Доктрина центра эксплуатации

Содержание

23. Основные доктрины определения личного закона юридических лиц (теория инкорпорации, теория оседлости, теория центра эксплуатации, теория контроля).

  • •2. Суверенитет государства и экстерриториальное действие частноправовых и публично-правовых норм.
  • •3. Коллизионный и материально-правовой методы регулирования в международном частном праве.
  • •4. Система международного частного права.
  • •5. Понятие и виды источников международного частного права. Внутреннее законодательство государств как источник мчп.
  • •6. Международные договоры как источник мчп.
  • •7. Обычай как источник международного частного права. Обычаи международной торговли. Обычаи делового оборота.
  • •8. Понятие и структура коллизионной нормы.
  • •9. Виды коллизионных норм.
  • •10. Основные типы коллизионных привязок.
  • •11. Проблема квалификации и установление содержания иностранного права.
  • •12. Толкование и применение коллизионных норм (обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства)
  • •13. Толкование и применение коллизионных норм (оговорка о публичном порядке, императивные нормы).
  • •14. Взаимность и реторсия в международном частном праве.
  • •15. Характеристика правовых принципов статуса иностранных граждан (национальный принцип, принцип наибольшего благоприятствования, специальный принцип)
  • •16. Общий, специальный и индивидуальный правовые статусы иностранных граждан в рф.
  • •17. Правовое положение российских граждан, находящихся за рубежом.
  • •18. Физические лица как субъекты транснациональных отношений.
  • •19. Проблемы правоспособности иностранных граждан и лиц без гражданства.
  • •20. Коллизионные вопросы дееспособности иностранцев.
  • •21. Особенности правового положение иностранцев в рф в зависимости от установленных законом сроков их пребывания в России.
  • •22. Основы правового положения юридических лиц: национальность и личный закон.
  • •23. Основные доктрины определения личного закона юридических лиц (теория инкорпорации, теория оседлости, теория центра эксплуатации, теория контроля).
  • •24. Международные юридические лица. Правовое положение международных хозяйственных объединений.
  • •26. Деятельность российских юридических лиц за границей.
  • •27. Особенности правового положения государства как субъекта международного частного права. Понятие, виды иммунитета государства и их правовое регулирование.
  • •28. Международные межправительственные организации в международном частном праве.
  • •29. Порядок создания и правовой статус оффшорных компаний.
  • •30. Основные направления регулирования вопросов права собственности в международном частном праве.
  • •31. Коллизионные вопросы права собственности.
  • •32. Правовое регулирование вопросов национализации и реквизиции в международном частном праве.
  • •33. Понятие, содержание и формы иностранных инвестиций.
  • •34. Правовое регулирование иностранных инвестиций.
  • •35. Правовое положение иностранных инвестиций в свободных экономических зонах.
  • •36. Гарантии защиты и страхование иностранных инвестиций. Сеульская конвенция об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций 1985 г.
  • •37. Понятие внешнеэкономической сделки. Отличие внешнеэкономической сделки от внутригосударственных сделок.
  • •38. Особенности правового регулирования внешнеэкономических сделок.
  • •39. Коллизионные вопросы внешнеэкономических сделок.
  • •40. Вопросы применимого права к внешнеэкономическим сделкам.
  • •41. Международные конвенции, регулирующие внешнеэкономические сделки.
  • •42. Конвенция оон о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.
  • •43. Внеправовые средства регулирования международных торговых отношений (обычаи и обыкновения). Lex mercatoria.
  • •44. Принципы международных коммерческих контрактов 1994 г.
  • •45. Коллизионные вопросы деликтных обязательств.
  • •46. Российское законодательство о деликтах.
  • •47. Международные договоры, регулирующие ответственность по обязательствам из причинения вреда.
  • •48. Международная охрана авторских прав.
  • •49. Международная охрана смежных прав.
  • •50. Международное научно-техническое сотрудничество и зарубежное патентование изобретений.
  • •52. Охрана прав иностранцев на изобретения в Российской Федерации.
  • •53. Товарные знаки в международном частном праве.
  • •54. Особенности правового регулирования брачно-семейных отношений в международном частном праве.
  • •55. Коллизионные вопросы заключения и расторжения брака.
  • •56. Коллизионные вопросы взаимоотношений между супругами.
  • •57. Регламентация правоотношений родителей и детей в мчп.
  • •58. Усыновление, опека и попечительство в мчп.
  • •59. Специфика регулирования наследственных правоотношений в различных странах. Коллизии национальных законодательств в области наследования
  • •60. Международные договоры как средство регулирования наследственных отношений.
  • •61. Наследственные права иностранцев в Российской Федерации.
  • •62. Международные трудовые отношения и коллизионные вопросы в области трудовых отношений.
  • •63. Миграционные и эмиграционные процессы в современной России.
  • •64. Трудовые права российских граждан, работающих у иностранцев.
  • •65. Понятие международного гражданского процесса.
  • •66. Определение подсудности дел с иностранным элементом. Пророгационные и дерогационные соглашения.
  • •67. Исполнение судебных поручений и оказание других видов правовой помощи в международном частном праве.
  • •68. Признание и исполнение решений иностранных судов.
  • •69. Легализация документов в международном частном праве и апостиль.
  • •70. Рассмотрение государственными арбитражными судами рф дел с участием иностранных граждан и юридических лиц.
  • •Глава 33. Особенности рассмотрения дел с участием иностранных лиц
  • •Раздел V. Производство по делам с участием
  • •Глава 43. Общие положения
  • •Глава 44. Подсудность дел с участием иностранных
  • •71. Понятие и виды международного коммерческого арбитража.
  • •72. Основания для арбитражного рассмотрения споров (арбитражная оговорка, соглашение о третейском суде).
  • •73. Специфика арбитражного рассмотрения споров.
  • •74. Признание и исполнение решений иностранных коммерческих арбитражных судов.

Доктрина инкорпорации

Доктрина центра эксплуатацииявл. попыткой избежать недостатков предыдущей.

Недостаток: юр.л. м. иметь несколько мест, где осущ. его деятельность.

Доктрина оседлости

Недостаток: отсутствие возможности опр. национальность юр.л.

Напр., орг. образована по законам Франции, а центр управления в Англии. Эти законодательства взаимно отсылают друг к другу.

Пути выхода: заключение м/н договоров.

Личный статут

Объем правоспособности юр.л. в каждом конкретном государстве.

В содержание вкл. вопросы образования, деятельности, взаимоотношений между участниками, а т. прекращения деятельности юр.л.

В каждой прав. системе имеет свое содержание.

Личный статут для рос. юр.л. опр. рос. законом.

Национальность

Национальность- принадлежность юр.л. к опр. государству.

Эти два понятия взаимосвязаны, поскольку национальность опр. его личный статут. А содержание личного статута зависит от того какую национальность имеет юр.л.

Коллизия коллизий

— одно и то же обстоятельство дела по-разному рассм. на территориях разных гос.

Существование в различных прав. системах коллизионных норм с одинаковым объемом, но разными коллизионными привязками.

Положительная

на опр. национальности юр.л. претендуют две прав. системы.

2.4. Определение национальности юридических лиц по месту их учреждения. (Критерий инкорпорации).

Согласно критерию инкорпорации юридическое лицо должно быть признано принадлежащим к той стране, по законам которой утвержден (при разрешительной системе возникновения юридических лиц) или зарегистрирован (при явочной системе) его устав (учредительные документы или документы).

Эта теория исходит из того, что существование юридического лица устанавливается государством, утвердившим или зарегистрировавшим его устав.

Юридиче-

64 Staudinger J., Grofifeld В. Op. cit. S. 12.

65 Sandrock О. Op. cit S. 507.

66 Staudinger J., Grofifeld B. Op.cit S. 435.

-50-ское лицо есть создание определенного правопорядка и потому должно считаться

привязанным к этому последнему. Как пишет Вейс, «всякое юридическое лицо получает свое существование и свои права от государства. Согласие, явное или молчаливое, безусловно, необходимо для его образования. Поэтому повсюду оно заимствует национальность от законодателя, который даровал ему жизнь»67.

Критерий инкорпорации широко используется в законодательной практике ряда государств. Так, например, Закон Великобритании 1991 г. «Об иностранных корпорациях»68 устанавливает, что при определении правоспособности юридических лиц принимается во внимание законы территории, по которым образование (юридическое лицо) инкорпорировано.

С точки зрения полноты правового регулирования вопросов статуса иностранных юридических лиц примечателен швейцарский Закон «О международном частном праве» 1987 года69. Согласно статье 154 названного акта к товариществам70 применяется право государства, в котором они учреждены, при условии соблюдения установленных правом этого государства требований в части оглашения или регистрации, а при отсутствии таких требований — при условии их учреждения в соответствии с правом этого государства. Если товарищество не удовлетворяет названным требованиям, применяется право государства, из которого фактически осуществляется управление им. Право, применимое к товариществу, определяет: юридическую природу товарищества; порядок учреждения и ликвидации; гражданскую право- и дееспособность; правила о фирме или наименовании; организационную структуру; внутренние отношения в товариществе, в частности отношения между

67 Цитата по Ладыженский А.М. Указ соч. С. 268.

68 Международное частное право. Иностранное законодательство. М. 2001. С. 210-211.

69 На сегодняшний день это самый крупный закон по международному частному праву во всем мире: в нем содержится 201 статья. Можно также утверждать, что он является к тому же одним из самых комплексных: в нем не нашли отражения, пожалуй, только вопросы иммунитета государства и его собственности. Закон Швейцарии о международном частном праве считают лучшей кодификацией по вопросам международного частного права не только в Европе, но и во всем мире./Там же. С. 629-669.

70 Под товариществом понимается всякое организованное объединение лиц и всякий имущественный комплекс (ст. 150 Закона о международном частном праве).

-51-товариществом и его участниками; ответственность за нарушение норм корпоративного права; ответственность по обязательствам товарищества; полномочия лиц, действующих от имени товарищества в соответствии построением его организационной структуры.

В отдельную статью выделены положения относительно применимого права в отношении эмиссии ценных бумаг, представляющих участие в капитале или заем, которая осуществляется на основе проспекта, циркуляра или другой аналогичной публикации.

В данном случае возможна альтернатива — либо право, применяемое к товариществу, то есть право государства инкорпорации, либо право государства эмиссии.

В отдельный предмет регулирования выделена охрана наименования и фирмы товарищества. Если наименование и фирма внесены в швейцарский торговый реестр, то охрана от посягательств, совершаемых в Швейцарии, осуществляется по швейцарскому праву. В противном случае охрана осуществляется в соответствии с правом, применяемым к недобросовестной конкуренции71 или к посягательствам на права личности72. Важное положение содержится в ст. 159 Закона, предусматривающей, что если деятельность товарищества, учрежденного по иностранному праву, осуществляется в Швейцарии или из Швейцарии, ответственность действующих от имени товарищества лиц определяется по швейцарскому праву. Также швейцар-

К требованиям из недобросовестной конкуренции применяется право государства, на рынке которого наступили вредные последствия. Если вред нанесен исключительно предприятию определенного конкурента, применяется право места нахождения этого предприятия (ст. 136 Закона о международном частном праве).

Это может по соглашению сторон быть право суда (ст. 132); право государства, где причинитель вреда и потерпевший имеют место обычного пребывания при условии, что это одно государство; право государства, на территории которого причинен вред; право государства, на территории которого наступили вредные последствия и причинитель должен был предвидеть их наступление в этом государстве; право государства, применимое к правоотношению, в случае когда противоправное действие нарушает существующее между причинителем вреда и потерпевшим правоотношение (ст. 132); в случае распространения порочащих требований в средствах массовой информации по выбору потерпевшего применяется право государства обычного пребывания потерпевшего, право государства, в котором причинитель имеет место делового обзаведения или обычного пребывания; право государства, в котором наступили вредные последствия; к праву на опровержение порочащих сведений в средствах массовой информации применяется исключительно право государства, в котором была выпущена в свет публикация.

-52-ский закон допускает возможность изменения национальности товарищества73.

Вводный Закон Бразилии 1942 г. к Гражданскому кодексу74 в статье 11 определяет, что организации, предназначенные для целей коллективного интереса, такие, как общества и учреждения, подчиняются закону государства, в котором они учреждены.

Законодательство Венгрии75 определяет круг вопросов, входящих в категорию личный закон, а именно: правоспособность юридического лица, его хозяйственная деятельность, связанные с его субъектностью права, а также взаимные правоотношения между его участниками. Личным законом юридического лица является право государства, на территории которого юридическое лицо было зарегистрировано. Однако венгерское законодательство содержит ряд дополнительных принципов, позволяющих определить личный закон юридического лица в случаях, когда юридическое лицо зарегистрировано по праву нескольких государств, либо когда согласно праву, действующему в указанном уставе месте нахождения этого лица, такая регистрация не требуется. В данных случаях законом юридического лица является право места нахождения юридического лица, указанное в уставе. Если согласно уставу юридическое лицо не имеет места нахождения или имеет несколько мест нахождения, и оно не было зарегистрировано по праву какого-либо государства, его личным законом является право государства, на территории которого находится центральный орган управления юридического лица.

Закон Венесуэлы 1998 года «О международном частном праве»76 в статье 20 определяет, что существование правоспособность, деятельность и прекращение юридических лиц частноправового характера определяются правом места их учреждения. Под местом учреждения понимается место, в котором выполняются условия,

73 Об этом см. параграф 1 главы 3 настоящего исследования.

74 Там же. С. 180-184.

75 Параграф 18 Указа 1979 г. № 13 «О международном частном праве». // Там же. С. 229-248.

76 Rabels Zeitschrift fur auslandisches und internationales Privatrecht 2000. № 2. S. 358-381.

по форме и существу требуемые для создания упомянутых лиц.

Критерий инкорпорации установлен также в законодательстве Вьетнама77, Китая78, Кубы79, Мексики80, Перу81, Туниса82, Югославии83.

Интересной представляется формулировка статьи 3083 Гражданского кодекса 1991 года Квебека84. Статус и дееспособность юридического лица регулируются правом страны, в соответствии с которым это юридическое лицо было учреждено, без ущерба для применения к его деятельности права страны, где такая деятельность осуществляется.

Теории инкорпорации следуют США (кроме штата Луизиана). С точки зрения американского права, «согласно праву учреждения оценивается, во-первых, правоспособность и определенные внешние отношения компании, во-вторых, главным образом, внутренние ее отношения»85. Под это так называемое internal affairs rule (правило внутренних дел) подпадают, например, права, обязанности и ответственность участников компании, включая участников, имеющих право контроля, ответственность руководящих органов и служащих из числа руководящего состава, заключение соглашений с участниками и т.п. Среди американских штатов по экономическим причинам происходит соревнование за привлечение возможно большего числа фирм. В этом соревновании, берущем начало с 1890 года, вначале лидиро-

Ст. 832 Гражданского кодекса 1995 года.// Международное частное право. Иностранное законодательство. М. 2001. С. 264.

Часть 2 статья 43 Кодекса Международного частного права в отношении прав, связанных с правосубъектностью, устанавливает критерий инкорпорации, а в отношении осуществления деятельности — критерий осуществления деятельности.//Там же. С. 568.

Ст. 17 Закона 1982 года «О разрешении коллизий законов с правилами других стран» предусматривает, что национальность юридического лица определяется по праву того государства, на основании которого оно было учреждено. Если юридическое лицо имеет действительное местонахождение в другом государстве, в не в том, в котором оно было учреждено, и имеет по праву этого другого государства его национальность, оно считается юридическим лицом этого госу-дарства.//Гам же. С. 689. Там же. С. 348.

-54-вал штат Нью-Джерси. В 1920 году его опередил штат Делавэр, который и удерживает до сих пор ведущую позицию в «инкорпорированиях» компаний86. В конечном счете, это приводит к тому, что компания инкорпорируется на основании более либерально настроенного в отношении учредителей законодательства, но менее привлекательного для интересов акционеров и кредиторов. Поэтому судебная практика отдельных штатов пошла по пути защиты прав акционеров учрежденной по более либеральному законодательству компании, осуществляющей свою деятельность в другом штате. Примером может быть спор, рассмотренный калифорнийским судом в отношении учрежденной в Делавэре компании, которая хотела изменить положения устава, ущемив права мелких акционеров. Такое изменение было возможно по законодательству Делавэра, но по праву Калифорнии допускалось только с разрешения соответствующего государственного органа. Суд решил, что для внутренних отношений компании предписания калифорнийского права наиболее предпочтительны для акционеров. Эта практика и впоследствии применялась в Калифорнии и в некоторых других штатах, когда по соображениям защиты интересов акционеров и кредиторов определенные положения о праве голоса и других правах акционеров, увольнении директоров, о служебных обязанностях являются императивными предписаниями для учрежденных по праву иного штата компаний, осуществляющих свою деятельность вне пределов данного штата.

Практические достоинства критерия инкорпорации следующие: критерий места инкорпорации очень четкий и легко устанавливаемый88. Он опирается на очень четкий признак — административный акт, легко идентифицируемый во време-

86 Bungert H. Op. cit S. 125.

87 Bungert H. Op. cit S. 127.

88 Требования критерию определения национальности юридического лица блестяще сформулированы А. Борисом: «… для разрешения постоянно, повседневно возникающих коллизий между разноместными законами, могущими иметь применение к регулированию жизни юридического лица, пригоден только простой и ясный критерий, признак легко и быстро распознаваемый, не допускающий по возможности, разноречивого толкования и, во всяком случае, не предполагающий производства на каждом шагу обширных, сложных и длительных разысканий.» // Вормс А.. Указ соч. С. 7.

-55-ни и пространстве, — что облегчает четкое и правильное установление национальности. Тем самым, участникам оборота обеспечивается «минимум безопасности», а в спорах исключается всякие произвольные оценки со стороны суда или арбитража. Будучи наиболее либеральным в отношении выбора места учреждения юридического лица, критерий инкорпорации предоставляет учредителям широкие возможности, что наиболее полно отвечает интересам свободного предпринимательства и развития международных экономических отношений. Позволяя перемену места нахождения юридического лица без ликвидации и повторного учреждения, критерий инкорпорации способствует дальнейшему существованию юридического лица. И, наконец, к преимуществам системы инкорпорации относят широкие возможности дипломатической защиты государством «своих» компаний за границей, и, с другой стороны, подчинения собственной юрисдикции государства компаний, инкорпорированных на его территории, в том числе ликвидации компаний с их заграничными отделениями.

Несмотря на то, что критерий инкорпорации имеет множество сторонников, тем не менее, встречаются резкие возражения против его применения. Общим недостатком критерия инкорпорации является предоставление неограниченных возможностей для многочисленных манипуляций учредителям при создании юридического лица. Речь, главным образом, идет о создании компании в государствах — «налоговых оазисах». Подобный сделанный учредителями выбор может нарушать интересы страны, в которой данная компания осуществляет деловые операции, а также интересы находящихся в этой стране кредиторов, будущих инвесторов89. По мнению Б. Гроссфельда, неограниченная свобода выбора учредителей ведет к «бегству под крыло» наиболее бедного регламентациями права, что, свою очередь, подрывает правовую безопасность90.

Кох X., Магнус У., Винклер фон Моренфельс П. Указ. соч. С. 217. Staudinger J., GroBfeldB. Op. cit. S. 12-13.

-56-М. Вольф, критикуя критерий инкорпорации, указывает: «Эта доктрина берет

свое начало в архаической концепции, по которой предоставление юридической субъективности не физическому лицу является исключительным актом милости, и государство, дарующее эту милость, тем самым создает закон, по которому это искусственное (юридическое) лицо должно жить», «компания может быть образована по закону страны х и в соответствии с этим законом, но, по желанию своих учредителей, может иметь свое пребывание, центр своего управления в стране /’. Такое образование корпораций по законам одного штата для ведения операций только в другом штате, как уже отмечалось, особенно практикуется в США. Как правило, указывает М. Вольф, соображения, по которым учредители, ведущие дела в своем собственном государстве, предпочитают подчинить свою корпорацию закону другой страны, не всегда носят очень достойный характер. Закон страны может быть более строгим в отношении ответственности юридических лиц перед держателями акций или кредиторами, чем это соответствует целям данных организаций, или может предоставить им меньше прав; или требовать более строгих ежегодных ревизий или неудобной гласности их деятельности, или может увеличить стоимость регистрации по сравнению с законом другого государства (штата). Во всех этих случаях личным законом корпорации является не закон фактического ее образования, а закон государства, в котором корпорация была юридически создана. Это положение обнаруживает слабые стороны доктрины, признающей личным законом закон, по которому юридическое лицо было образовано91.

Критика позиции Вольфа представлена в ранее упомянутой работе А.М. Ладыженского. По мнению Ладыженского, приведенные Вольфом возражения против критерия инкорпорации неубедительны и должны быть отвергнуты. Государство, в пределах которого действует юридическое лицо, созданное по законам другой страны, имеет право контролировать деятельность этого юридического лица независимо

91 Вольф М. Указ. соч. С. 328,329.

-57-от его национальности. Оно вправе вовсе запретить эту деятельность. Оно может не

признавать того, что искусственно создано в обход территориальных законов. А.М. Ладыженский не согласен, будто данный критерий основан на архаической теории, согласно которой предоставление правосубъектности юридическому лицу — это акт милости. «На самом деле защищаемый нами критерий основан на том, что правосубъектность и физического и юридического лица устанавливается правопорядком, санкционированным государственной властью. И отдельный человек, и объединения людей, и так называемые искусственные объекты права — все в одинаковой степени юридические субъекты, то есть носители прав и обязанностей не по своей природе (иначе это бьшо бы естественное право), а потому, что государственная власть наделила их правосубъектностью»92. Правосубъектность и физического и юридического лица зависит от государства, ее представляющего. Юридическое лицо становится субъектом права в силу признания его таковым государством, где утвержден или зарегистрирован его устав. Поэтому не только с практической точки зрения, но и теоретически правильным критерием национальности юридического лица должно быть признано место инкорпорации. «Нет оснований отказываться от критерия, который является чрезвычайно четким и определенным и нормально выражает действительную связь юридического лица с тем или иным государством».

Следует ли отдать предпочтение какому-то одному из имеющихся коллизионных критериев? По нашему мнению, это, скорее всего, невозможно. Не зря выдающийся ученый В.М. Корецкий отмечает: «… они все равно хороши и равно недостаточны». При этом В.М. Корецкий раскрывает понятие «равно хороши» и «равно недостаточны». Равно хороши, ибо каждый из них освещает одну сторону проблемы: критерий определения национальности юридических лиц по национальности физических лиц, входящих в него — связь юридического лица с физическими лицами, в нем непосредственно заинтересованными; критерий инкорпорации — связь с

92 Ладыженский А.М. Указ. соч. С. 270.

-58-правопорядком, его порождающим, стремление обеспечить государственный контроль над организацией юридических лиц; критерий оседлости — связь с имущественным комплексом, гарантия интересов кредиторов. «Все они недостаточны, ибо тщатся охватить явление в целом под непременным условием подведения всех случаев под одну категорию».93

Противоречия критериев оседлости и инкорпорации приводят в результате к кризису жесткого коллизионного регулирования вопросов статуса иностранных юридических лиц. Законодательства и правоприменительная практика многих государств ищут более «гибкого» решения проблемы по пути отказа от «абсолютного» характера того или иного оценочного критерия, замены их смешанными критериями. Доктринально это обосновывается важностью учета различных сторон деятельности юридических лиц, необходимостью оценки тех хозяйственных целей, для которых определяется их национальность. При этом нередко прибегают одновременно к двум и более критериям национальности, используя один в качестве основного, а другой — в качестве дополнительного. Все эти процессы подтверждают высказанное в литературе мнение, что «современное состояние МЧП дает основание говорить о постепенном снижении роли многочисленных классических коллизионных привязок. .. и замене их небольшим числом основных принципов, которые будут направлять поиски суда в нахождении применимого права. К таким принципам можно отнести действующие сегодня принцип нахождения наиболее тесной связи правоотношения с конкретным правопорядком, нахождения наиболее благоприятного правопорядка, учет императивных норм страны суда и третьей страны»94.

По нашему мнению, критерий инкорпорации в современных условиях является более привлекательным, так как он четкий, стабильный, легко распознаваемый,

93 Корецкий В.М. Проблемы частного международного права в договорах, заключенных советскими республиками с иностранными государствами./Избранные труды. Книга 1. Киев. 1989. стр. 34-35.

-59-то есть исключительно формальный. Вместе с тем, максимально защищая интересы

учредителей, он в меньшей степени обеспечивает соблюдение интересов страны, на территории которой данное юридическое лицо имеет место нахождения либо осуществляет деятельность. Таким образом, он отчасти способствует обходу закона, что является дестабилизирующим фактором в современных международных частноправовых отношениях. Выход видится нам в широком использовании принципа действия императивных норм государства, на территории которого находятся органы управления учрежденного по праву иного государства юридического лица95.

Концепция императивных норм в международном частном праве признана и зафиксирована как во внутригосударственном праве многих государств, так и в международных договорах. Суть данной концепции заключается в том, что в любом национальном правопорядке содержатся такие императивные нормы, которые в силу своей особой значимости должны применяться всегда независимо от применимого права, определенного на основании коллизионных норм или избранного сторонами в силу автономии воли. Такие нормы получили название «сверхимперативные» или «нормы непосредственного применения», «императивные нормы» и др. Об императивных нормах в МЧП см.: Жильцов А.Н. Проблема применения императивных норм третьих стран в европейском международном частном праве. // Законодательство и экономика. 1997. № 23-24. С. 37-48; Садиков О.Н. Императивные нормы в международном частном праве. // Московский журнал международного частного права. 1992. № 2. С.71-84.

Личный закон юридического лица (lex societatis)

Эта коллизионная привязка означает, что правовой статус юридического лица определяется законом того государства, чью государственную принадлежность (национальность) имеет юридическое лицо. Национальность указывает на принадлежность юридического лица к конкретному правопорядку, являющемуся личным статутом компании.

Личный статут юридического лица (применимое право) представляет собой его личный закон, на основе которого определяются:

  • — статус организации в качестве юридического лица;
  • — его организационно-правовая форма;
  • — требования к наименованию юридического лица;
  • — вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, вопросы правопреемства;
  • — содержание и объем правоспособности юридического лица;
  • — порядок приобретения прав и обязанностей;
  • — внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;
  • — способность юридического лица отвечать по своим обязательствам.

Личный закон юридического лица и его государственная принадлежность (национальность) — категории различные. Личный закон — категория коллизионного права, право конкретного государства, компетентное ответить на вопросы, которые связаны с правосубъектностью юридического лица. Государственная принадлежность (национальность) — материально-правовая категория, «привязанность» юридического лица к определенному государству и его правопорядку.

Варианты определения национальности юридических лиц:

  • — теория инкорпорации: личным законом юридического лица считается право того государства, в котором данное лицо зарегистрировано (Великобритания, Россия, Китай, Индия, США);
  • — теория оседлости: юридическое лицо принадлежит тому государству, на чьей территории находится его административный центр (Франция, Бельгия, Украина). Место нахождения основного органа управления обычно определяется в соответствии с уставными документами. Если в уставе отсутствует указание места нахождения основного органа управления, то им, как правило, является фактическое (эффективное) место нахождения такого органа;
  • — теория эффективного (основного) места деятельности (местонахождения коммерческого предприятия): юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории оно ведет основную хозяйственную деятельность (Сирия, Алжир). Критерий эффективного места деятельности оптимален для определения национальной принадлежности офшорных компаний;
  • — теория контроля: юридическое лицо имеет национальность того государства, с территории которого контролируется и управляется его деятельность (законодательство большинства развивающихся стран, Вашингтонская конвенция 1965 г., Договор к Энергетической хартии (1994)). Теория контроля — наилучший критерий для установления действительной национальности ТНК;
  • — смешанный критерий: как дополняющие друг друга устанавливаются привязки к праву государства инкорпорации, места нахождения и места осуществления деятельности, применяется и теория контроля (Италия, Канада, Египет). В законодательстве Лихтенштейна и Швейцарии закреплена возможность подчинения компании местному праву без ликвидации и новой регистрации.

Такие законодательные различия создают серьезные проблемы. Юридическое лицо, учрежденное в государстве, применяющем критерий оседлости (Франция), и переместившее свой административный центр в государство, применяющее критерий инкорпорации (Великобритания), будет признано английским во Франции и французским — в Великобритании, т.е. «теряет» национальность. Юридическое лицо, учрежденное в государстве, применяющем критерий инкорпорации (Россия), и имеющее административный центр в государстве, применяющем критерий оседлости (Украина), в России считается российским, а на Украине — украинским (двойная национальность). Юридическое лицо, учрежденное в государстве, применяющем критерий инкорпорации (Австрия), и перемещающее свой административный центр в государство, применяющее аналогичный критерий (Армения), будет считаться австрийским и в Австрии, и в Армении, т.е. приобретает одностороннюю (неполную) национальность.

В современном законодательстве большинства государств для определения личного закона юридических лиц применяется сочетание различных критериев (Великобритания и США — теории инкорпорации и контроля, Индия — инкорпорации и эффективного места деятельности, Венгрия — инкорпорации и оседлости). «Смешанный критерий» представляется наиболее удачным, но и его применение не может устранить всех возможных коллизий.

На международном уровне предпринята попытка синтезировать теории инкорпорации и оседлости: Гаагская конвенция о признании прав юридического лица за иностранными компаниями, ассоциациями, учреждениями (1956) исходит из того, что национальность юридического лица определяется по месту, где оно зарегистрировано и где по уставу находится его правление. В Договоре об учреждении Европейского экономического сообщества (1957) закреплено унифицированное понятие «национальность юридического лица». Любая компания, учрежденная по национальным законам, даже если она контролируется иностранной компанией, имеет 100%-ный иностранный капитал либо выполняет функции филиала зарубежной компании, в своей деятельности подчиняется режиму, предусмотренному для национальных компаний.

В отношении юридических лиц всегда возникают вопросы их личного статуса и их правоотношений с другими лицами. Именно от статуса лица зависит, в какие правоотношения оно может вступать. Однако эта взаимосвязь не исключает самостоятельности указанных категорий, необходимости их отдельного рассмотрения в аспекте коллизионного регулирования. Каждое из правоотношений, в которое вступает юридическое лицо, имеет самостоятельную коллизионную привязку. Одновременно все вопросы правового статуса юридического лица имеют общую коллизионную привязку. Ранее в доктрине МЧП утверждалось, что принцип единого личного статута является непоколебимым: «Все вопросы статуса юридического лица… имеют в принципе общую коллизионную привязку, подчиняются одному и тому же законодательству, имеют общий личный статут»1.

На современном этапе некоторые представители доктрины (в основном в ФРГ) отвергают одну единую привязку личного закона юридического лица. Правоотношения юридического лица не могут оцениваться по единому личному статуту. Нетрадиционные теории определения личного статута юридического лица базируются на принципе расщепления единого статута юридического лица и подчинения вопросов, входящих в сферу его регулирования, разным коллизионным привязкам. В доктрине ФРГ разработаны теории оговорок, наложения (суперпозиции), дифференцированности, формирования групп случаев, комбинации, ограниченная теория инкорпорации. Эти модифицированные теории в некоторой степени позволяют решить проблему совмещения внутренних интересов государства и интересов интернационализации экономики. Однако расщепление единого личного статута, подчинение его различным коллизионным привязкам, смешение норм различных правопорядков приводят к неопределенности правового регулирования, к дестабилизации правоприменения.

В российском праве понятие личного статута юридического лица дано в ст. 1202 ГК РФ. Россия — одна из немногих стран мира, в чьем праве установлен только один критерий определения личного закона юридического лица — критерий инкорпорации (п. 1 ст. 1202).

В отечественной доктрине указывается, что под местом учреждения юридического лица понимается место нахождения постоянно действующего исполнительного органа или место нахождения иного органа или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности. Поэтому при определении юридического лица как российского критерий инкорпорации дополняется критерием оседлости. Судебная практика идет именно по этому пути.

Теория центра эксплуатации (или места деятельности).

Еще одним критерием определения личного статута юридического лица выступает признак осуществления основной деятельности, который соответственно использован в «теории эксплуатации». Ее смысл достаточно прост; юридическое лицо в качестве личного закона имеет ста-тут той страны, где оно проводит производственную (в широ-ком смысле слова) деятельность. Этот критерий весьма свой-ственен практике развивающихся стран для целей объявления «своими» всех образований, которые ведут свои деловые опера-ции на территории данного государства. Это имеет определен-ные корни как политического, юридического, так и экономичес-кого характера. Дело в том, что именно развивающиеся страны заинтересованы в привлечении иностранного капитала для раз-вития национального хозяйства и, следовательно, облечении его в соответствующие отечественные организационно-право-вые формы. С другой стороны, поскольку за счет повышенной нормы прибыли функционирование в пределах их юрисдикции является достаточно выгодным и для иностранных контраген-тов, их приток оказывается весьма существенным. В том же, что касается обеспечения контроля со стороны национальных орга-нов государства пребывания за подобными юридическими ли-цами, то «привязку» их к отечественному правопорядку разви-вающееся государство может осуществить наиболее простым образом — с помощью именно критерия «центра эксплуатации». В результате указанного специальные акты по корпоративному праву многих стран, традиционно именуемых «развивающими-ся», используют в своем законодательстве именно этот прин-цип . Так, в Законе о компаниях 1956 г. Индии применительно к иностранным компаниям особо оговаривается, что компания, учрежденная в соответствии с законами иностранного государства, может зарегистрироваться в Индии как «иностранная компания, имеющая местом осуществления бизнеса Индию».

Обзор теорий и подходов, закрепленных в праве различных государств в области решения вопроса о личном статуте юриди-ческого лица, при том, что имеются самостоятельные критерии, определяющие соответствующий выбор, позволяет, однако, констатировать, что в современном мире ни один из них не при-меняется изолированно от других. Для иллюстрации указанно-го целесообразно провести сопоставление некоторых законопо-ложений ряда стран. Так, соглас-но Гражданскому кодексу Египта 1948 г., правовой статус ино-странных юридических лиц подчиняется закону государства, на территории которого находится местопребывание основного и дей-ственного органа управления юридического лица. Однако если это лицо осуществляет свою основную деятельность в Египте, приме-нимым является египетский закон . Различные коллизионные привязки определения национальности юридического лица применяет с своем законодательстве и Италия (см. выше).

Обращение к любому из упомянутых выше коллизионных критериев с целью определения «национальности» юридичес-кого лица, его государственной принадлежности ставилось практикой под сомнение на том основании, что их примене-ние не выявляет действительной принадлежности капиталов юридического лица и потому носит формальный характер. Эта точка зрения легла в основу теории контроля.

Правовое положение иностранных юридических лиц в РФ

Основы правового положения юридических лиц: «национальность» и «личный статут»

Характерной чертой в правовом регулировании отношений в области международного частного права выступает разделение всех лиц, действующих на данной территории, на отечествен­ных (национальных) и иностранных. Важ­ным фактором для уточнения гражданско-правового статуса ино­странных юридических лиц в международном частном праве яв­ляется то обстоятельство, что на них воздействуют по крайней мере две регулирующие системы:

  • система национального права государства, считающегося для данного юридического лица «сво­им»;
  • система права государства, на территории которого оно действует или предполагает действовать (территориальный закон).

Примечание

Представления личного закона, использовавшиеся в отношении физических лиц, в свое время были перенесены и на юридическую фикцию — юридических лиц, вследствие чего к ним по аналогии продолжали применяться понятия «национальность» и «оседлость».

Категория «национальность» применительно к юридическим лицам является условной, неточной, поскольку она не может иметь ис­ходного содержания — т.е. особой правовой связи лица с государ­ством, выражаемой в институте гражданства, — но используемой в определенной мере лишь в целях удобства, краткости, обиходно­го употребления, и в юридическом отношении не может рассмат­риваться как надлежащая для целей обращения к ней при характе­ристике юридических лиц. Тем не менее обращение к ней в связи с юридическими лицами не вызывает возражений, если стоит зада­ча отграничения, как было подчеркнуто ранее, отечественных пра­восубъектных образований от таковых иностранных.

Соответствующим двусторонним международным договором может быть установлено, что юридическим лицам, при­надлежащим к договаривающимся государствам, на основе взаимно­сти предоставляется национальный режим (либо режим наибольше­го благоприятствования) для целей осуществления деятельности на территории другого договаривающегося государства. В этом случае также крайне необходимо разграничить:

  1. своих, т.е. национальных, юридических лиц;
  2. иностранных, т.е. при­надлежащих к договаривающемуся государству;
  3. «чужих» — принадлежащих к недоговаривающимся государствам.

Очень часто в международной жизни вопросы отыскания за­кона, которому подчиняется и в соответствии с которым было создано то или иное юридическое лицо, возникают в связи с на­логообложением, являющимся важной составляющей его общего правового положения в зарубежной стране. Так, если договором об устранении двойного налогообложения, действующего между РФ и Бельгией, установлено, что от налогообложения на террито­рии одного договаривающегося государства освобождаются дохо­ды, полученные юридическими лицами от соответствующих видов деятельности, осуществляемой на территории другого договари­вающегося государства, то необходимо как минимум подтвердить, является ли данное образование, претендующее, скажем, на осво­бождение от налога на прибыль в России, бельгийским юридиче­ским лицом, и таким образом выявить, распространяются ли на него положения международного договора.

В том же, что касается понятий, правомерно и юридически точно употребляемых применительно к иностранным юридиче­ским лицам, то к ним прежде всего следует отнести категорию «личного статута» юридического лица. Легально в собственном качестве категория «личного статута» юридического лица закрепле­на в разд. VI «Международное частное право» ГК РФ (в частности, ст. 1202 ГК РФ впервые в отечественной практике международного частного права ввела рассматриваемое понятие lex societatis — «личный закон юридического лица» в нормативный оборот, указав, что «личным законом юридического лица считает­ся право страны, где учреждено юридическое лицо» — п. 1).

Основные доктрины определения личного статута

Нормы национального права различных государств не совпада­ют по своему содержанию в определении того, какое лицо являет­ся «принадлежащим» к данному государству, вследствие чего их за­конодательство, практика (прежде всего судебная) и доктрина по-разному решает задачу отыскания правопорядка, в рамках кото­рого данное юридическое лицо будет квалифицироваться «своим», т.е. национальным. Однако, несмотря на это, в мире были выра­ботаны несколько признаков, руководствуясь которыми законода­тель или судья квалифицировали соответствующее образование в качестве правосубъектного лица собственного или иностранного правопорядка.

К их числу относятся критерии:

  • учреждения, или регистрации (инкорпорации);
  • местопребывания головных органов (административного центра, центра управления) юридического лица;
  • центра эксплуатации (основной производственной, коммерческой и т. п. деятельности);
  • контроля (при рассмотрении конкретного дела судом, ко­гда соответствующее юридическое лицо обладает несколькими признаками одновременно и ни один из них не квалифицируется решающим).

Теория инкорпорации

В современном международном частном праве основными критериями, которые закрепляются в законода­тельстве и (или) судебной практике различных государств, высту­пают категории инкорпорации и местонахождения юридического лица. Принято считать, что данный признак для определения личного статута иностранного юридического лица свойствен стра­нам, принадлежащим к англосаксонской системе права (США, Великобритания, Канада и др.), вместе с тем ныне и государства так называе­мой континентальной системы права в своем законодательстве и судебной практике активно используют рассматриваемый при­знак. Достаточно сказать, что Россия, Беларусь, Бразилия, Казахстан, Китай, и др. от­сылку к закону места инкорпорации (учреждения, регистрации) закрепляют как необходимый коллизионный принцип для опре­деления личного статута. Только в последние десятилетия он по­лучил распространение (в том числе и благодаря перечисленным в последней группе странам) в качестве легально зафиксирован­ного в нормативном материале соответствующих государств.

Основное содержание теории и самого критерия инкорпора­ции (учреждения):

  • компания (применительно к США — корпорация), принадлежит правопорядку страны, в ко­торой она учреждена в соответствии с ее законодательством (пра­вом).

Иными словами, компания, образованная по английскому закону и существующая на основании его предписаний, будет признаваться английской компанией в тех государствах, правопорядок которых в этой области строится на принципах инкорпора­ции.

Имеются варианты этой теории.

Так, скандинавские страны придерживаются того, что компания подчиняется закону той страны, в которой сделана первая запись о ее регистрации (была занесена в реестр). В большинстве случаев это будет совпадать с государством, согласно закону которого компа­ния была создана, поскольку обязательность первой записи в реестр связывается с получением статуса правосубъектного образования.

Имеются примеры законодательных актов, которые устанавли­вают целые «цепочки» норм, в силу которых на последовательной основе возможно определение личного закона юридического лица. В частности, в венгерском Законе о международном частном праве 1979 г. устанавливается иерархия коллизионных правил для целей отыскания правопорядка, являющегося личным статутом иностран­ного юридического лица. «Личным законом юридического лица является закон государства, на территории которого юридическое лицо было зарегистрировано. Если юридическое лицо было зареги­стрировано согласно законодательству нескольких государств или если согласно закону, действующему по местонахождению его ад­министративного центра, указанному в уставе, регистрации не тре­буется, то его личным законом является закон, применяемый по местонахождению, указанному в уставе. Если юридическое лицо согласно уставу не имеет местонахождения или имеет несколько местонахождений и оно не было зарегистрировано по закону ни одного из государств, то его личным законом является закон госу­дарства, на территории которого находится место осуществления центральной администрации».

Теория оседлости

Согласно этой теории, называемой иногда теорией эффективного местопребывания, личным статутом юри­дического лица (компании, корпорации, правосубъектного това­рищества) является закон той страны, в которой находится его центр управления (совет директоров, правление, иные исполни­тельные или распорядительные органы).

Существует мнение, что для применения теории оседлости не имеет значения, где осуществляется деловая активность такого юридического лица. К числу государств, придерживающихся дан­ного критерия, относятся Австрия, Франция, Испания, Бельгия, Люксембург, ФРГ большинство других стран Европейского союза, а также Украина, Грузия, Швейцария, Польша и т. д. Анализируе­мый признак, как правило, закрепляется в уставе, поэтому счита­ется, что, руководствуясь им, легко установить принадлежность данного юридического лица к соответствующему правопорядку. Однако то же самое можно сказать и о критерии инкорпорации, так как внесение в реестр компаний, корпораций или юридиче­ских лиц в иной правовой форме сопровождается выдачей свиде­тельства (сертификата) о регистрации с указанием в нем того, что рассматриваемое образование создано в соответствии с законами данного государства.

Критерий местонахождения общества, компании, товарищест­ва или корпорации имеет значение и для стран, придерживаю­щихся в своей законодательной и судебной практике теории ин­корпорации.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное».

Материальные нормы Российской Федерации, относящиеся, к примеру, к обществам с ограниченной ответственностью, оперируют сочетанием не­скольких имеющихся в этом отношении признаков: «Место нахо­ждения общества определяется местом его государственной реги­страции. Учредительными документами общества может быть ус­тановлено, что местом нахождения общества является место постоянного нахождения его органов управления или основное место деятельности» (п. 2 ст. 4 Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Теория центра эксплуатации

Еще одним критерием отыскания личного статута юридического лица выступает признак осуществле­ния основной деятельности, который соответственно использован в «теории эксплуатации». Ее смысл достаточно прост: юридическое лицо в качестве личного закона имеет статут той страны, где оно ведет производственную (в широком смысле слова) деятельность. Этот критерий весьма свойствен практике развивающихся стран для целей объявления «своими» всех образований, которые ведут свои деловые операции на территории данного государства. Это имеет определенные корни как политического, юридического, так и эко­номического характера. Дело в том, что именно развивающиеся страны заинтересованы в привлечении иностранного капитала для развития национального хозяйства и, следовательно, облечении его в соответствующие отечественные организационно-правовые формы.

С другой стороны, поскольку за счет повышенной нормы прибыли функционирование в пределах их юрисдикции является достаточно выгодным и для иностранных контрагентов, их приток оказывается весьма существенным. В том же, что касается обеспечения контроля со стороны национальных органов государства пребывания за по­добными юридическими лицами, то «привязку» их к отечественно­му правопорядку развивающееся государство может осуществить наиболее простым образом — с помощью именно критерия «центра эксплуатации». В результате указанного специальные акты по кор­поративному праву многих стран, традиционно именуемых разви­вающимися, используют в своем законодательстве именно этот принцип.

Подробнее

Так, Закон о компаниях 1956 г. Индии (в ред. Закона об изменениях и дополнениях в Закон о компаниях 1988 г.) в особом разделе, посвященном иностранным компаниям, особо оговаривает, что компания, учрежденная в соответствии с законами иностранно­го государства, может зарегистрироваться в Республике Индия как «иностранная компания, имеющая местом осуществления бизнеса Индию» (ст. 591-601).

Рассматриваемый признак может выражаться с помощью раз­нообразных формулировок. Так, в Инструкции ГНС РФ № 39 от 11 октября 1995 г. (в ред. от 29 декабря 1997 г.) для целей опреде­ления места реализации работ (услуг) устанавливается, что тако­вым является «место экономической деятельности покупателя ус­луг, если покупатель этих услуг имеет место нахождения в одном государстве, а продавец — в другом».

Анализируя российское законодательство в той или иной сфе­ре, так или иначе связанной с функционированием юридических лиц, — налоговым, валютным и т. д., можно заметить, что при общем закреплении в праве РФ критерия инкорпорации (ст. 1202 ГК РФ) в нем присутствует как определяющий также и признак «оседлости» — местонахождения.

В законах РФ об акционерных обществах и обществах с огра­ниченной ответственностью место нахождения общества опреде­ляется местом его государственной регистрации.

Определение места нахождения общества имеет значение для решения ряда правовых вопросов, возникающих в его деятельно­сти, в частности для определения места исполнения обязательст­ва, когда оно не указано в договоре или в правовом акте (ст. 316 ГК), установления компетентного учреждения для рассмотрения споров с участием общества и др.

В двусторонних отношениях признание иностранных юриди­ческих лиц осуществляется, как правило, в торговых договорах, договорах о мореплавании и поселении, договорах о правовой помощи или о взаимном поощрении иностранных капиталовло­жений, об устранении двойного налогообложения.

Теория контроля

Начало использования этой теории связывает­ся в истории и науке международного частного права с периодами Первой и Второй мировых войн. Дело в том, что во время воору­женных конфликтов проблема иностранных юридических лиц прини­мает новые очертания, а именно приобретает характер так называе­мых «враждебных иностранцев». Вражеским признавалось юридическое лицо, если его управление или его капитал в целом или большей части находится в руках неприятельских граждан, ибо в этом случае за фикцией гражданского права скрываются дейст­вующие физические лица.

В отечественной литературе по международному частному праву в качестве необходимого прецедента, давшего толчок в применению и развитию «теории контроля», указывается на дело Daimler Co. v. Continental Tyre & Rubber Co., рассматривае­мое английским судом в 1915 г. Суд при разбирательстве дела стал выяснять, кто является действительными участниками дан­ного юридического лица, к какому гражданству они принадлежат и кто стоит во главе управления им. В ходе этого выявилось, что из 25 тысяч акций, составляющих акционерный капитал компа­нии «Даймлер», только одна принадлежала британскому поддан­ному, а остальные находились в собственности германских держателей. Несмотря на то что компания была инкорпорирована в Англии, зарегистрирована согласно английским законам, суд признал на основании выясненных обстоятельств данное юриди­ческое лицо «вражеским», т. е. принадлежащим Германии.

Впоследствии в ходе Второй мировой войны в соответствии с британским актом 1939 г. о сделках с вражескими лицами к враждебным иностранцам вновь были отнесены юридические лица, контролируемые вражескими физическими лицами либо ор­ганизованные или зарегистрированные по законам государства, состоящего с Англией в войне.

В сегодняшней практике подобного рода критерий, как пред­ставляется, применяется не только в процессе ведения каких-ли­бо военных действий, но и в совершенно мирное время на осно­вании решений международной организации, скажем, при введе­нии Советом Безопасности ООН санкций в целях обеспечения мира и безопасности. Например, во исполнение резолюций Сове­та Безопасности специальными распоряжениями Президента РФ ограничивались торговые и другие гражданско-правовые отноше­ния российских хозяйствующих субъектов с предприятиями Бос­нии, Герцеговины, Югославии, Ирака и др. Кроме того, законодательства некоторых государств исходят из названного критерия и в общем плане для достижения определенных целей, скажем, при налогообложении.

Категория личного статута чрезвычайно важна для юридиче­ского лица, поскольку, как было подчеркнуто, именно он отвеча­ет на главный вопрос: является ли данное лицо юридическим, т.е. обладает ли волей, относительно независимой от воли лиц, объединяющихся в нем, иными словами, самостоятельным субъ­ектом права? Таким образом, каждое иностранное юридическое лицо подчиняется иностранному (своему) правопорядку в вопро­сах возникновения, существования, деятельности и ликвидации, а также возможных способов и форм преобразования. Тем же правопорядком регулируется и объем правоспособности юридиче­ского лица, устанавливаются ее пределы. Личный закон юридиче­ского лица, кроме того, указывает на формы и порядок выступ­ления юридического лица во внутреннем и внешнем хозяйствен­ном обороте. Содержание личного статута дает ответы на вопрос, вправе или не вправе рассматриваемое юридическое лицо в своей деятельности выходить за рамки отечественной юрисдикции и ка­ковы условия, формы и специальные требования, предъявляемые к такому выходу. Следовательно, решение проблем личных прав в отношениях данного юридического лица с третьими лицами на­ходится всецело в сфере действия личного статута.

Высказанные соображения подкрепляются конкретным норма­тивным материалом соответствующих государств. Так, в части третьей ГК РФ даны исчерпывающие ответы на вопрос о том, что входит в сферу действия lex societatis. На основе личного за­кона юридического лица определяются, в частности:

    1. статус ор­ганизации в качестве юридического лица;
    2. организационно-пра­вовая форма юридического лица;
    3. требования к наименованию юридического лица;
    4. вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства;
    5. содержание правоспособности юридического лица;
    6. порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;
    7. внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;
    8. способность юридического лица отвечать по своим обязатель­ствам (п. 2 ст. 1202).

В целом конструкция «международных юридиче­ских лиц» не вписывается в качестве дополнительной категории в понятийный ряд, существующий в науке и практике междуна­родного частного права, а именно: «национальное юридическое лицо» — «иностранное юридическое лицо», и в любом случае должно включаться либо в одну, либо в другую группу.

Например, транснациональная корпорация «Бритиш Петролеум» будет состоять соответственно из ряда национальных юридических лиц в зависимости от того, в каких юрисдикциях образованы ее до­черние предприятия, — индийского, российского, голландского, нигерийского, кипрского, мальтийского, украинского, казахского и т. д. права. Таким образом, ныне существование данного термина не имеет материальной основы, может ввести в заблуждение. Его использование должно сопровождаться по, крайней мере уточнениями и пояснениями.

«Офшорные» компании

Благодаря сложившейся в результате усиления хозяйственного взаимодействия и интернационализации торгово-производственных связей между различными государства­ми экономической ситуации многим странам приходится соревно­ваться друг с другом за привлечение в свою экономику дополни­тельных денежных и иных средств. В то же время любой предпри­ниматель на определенном этапе сталкивается с проблемами управления, отчетности, с необходимостью выхода на международ­ные рынки компании, а также обязанностью платить в ряде случа­ев достаточно высокие налоги. Возникает вопрос о средствах ре­шения этих проблем. В настоящее время одним из весьма практи­куемых средств подобного рода является офшорный бизнес.

Юридическое содержание понятия «офшорный бизнес» за­ключается в том, что за рубежом появляется новый, в правовом смысле «самостоятельный» субъект хозяйственных отношений. Этот механизм используется для различных целей, в том числе налогового планирования и др. (управления риском; получения доступа к международным финансовым и инвестиционным услу­гам и т. д.). Бесспорно, налоговое планирование — одно из основ­ных направлений и мотивов не только создания, но и развития офшорного бизнеса. Следует подчеркнуть, что термин «налоговое планирование» свойствен в большей мере западной экономиче­ской и юридической науке и практике. В советской, российской, а также экономико-правовой литературе других стран СНГ он до сих пор активно использовался лишь применительно к анализу ситуации в экономике именно развитых стран.

Для Российской Федерации понятия, употребляемые в этой связи («офшорный бизнес», «офшорная компания»), являются не только сравнительно новыми, но и спорными в некоторых отно­шениях. Так, например, весьма распространенным мнением было то, что категория «офшорная компания» не может рассматривать­ся в качестве юридического понятия. Вместе с тем сегодня, как представляется, это уже не соответствует действительности, так как существуют примеры законодательного закрепления этого термина, причем в его противопоставлении другой катего­рии — «внутренней компании» («in shore company»), как это имеет место в Англии, на Кипре, Виргинских островах (Брит.), Багам­ских островах и др.

Таким образом, юридическое содержание понятия «офшорная компания» в современном значении подразумевает такое образова­ние преимущественно корпоративного типа, созданное в рамках определенных юрисдикции, которое не вправе вести производст­венную, торговую и вообще какую-либо хозяйственную деятельность в пределах государства учреждения, и, следовательно, соглас­но действующим в большинстве подобных юрисдикции территорий не подлежащее налогообложению в ее пределах, однако является юридическим лицом, инкорпорированным (учрежденным, образо­ванным) в соответствии с законодательством последнего.

Сошлемся на один из самых известных примеров использова­ния конструкций, предлагаемых офшорным бизнесом для целей минимизации налогообложения. Это схема, разработанная гол­ландским концерном «Филипс». Ее суть состоит в следующем: на Бермудских островах указанным концерном было учреждено до­чернее предприятие — страховая компания «Кингстоун Кэптив Иншуэренс», единственным клиентом которого стал сам концерн «Филипс». По высоким ставкам было застраховано имущество концерна, в том числе такое, которое обычно в страховом бизне­се не страхуется, поскольку шансы его порчи или гибели ничтож­ны. Соответствующие суммы страховых премий стали переводить­ся за границу Голландии — на Бермуды. Оттуда средства в виде займов были предоставлены материнскому обществу. В сочетании со страховыми платежами суммы платы за пользование кредитом существенно меняли объемы прибыли и, следовательно, снижали налогооблагаемую базу. Экономия только за один годичный пери­од составила несколько миллионов долларов. Главным фактором в данной цепочке является ее юридическая неуязвимость.

Подробнее

Видовым понятием, используемым в рамках родового — «оф­шорная компания», — выступает «компания международного биз­неса» (от англ. «international business company»). В настоящем оно известно праву ряда территорий, имеющих преимущественно за­висимый или схожий с ним статус, а иногда и статус самостоя­тельных суверенных государств, предоставляющих льготные нало­говые режимы («налоговые убежища»), что способствует учрежде­нию в их пределах значительного числа иностранных компаний, действующих в международном гражданском обороте. Как прави­ло, компании международного бизнеса не могут осуществлять хо­зяйственную деятельность внутри таких территорий или госу­дарств. В их числе прежде всего получившие наибольшее распро­странение в последнее время так называемые офшорные зоны — Кипр, Лихтенштейн, Люксембург, Мальта, Панама, Сингапур, ряд штатов США (Делавэр, Невада, Вайоминг и др.), британские за­висимые территории, которые не входят в состав Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и пользуются определенной степенью самоуправления, включая собственное за­конодательство, а также территории иных государств: Бермудские, Виргинские, Каймановы, Фолклендские острова, Гибралтар, Гон­конг (ныне Сянган), острова Терке и Кайкос, Мэн, Джерси, Гернси, Нидерландские Антильские острова и др. Одним из глав­ных требований по учреждению и функционированию компаний международного бизнеса выступает условие о ведении деятельно­сти исключительно за границей конкретного государства или территории. Кроме того, в силу положений местного законода­тельства необходимо наличие зарегистрированного в пределах рассматриваемой юрисдикции административного центра (центра управления офиса компании), назначение директорами компании граждан данной страны, финансирование компании из источни­ков, находящихся вне этой территории.

Теория центра эксплуатации.

Еще одним критерием отыскания личного статута юридического лица выступает признак осу- ществления основной деятельности, который соответственно использован в «теории эксплуатации». Ее смысл достаточно прост; юридическое лицо в качестве личного закона имеет ста­тут той страны, где оно проводит производственную (в широ­ком смысле слова) деятельность. Этот критерий весьма свой­ственен практике развивающихся стран для целей объявления «своими» всех образований, которые ведут свои деловые опера­ции на территории данного государства. Это имеет определен­ные корни как политического, юридического, так и экономичес­кого характера. Дело в том, что именно развивающиеся страны заинтересованы в привлечении иностранного капитала для раз­вития национального хозяйства и, следовательно, облечении его в соответствующие отечественные организационно-право­вые формы. С другой стороны, поскольку за счет повышенной нормы прибыли функционирование в пределах их юрисдикции является достаточно выгодным и для иностранных контраген­тов, их приток оказывается весьма существенным. В том же, что касается обеспечения контроля со стороны национальных орга­нов государства пребывания за подобными юридическими ли­цами, то «привязку» их к отечественному правопорядку разви­вающееся государство может осуществить наиболее простым образом — с помощью именно критерия «центра эксплуатации». В результате указанного специальные акты по корпоративному праву многих стран, традиционно именуемых «развивающими­ся», используют в своем законодательстве именно этот прин­цип. Так, Закон о компаниях 1956 г. Индии в особом разделе, посвященном иностранным компаниям, особо оговаривает, что компания, учрежденная в соответствии с законами иностранно­го государства, может зарегистрироваться в Республике Индия как «иностранная компания, имеющая местом осуществления бизнеса Индию» (ст. 591-601).

Рассматриваемый признак может выражаться с помощью разнообразных формулировок. Так, в Инструкции. ГНС РФ № 39 от 11 октября 1995 г. (в ред. 29 декабря 1997 г.) для целей определения места реализации работ (услуг) устанавливается, что таковым является «место экономической деятельности по­купателя услуг, если покупатель этих услуг имеет место нахож­дения в одном государстве, а продавец — в другом».

Обзор теорий и подходов, закрепленных в праве различных государств в области решения вопроса о личном статуте юриди­ческого лица, при том, что имеются самостоятельные критерии, определяющие соответствующий выбор, позволяет, однако, констатировать, что в современном мире ни один из них не при­меняется изолированно от других. Для иллюстрации указанно­го целесообразно провести сопоставление некоторых законопо­ложений ряда стран.

Принято считать, что в категорию государств, применяю­щих для определения личного статута юридического лица кри­терий «оседлости» при игнорировании принципа «центра экс­плуатации», входит и Германия. Однако всесторонний, объек­тивный взгляд на положение соответствующего законодатель­ства не позволяют безоговорочно сделать подобный вывод. Так, § 13 (Ь) раздела 2 книги первой Германского торгового уложения (ГТУ) 1897 г. предусматривает, что «…для заявлений, образцов подписей, подачи документов и регистрации, если за­рубежное право не требует иного, действуют соответственно предписания в отношении головных отделений или отделений по месту нахождения общества». При этом § 24 раздела 1 книги первой Германского гражданского уложения (ГГУ) гласит сле­дующее; «местом нахождения союза (т. е. союза лиц — юриди­ческого лица. — Л. А.) считается, если не установлено иное, мес­то, в котором находится его правление». Согласно же § 5 Закона ФРГ об акционерных обществах 1965 г. «местонахождение об­щества определяется его уставом. В качестве местонахождения устав, как правило, указывает место, где общество имеет пред­приятие (выделено мною. — Л. А.), или место, где находится правление общества или откуда ведется управление делами об­щества». Анализируя российское законодательство в той или иной сфере, так или иначе связанной с функционированием юриди­ческих лиц, — налоговым, валютным и т.д., — можно заметить, что при общем закреплении в праве РФ критерия инкорпорации (см. Основы 1991 г.. Закон о государственном регулировании внешнеторговой деятельности 1995 г. и др.) в нем присутствует как определяющий также и признак «оседлости» — местонахож­дения.

В законах РФ об акционерных обществах и обществах с ог­раниченной ответственностью место нахождения общества определяется местом его государственной регистрации, если в уставе общества в соответствии с федеральными законами не предусмотрено иное. В то же время пункт 2 ст. 4 Закона об обще­ствах с ограниченной ответственностью допускает, что место нахождения общества может быть установлено в учредитель­ных документах как место постоянного нахождения его органов управления или основное место его деятельности.

Определение места нахождения общества имеет значение для решения ряда правовых вопросов, возникающих в его деятель­ности, в частности для определения места исполнения обяза­тельства, когда оно не указано в договоре или в правовом акте (ст. 316 ГК), установления компетентного учреждения для рас­смотрения споров с участием общества (ст. 25 АПК, ст. 117, 119 ГПК) и др.

Пример РФ не является единственным. Очень многие страны, которые приемлют принцип инкорпорации, требуют, чтобы мес­топребывание корпорации (компании), закрепленное в уставе, находилось в пределах территории того государства, чьим законо­дательством регулируется ее создание. Так, Торговый кодекс Японии, считающейся страной, исповедующей теорию «инкорпо­рации», недвусмысленно закрепляет: «Юридическим адресом то­варищества считается местонахождение его головной конторы» (ст. 54). «Товарищество считается учрежденным с момента регист­рации по месту нахождения его головной конторы» (ст. 57).

В этой связи в науке и практике международного частного права, относящимся к иностранным юридическим лицам, воз­никает проблема различного толкования понятия «местопребы­вание». В общем плане различают формальную — «статутарную», т.е. указанную в уставе, — и реальную — «эффективную» -оседлость. Различия между двумя категориями в принципе не имеют значения, если местонахождение юридического лица по уставу (местонахождение зарегистрированного офиса) и факти­ческое пребывание его органов управления существуют в одной и той же стране. Везде, кроме этой страны, такая компания будет рассматриваться как юридическое лицо, существующее в рамках иностранного правопорядка.

Основные доктрины личного закона (национальности) юридического лица. Их основное содержание, государство применение, преимущества и недос

СОДЕРЖАНИЕ

Вариант № 3

Введение…………………………………………………………………….……..1

1. Основные доктрины личного закона (национальности) юридического лица. Их основное содержание, государство применение, преимущества и недостатки………………………………………………………………………….2

2. Задача № 1……………………………………………………………………….5

3. Задача № 2………………………………………………………………….…..9

4. Список использованной литературы……………………………………..12

Введение

Международное частное право уже давно сформировалось в качестве самостоятельной отрасли права и отрасли юридической науки (правоведения), а также самостоятельной учебной дисциплины. В России интерес к этой науке и дисциплине резко возрос в последнем десятилетии XX в. Глубокие преобразования, происходящие в нашей стране, связанные с формированием открытого демократического общества и правового государства, экономические реформы, охватившие и внешнеэкономическую деятельность, открыли новые возможности российским гражданам и юридическим лицам для участия в разнообразных международных отношениях частноправового характера. Все это имело принципиальное значение для международного частного права, для возрастания его роли как внутри страны, так и в обеспечении равноправного участия России в мирохозяйственных связях.

Международное частное право возникло и сложилось в силу объективного существования в мире около двухсот правовых систем, каждая из которых устанавливает «свои» нормы для регулирования одних и тех же общественных отношений. В тех случаях, когда помимо национальных субъектов права — физических и юридических лиц одного государства — в правовых отношениях участвует «иностранный элемент», появляется необходимость в дополнительном правовом регулировании. Игнорирование иностранной правовой системы и подчинение отношений только одному правопорядку не может обеспечить объективного, адекватного конкретным жизненным обстоятельствам, правового регулирования.
Международное частное право призвано регулировать взаимоотношения между субъектами МЧП. Особенность положения субъектов МЧП состоит в том, что они выступают не только носителями прав и обязанностей, но и играют главную роль в создании и реализации международно-правовых норм.

1. Основные доктрины личного закона (национальности) юридического лица. Их основное содержание, государство применение, преимущества и недостатки.

Термин «национальность», как и многие термины в области международного частного права, применяется к юридическим лицам условно, в ином смысле, чем он применяется к гражданам. Речь идет об установлении принадлежности юридического лица к определенному государству. В международной практике наряду с определением личного закона юридического лица государственную принадлежность юридического лица («национальность») необходимо установить для того, чтобы знать, какое государство может оказывать дипломатическую защиту таким лицам.

Кроме того, без определения «национальности» юридического лица нельзя будет установить, на какие юридические лица распространяется национальный режим или режим наибольшего благоприятствования, предусмотренный двусторонними договорами о правовой помощи.

«Национальность» юридического лица – это принадлежность юридического лица к государству. Этот термин используется для определения правовой связи юридического лица с государством: отчисления налогов; создания со стороны государства правового регулирования в отношении тех вопросов, которые составляют содержание личного статута.

Понятие «личного статута» и «национальности» взаимосвязаны и взаимообусловлены: национальность юридического лица определяет его личный статут, а содержание личного статута зависит от того, какую национальность имеет юридическое лицо1. В каждой правовой системе существуют свои критерии определения национальности и содержатся различные коллизионные нормы, определяющие гражданскую правоспособность (личный статут) юридических лиц.

Различают следующие наиболее распространенные теории определения национальности (или часто именуемые в юридической литературе – доктрины определения национальности):

Доктрина инкорпорации. Согласно доктрине инкорпорации в основу взят принцип национальности юридического лица и его личным статутом считается право государства, где юридическое лицо создано и зарегистрировано. Эта доктрина получила наибольшее распространение в странах англо-американского права. Ее существенным недостатком является отсутствие связи между законом места образования юридического лица и законом места его деятельности. Ведь не секрет, что несмотря на создание юридического лица в одном государстве, оно может иметь центр своею управления в другом, а осуществлять основную деятельность и вовсе в третьем.

Доктрина центра эксплуатации. Эта доктрина является попыткой избежать недостатков, присущих доктрине инкорпорации. Согласно этой концепции личным законом юридического лица следует считать закон места осуществления его основной деятельности. Однако при такой постановке вопроса не будет учтено то, что юридическое лицо может иметь несколько мест, где осуществляется его деятельность. Эта доктрина была отвергнута англо-американскими странами, но одобрена в нескольких европейских странах,

Доктрина оседлости. Как правило, учредительные документы юридического лица содержат указание относительно места его пребывания и места нахождения его административного центра. Это позволяет признать личным законом юридического лица закон местонахождения его административного центра. Доктрина получила широкое признание во Франции, Германии, Италии, Австрии, Швейцарии и других странах континентального права.

В основе доктрин национальности лежит определённый формальный критерий, который очень часто не в состоянии раскрыть действительную принадлежность юридического лица зарегистрированного в одном государстве, административный центр, который находится в другом государстве, а хозяйственная деятельность осуществляется на территории ряда других государств2.

Так согласно доктрине инкорпорации национальность юридического лица определяется на основании законодательства государства, в котором выполнены формальности по учреждению юридического лица доктрина инкорпорации широко используется в законодательной практике ряда государств — Великобритании, Швейцарии, Бразилии, Венгрии, Венесуэлы, Вьетнама, Китая, Кубы, Мексики, Перу, Туниса, Югославии. В США судебной практикой действие доктрины инкорпорации существенно ограничивается путем применения наряду с законодательством места учреждения законодательства места осуществления деятельности.

Общим недостатком доктрины инкорпорации является предоставление неограниченных возможностей для многочисленных манипуляций учредителям при создании юридического лица. Речь, главным образом, идет о создании компании в государствах – «налоговых оазисах»3. Подобный сделанный учредителями выбор может нарушать интересы страны, в которой данная компания осуществляет деловые операции, а также интересы находящихся в этой стране кредиторов.

Противоречия доктрин оседлости и инкорпорации приводят в результате к кризису жесткого коллизионного регулирования вопросов статуса иностранных юридических лиц. Законодательства и правоприменительная практика многих государств ищут более гибкого решения проблемы по пути отказа от абсолютного характера того или иного оценочного критерия, замены их смешанными критериями. Доктринально это обосновывается важностью учета различных сторон деятельности юридических лиц, необходимостью оценки тех хозяйственных целей, для которых определяется их национальность. При этом нередко прибегают одновременно к двум и более доктринам национальности, используя один в качестве основного, а другой — в качестве дополнительного. Все эти процессы свидетельствуют об уменьшении значения коллизионного способа регулирования отношений с участием юридических лиц и частичной замене его иными принципами регулирования, таких как принцип нахождения наиболее тесной связи правоотношения с «конфетным» правопорядком, нахождения наиболее благоприятного правопорядка, учет императивных норм страны суда и третьей страны.

Задача № 1

В 2010 году российское юридическое лицо и французское юридическое лицо заключили договор поставки, согласно которому французское юридическое лицо регулярно поставляло промышленное оборудование, а российское юридическое лицо – регулярно оплачивало поставляемый товар. Стороны предусмотрели, что все отношения в связи с заключенным договором регламентируется правом России.

В 2012 году реквизиты счета французского юридического лица изменились, о чем российское юридическое лицо было извещено. Однако очередной платеж за поставленное оборудование российское юридическое лицо ошибочно произвело по прежним реквизитам счета.

Российское юридическое лицо определило, что в настоящее время этот счет принадлежит другому французскому юридическому лицу, и обратилось к нему о возврате ошибочно перечисленных денежных средств. Другое французское юридическое лицо на просьбу не ответило и денежные средства не возвратило.

Российское юридическое лицо обратилось в арбитражный суд России с иском о возврате незаконно полученных денежных средств и основывало свои требования на положениях права России, так как иск был предъявлен в арбитражный суд России и вытекал из ошибочной оплаты по договору, подчиненному сторонами праву России. Другое французское юридическое лицо заявило, что спор дожжен быть разрешен на основании права Франции, так как оно не являлось стороной указанного договора и не согласовывало применения права России.

Какое право должно быть применено к указанному спору? Приведите правовую аргументацию Вашего решения задачи.

Решение:

Согласно положениям Гражданского процессуального кодекса:

Статья 402.

2. Суды в Российской Федерации рассматривают дела с участием иностранных лиц, если организация-ответчик находится на территории Российской Федерации или гражданин-ответчик имеет место жительства в Российской Федерации.
3. Суды в Российской Федерации вправе также рассматривать дела с участием иностранных лиц в случае, если:
1) орган управления, филиал или представительство иностранного лица находится на территории Российской Федерации;

2) ответчик имеет имущество, находящееся на территории Российской Федерации;

6) иск вытекает из договора, по которому полное или частичное исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации;

7) иск вытекает из неосновательного обогащения, имевшего место на территории Российской Федерации;

Статья 404.
1. По делу с участием иностранного лица стороны вправе договориться об изменении подсудности дела (пророгационное соглашение) до принятия его судом к своему производству.

Согласно статье 247 Арбитражного процессуального кодекса:
1. Арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность (далее — иностранные лица), в случае, если:
1) ответчик находится или проживает на территории Российской Федерации либо на территории Российской Федерации находится имущество ответчика;
2) орган управления, филиал или представительство иностранного лица находится на территории Российской Федерации;
3) спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации;

5) спор возник из неосновательного обогащения, имевшего место на территории Российской Федерации;

Статья 249
1. В случае, если стороны, хотя бы одна из которых является иностранным лицом, заключили соглашение, в котором определили, что арбитражный суд в Российской Федерации обладает компетенцией по рассмотрению возникшего или могущего возникнуть спора, связанного с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности, арбитражный суд в Российской Федерации будет обладать исключительной компетенцией по рассмотрению данного спора при условии, что такое соглашение не изменяет исключительную компетенцию иностранного суда.
2. Соглашение об определении компетенции должно быть заключено в письменной форме.

Из изложенных положений закона следует, что:

1) Если реквизиты счёта на который был осуществлён ошибочный перевод принадлежат иностранному лицу (компания, индивидуальный предприниматель, гражданин), то спор может быть рассмотрен российском судом, в случае если такое лицо:

  • Находиться или проживает на территории России;
  • Орган управления, филиал или представительство компании находиться на территории России;
  • Иностранное лицо имеет имущество на территории России.
  • Спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации;

Правовой статус юридических лиц в международном частном праве

Функции, которые выполняют юридические лица в международных хозяйственных отношениях, позволяют утверждать, что именно они являются основными субъектами международного частного права. Специфика правового статуса и деятельности юридических лиц определяется в первую очередь их государственной принадлежностью. Именно национальность (государственная принадлежность) юридических лиц —основа их личного статута.

Правовая категория «личный статут» устанавливает «личный статус» компании. Понятие личного статута юридических лиц известно праву всех государств и практически везде определяется сходным образом: статус организации в качестве юридического лица, его организационно-правовая форма и содержание правоспособности, способность отвечать по своим обязательствам, вопросы внутренних отношений, реорганизации и ликвидации. Юридические лица не вправе ссылаться на ограничение полномочий их органов или представителей на совершение сделки, неизвестное праву страны места совершения сделки, за исключением случаев, если будет доказано, что другая сторона знала или должна была знать об указанном ограничении.

Во всех государствах действующие на их территории компании делятся на «отечественные» и «иностранные». Если юридические лица осуществляют хозяйственную деятельность за границей, они находятся под воздействием двух систем правового регулирования — системы национального права государства «гражданства» данного юридического лица (личный закон) и системы национального права государства места деятельности (территориальный закон).

Именно коллизионный критерий «личный закон» в конечном счете предопределяет национальность (государственную принадлежность) юридических лиц. Понятие «личный закон» юридического лица является одним из самых сложных в МЧП, поскольку эта формула прикрепления содержит серьезные «скрытые» коллизии и принципиально различно понимается в праве разных государств. Личный закон юридических лиц может пониматься в четырех вариантах.

Теория инкорпорации — юридическое лицо принадлежит тому государству, на чьей территории оно учреждено (инкорпорировано, зарегистрировано). Отсылка к законодательству места инкорпорации закреплена как необходимый коллизионный принцип для определения личного статута юридического лица (США, Великобритания, Канада, Австралия, Чехия, Словакия, Китай, Нидерланды, Россия).

Теория (ценз) оседлости (теория эффективного места пребывания) — юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории расположен административный центр, управление компанией. Этот коллизионный принцип установлен в праве Франции, Японии, Испании, ФРГ, Бельгии, Украины, Польши.

Теория центра эксплуатации (места осуществления основной хозяйственной деятельности) — юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории оно ведет свою основную деятельность. Данное коллизионное начало зафиксировано в праве Египта, Сирии, Индии, Алжира, других развивающихся стран.

Теория контроля — юридическое лицо имеет национальность того государства, с территорий которого контролируется его деятельность (прежде всего посредством финансирования). Теория контроля представляет собой самый современный критерий определения национальности юридических лиц. Применение этой теории закреплено в современном международном праве (Вашингтонская конвенция 1965 г. о порядке разрешения инвестиционных споров, Договор 1994 г. к Энергетической хартии).

Теория контроля определена как господствующее правило коллизионного регулирования личного статута юридических лиц в праве большинства развивающихся стран (Конго, Заир). В качестве субсидиарной коллизионной привязки эта теория используется в праве Великобритании, США, Швеции, Франции.

Теория контроля появилась во время Первой мировой войны, поскольку именно во время вооруженного конфликта проблема иностранных юридических лиц может приобрести характер «враждебных иностранцев». Толчком к появлению теории контроля явилось дело против компании «Даймлер», рассматривавшееся в 1915 г. в английском суде. В ходе процесса суд стал выяснять, кто является действительными участниками юридического лица-ответчика, какое гражданство имеют эти лица и кто управляет юридическим лицом.

Выяснилось, что из 25 тыс. акций, составлявших акционерный капитал компании, только одна акция принадлежала британскому подданному, а все остальные находились в собственности германских держателей. Несмотря на то что компания была инкорпорирована в Англии по английскому праву, суд признал это юридическое лицо «враждебным», т.е. принадлежащим кайзеровской Германии.

В связи с делом компании «Даймлер» в 1916 г. был издан циркуляр Министерства юстиции Франции: «Для выявления вражеского характера компании нельзя довольствоваться исследованием правовых форм, которые принимают товарищества: ни место нахождения административного центра, ни другие признаки, которые в гражданском праве служат для определения национальности юридического лица, недостаточны, так как речь идет о том, чтобы с точки зрения публичного права выявить действительный характер деятельности общества вражеским надо признать юридическое лицо, если его управление или его капитал в целом или большей части находится в руках неприятельских граждан, ибо в этом случае за фикцией гражданского права скрываются действующие физические лица».

Теория контроля была воспринята и законодательством Швеции: законы 1916 и 1925 гг. используют термин «контроль», чтобы воспрепятствовать приобретать рудники и землю компаниям, которые зарегистрированы в Швеции, но фактически контролируются иностранцами.

В ходе Второй мировой войны теория контроля получила свое окончательное оформление: в 1939 г. Англия приняла Акт о сделках с вражескими лицами — к враждебным иностранцам были отнесены юридические лица, контролируемые вражескими физическими лицами, либо организованные и зарегистрированные по законам государства, состоящего с Англией в войне. В США во время Второй мировой войны собирались сведения и публиковались особые «черные списки» компаний, относящихся к «враждебным иностранцам», с которыми были запрещены коммерческие сделки.

В современном мире теория контроля не только закреплена в законодательстве многих государств или предназначена для применения во время вооруженных конфликтов, но и используется на основании решений международных организаций (например, при введении санкций Советом Безопасности ООН). Например, в 90-х годах XX в. во исполнение резолюций Совета Безопасности по специальным распоряжениям Президента РФ ограничивались коммерческие сделки российских хозяйствующих субъектов с юридическими лицами Боснии, Герцеговины, Ливии, Ирака.

Показательно в этом отношении ставшее хрестоматийным дело «Банк Ливии против Бэнкерз Траст Компани» 1987 г. Ливийский арабский внешний банк (государственная корпорация, контролируемая Центральным банком Ливии) не смог получить на свой счет средства от корпорации Бэнкерз Траст Компани, зарегистрированной в штате Нью-Йорк, поскольку Президентом США был подписан указ, запрещавший американским юридическим лицам выплачивать валютные средства ливийским учреждениям. Эта мера была введена в рамках объявленных Советом Безопасности ООН санкций против Ливии.

Такое многовариантное понимание коллизионного принципа «личный закон юридического лица» оказывает серьезное негативное влияние на развитие международных экономических отношений. Различное определение национальной принадлежности юридических лиц порождает проблемы «двойной национальности», двойного налогообложения (или, наоборот, отсутствия налогового домицилия компании), невозможности признать компанию банкротом или наложить арест на ее уставной капитал.

Например, юридическое лицо, зарегистрированное в России и осуществляющее основную производственную деятельность в Алжире, будет иметь двойную национальность: по алжирскому законодательству (в соответствии с теорией центра эксплуатации) такая компания считается лицом алжирского права, а по российскому (теория инкорпорации) — лицом российского права. Для обоих государств такое юридическое лицо считается «отечественным», следовательно, и налоговым резидентом.

В итоге возникает проблема двойного налогообложения. Если же компания зарегистрирована в Алжире, а место ее основной производственной деятельности — Россия, то данное юридическое лицо с точки зрения Алжира Подчиняется российскому праву, а с точки зрения России — алжирскому. В подобном случае компания является «иностранной» для обоих государств и, соответственно, не имеет налогового домицилия.В целях устранения подобных проблем современная судебная практика и законодательство большинства государств идут по пути определения национальной принадлежности юридических лиц при помощи комплексных критериев, совмещения нескольких коллизионных начал, установления «цепочки» коллизионных норм.

Попытки установления единообразного статуса иностранных юридических лиц предпринимаются и на международном уровне: Гаагская конвенция 1956 г. о признании прав юридического лица за иностранными компаниями, ассоциациями, учреждениями; Конвенция Европейского союза 1986 г. о признании негосударственных организаций; определение правоспособности юридических лиц по Конвенции 1993 г. о правовой помощи стран СНГ; определение режима юридических лиц в международных торговых договорах.

  • •Оглавление
  • •1.Понятие международного частного права. Предмет, определение
  • •Предмет международного частного права
  • •Метод международного частного права Метод международного частного права
  • •Коллизионный метод международного частного права
  • •Недостатки коллизионного метода:
  • •Материально-правовой метод международного частного права
  • •2.Сфера действия международного частного права. Проблема «иностранного элемента» в международном частном праве.
  • •3.Коллизия права и общий метод международного частного права. Коллизия права и общий метод мчп
  • •4. Способы регулирования в международном частном праве и правовые формы их осуществления.
  • •5. Нормативный состав международного частного права.
  • •6. Место международного частного права в юридической системе. Термин «Международное частное право».
  • •7. Международное частное право как комплексная отрасль правоведения.
  • •8. Соотношение и взаимодействие международного права и международного частного права.
  • •9. Международные организации по вопросам международного частного права.
  • •11. Основные принципы международного частного права.
  • •12. Источники международного частного права, понятие, виды. Концепция двой-ственности источников, ее критика.
  • •Основные виды источников в международном частном праве:
  • •Понятие и специфика источников международного частного права
  • •13. Российское законодательство по международному частному праву.
  • •14.Законодательство зарубежных стран по международному частному праву.
  • •3. Страны, где нормы мчп содержатся в кодифицированных актах разной отраслевой принадлежности (межотраслевая кодификация).
  • •15.Роль международных договоров в развитии международного частного права. Участие рф в договорах по международному частному праву. Роль международных договоров в развитии мчп
  • •16.Обычай как источник международного частного права.
  • •17.Место lex mercatoria в регулировании трансграничных отношений. Участие невластных субъектов в его формировании. Международное коммерческое право (lex mercatoria)
  • •18.Унификация права в международном частном праве: понятие, признаки, результаты. Понятие унификации
  • •Особенности правого механизма унификации права Особенности правого механизма унификации права
  • •Виды унификации
  • •Особенности применения унифицированных норм
  • •19.Правовая природа унифицированных частноправовых норм, их место в национальном праве.
  • •20. Гармонизация права: понятие, признаки, соотношение с унификацией. Гармонизация права: понятие, признаки, соотношение с унификацией.
  • •21. Понятие и строение коллизионной нормы. Понятие и строение коллизионной нормы
  • •Структура и содержание коллизионных норм
  • •22. Виды коллизионных норм. Виды коллизионных норм
  • •23. Коллизионные принципы, их соотношение с формулой прикрепления. Основные коллизионные принципы.
  • •24. «Гибкие» привязки и их роль в современном международном частном праве. «Гибкие» привязки и их роль в современном международном частном праве.
  • •25. Современные тенденции развития коллизионных норм. Современные тенденции развития коллизионных норм.
  • •26. Статут частноправового отношения, осложненного иностранным элементом. Множественность статутов.
  • •27. Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства. Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства.
  • •Проблемы, связанные с применением коллизионных норм Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства
  • •28. Конфликт квалификаций, способы их разрешения. «Скрытые коллизии». Конфликт квалификаций. Способы их разрешения.
  • •29. Основания и порядок применения иностранного права. Основания и порядок применения иностранного права
  • •30. Применение иностранного права с множественностью правовых систем.
  • •31. Оговорка о публичном порядке.
  • •32. Нормы непосредственного применения (императивные нормы) в международном частном праве. Императивные (сверхимперативные) нормы в мчп
  • •33. Национальный режим. Режим наибольшего благоприятствования. Национальный режим и режим наибольшего благоприятствования: понятие, сфера применения.
  • •34. Взаимность и реторсии в международном частном праве. Взаимность и реторсия
  • •Реторсии
  • •Взаимность в коллизионном праве
  • •35. Гражданская правоспособность физических лиц в международном частном праве. Гражданская правоспособность физических лиц в мчп
  • •36. Гражданская дееспособность физических лиц в международном частном праве.
  • •37. Коллизионные вопросы опеки и попечительства.
  • •38. Коллизионные вопросы безвестного отсутствия и признания лица умершим. Коллизионные вопросы безвестного отсутствия и признания лица умершего
  • •39. Правовое положение иностранцев в Российской Федерации.
  • •40. Основы правового положения иностранного юридического лица. Основы правового положения юридических лиц: «национальность» и «личный статут»
  • •Теория инкорпорации
  • •Теория оседлости
  • •Теория центра эксплуатации
  • •Теория контроля
  • •»Офшорные» компании
  • •41. Личный статут и национальность юридического лица: понятие и их соотношение. Понятие личного закона (статута) и национальности юридического лица
  • •42. Сфера применения личного статута юридического лица. Сфера применения личного статута юридического лица.
  • •Национальность и личный статут юридического лица
  • •43. Допуск иностранного юридического лица к хозяйственной деятельности. Представительства и филиалы.
  • •44. Правовое положение иностранных юридических лиц в Российской Федерации. Правовое положение иностранных юридических лиц в России
  • •45. Государство как субъект международного частного права. Государство как субъект мчп
  • •46. Иммунитет государства: понятие, виды.
  • •Виды иммунитета в теории и практике государств:
  • •Концепции иммунитета государства
  • •47. Международно-правовое регулирование иммунитета государства. Международно-правовое регулирование иммунитета государства.
  • •48. Законодательство Российской Федерации об иммунитете государства. Законодательство Российской Федерации об иммунитете государства.
  • •49. Международные организации – субъекты международного частного права. Международные организации как субъекты мчп
  • •Международные организации как субъекты международного частного права
  • •50. Вещный статут и сфера его применения. Закон места нахождения вещи (lex rei sitae)
  • •51. Коллизионно-правовое регулирование отношений собственности в Российской Федерации. Коллизионно-правовое регулирование отношений собственности в Российской Федерации.
  • •52. Правовое регулирование иностранных инвестиций в Российской Федерации. Правовое регулирование иностранных инвестиций Законодательство Российской Федерации об иностранных инвестициях
  • •Правовое регулирование иностранных инвестиций в Российской Федерации.
  • •53. Международно-правовое регулирование иностранных инвестиций.
  • •54. Международно-правовые стандарты защиты иностранных инвестиций. Международно-правовые стандарты защиты иностранных инвестиций.
  • •55. Система правового регулирования внешнеэкономической деятельности. Система правового регулирования внешнеэкономической деятельности (вэд)
  • •Источники права в сфере внешнеэкономической деятельности
  • •56. Трансграничная сделка и внешнеэкономическая сделка: понятие, особенности. Трансграничная (международная) коммерческая сделка: доктринальное и нормативное понятие; особенности содержания.
  • •57. Обязательственный статут и сфера его применения. Обязательственный статут и сфера его применения.
  • •58. Коллизионно-правовое регулирование договорных обязательств.
  • •59. Коллизионный принцип «автономии воли» и правила его применения в Российской Федерации Коллизионный принцип автономии воли (lex voluntaris)
  • •60. Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации. Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации.
  • •61. Договор международной купли-продажи товара.
  • •62. Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г
  • •63. Форма внешнеэкономического договора. Форма внешнеэкономического договора (контракта)
  • •64. Международный финансовый лизнг.
  • •65. Международный факторинг
  • •66. Обычаи международной торговли.
  • •Обычай как источник международного частного права. Обычаи международной торговли. Обычаи делового оборота.
  • •67. Базисные условия договора международной купли продажи товаров. Инкотермс-2010
  • •68. Принципы международных коммерческих договоров (Принципы унидруа)
  • •Принципы международных коммерческих договоров унидруа.
  • •69. Международные денежные обязательства: понятие, содержание. Международные денежные обязательства: понятие, содержание
  • •2 Основных подхода в расчетах:
  • •70. Вексель и чек в международном частном праве. Вексель и чек в международном частном праве
  • •71. Валютные условия внешнеэкономической сделки. Валютные условия внешнеэкономической сделки
  • •72. Основные формы трансграничных денежных расчетов.
  • •Основные термины и понятия
  • •73. Коллизионно-правовые вопросы брака и развода.
  • •74. Коллизонно-правовые вопросы правоотношений между супругами, между родителями и детьми.
  • •75. Правовое регулирование трансграничного усыновления.
  • •76. Вопросы семейного права в договорах об оказании правовой помощи.
  • •77. Современные тенденции развития международного деликтного права. Современные тенденции развития международного деликтного права.
  • •78. Внедоговорные обязательства в международном частном праве: виды, особенности регулирования. Внедоговорные обязательства в международном частном праве: виды, особенности регулирования.
  • •79. Коллизионно-правовое регулирование обязательств по возмещению вреда в Российской Федерации.
  • •80. Коллизионно-правовое регулирование обязательств по возмещению вреда, причиненного товарами, работами, услугами, недобросовестной конкуренцией, в Российской Федерации.
  • •81. Особенности интеллектуальных прав в международном частном праве. Особенности интеллектуальных прав в международном частном праве
  • •Понятие и особенности интеллектуальной собственности
  • •82. Международно-правовая охрана авторских прав.
  • •83. Авторские права иностранцев в Российской Федерации. Авторские права иностранцев в Российской Федерации
  • •84. Международно-правовая охрана смежных прав. Международно-правовая охрана смежных прав.
  • •85. Международно-правовая охрана промышленной собственности
  • •86. Международно-правовая охрана товарных знаков. Международно-правовая охрана товарных знаков
  • •87. Международно-правовая охрана интеллектуальной собственности в рамках снг.
  • •88. Права иностранцев на промышленную собственность в Российской Федерации. Права российских граждан за рубежом. Права иностранцев на «промышленную собственность» в Российской Федерации
  • •89. Лицензионные договоры в международном торговом обороте: понятие, виды, содержание. Лицензионные договоры в международном торговом обороте: понятие, виды, содержание
  • •1. Простая
  • •90. Основные подходы к коллизионно-правовому регулированию, наследования в зарубежных странах. Основные подходы к коллизионно-правовому регулированию. Наследования в зарубежных странах.
  • •91. Правовое регулирование трансграничного наследования в Российской Федерации. Международно-правовое регулирование наследственных отношений
  • •92. Вопросы наследственного права в договорах об оказании правовой помощи. Вопросы наследственного права в договорах об оказании правовой помощи
  • •93. Трудовые отношения с участием иностранцев в Российской Федерации.
  • •Правила определения норм, применяемых к конкретным трудовым правоотношениям с участием иностранных граждан
  • •94. Международно-правовое регулирование морской перевозки. Международно-правовое регулирование морской перевозки.
  • •95. Международно-правовое регулирование воздушной перевозки. Международные воздушные перевозки.
  • •Международные воздушные перевозки
  • •96. Международно-правовое регулирование сухопутной перевозки. Международно-правовое регулирование воздушной перевозки.
  • •97. Понятие международного гражданского процесса и его соотношение с мчп. Понятие международного гражданского процесса и его соотношение с мчп.
  • •Понятие международного гражданского процесса
  • •98. Правовое положение иностранцев в гражданском процессе. Судебный залог. Правовое положение иностранцев в гражданском процессе. Судебный залог.
  • •Международная подсудность гражданских дел: понятия, виды. Пророгационные соглашения.
  • •100. Правовые основы признания и исполнения иностранных судебных решений. Способы исполнения.
  • •Исполнение решений иностранных судов
  • •Отказ в принудительном исполнении решения иностранного суда
  • •Признание решений иностранных судов
  • •Признание и исполнение решений иностранных третейских судов (арбитражей)
  • •101. Признание и исполнение иностранных судебных решений в Российской Федерации. Порядок признания и исполнения решений иностранных судов в Российской Федерации.
  • •102. Легализация официальных документов: понятие, способы. Легализация официальных документов: понятие, способы.
  • •Легализация официальных документов: понятие и способы.
  • •103. Правовые основы исполнения иностранных судебных поручений: понятие, виды, способов.
  • •Правовые основы исполнения иностранных судебных поручений: понятие, виды, способы.
  • •104. Международно-правовое регулирование оказания правовой помощи в рамках снг. Международно-правовое регулирование оказания правовой помощи в рамках снг.
  • •105. Международный коммерческий арбитраж: правовая природа, виды, принципы деятельности.
  • •Правовая природа международного коммерческого арбитража, его понятие и виды
  • •Виды мка: институционный и изолированный
  • •106. Международно-правовое регулирование деятельности международного коммерческого арбитража. Единообразные регламенты и типовые законы.
  • •107. Международно-правовое регулирование разрешения хозяйственных споров в рамках снг. Международно-правовое регулирование разрешения хозяйственных споров в рамках снг
  • •108. Порядок рассмотрения трансграничных экономических споров в Российской Федерации. Порядок рассмотрения трансграничных экономических споров в Российской Федерации.
  • •109. Международный коммерческий арбитраж в Российской Федерации.

Юридическая консультация. Телефон: +7 920-985-9888.

4.3. Правовой статус юридических лиц в международном частном праве.

Учитывая роль, которую юридические лица играют в международных, хозяйственных отношениях, именно они являются основными субъектами МЧП. Специфика правового статуса и деятельности юридических лиц определяется в первую очередь их государственной принадлежностью. Именно национальность (государственная принадлежность) юридических лиц является основой их личного статута. Понятие личного статута юридических лиц известно праву всех государств и практически везде определяется сходным образом: статус организации в качестве юридического лица, его организационно-правовая форма и содержание правоспособности, способность отвечать по своим обязательствам, вопросы внутренних отношений, реорганизации и ликвидации (п. 2 ст. 1202 ГК). Юридические лица не вправе ссылаться на ограничение полномочий их органов или представителей на совершение сделки, неизвестное праву страны места со вер ше ния сдел ки, за ис клю че ни ем случаев, если будет доказано, что другая сторона знала или должна была знать об указанном ограничении (п. 3 ст. 1202 ГК).

Во всех государствах действующие на их территории компании делятся на «отечественные» и «иностранные». Если юридические лица осуществляют хозяйственную деятельность за границей, они находятся под воздействием двух систем правового регулирования – системы национального права государства «гражданства» данного юридического лица (личный закон) и системы национального права государства места деятельности (территориальный закон). Именно коллизионный критерий «личный закон» в конечном счете предопределяет национальность (государственную принадлежность) юридических лиц. Личный закон юридических лиц может пониматься в четырех вариантах:

1) теория инкорпорации – юридическое лицо принадлежит тому государству, на чьей территории оно учреждено (США, Великобритания, Канада, Австралия, Чехия, Словакия, Китай, Нидерланды, Российская Федерация);

2) теория (ценз) оседлости – юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории расположен административный центр, управление компанией (Франция, Япония, Испания, ФРГ, Бельгия, Украина, Польша);

3) теория центра эксплуатации (места осуществления основной хозяйственной деятельности) – юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории оно ведет свою основную деятельность (Италия, Индия, Алжир);

4) теория контроля – юридическое лицо имеет национальность того государства, с территории которого контролируется его деятельность (прежде всего посредством финансирования). Теория контроля определена как господствующее правило коллизионного регулирования личного статута юридических лиц в праве большинства развивающихся стран (Конго, Заир). В качестве субсидиарной коллизионной привязки эта теория используется в праве Великобритании, США, Швеции, Франции.

Такое многовариантное понимание коллизионного прин-ципа «личный закон юридического лица» оказывает серьезное негативное влияние на развитие международных экономических отношений. Различное определение на ци о наль ной принадлежности юридических лиц порождает проблемы «двойной национальности», двойного налогообложения, невозможности признать компанию банкротом или наложить арест на ее уставный капитал. Например, юридическое лицо, зарегистрированное в России и осуществляющее основную производственную деятельность в Алжире, будет иметь двойную национальность: по алжирскому законодательству (в соответствии с теорией центра эксплуатации) такая компания считается лицом алжирского права, а по российскому (теория инкорпорации) – лицом российского права. Для обоих государств такое юридическое лицо считается «отечественным», следовательно, и налоговым резидентом. В итоге возникает проблема двойного налогообложения. Если же компания зарегистрирована в Алжире, а место ее основной производственной деятельности – Россия, то данное юридическое лицо с точки зрения Алжира подчиняется российскому праву, а с точки зрения России – алжирскому. В подобном случае компания является «иностранной» для обоих государств и, соответственно, не имеет налогового домицилия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *