Источники права периода феодальной раздробленности

Источники права периода феодальной раздробленности

В период феодальной раздробленности происходит некоторое обо­собление и правовых систем отдельных земель (княжеств). В первую очередь это относится к наиболее значительным в плане обществен­но-политического развития Ростово-Суздальской (Владимирской), Новгородско-Псковской и Галицко-Волынской землям.

Источниками правовых норм, на основе которых разрешались споры, были Русская Правда, обычное право, международные договоры, судные и иммунитетные грамоты, церковные уставы и другие документы.

Правовая система Владимиро-Суздальского княжества включала источники светского и церковного права. Светское право было пред­ставлено Русской Правдой. Большинство списков Русской Правды обнаружено именно в юридических сборниках и Кормчих книгах, воз­никших в XIII—XIV вв. именно в этом княжестве. Это свидетельствует о том, что нормы Русской Правды действовали здесь долго.

Церковное право исходило из норм общерусских уставов киевских князей более раннего времени — Устава князя Владимира о десятинах, церковных судах и людях церковных, Устава князя Ярослава о церков­ных судах. Эти источники дошли до нас в списках, составленных во Владимиро-Суздальской земле. Таким образом, Владимиро-Суздаль-ское княжество отличалось высокой степенью правопреемства с Древ­нерусским государством.

В конце XIII — начале XIV в. здесь составлен юридический памят­ник церковного права «Правосудие митрополичье».

В Галицко-Волынском княжестве также сохранилась система права Древнерусского государства, и правовая система мало чем отличалась от правовых систем, существовавших в других русских землях периода феодальной раздробленности. Нормы Русской Правды, только несколько видоизмененные, продолжали действовать и здесь. Среди нормативных актов, изданных галицко-волынскими князьями, упоминания заслужи­вают Уставная грамота Ивана Берладника (1134 г.), предусматривав­шая рядльготдля иностранных купцов, а также Рукописание князя Вла­димира Васильковича, касавшееся норм наследственного права. Около 1289 г. была издана Уставная грамота волынского князя Мстислава Да­нииловича, в которой регламентировались повинности феодально-за­висимого населения Юго-Западной Руси. Вдальнейшем господствовав-шесположение здесь заняло польско-литовское право.

В Новгородской и Псковской феодальных республиках важную роль в качестве источников права сыграли новгородское и псковское вечевое законодательство, договоры Новгорода с князьями, местная судебная практика, торговые договоры с другими государствами.

От Новгорода и Пскова до нас дошли источники права, свидетель­ствующие о том, что наряду с Русской Правдой, применявшейся здесь, в этих землях шла интенсивная законотворческая деятельность. Со­хранились уже упомянутые договоры о найме князей Великим Новго­родом, договоры его с Ганзой и «Гоцким берегом» (остров Готланд в Балтийском море, которым владели шведы), Ригой, регулировавшие торговые и дипломатические отношения республики с соседями. Со­хранились памятники права, собравшие воедино разрозненное зако­нодательство Пскова и Новгорода в XIV-XV вв. — судные грамоты.

Новгородская судная грамота (НСГ) предположительно была составлена в середине XV в. «всеми пятью концами, всем государем Великим Новгородом на вече, на Ярославле дворе». Она дошла до нас лишь в отрывке (42 статьи начальной части) и в основном содержит только процессуальные нормы, где дается характеристика судоустрой­ства и частично судопроизводства. Части, содержащие материальное право, не сохранились.

Псковская судная грамота (ПСГ) сохранилась лучше, хотя и в единственном списке XVI в., который был обнаружен в 1847 г. Псков­ская судная грамота состоит из 120 статей и мало чем отличается от Новгородской. Точное время ее создания неизвестно. Но в ее тексте имеется указание, что ПСГ была принята на вече «по благословению попов всех 5 соборов». А так как 5-й собор установлен в Пскове в 1462 г., в литературе утвердилось мнение, впервые обоснованное В.Ф. Владимирским-Будановым, что Псковская судная грамота возник­ла не ранее середины XV в., вобрав в себя памятники более раннего происхождения. Некоторые исследователи считают, что она была ут­верждена в Пскове на вече в 1467 г.

Источниками Псковской судной грамоты послужили Русская Прав­да, нормы обычного права (как указывает ПСГ «приписки псковских пошлин», т.е. то, что «пошло по старине»), вечевое законодательство, грамоты Боярского совета, договоры с князьями, княжеские уставы (например, первая редакция грамоты 1397 г., принятая после обрете­ния Псковом независимости от Новгорода, грамота князя Константи­на начала XV в. и др.), а также судебная практика.

Источники права периода раздробленности

Период феодальной раздробленности, который пережили все европейские государства, начинается на Руси во второй половине ХІ в. и заканчивается в конце ХѴ — начале ХѴІ в. образованием централизованного государства.

К числу основных источников права феодальных республик относятся Псковская и Новгородская судные грамоты. Они являются памятниками вечевого законодательства. Обе они были составлены в середине ХѴ в., но из Новгородской грамоты до нас дошел только отрывок, посвященный судебному процессу.

Псковская судная грамота по своему содержанию гораздо богаче Русской правды, что объясняется сложностью правоотноше­ний, возникавших в процессе торгового оборота Пскова. Значитель­ное место в ней занимают нормы гражданского права, в том числе посвященные праву собственности. Грамота различает недвижимое (лесные земли, борти и воды) и движимое имущество, определяет способы установления собственности. Много статей относится к за­логовому праву, что подтверждает анализ ст. 29 и 104 Псковской судной грамоты, которые непосредственно посвящены залогу в форме, достаточно близкой по смыслу к ипотеке.

Среди способов приобретения права собственности грамота упоминает давность владения. Этот способ был закреплен в отноше­нии пахотной земли и рыбной ловли (части водоема). При этом гра­мота перечисляет ряд условий, без соблюдения которых невозможно приобретение права собственности по давности. Основным спосо­бом приобретения права собственности являлись договоры и насле­дование.

Большое внимание уделяет грамота договорным отношениям. В грамоте говорится о следующих видах договоров: дарении, купле- продаже, мене, поклаже, займе, ссуде, личном найме, изорничестве и найме помещений. Так, договор купли-продажи недвижимости и до­говор займа на сумму свыше одного рубля заключались в письмен­ной форме. Если договор купли-продажи недвижимости был заклю­чен в нетрезвом виде, то он, как и договор мены, признавался недей­ствительным.

Договор хранения оформлялся записью, где были перечислены все ценности, сдаваемые на хранение. Только в некоторых исключи­тельных случаях допускалась передача вещей без записи. В этом случае применялись такие доказательства, как присяга, поединок.

В целом помимо залога Псковская грамота знает следующие виды обеспечения сделок: свидетельские показания, заклад, поручи­тельство, «доски». «Доска» представляла собой деревянную плашку, на которой находилась цифровая запись и дублирующие ее деревян­ные зарубки. При разделении такой плашки одна ее половина оста­валась у кредитора, а вторая, идентичная, у должника.

При закладе движимого имущества заложенная движимая вещь переходила в руки кредитора, но он не получал право на поль­зование и распоряжение ею, при выкупе обязан был возвратить вещь такой же, как получил.

По Псковской судной грамоте «ищущий торгового долга по доскам» должен был представлять еще «рядницу», т.е. долговую за­пись, из которой было бы видно, что деньги даны были в долг по торговле. Рядница должна была писаться при церкви Св. Троицы, и копия с нее, или по тогдашнему «противень», должна была хра­ниться в ларе Св. Троицы — центрального храма города. При этом было указано, что если кредитор будет требовать с поручителя долг, а должник представит рядницу в уплате долга, и если эта рядница будет «слово противу слова» с копией ее, хранившейся в ларе Св.

Троицы, то должник и поручитель освобождались от платежа по иску; в противном же случае они обязаны были уплатить по требо­ванию кредитора. Кроме того, в ст. 50 и 82 говорится, что грамоты, «судницы» и «позовницы» могут быть «запечатаны» князем или у Святой Троицы.

Грамота признает наследование по закону и по завещанию. За­вещание оформлялось в письменной форме и называлось рукописа­нием.

К числу возможных наследников относятся: отец, мать, сын, брат, сестра и другие близкие родственники. В случае отсутствия за­вещания супруг наследовал недвижимость умершего супруга, если не вступал в повторный брак.

В Псковской судной грамоте содержатся и нормы уголовного права. Грамота называет такие имущественные преступления, как разбой, грабеж, кражу из закрытого помещения. Убийству посвяще­ны всего две статьи. Также говорится о преступлениях против по­рядка управления и суда, должностных преступлениях.

Одним из основных наказаний за различные преступления ос­тается денежный штраф — продажа. Убийство каралось продажей в размере одного рубля. Более серьезным преступлением считалось, судя по всему, вырывание бороды, каравшееся штрафом в два рубля.

К числу наказаний относилась и смертная казнь. Она применялась за квалифицированную кражу (кража в крому, конокрадство, кража в третий раз), за перевет (государственную измену), поджог.

Высшим судебным органом, по Псковской судной грамоте, яв­лялся князь, который судил вместе с посадником. Процесс носил об­винительный характер, неявка на суд влекла за собой проигрыш де­ла. К числу судебных доказательств, кроме перечисленных в Рус­ской правде, грамота относила также письменные доказательства (доски) и судебный поединок (поле). В судебном поединке прини­мали участие истец и ответчик. Женщины, малолетние, старики и больные могли выставлять вместо себя своего представителя — наемного бойца. Но если обе стороны были представлены женщи­нами, то поединок происходил между ними. Таким образом, условие поединка было формальное равенство сторон и наличие у них оди­накового оружия.

Поединки происходили в людных и специально отведенных для этого местах, причем не ранее, чем через две недели после при­нятия судом соответствующего решения.

Если в результате поединка одна сторона погибала, победитель не имел права требовать получения иска, а только мог взять себе доспехи и оружие побежденного.

Отрывок из Новгородской судной грамоты, дошедший до нас, позволяет получить определенное представление об особенностях судебного процесса в Новгородской феодальной республике. Грамо­та предусматривала следующие виды суда: суд новгородского архи­епископа, суд посадника (вместе с князем), суд тысяцкого (незави­симый от князя), суд новгородских докладчиков. Последняя из на­званных инстанций формировалась выборным путем — от каждого из пяти новгородских концов по боярину и по купцу. Компетенция судов грамотой разграничена не была.

Истцом и ответчиком могло быть любое лицо, независимо от по­ла и сословия. Разрешалось посылать на суд вместо себя поверенно­го — родственника либо постороннего человека. Судебное заседа­ние начиналось с целования креста. Это делали как судьи, обещав­шие судить по правде и не брать взяток, так и стороны, показывая тем самым, что считают свое дело правым. Сторона, отказавшаяся целовать крест, автоматически проигрывала дело.

В качестве свидетелей грамота допускает всех лиц, за исклю­чением полных холопов и жителей Пскова, отношения с которыми, очевидно, в период составления грамоты были напряженными.

Грамота устанавливала различные виды судебных сроков. Для судей срок рассмотрения дела ограничивался месяцем, а по земель­ным делам — двумя месяцами. Для сторон срок устанавливался в зависимости от их места жительства. Определялись также и разме­ры судебных пошлин. Например, по уголовным делам судья получал от двух до четырех гривен.

Суду предшествовало предварительное рассмотрение дела — своего рода следствие, которое осуществлял помощник судьи — ти­ун. После окончания следствия он приносил дело судье и приводил тяжущихся.

Появление письменных доказательств и судебного поединка сделало возможным участие в процессе представителей сторон, вы­полнявших определенные процессуальные действия. О наличии су­дебных представителей говорится в Новгородской судной грамоте, где они называются «ответчиками».

12.Источники права в период феодальной раздробленности

В период феодальной раздробленности была принята Псковская Судная Грамота и Новгородская грамота (от нее сохранился фрагмент, посвященный процессуальному праву 70-е гг. 15 в.). Судебными правами обладали все органы власти и управления: вече, посадник, тысяцкий, князь, боярский совет, архиепископ, сотский, староста. Судебными полномочиями наделялись купеческие и цеховые корпорации (братчины). Судебными чинами были дьяки, приставы, писцы, межники, подверники.

1462 г. — первое упоминание о Псковской Судной Грамоте

1397 г. — согласно 2-му упоминанию (это начало работы над Псковской Судной Грамотой, а 1467 г. — окончательная дата). ПСГ датируется 1462 — 1467 гг.

Псковая Судная Грамота состояла из 120 статей. По сравнению с Русской Правдой в ней более обстоятельно регламентировались гражданско-правовые отношения и институты, обязательственное и судебное право, рассматривались некоторые виды политических и государственных преступлений, отсутствует деление на отрасли права и нет определений. Источниками являлись обычное право, грамоты князей Константина и Александра, а также вечевое законодательство, Русская Правда, судебная практика, иностранное законодательство.

Источниками права в период феодальной раздробленности служили «Русская Правда», обычное право, различные договоры (например, между князьями), грамоты, уставы и др. Важную роль играли договоры, создававшие нормы, которые регламентировали как межгосударственные отношения, так и внутренний строй государства. Они назывались «докончанье», «ряд», «крестное целование».

Постепенно происходило дальнейшее развитие правовых норм. Например, в Новгороде и Пскове в XV в. появились свои правовые сборники, важными источниками которых, кроме Русской Правды и церковных уставов, стали грамоты новгородских и псковских князей, новгородское и псковское законодательство, а также нормы обычного права Новгорода и Пскова. Дальнейшее развитие в этот период получили правовые нормы, определявшие отношения русских княжеств с иностранными государствами.

13. Правовое положение зависимого населения по «Псковской Судной Грамоте».

Крестьяне-общинники — упоминаются под именем сябров. Эта статья свидетельствует о проникновении имущественных отношений в среду общины.

Половник (исполовники) — люди, отдающие своему господину половину урожая Они занимали одинаковое положение относительно феодала. Государь имел право отпускать их только в Филипов день (14 ноября). В случае отказа государь лишался части продукта

Изорник — безземельный крестьянин, работающий на земле феодала и получающий от него подмогу. От аренадатора изорника отличает покрута, которая делает его зависимым от господина (сильно затрудняет уход). Закуп в Русской Правде работает только на феодала, а изорник — и на себя (отдает лишь часть урожая). Закуп отвечает и личностью (в холопы), а изорник — только имуществом. Изорник зависел от господина, поскольку получал от него подмогу (покруту), которую феодал мог потребовал вернуть. Для взыскания покруты государь не должен был представлять письменный договор, а прибегал к закличу Если изорник отрицал покруту, господин должен был предъявить 4-5 свидетелей.Претензии же изорника к господину, основанные на доске — письменном документе — без специального оформления были недействительны Господин не мог распоряжаться личностью и имуществом изорника.Государь мог получить покруту, обратив взыскание на имущество изорника, То же происходило в случае смерти изорника и отсутствии наследников. К жене и детям переходили долговые обязательства умершего изорника, даже если это специально не оговаривается в письменном документе. Однако за изорником оставалось право ухода от господина — за половину урожая. Нельзя назвать изорника нищим — он имеет свое имущество, о чем свидетельствует

Изорничество — это новый этап закрепощения крестьян (но нельзя однозначно говорить об ухудшении или улучшении положения). Впервые была ограничена свобода передвижения — закуп может уйти в любой момент, отдав купу, а изорник — только в Филипов день.

Наймиты — свободный человек, пользующийся гражданскими и политическими правами члена городской общины, но находящийся в социально-экономической зависимости от государя. Договор заключался устно на время или для выполнения определенной работы Наймит мог расторгнуть договор, однако в то же время наймит-дворной годами живет у хозяина. Договор с наймитом плотником должен был быть оформлен путем записи.

упоминается подсуседник, имеющий долговое обязательство, обеспеченное залогом, по отношению к государю. Мог предъявлять иск на основе досок.

В ПСГ отсутствуют положения о смердах, закупах или холопах.

14.Основания возникновения права собственности по псковской судной грамоте 1. Вещное право.

Псковская Судная Грамота выделяла право собственности:

1) на недвижимость: земли, лес, двор, рыболовный участок;

2) на движимое имущество.

Способами приобретения права собственности являлись:

1) купля-продажа;

2) наследование;

3) получение приплода (от скота);

4) истечение срока давности владения и т. д.

«Кормля» является одним из видов вещного права. Кормля – это временное пользование чужой собственностью. Кормля устанавливалась в качестве права пользования имуществом умершего супруга для пережившего супруга на срок его жизни или до заключения нового брака.

Псковская Судная Грамота выделяла среди вещных прав – залог, который в свою очередь подразделялся на:

1) залог движимого имущества (в этом случае заложенная вещь хранилась у заимодавца до уплаты долга);

2) залог недвижимости (сама заложенная недвижимость не переходила во владение залогодержателя, но документы на эту собственность должны были быть переданы заимодавцу).

2. Обязательственное право по Псковской судной грамоте приравнивалось к договорному.

Способы заключения договоров:

1) заключение договора в устном порядке (устный договор заключался при свидетелях, которые могли подтвердить условия договора в случае спора);

2) «запись» (посредством составления письменного документа, который должен быть передан на хранение в Троицкий собор в Пскове либо иной собор города);

3) «доска» (т. е. путем составления простого письменного документа без особых требований, такой документ хранился у составителя без передачи в архив собора).

Наиболее важные сделки заключались путем составления «записи», так как она имела наибольшую доказательственную силу.

15.Виды договоров и формы их заключения по ПСГ

Псковская Судная Грамота выделяет договоры:

1) купли-продажи (договоры купли-продажи недвижимости оформлялись только письменно либо при свидетелях, при этом сделка, совершенная в пьяном виде, могла быть опротестована и признана недействительной);

2) мены;

3) дарения;

4) займа (договор займа должен был быть заключен в письменном виде на «доске» или «записью», если сумма долга превышала 1 рубль; возвращение долга оформлялось распиской, копия которой сдавалась в государственный архив);

5) ссуды;

6) поклажи (договор поклажи, хранения имущества составлялся в форме «записи»; устанавливалась ограниченная ответственность хранителя за потерю товара в результате пожара, грабежа, восстания, в пути или в чужой земле);

7) найма имущественного и личного (договор личного найма – это обязательство наемного работника выполнять работу для хозяина в течение определенного срока за указанную в договоре плату; работник мог прекратить работу до истечения срока и обратиться в суд с иском о взыскании заработной платы в случае отказа в оплате).

16.Наследственное право по ПСГ

3. Наследственное право. По Псковской Судной Грамоте выделялось:

1) наследование по закону;

2) наследование по завещанию.

По закону могли наследовать пережившие супруг, дети, родители, братья и сестры, т. е. ближайшие родственники. Допускалось лишение наследства за виновное поведение наследника, например сына, который отказывался содержать родителей или уходил из дома.

Форма завещания – письменная, с составлением «записи» и передачей его на хранение в архив.

17. Уголовное право по «Псковской Cудной Грамоте».

В отличие от Русской Правды нет специального термина для обозначения преступления. Преступление — это все то, что запрещало уголовной нормой, независимо от того, причинен ли материальный ущерб конкретному лицу. ПСГ считает преступлениями не только посягательства на личность и имущество, но и преступления против государства, его органов или церкви.

А) В Псковской Судной Грамоте известен новый род преступлений, которых не было в Русской Правде — государственная измена. За государственную измену полагалась высшая мера наказания — смертная казнь

Б) Преступления против судебных органов. Псковская Судная Грамота также предусматривает наказания за преступления против судебных органов. За вход в зал суда насильно или удар «подверника» полагался штраф: 1 рубль князю и 10 денег подвернику Запрещалось избивать истца или ответчика: «111. А кто пред господою ударит на суде своего истьца, ино его в рубли выдать тому человеку, а князю продажа.»

В) Имущественные преступления. Псковская Судная Грамота по сравнению с Русской Правдой устанавливает более развитую систему наказаний за имущественные преступления. Кража делилась на простую (кража из кладовой, с возу, лодки, скота) и квалифицированную (поджог, конокрадство, кража церковного имущества). За простую кражу полагался штраф в размере от 4 денег до 70 гривен За квалифицированную кражу полагалась смертная казнь . Если вора трижды ловили за кражу, то его казнили Если человек увидит у кого-нибудь свою краденную вещь, то он имел права потребовать возврата ее. Если ответчик присягал, что он купил ее на рынке, то истец получал часть краденного имущества, в случае же, если истец не верил присяге ответчика и не мог доказать, что ответчик украл эту вещь, то истец терял свое имущество Если краденная вещь перешла по наследству к человеку, у которого ее обнаружили, то он имел право, выставив четырех свидетелей не присягать по требованию истца, а истец терял свой иск Псковские чиновники, превысившие свои полномочия и силой отнявшие у осужденного имущество, судились по ПСГ как за грабеж Показания вора не принимались сведению, если он обвинял кого-нибудь в соучастии. У обговоренного человека на дому производился обыск, и только в том случае, если там что-нибудь находили, относящееся к делу, то этого человека обвиняли: «60. А татю веры не нять, а на кого возклеплет, ино дом его обыскать и знайдуть в дому его что полишное, и он тот же тать, а не найдут в дому его, и он свободен.»

Г) К преступлениям против личности по Псковской Судной Грамоте относились убийство, нанесение побоев и оскорбления действием. В случае убийства с преступника взыскивался штраф в размере 1 рубля в пользу князя и особое вознаграждение семье убитого. Нанесение побоев или вырывание бороды квалифицировалось как оскорбление действием. Нанесение побоев в общественном месте наказывалось штрафом в пользу князя, а за вырывание бороды полагался штраф в 2 рубля. наказывала избившего своего истца перед судом штрафом в размере 1 рубля в пользу князя.

17 Судебные органы и процессуальное право по «Псковской судной грамоте».

Процесс носил состязательный характер, то есть строился на началах процессуального равенства сторон и разделения функций между обвинителем, защитой и судом. При этом обвинитель нёс «бремя доказывания» виновности обвиняемого, а суд выступал как арбитр между сторонами. Псковское судоустройство основано на двойственной организации всякого суда, т.е. всякий трибунал состоит из княжеских и общинно-вечевых органов: центральное судилище («господа») — состоит из князя, посадника и сотских представителей общин. Хотя и указывается на отдельный суд княжий и посадничий, но в действительности они судят всегда вместе. Такой же двойственный состав имеют и служебные органы суда: нераздельно действуют княжий человек и сотский, дьяки княжий и городской, подверники по одному человеку от князя и от Пскова для наблюдения за порядком в суде. Провинциальное судоустройство имеет такой же двойственный характер: в пригородах управляют и судят посадники и княжеские наместники.

Доказательства по ПСГ:

1.Свидетели и послухи. Число послухов в эпоху русской правды было различным от 2 до12. Псковская судная грамота упрощает эту процедуру, во всех делах, требующих послушества, выступает только 1 послух, свидетелей же может быть несколько. Послуха обязан был выставлять только один истец, свидетелей же могли выставлять обе стороны.

Послух должен быть на суде, его неявка вела за собой потерю иска для стороны его выставившей . Он должен был подтвердить словесно все, что говорила сторона, его выставившая. Если он недоговорит, или переговорит, все его послушество теряло всякое значение. Послух должен был выступать на судебный поединок с ответчиком.

2. Грамоты

3. Межевые знаки

4. Крестное целование (рота). Псковская судная грамота признает присягу окончательным способом решения дел, возникающих из договоров личного найма между землевладельцем и крестьянином, между мастером и учеником и в исках между родственниками совладельцами. Самостоятельное значение присяги должно быть признано и во всех тех случаях, где присяга являлась альтернативой поля. При судебных поединках рота предшествует полю, составляя как бы его необходимую первую часть.

5.Судебный поединок. Существенное условие судебного поединка- равенство сторон, преимущественно в смысле физического равенства.

18.Уголовное право по Судебнику 1497

Усиление закрепощения вызвало обострение борьбы феодально-зависимого и закрепощаемого населения. Выступления против господствующего класса приняли массовый характер. В связи с этим наряду с определёнными деяниями, признаваемыми преступными, Судебник 1497 г. вводит понятие «лихого дела» и «ведомых лихих людей». «Лихим» человеком мог быть признан любой человек, хотя бы и не совершивший никакого конкретного деяния — измены, поджога, подмёта, но сочувствующий, поддерживающий требования народа и в силу этого являющийся человеком, опасным для господствующего класса.

Право господствующего класса расправляться с опасными для него представителями феодально-зависимого населения закреплялось статьёй 9 Судебника, перечислявшей ответственность за особо опасные преступления.

Судебник предусматривал следующие виды преступлений против имущественных прав:

1)Разбой. Ответственность за разбой была различной в зависимости от того, совершался ли он «ведомым лихим человеком» или нет. Совершение разбоя «ведомым лихим человеком» каралось смертной казнью Если обвиняемый в разбое не был «ведомым лихим человеком», он должен был возместить пострадавшему нанесённый ущерб и наказывался «продажей».

2)Похищение чужого имущества (татьба). По Судебнику татьба, то есть кража, подразделялась на простую и квалифицированную. К квалифицированным видам кражи относилась кража церковная, головная, повторная, а также первая кража с поличным, совершённая «ведомым лихим человеком»

По установившемуся в историко-юридической литературе мнению, головная татьба означает воровство, кражу людей (холопов и крепостных).

Все виды квалифицированных краж карались смертной казнью

Простой татьбой считалась кража, совершённая впервые, кроме церковной, головной татьбы и татьбы с поличным, а также обвинение в краже со стороны добрых людей при отсутствии доказательств о совершении оговорённым краж до этого оговора .Татьба, совершённая впервые, наказывалась «торговой казнью», т.е. битьём кнутом, возмещением убытков истцу, а также взысканием «продажи» в соответствии с решением суда. При невозможности возместить убытки из-за отсутствия имущества виновный выдавался истцу «головою на продажу», т.е. в холопство

Оговор в краже со стороны добрых людей влёк за собой для оговорённого обязанность уплатить «исцеву гыбель без суда», т.е. сумму предъявляемого истцом иска.

3)Истребление или повреждение чужого имущества. К этому виду преступлений Судебник относил «поджог» — простой поджог двора или другого имущества. Виновность обвиняемого доказывалась состязанием сторон. Ответственность заключалась в необходимости возмещения убытков пострадавшему и выплаты «продажи».

4)Противозаконное пользование чужим имуществом. Значительное количество преступлений этого вида — самовольная езда на чужом коне, укрывательство беглых холопов, присвоение найденного предмета и др., предусматривалось ещё «Русской Правдой» и, вероятно, ею же регулировалось и во времена Судебника.

В самом Судебнике говорится лишь о злостной невыплате долга.

Споры, возникавшие из обязательств по договорам, разрешались состязанием сторон, и влекли для виновного обязанность уплаты требуемого истцом и судебных расходов

При этом Судебник устанавливал различную ответственность в зависимости от наличия или отсутствия злой воли виновного.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *