления: понятие фундаментального философского настроения, философия и философствование. Предельное (метафизическое) вопрошание и предельное противоречие (антиномия).
  • •5. Основной вопрос философии. Материализм или идеализм
  • •6. Цель и назначение философии. Отношение философии к действительности, связь философии с жизнью (по работе и.А. Ильина «Религиозный смысл философии»).
  • •7. Философия и метафизика (м. Хайдеггер Основные понятия метафизики)
  • •8. Предмет и метод истории философии. Соотношение философии и истории философии. Соотношение истории философии с историей других областей знаний.
  • •9. Многообразие философских учений, взаимопротиворечивость и взаимоопровергаемость. Мировая философская мысль и национальные философии.
  • •10. Гегель о начале философии и ее истории (по работе г.В.Ф. Гегеля «Лекции по истории философии»).
  • •11. Особенности восточной (Древнеиндийской и Древнекитайской) философии в сравнении с западной (Древнегреческой) философией.
  • •12. Основные культурно-исторические типы философии и вытекающие из них школы и направления. Мировая философская мысль и национальные философии.
  • •13. Общепринятая периодизация истории философии.
  • •14. Основные принципы типологизации философских учений: марксистский принцип, типологизация в.С. Соловьёва, классификация н.А. Бердяева, типология с.Н. Булгакова.
  • •15. Фундаментальные проблемы античной философии.
  • •16. Проблема общих понятий (универсалий) как центральная философская проблема средневековой философии (схоластики).
  • •17. Основные направления философии Нового времени.
  • •18. Специфика русской философии, ее характерные черты и особенности. Славянофилы и западники о проблемах бытия, познаниях, исторических судьбах России.
  • •19. Немецкая классическая философия: основной круг проблем и основные представители.
  • •20. Западноевропейская философия XIX-XX вв основные направления.
  • •21. Понятие онтологии. Предмет онтологии. Базовые категории онтологии.
  • •1) Бытие вещей (тел), объектов, процессов, которое, в свою очередь, делится на:
  • •2) Бытие человека, которое подразделяется на:
  • •3) Бытие социального, которое расчленяется на индивидуальное бытие (бытие отдельного человека в обществе и в процессе истории) и бытие общества,
  • •22. Количественные и качественные характеристики бытия. Единое и многое: их соотношение. Духовное и материальное начало бытия.
  • •23. Понятия материя и тело. Особенности человеческой телесности.
  • •24. Соотношение понятий дух, душа, ум.
  • •25. Проблема бытия в истории философии (античная, средневековая и философия нового времени).
  • •26. Предмет и задачи гносеологии. Понятие знания. Ценностные характеристики знания.
  • •27. Соотношение знания, мнения, веры (и. Кант «Критика чистого разума»).
  • •28. Истоки и смысл процесса познания. Основные уровни и формы познания. Две точки зрения на процесс познания: гностицизм и агностицизм.
  • •29. Знание и познание. Структура познавательного акта: субьект — обьект — интенция (н. О. Лосский «Обоснование интуитивизма»).
  • •30. Философские представления о сущности и критериях истины.
  • •31. Основные аргументы в пользу познаваемости и непознаваемости мира. Проблема познаваемости мира в истории философии.
  • •1. Мир познаваем в силу закона тождества мышления и бытия. «Одно и то же — мыслить и быть» (Парменид).
  • •32. Определение понятия науки. Характерные черты и отличительные признаки науки. Метафизические корни науки.
  • •33. Понятие научной картины мира. Научные, философские, религиозные картины мира.
  • •34. Понятие научной революции. Виды научных революций.
  • •35. Предмет и функции социальной философии. Специфика философского познания социальной действительности. Общество как обьект философского анализа.
  • •36. Общество как система и его и его базовые структуры. Законы природы и законы общества.
  • •37. Экономические и духовные основы общественной жизни. ( с. Л. Франк «Духовные основы общества. Введение в социальную философию»).
  • •38. Философская проблема хозяйства. Причины и цели хозяйственной деятельности. Ценность и смысл труда.
  • •39. Своеобразие философского взгляда на историю в сравнении с религиозно-мифологическим и историографическим.
  • •40. Бердяев н. А. О сущности исторической реальности (н. А. Бердяев «Смысл истории»).
  • •41. Сущность и основные черты циклических концепций исторического развития. Идея тождественности и подобия циклов. Теория культурно-исторических типов (н. Я. Данилевский, а. Дж. Тойнби, о. Шпендлер).
  • •42. Сущность и основные черты линейных концепций исторического развития.
  • •43. Понятие «осевое время» и цели истории в учении к. Ясперс (к. Ясперс «Истоки истории и ее цель»).
  • •44. Понятие и предмет философской антропологии. Основные проблемы. И. Кант. О двух видах антропологии — физической и прагматической.
  • •45. Структура природы человека: биологическая, социальная, духовная. Социальная среда и духовный мир человека.
  • •46. Уникальность природы человека и способы её религиозно-философской интерпретации (м. Шелер «Положение человека в Космосе»).
  • •47. Соотношение понятий «человек», «индивид», «личность».
  • •48. Традиция «человекознания» в истории философии.
  • •49. Определение понятия этика. Мораль и нравственность. Метафизические основания этики.
  • •50. Соловьев в. С. О первичных данных нравственности (в. С. Соловьёв «Оправдание добра: нравственная философия»).
  • •51. Философские предпосылки целостного понимания сущности религии. Религиозное сознание.
  • •2 Версии происхождения слова религия.
  • •52. Понятие Бога. Способы доказательства бытия Бога.
  • •53. Философские основания идеи образования. Сущность и смысл образования.
  • •54. Различие и тождество образования и воспитания. Воспитание как целостный процесс. Сакральный смысл процесса воспитания.
  • •55. Философский смысл понятия «культура». Предмет и истоки культуры. Соотношение культуры и цивилизации.
  • •56. Кризис культуры как предмет философской рефлексии. Концепция «кризиса культуры» о. Шпенглера (о. Шпенглер «Закат Европы»).

Качество — такая определенность предмета (явления, процесса), которая характеризует его как данный предмет, обладающий совокупностью присущих ему свойств и принадлежащий к классу однотипных с ним предметов. При утрате качественной определенности предмет перестает быть самим собой, приобретает новые черты, определяющие его принадлежность уже к другому классу предметов. Например, расплавленная руда превращается в шлаки и металл; подросток, взрослея, становится юношей, юноша — мужчиной, мужчина со временем делается стариком; поселок, разрастаясь, может стать городом и т. д.

Категория качества была впервые проанализирована Аристотелем, обосновавшим качественный подход к физическому миру (квалитативизм). Представителей средневековой схоластики занимала проблема «скрытых качеств», ссылками на которые объяснялись различные свойства предметов, веществ (лекарство лечит, так как в нем заключена способность лечить, и т. п.). Философы-материалисты XVII—XVIII веков касались данной проблемы в связи с размышлениями о «первичных» и «вторичных» качествах. Однако на протяжении веков складывался и иной, количественный, подход к миру, при котором стиралось его качественное многообразие. Открытие количественных черт бытия имело очень важное значение. Большое внимание этой стороне дела уделили пифагорейцы, разработавшие учение о числах как выражении сути бытия.

Количество — характеристика явлений, предметов, процессов по степени развития или интенсивности присущих им свойств, выражаемая в величинах и числах.

Обобщая мысли пифагорейцев и других своих предшественников, Аристотель пояснял: «Количеством называется то, что делимо на составные части, каждая из которых, будет ли их две или больше, есть по природе что-то одно и определенное нечто. Всякое количество есть множество, если оно исчислимо, а величина — если измеримо». При всей непривычности этого философского размышления (его отделяют от нас почти 2,5 тысячи лет) все же понять его суть нетрудно: к количественным причислены здесь те характеристики вещей, что доступны измерению и математическому выражению.

Оценка количественных характеристик реальных «вещей» начинается с выявления в них общих свойств, присущих как однородным, так и качественно различным по своей природе «вещам». Такими свойствами, по которым можно сравнивать разнородные предметы, могут быть линейные размеры, скорости движения, масса, температура тел. Для человеческих организмов речь может идти о весе, росте, объеме легких, показателях давления крови и т. д. Лишь выделение такого рода общих свойств позволяет определить количественные характеристики вещей. «…Различные вещи становятся количественно сравнимыми лишь после того, как они сведены к одному и тому же единству,— пояснял Маркс.— Только как выражения одного и того же единства они являются одноименными, а следовательно, соизмеримыми величинами» . Невозможность обобщения в единой количественной характеристике качественно совершенно разнородных предметов и явлений передает известная шутка А. П. Чехова: «Шел дождь и два студента».

Рассмотрение различных предметов с количественной точки зрения на основе некоторого общего свойства как бы стирает их качественные различия. Так, качественно различные товары — хлеб, одежда, автомобили — «уравниваются» при их погрузке, разгрузке, транспортировке на основе того, что все они имеют вес и габариты. Аналогично «уравнивает» людей с различием судеб, черт характера, профессий и т. д. лифт, «учитывая» только их вес. Многообразие видов продукции стерто в суммарном количественном (денежном) выражении их стоимости.

«Уравнивание» качественных различий предметов, приведение их к некоторому единству делает возможным измерение. Процедура измерения той или иной величины предполагает установление соответствующей единицы измерения. Например, метр — единица длины, килограмм — единица массы. Измерить нечто — значит установить количество укладывающихся в нем единиц. Количественные характеристики предметов, явлений, процессов широко применяются в общественной практике: при планировании и финансировании производства, строительства, социального развития, при составлении расписаний движения транспорта, при переписи населения и т. д.

Количественный подход, основанный на нем математический аппарат играют важную роль в современной науке. Имея в виду естествознание и технические науки, Д. И. Менделеев отмечал, что наука начинается там, где начинается измерение.

Экспериментальное, математическое естествознание, все точные науки нового времени родились на базе применения количественных методов. Процесс математизации, все более глубокого проникновения математики в разнообразные разделы научного знания и техники особенно усилился во второй половине XX века, с развитием современной технической базы информатики — мощных, быстро действующих электронно-вычислительных машин.

Требования к точности измерений и номенклатуре измеряемых величин в науке и технике растут по мере научно-технического прогресса. Во многих современных технологиях контролируются линейные размеры обрабатываемых деталей с точностью до миллионных долей метра. Сегодня перспективной областью радиоэлектроники является наноэлектроника (где точность измерения достигает миллиардных долей метра), которая приходит на смену микроэлектронике.

Рассматривая ту или иную «вещь» (явление, процесс), можно сосредоточить внимание либо на качественных, либо на количественных ее аспектах.

Качественные и количественные методы анализа, изучения, оценки широко применяются в различных разделах науки и практики. Так, в химии существует качественный и количественный анализ. Первый связан с выяснением химического состава, видов веществ, номенклатуры элементов, входящих в то или иное соединение; второй — с определением количественных характеристик этих составляющих.

Понятия «качество» и «количество» важны для осмысления условий перехода экономики с экстенсивного на интенсивный путь развития. В первом случае выпуск продукции наращивается за счет введения новых предприятий, увеличения посевных площадей, производственных мощностей, числа работающих и т. д. Во втором случае увеличение выпуска продукции обеспечивается увеличением производительности труда при том же или даже меньшем количестве работников и средств производства путем улучшения качества технологического оборудования, повышения квалификации рабочих и инженеров, применения лучшей агротехники, высокосортных семян, то есть за счет качественных, а не просто количественных изменений.

До недавнего времени главной характеристикой экономического роста страны считались количественные показатели объемов выпускаемой продукции, величина так называемого валового производства продукции. Но погоня за количественным ростом продукции далеко не всегда вела к росту эффективности производства. Не последнюю роль в этом играла недооценка качества продукции. Так, наращивание числа выпускаемых комбайнов и другой агротехники низкого качества приводило к тому, что никак не удавалось насытить сельское хозяйство нужными ему машинами. Чем больше машин поставлялось аграрному сектору, тем больше скапливалось на селе неисправной техники. Выход из этого положения только один: наладить выпуск машин улучшенного качества — высокой производительности, повышенной надежности.

Сегодня перед специалистами различных областей стоит задача освоения самых перспективных, качественно новых форм деятельности, поиска путей перевода всей экономики в новое качественное состояние. Для этого необходимы наиболее эффективные, научно обоснованные решения проблем экономики, управления, педагогики. Отсюда ясно, насколько важно представлять себе, за счет чего в принципе обеспечиваются качественные сдвиги в состоянии системы, понимать диалектическое соотношение качества и количества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *