Обращение в русском этикете

Обращение в русском речевом этикете

Обращение — один из важнейших и необходимых компонентов речевого этикета. Обращение используется на любом этапе общения, на всём его протяжении, служит его неотъемлемой частью. В то же время норма употребления обращения и его форма окончательно не установлены, вызывают разногласия, являются больным местом русского речевого этикета.

Об этом красноречиво говорится в письме, опубликованным в «Комсомольской правде» за подписью Андрей: «У нас, наверное, в одной единственной стране в мире нет обращения друг к другу. Мы не знаем, как обратиться к человеку! Мужчина, женщина, девушка, бабуся, товарищ, гражданин — тьфу! А может, лицо женского пола, лицо мужского пола! А легче — эй!»

Обращение испокон веков выполняло несколько функций. Главная из них — привлечь внимание собеседника. Это — вокативная функция.

Поскольку в качестве обращений используются как собственные имена (Анна Сергеевна, Игорь, Саша),так и названия людей по степени родства (отец, дядя, дедушка}, по положению в обществе, по профессии, должности (президент, генерал, министр); по возрасту и полу (старик, мальчик, девочка), обращение помимо вокативной функции указывает на соответствующий признак.

Наконец, обращения могут быть экспрессивно и эмоционально окрашенными, содержать оценку? Любочка, Маринуся, Любка, болван, остолоп, недотепа, шалопай, умница, красавица. Особенность таких обращений заключается в том, что они характеризуют как адресата, так и самого адресанта, степень его воспитанности, отношение к собеседнику, эмоциональное состояние.

Приведенные слова-обращения используются в неофициальной ситуации; только некоторые из них, например собственные имена (в их основной форме), названия профессий, должностей, служат обращениями и в официальной речи.

Отличительной чертой официально принятых обращений на Руси было отражение социального расслоения общества, такой его характерной черты, как чинопочитание.

Социальное расслоение общества, неравенство существовавшие в России несколько веков, нашли отражение в системе официальных обращений.

Во-первых, существовал документ «Табель о рангах», изданный в 1717-1721 гг., который затем переиздавался в несколько измененном виде. В нем перечислялись военные (армейские и флотские), гражданские и придворные чины. Каждая категория чинов подразделялась на 14 классов.

Помимо чинов, которые определяли систему обращений, существовали обращения ваше высокопревосходительство, ваше превосходительство, ваше сиятельство, ваше высочество и др.

Во-вторых, монархический строй в России до XX в. сохранял разделение людей на сословия. Для сословно организованного общества характерны были иерархия в правах и обязанностях, сословное неравенство и привилегии. Выделялись сословия: дворяне, духовенство, разночинцы, купцы, мещане, крестьяне. Отсюда обращения господин, госпожа по отношению к людям привилегированных социальных групп; сударь, сударыня — для среднего сословия или барин, барыня для тех и других и отсутствие единого обращения к представителям низшего сословия.

В языках других цивилизованных стран, в отличие от русского, существовали обращения, которые использовались как по отношению к человеку, занимающему высокое положение в обществе, так и к рядовому гражданину: мистер, миссис, мисс (Англия, США); сеньор, сеньора, сеньорита (Испания); синьор, синьора, синьорина (Италия); пан, пани (Польша, Чехия, Словакия).

После Октябрьской революции особым декретом упраздняются все старые чины и звания, Провозглашается всеобщее равенство. Обращения господин — госпожа, барин — барыня постепенно исчезают. Только дипломатический язык сохраняет формулы международной вежливости. Так, к главам монархических государств обращаются: ваше величество, ваше превосходительство; иностранных дипломатов продолжают называть господин — госпожа, Вместо всех существовавших в России обращений, начиная с 1917-1918 гг. получают распространение обращения гражданин и товарищ. История этих слов примечательна и поучительна,

Слово гражданин зафиксировано в памятниках XI в. Оно пришло в древнерусский язык из старославянского и служило фонетическим вариантом слова горожанин. И то и другое означало «житель города (града)». В этом значении гражданин встречается и в текстах, относящихся к XIX в.

В XVIII в. это слово приобретает значение «полноправный член общества, государства».

Почему же такое общественно значимое слово, как гражданин, не стало в XX в. общеупотребительным обращением людей друг к другу?

В 20-30-е гг. появился обычай, а затем стало нормой при обращении арестованных, заключенных, судимых к работникам органов правопорядка и наоборот не говорить товарищ, только гражданин: гражданин подследственный, гражданин судья, гражданин прокурор.

В результате слово гражданин для многих стало ассоциироваться с задержанием, арестом, милицией, прокуратурой. Негативная ассоциация постепенно так «приросла» к слову, что стала его неотъемлемой частью; так укоренилась в сознании людей, что стало невозможным использовать слово гражданин в качестве общеупотребительного обращения.

Несколько иначе сложилась судьба слова товарищ. Оно зафиксировано в памятниках XV в. Известно в словенском, чешском, словацком, польском, верхнелужицком и нижнелужицком языках. В славянские языки это слово пришло из тюркского, в котором корень tavar означало «имущество, скот, товар». Вероятно, первоначально слово товарищ имело значение «компаньон в торговле». Затем значение этого слова расширяется: товарищ — не только «компаньон», но и «друг».

С ростом революционного движения в России в начале XIX в. слово товарищ, как в свое время слово гражданин, приобретает новое общественно-политическое значение: «единомышленник, борющийся за интересы народа».

С конца XIX в. и в начале XX в. в России создаются марксистские кружки, их члены называют друг друга товарищами. В первые годы после революции это слово становится основным обращением в новой России. Естественно, дворяне, Духовенство, чиновники, особенно высокого ранга, не все и не сразу принимают обращение товарищ.

После Великой Отечественной войны слово товарищ постепенно начинает выходить из повседневного неофициального обращения людей друг к другу.

Возникает проблема: как обратиться к незнакомому человеку? Вопрос начинают обсуждать на страницах печати, в передачах по радио. Высказывают свое мнение филологи, писатели, общественные деятели. Предлагают возродить обращения сударь, сударыня.

На улице, в магазине, в городском транспорте все чаще слышатся обращения мужчина, женщина, дед, отец, бабуля, парень, тетенька.

Подобные обращения не являются нейтральными. Они могут восприниматься адресатом как не уважение к нему, даже оскорбление, недопустимое фамильярничание. Отсюда возможны грубость в ответ, выражение обиды, ссора.

Начиная с конца 80-х гг. в официальной обстановке стали возрождать обращения сударь, сударыня, господин, госпожа.

История повторяется. Как в 20-30-х гг. обращения господин и товарищ имели социальную окраску, так и в 90-х гг. они вновь противостоят друг другу.

В последнее время обращение господин, госпожа воспринимается как норма на заседаниях Думы, в передачах по телевидению, на различных симпозиумах, конференциях. Параллельно с этим на встречах представителей власти, политических деятелей с народом, а также на митингах выступающие с речью стали использовать обращения россияне, сограждане, соотечественники, В среде государственных служащих, бизнесменов, предпринимателей, преподавателей вузов нормой становится обращение господин, госпожа в сочетании с фамилией, названием должности, звания. Трудности возникают в том случае, если директор, профессор — женщина. Как в таком случае обратиться: господин профессор или госпожа- профессор!

Обращение товарищ продолжают использовать военные и члены партий коммунистического направления. Ученые, преподаватели, врачи, юристы отдают предпочтение словам коллеги, друзья. Обращение уважаемый — уважаемая встречается в речи старшего поколения.

Слова женщина, мужчина, получившие распространение в последнее время в роли обращений, нарушают норму речевого этикета, свидетельствуют о недостаточной культуре говорящего. В таком случае предпочтительнее начинать разговор без обращений, используя этикетные формулы: будьте любезны.,., будьте добры…, извините…, простите….

Таким образом, проблема общеупотребительного обращения в неофициальной обстановке остается открытой.

Она будет решена только тогда, когда каждый гражданин России научится уважать себя и с уважением относиться к другим, когда научится защищать свою честь и достоинство, когда станет личностью, когда неважно будет, какую должность он занимает, каков его статус. Важно, что он гражданин Российской Федерации. Только тогда никто из россиян не будет чувствовать неловкость и смущение, если его назовут или он кого-то назовет господин, госпожа (3;118-122).

Средства обращения в системе речевого этикета

Средства обращения в русском языке занимают важное место в системе речевого этикета. В современном русском языке проблема обращения является открытой. Выражения обращения входят в качестве коммуникативного компонента в менталитет носителей русского языка. Актуальность такого исследования заключается в важности анализа межличностных отношений носителей русского языка, в которых проявляется феномен вежливости, понимаемый как право личности на уважение ее достоинства. Актуальность темы определяется и не вполне достаточной разработанностью этой темы на материале русского языка.

В процессе коммуникации человеку приходится постоянно обращаться к другому лицу, часто затрудняясь в выборе формы обращения и способа наименования адресата. В научной литературе представлены разные подходы и статусное определение обращения как грамматической и синтаксической категории.

«Этикет» — франц. происхождения, означает установленный порядок где-либо. Этикет — это совокупность правил поведения, касающихся внешнего проявления отношения к людям.

Теперь перейдём непосредственно к речевому этикету. Под речевым этикетом понимаются регулирующие правила речевого поведения, система национально специфичных стереотипных, устойчивых формул общения, принятых и предписанных обществом для установления контакта собеседников, поддержания и прерывания контакта в избранной тональности».

В основе речевого этикета как функциональной микросхемы языковых единиц лежат фундаментальные функции языка: функция коммуникативная и функция познания, отражения мира.

Обращение — одно из главных средств универсального характера, выработанных языком для обслуживания человеческого общения, для установления связи между высказываниями и субъектами общения.

Обращение как речевое действие зова, призыва незнакомого адресата формируется на базе наименований социальной роли, положения, звания, титула и т. п.: Господин депутат!; Гражданин!; Профессор!

В ситуации обращения к собеседнику можно различать два вида обращения:

1) обращение к незнакомому;

2) обращение к знакомому.

Обращение к знакомому основывается на личных именах, номинациях родства, кличках и т. д.

Выбор подходящего, уместного обращения производится говорящим в зависимости от того, кто же именно адресат по своим социальным признакам. Обращение к незнакомому характеризует не личностное, а ролевое общение. Неуместный, с точки зрения адресата, выбор приводит к отрицательным оценочным реакциям.

Наиболее употребительными единицами привлечения внимания незнакомого человека являются: Простите!; Извините! Они чаще всего употребляются тогда, когда нужно задать вопрос будущему собеседнику: Простите, как проехать к торговому центру≤ Извините, время не подскажете≤

Как известно, в дореволюционную пору существовало множество сословных обращений, тонко помечающих положение в обществе, чин, принадлежность к аристократии или купечеству. Так, в «Табели о рангах» от 24 января 1722 года было 15 классов и обращение к разным классам, было разным:

I — II

III — IV

VI — VIII

IX — XIV

Ваше высокопревосходительство

Ваше превосходительство

Ваше высокородие

Ваше высокоблагородие

Ваше благородие

Но предреволюционные политические события объединили революционно настроенную часть народа как единомышленников, и в точном соответствии со значением слова нарекли себя товарищами.

Обращение товарищ, особенно после 1917 г., стало применяться победившим пролетариатом очень широко, охватывая знакомых и незнакомых адресатов. Это обращение несло в себе положительные оценки для одних и отрицательные для других. Со временем политический накал угас, обращение стало повсеместным и обиходным.

Общественные изменения последних лет оставили обращение товарищ в основном для членов КПРФ.

Что же пришло на смену≤ Пока, к сожалению, широко употребляются к незнакомому адресату обращения: мужчина и женщина. Так мы обращаемся к продавцам, к людям в транспорте, на улице и т. д.

К правилам речевого общения относится уместное употребление ты-/Вы- форм как местоименных указателей адреса.

Обратимся к словарному значению ты и Вы.

Ты употребляется при обращении к одному лицу (обычно близкому), а так же в грубоватом, фамильярном обращении. Говорить кому-либо ты — находиться с кем-либо в таких отношениях, при которых говорят друг другу ты.

Вы употребляется по отношению к нескольким или многим лицам, а так же как форма вежливого отношения к одному лицу.

Но само по себе Вы не обеспечивает вежливости. Существуют следующие критерии по выбору ты-/Вы- обращений: степень знакомства коммуникантов, официальность / неофициальность обстановки общения, взаимоотношения коммуникантов, равенство / неравенство ролевых позиций партнеров.

Направленность адресату — один из важнейших признаков человеческой речи, отличающий ее от функционирования значительного числа биосемиотических систем. Таким образом, можно сделать вывод, что обращение специализировано в функции ориентации на собеседника.

Любой тип обращения не только участвует в организации направленности речи, но и выполняет этикетную функцию. Этикету свойственна «субъективность», под которой мы понимаем принципиальную невозможность передавать средствами невербального этикета информацию об отношениях между третьими лицами.

Некоторые языки (немецкий, польский, литовский) допускают в качестве особо вежливой формы обращение к собеседнику в третьем лице с использованием титула или другой неместоименной номинации. В русских художественных текстах тоже встречаются обращения в третьем лице, как подчеркнуто вежливая форма: 1. Разве пан не знает, что он по своей воле перешел к ним≤ 2. А разве пан не знает, что бог на то создал горилку, чтобы ее всякий пробовал≤ (Гоголь «Тарас Бульба»).

Интересен тот факт, что к детям мы тоже обращаемся в третьем лице: «Вот сейчас мама Машеньку оденет и возьмет на ручки», — такое обращение к ребенку можно услышать почти в каждой семье, где есть малыш. Это — некая традиция, по которой принято обращаться к ребенку в третьем лице. И сам ребенок говорит о себе так же: «Дай Саше чаю», «Настя хочет кушать», т.д.

Считается, что такая форма обращения происходит из-за того, что осознание себя как личности, человека, который может сам что-то хотеть, происходит у ребенка только к концу третьего года жизни. В этом возрасте ребенок впервые понимает, что это именно он, а не какой-то абстрактный Васенька, совершает то или иное действие. И выражается это в том, что он начинает говорить о себе в первом лице

В каждом языке существуют слова, отнесенные к лицам, которые не являются ни наименованиями лиц, ни их характеристиками, но выражают представления субъектов речи о распределении социальных ролей в конкретных ситуациях общения. Это лексические единицы типа старина, браток, дружище, товарищ и т. п. На вопрос кого называют директором, инженером, пешеходом или трусом, мудрецом, ответить легко, указав на определенные особенности именуемых или характеризуемых этими словами лиц. А вот вопрос о том, кого именуют или на кого указывают слова старина, дружище и им подобные слова, заставляет анализировать ситуацию в целом, говорить не об отдельных лицах, а об отношениях между ними. Регулятивы никого не называют, ни на кого не указывают. Специфика их лексического значения заключается в социально-ситуационной ограниченности их употребления.

Показательно и то, что Г. Гак определяет обращения-регулятивы товарищ, друг мой вместе с формулами вежливости типа пожалуйста, спасибо, как слова, «специально обозначающие условия общения».

В регулятивах закрепляется общий социальный опыт коммуникантов, без которого эффективное социальное взаимодействие невозможно. Е. Ф. Тарасов пишет: «Общей платформой в начале КА является понимание коммуникантами собственной социальной роли и роли партнера в конкретном социальном взаимодействии».

«Обращение в функциональном отношении действенно. Оно, с одной стороны, позволяет адресату идентифицировать себя как получателя речи. С другой, в аппелятиве часто выражается отношение говорящего к адресату» — пишет Н. Д. Арутюнова.

Итак, обращение следует считать языковой универсалией, поскольку неизвестно языка, которому это явление было бы не присуще. Оно обслуживает одну из важнейших сторон речевой деятельности: организацию и регуляцию коммуникативных отношений.

Во-первых, обращение — это функция служебной лингвистической единицы, заключающейся в подчеркивании направленности текста.

Во-вторых, обращение — это слово, находящееся в позиции обращения, выполняющее функции обращения.

Литература

1. Балакай А. Г. «Словарь русского этикета». М.,2001 –768

2. Гольдин В. Е. «Обращение: теоретические проблемы». М., 2009. — 136 с

3. Колтунова М. В. «Язык и деловое общение. Нормы. Риторика. Этикет». М., 2002. — 288с.

4. Кукушкин В. С. «Деловой этикет». М., 2007–275 с.

5. Формановская Н. И. «Культура общения и речевой этикет». М., 2005–250с

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *