Приоритет перед законами республики имеют

На территории республики высшую юридическую силу имеет

Конституция Российской Федерации

и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации. 3. Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории.

1. Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов — равноправных субъектов Российской Федерации. 2. Республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. Край, область, город федерального значения, автономная область, автономный округ имеет свой устав и законодательство.

3. Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации.

Юридическая сила

3. Законы подлежат официальному опубликованию.

Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. 4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Все моменты оговорены в Конституции РФ.

Удачи! 13 Декабря 2014, 18:05 1 0 3455 ответов 1494 отзыва Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Юрист, г.

Москва Бесплатная оценка вашей ситуации Здравствуйте, Данил.

данный вопрос сугубо теоретический. Статья 151.Конституция Российской

Почему конституцию принято называть законом высшей юридической силы?

Конституционное положение, закрепленное в ч.

1 ст. 4, гласит, что эта верховная власть распространяется на определенную территорию, т. е. территорию, находящуюся под юрисдикцией России. При этом государственная власть распространяется на всю без исключения территорию Российской Федерации: на все сухопутные, водные и воздушные пространства, находящиеся под юрисдикцией России, а также объекты с государственной символикой Российской Федерации (например, корабли, авиалайнеры и т.

д.) . Часть 2 статьи закрепляет один из важнейших принципов федеративного правового государства, прямо вытекающий из того, что суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию.

Статья 15 Конституции Российской Федерации

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Верховенство федеральной Конституции и федеральных законов на всей территории России обеспечивает единство, согласованность и стабильность всей ее правовой системы. Причем понятие в контексте данной статьи следует понимать в его широком значении, т. 1. Смысл понятия «высшая юридическая сила», употребленного в первом предложении комментируемой части, раскрыт в ее втором предложении (о котором см. ниже). Говоря проще, конституция — это закон законов, высший закон государства. Он обязателен абсолютно для всех государственных и самоуправленческих органов, учреждений и организаций, общественных объединений, любых должностных лиц, а также частных юридических и физических лиц, находящихся на российской территории, независимо от их государственной принадлежности. Для зарубежных государственных органов, учреждений и организаций России, их должностных лиц и иных сотрудников, для граждан России и ее юридических лиц он обязателен и за ее пределами. Определенное исключение представляют собой дипломатические

Статья 15.

Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу,.

Из материалов дела видно, что Инструкция не была официально опубликована в установленном порядке в журнале «Законность» в нарушение части 3 статьи 15 Конституции Российской Федерации, а также названных выше приказов Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Как следует из части 3 статьи 15 Конституции Российской Федерации и пункта 10 Порядка № 763, нормативные акты, не прошедшие государственную регистрацию и (или) не опубликованные в установленном порядке, не влекут правовых последствий, как не вступившие в силу.

Иные же обстоятельства по делу не подлежат исследованию судом, в том числе не проводится проверка соответствия Рекомендаций указанным обществом нормам статьи 2, части 4 статьи 3, статей 8, 10, 11, 15, 16, 18, частей 1 и 2 статьи 19, статьи 21, части 2 статьи 24, статей 34, 35, 45, части 1 статьи 46, части 2 статьи 50, части 2 статьи

Статья 15 Конституции РФ

Законы же и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, подлежат применению лишь в части, ей не противоречащей, что прямо предусмотрено .

Пунктом 1 того же раздела закреплен также приоритет положений Конституции Российской Федерации перед положениями Федеративного договора — Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти суверенных республик в составе Российской Федерации, Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти краев, областей, городов Москвы и Санкт — Петербурга Российской Федерации, Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации.

Верховенство и высшая юридическая сила конституции РФ.

Конституция является «ядром» правовой системы, основным законом государства.

Она координирует законодательство и направляет правотворческий процесс, устанавливает порядок принятия законов, основные виды подзаконных актов.

4. Особая охрана Конституции. В охране Конституции задействована практически вся система органов государственной власти.

Президент РФ является гарантом Конституции.

Конституционный Суд РФ проверяет конституционность ряда нормативных правовых актов, причём акты, признанные неконституционными, утрачивают силу. 5. Особый порядок принятия, изменения и пересмотра Конституции.

Особый, усложнённый порядок изменения и пересмотра Конституции (Глава 9 статьи 134 — 137), характеризует её как «жёсткую» (в отличие от «гибких» конституций, изменяемых в том же порядке, что и другие законы), обеспечивает её стабильность. Конституция РФ обладает высшей юридической силой по отношению ко

Какие документы и законы имеют высшую юридическую силу?

Юридическая сила представляется как мера сортировки нормативных правовых актов, их деления на два типа:

  1. подзаконные акты.
  2. законы, имеющие наивысшую правовую мощь;

В каждом государстве существует своя субординация юридически правомочных документов.

На нижней ступени этой классификации располагается нормативная правовая база, которая издается местным самоуправлением в лице уполномоченных органов, в издании также могут принимать участие и органы местного управления государства.На верхней ступени этой классификации находятся нормативно-правовые акты, производящиеся высшим органом власти.

Такие документы обладают наивысшей правовой силой перед другими подзаконными актами и документами. Они должны быть изданы в соответствии с государственными законами, и ни в коем случае не противопоставляться таковым.

Наивысшая правовая мощь закона заключается в том, что всевозможные

Применительно к комментируемой статье 15 Конституция есть способ закрепления и выражения высших правовых норм, и в этом смысле она сама выступает в качестве так называемой абсолютной нормы, которой не могут противоречить любые правовые акты, действующие в Российской Федерации, как это подчеркивалось более чем в 500 решениях Конституционного Суда РФ, содержащих ссылки на ст. 15 Основного Закона. Отсюда вытекают по крайней мере два взаимосвязанных положения: во-первых, Конституция юридически закрепляет и гарантирует политическое, государственное единство народа независимо от федеративного устройства государства; во-вторых, речь идет о единстве правовой системы РФ и ее субъектов.

Закрепление высшей юридической силы Конституции охватывает два аспекта: во-первых, территориальный — в России нет анклавов, свободных от действия федеральной Конституции, и она не нуждается в ратификации или иной форме утверждения субъектами РФ и, во-вторых, верховенство в иерархии законов и иных правовых актов, принимаемых всеми органами и должностными лицами, которые при издании нормативных актов или актов правоприменения связаны требованиями Конституции.

Высшая юридическая сила и прямое действие конституции (стр. 1 из 2)

Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации.

Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не долж­ны противоречить Конституции Российской Федерации.

2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, долж­ностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.

3. Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные за­коны не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и междуна­родные договоры Российской Федерации являются составной частью ее право­вой системы.

Если международным договором Российской Федерации установ­лены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.»(ст.15)

alishavalenko.ru

Тем самым авторы Конституции РФ исключили существование секретных нормативно-правовых актов, регламентирующих права и свободы человека и гражданина.

Вместе с тем допускается существование неопубликованных индивидуальных правовых актов и актов, не затрагивающих права и свободы.

Отметим, что традиционно в России не публикуется расшифровка отдельных статей федерального закона о федеральном бюджете на очередной год (в части расходов на оборону).

Об официальном толковании пункта 3 статьи 4 Конституции Республики Казахстан

субъекта обращения — вице-Министра юстиции Республики Казахстан Котлова А.Н.,

Парламента Республики Казахстан — депутатов Жумабаева Е.Ж. и Калиулы Ж.,

Министерства юстиции Республики — директора департамента международного права и протокола Калюжного В.А.,

Министерства иностранных дел Республики — начальника отдела международно-правовых проблем договорно-правового департамента Карашева А.Б., третьего секретаря этого отдела Кинжебаевой А.К.,

рассмотрел в открытом заседании обращение Премьер-Министра Республики Казахстан об официальном толковании пункта 3 статьи 4 Конституции Республики Казахстан.

Изучив представленные материалы, заслушав докладчика Бусурманова Ж.Д., представителя субъекта обращения и других участников заседания, а также ознакомившись с заключением независимого специалиста в области международного права, кандидата юридических наук Кулжабаевой Ж.0., Конституционный Совет Республики Казахстан установил:

1. В Конституционный Совет Республики Казахстан 11 сентября 2000 года поступило обращение Премьер-Министра Республики об официальном толковании пункта 3 статьи 4 Конституции Республики Казахстан.

В обращении указывается, что пунктом 3 статьи 4 Конституции Республики Казахстан от 30 августа 1995 года установлен приоритет ратифицированных Казахстаном международных договоров перед его законами.

В статье 11 Указа Президента Республики Казахстан, имеющего силу Закона, «О порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров Республики Казахстан» от 12 декабря 1995 года определены международные договоры, подлежащие ратификации.

В этой связи, как отмечается в обращении, ряд ранее заключенных Республикой Казахстан международных договоров, устанавливающих иные правила, чем предусмотрено законами Казахстана, вступил в коллизию с нормами Конституции Республики 1995 года и названного Указа Президента. Субъект обращения просит ответить на вопрос: «Имеют ли приоритет перед законами Республики Казахстан нератифицированные международные договоры, заключенные Республикой Казахстан до принятия Конституции Республики Казахстан от 30 августа 1995 года и не предусматривающие ратификации как условия вступления их в силу?».

2. При толковании пункта 3 статьи 4 Конституции Конституционный Совет Республики Казахстан исходит из следующего.

В пункте 3 статьи 4 Конституции установлено, что «международные договоры, ратифицированные Республикой, имеют приоритет перед ее законами». Это означает, что Республика Казахстан выражает свое согласие на преимущественную юридическую силу тех заключенных ею международных договоров перед национальным законодательством, которые ратифицированы Парламентом Республики путем принятия соответствующего закона.

Из смысла приведенной нормы Конституции вытекает, что приоритет перед законами Республики могут иметь только ратифицированные Казахстаном международные договоры. Приоритет перед законами ратифицированных международных договоров на территории Республики предполагают ситуативное превосходство норм таких договоров в случаях коллизий с нормами законов.

Нератифицированные международные договоры таким приоритетом перед законами Республики не обладают. Все международные договоры, заключенные Казахстаном после принятия Конституции 1995 года, не подлежащие ратификации, должны исполняться в той мере, пока они не входят в противоречие с законами Республики. В случае коллизии между ними стороны договоров имеют возможность в соответствии с Указом Президента Республики Казахстан, имеющим силу Закона, «О порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров Республики Казахстан», а также нормами международного права разрешать их путем согласительных процедур.

Сноска. Пункт 2 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Конституционного Совета РК от 17.04.2017 № 2.

3. Некоторые международные договоры, заключенные Республикой Казахстан до принятия Конституции 1995 года, обрели приоритет перед законами в силу того, что относились к числу категорий соглашений, приоритет которых предусматривался Конституцией 1993 года. Так, статья 3 Конституции Республики 1993 года позволяла иметь приоритет перед ее законами международно-правовым актам о правах и свободах человека и гражданина, признанных Республикой Казахстан. Эти акты, поскольку они уже признаны Казахстаном, обладают равной юридической силой с международными договорами Республики, которые были ратифицированы после принятия Конституции 1995 года.

Кроме того, в отдельных законах Республики предусматривается приоритет международных договоров перед нормами этих законов. В частности, в пункте 8 статьи 3 Гражданского кодекса Республики Казахстан (общей части), принятого Верховным Советом Республики Казахстан 27 декабря 1994 года, закреплено: «Если международным договором, участником которого является Республика Казахстан, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в гражданском законодательстве Республики Казахстан, применяются правила указанного договора…».

Аналогичные нормы нашли закрепление в законах Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (пункт 3 статьи 1), «О таможенном деле в Республике Казахстан» (статья 6), принятых до вступления в действие Конституции 1995 года. Эти нормы не противоречили Конституции 1993 года. Остаются они в силе и после принятия Конституции 1995 года, так как указанные законодательные акты не подвергались отмене Парламентом Республики Казахстан и продолжают действовать после вступления в силу Конституции 1995 года.

B934700_ 31 марта 1993 года Республика Казахстан присоединилась к Венской Конвенции о праве международных договоров 1969 года, которая, как гласит ее статья 4, «не имеет обратной силы», то есть Конвенция может применяться «только к договорам, заключенным государствами после ее вступления в силу в отношении этих государств». Закрепляя принцип «pacta sunt servanda» — «каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться» (статья 26), Конвенция не определяет порядка исполнения договоров. Это относится к конституционным и законодательным прерогативам государств и вытекает из общепризнанного принципа международного права — суверенного равенства государств.

4. Пункт 2 статьи 4 Конституции устанавливает, что «Конституция имеет высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Республики». Согласно пункту 1 этой статьи, действующим правом в Республике Казахстан признаются соответствующие нормам Конституции международные договоры и иные обязательства Республики. Международные договоры, не предусматривавшие ратификации как условия вступления в силу, заключенные Республикой Казахстан до принятия Конституции 1995 года, о приоритетности которых говорится в вышеприведенных законодательных актах, являются действующими и должны надлежаще выполняться. Следовательно, эти договоры и обязательства Казахстана, существующие в новом конституционно-правовом поле, в одно время с нормами Конституции 1995 года, входят в систему действующего в стране права.

На основании изложенного, руководствуясь подпунктом 4) пункта 1 статьи 72 Конституции Республики Казахстан и подпунктом 1) пункта 3 статьи 17, статьями 31, 32 и 37 Указа Президента Республики Казахстан, имеющего силу Конституционного закона, «О Конституционном Совете Республики Казахстан», в порядке официального толкования пункта 3 статьи 4 Конституции Республики Казахстан, Конституционный Совет Республики Казахстан постановляет:

1. Пункт 3 статьи 4 Конституции Республики Казахстан следует понимать так, что преимущественную юридическую силу перед законодательством Республики имеют международные договоры, заключенные ею в соответствии с Конституцией Республики, в установленном законодательством порядке и ратифицированные Парламентом Республики путем принятия соответствующего закона.

2. Международные договоры, не предусматривавшие ратификации как условия вступления в силу, заключенные до принятия Конституции 1995 года, являются действующими и сохраняют приоритет перед законодательством Республики, если такой приоритет для этих международных договоров прямо предусмотрен законами Республики, регулирующими соответствующие сферы правоотношений.

3. В соответствии с пунктом 3 статьи 74 Конституции Республики Казахстан постановление вступает в силу со дня его принятия, является общеобязательным на всей территории Республики, обжалованию не подлежит и окончательно с учетом случая, предусмотренного пунктом 4 статьи 73 Конституции Республики Казахстан.

4. Опубликовать настоящее постановление на казахском и русском языках в официальных республиканских печатных изданиях.

И.о. Председателя

Конституционного Совета

Республики Казахстан

(Специалисты: Умбетова А.М.,

К вопросу об иерархии нормативных правовых актов: противоречит ли пункт 2 статьи 20 нового закона о международных договорах Конституции РК?

РК?

Автор статьи, юрист юридической фирмы Michael Wilson & Partners Бахытжан Кадыров обеспокоен тем, что 5 августа 2005 года вводится в действие новый закон о международных договорах Республики Казахстан, в то время как пункт 2 статьи 20 которого содержит положение, согласно которому, в случае коллизии международных договоров Республики Казахстан с законами Республики Казахстан международные договоры Республики Казахстан подлежат изменению, приостановлению или прекращению их действия. В настоящей статье он рассмотрел юридические аспекты, связанные с указанной проблемой, а также провел анализ некоторых вопросов, касающихся иерархии нормативных правовых актов в Казахстане

Указанная норма имеет далеко идущие последствия. В данной редакции норма прямо противоречит международным обязательствам РК и пункту 3 статьи 4 Конституции РК, гласящему, что международные договоры, ратифицированные Республикой, имеют приоритет перед ее законами и применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона.

В настоящей статье будут рассмотрены юридические аспекты, связанные с указанной проблемой, а также в целом будет проведён анализ некоторых вопросов, касающихся иерархии нормативных правовых актов в Казахстане.

ЭВМ выполняет то, на что вы ее запрограммировали,

а не то, что вы бы хотели, чтобы она делала.

Закон Грида

Процитируем снова пункт 2 статьи 20 данного закона: «В случае коллизии международных договоров Республики Казахстан с законами Республики Казахстан международные договоры Республики Казахстан подлежат изменению, приостановлению или прекращению их действия». По сути, данный пункт указывает на все без исключения международные договоры, в том числе, ратифицированные Казахстаном.

Существующая редакция Нового закона о международных договорах:

Серым обозначены международные договоры, которые подлежат изменению, приостановлению или прекращению, в случае их противоречия законам Казахстана.

Вместе с тем, пункт 3 статьи 4 Конституции говорит о том, что ратифицированные договоры имеют приоритет перед казахстанскими законами; это означает, пункт 2 статьи 20 Нового закона о международных договорах, в его нынешней редакции, не должен распространяться на данную категорию международных договоров.

11 октября 2000 года Конституционный совет дал официальное толкование данного положения Конституции. Он установил, что:

1) международные договоры, ратифицированные Парламентом — имеют преимущественную юридическую силу перед законодательством Казахстана;

2) нератифицированные международные договоры таким приоритетом перед законами Республики не обладают; все международные договоры, заключенные Казахстаном после принятия Конституции 1995 года, не подлежащие ратификации, — должны исполняться в той мере, пока они не входят в противоречие с законами Республики;

3) международные договоры, не предусматривавшие ратификации как условия вступления в силу, заключенные до принятия Конституции 1995 года, — являются действующими и сохраняют приоритет перед законодательством Республики, если такой приоритет для этих международных договоров прямо предусмотрен законами Республики, регулирующими соответствующие сферы правоотношений.

Соответственно, редакция рассматриваемого положения Нового закона о международных договорах схематично должна выглядеть следующим образом:

А — это международные договоры, не предусматривавшие ратификации как условия вступления в силу, заключенные до принятия Конституции 1995 года, в случае, если приоритет для этих международных договоров прямо предусмотрен законами Республики, регулирующими соответствующие сферы правоотношений.

В — это международные договоры, не предусматривавшие ратификации как условия вступления в силу, заключенные до принятия Конституции 1995 года, в случае, если приоритет для этих международных договоров прямо не предусмотрен законами Республики, регулирующими соответствующие сферы правоотношений.

Следовательно, для того, чтобы пункт 2 статьи 20 Нового закона о международных договорах не противоречил Конституции, его следует изложить в следующей редакции:

«В случае коллизии международных договоров Республики Казахстан с законами Республики Казахстан:

международные договоры, ратифицированные Республикой Казахстан — имеют приоритет и преимущественную юридическую силу;

международные договоры, не предусматривавшие ратификации как условия вступления в силу, заключенные до принятия Конституции 1995 года, в случае, если приоритет для этих международных договоров прямо предусмотрен законами Республики, регулирующими соответствующие сферы правоотношений — имеют приоритет и преимущественную юридическую силу;

иные нератифицированные международные договоры — подлежат изменению, приостановлению или прекращению их действия».

К слову, по нашему мнению, данные правоотношения следует регулировать не законом о международных договорах, но законом о нормативных правовых актах. Это означает, что сам пункт 2 статьи 20 Нового закона о международных договорах не должен присутствовать в этом законе; его ближайшая юридическая природа состоит не в том, что он международный, но в том, что он обладает юридической силой.

Иерархия нормативных правовых актов изложена в статье 4 Закона о нормативных правовых актах. Во всяком случае, статья 4 претендует на то, что в ней изложена исчерпывающая иерархия. По сути, Закон о нормативных правовых актах делит все нормативные правовые акты на три большие группы:

1) законодательные акты;

2) подзаконные акты;

3) иные нормативные правовые акты, не являющиеся законодательными или подзаконными.

Изобразив это кругами Эйлера, получаем следующую картину:

Одним из способов определения содержания понятия, является перечисление. Закон о нормативных правовых актах активно использует этот способ.

Согласно Закону, законодательные акты включают себя следующие нормативные правовые акты:

1) конституционный закон,

2) указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу конституционного закона,

3) кодекс,

4) закон,

5) указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона,

6) постановление Парламента Республики Казахстан,

7) постановления Сената и Мажилиса.

Подзаконные нормативные правовые акты включают иные, не являющиеся законодательными, нормативные правовые акты, издаваемые на основе и во исполнение Конституции и законодательных актов Республики Казахстан. В их число входят:

1) нормативные указы Президента Республики Казахстан;

2) нормативные постановления Правительства Республики Казахстан;

3) нормативные правовые приказы министров Республики Казахстан и иных руководителей центральных государственных органов, нормативные правовые постановления центральных государственных органов и нормативные постановления Центральной избирательной комиссии Республики Казахстан;

4) нормативные правовые приказы руководителей ведомств центральных государственных органов;

5) нормативные правовые решения маслихатов, нормативные правовые постановления акиматов, нормативные правовые решения акимов.

Закон о нормативных правовых актах не говорит о третьей группе нормативных правовых актов, не включённых в законодательные или подзаконные акты. Однако эта группа реально существует. В неё входят:

1) международные договоры, ратифицированные Республикой Казахстан (а также международные договоры, согласие на обязательность которых для Республики выражено в иной форме),

2) Конституция,

3) законы, вносящие изменения и дополнения в Конституцию,

4) акты, принятые на Республиканском референдуме,

5) нормативные постановления Конституционного совета,

6) нормативные постановления Верховного суда.

Итак, мы имеем 18 нормативных правовых актов в своём распоряжении. Задача, на первый взгляд, проста, — расположить их в иерархии, в соответствии с их юридической силой. Нужно оговориться, на самом деле, актов больше, чем 18, или, правильнее, иерархия предусматривает большее число «ступеней». Не перечислены выше такие акты, как:

1) фундаментальные документы человечества (например, Декларация прав человека 1948 года), не требующие ратификации в Казахстане, и применяемые (прямо или опосредованно) в практике;

2) нормативные постановления Конституционного совета, отменяющие, изменяющие или дополняющие предыдущие нормативные постановления Конституционного совета (что формально запрещено, но фактически применяется);

3) возражения Президента на нормативное постановление Конституционного совета (юридически оно принимается в форме нормативного постановления Президента; однако данное постановление, очевидно, выше по юридической силе иных постановлений Президента, так как оно может повлиять на юридическую силу Постановления Конституционного совета);

4) акты, действие которых юридически отменено, но которые продолжают действовать;

5) принятые акты, но не вступившие в силу. Например, в июне принимается закон. Он вступает в силу с 01 января следующего года. В этот промежуток (между июнем и январём) могут приниматься различные подзаконные акты. Часть из них может противоречить принятому акту. Может ли? Юридически, да. Фактически — ни в коем случае! Воля государства уже высказана. Не вступившая в силу воля, воля, не обрётшая юридически значимую форму, — фактически действует!

6) законы, принятые Парламентом, не прошедшие подписания у Президента. Будущий закон, принятый Парламентом, оформляется и звучит как «закон». Очевидно, что его юридическая сила отличается от юридической силы «обычного» закона, то есть закона, вступившего в законную силу.

7) акты, принимаемые в условиях чрезвычайного положения. Согласно подпункту 16) статьи 44 Конституции, Президент имеет право, при определённых условиях, применять меры, диктуемые названными в статье обстоятельствами. Данными мерами, практически и теоретически, могут служить отмена или приостановление действия всех без исключения нормативных правовых актов Республики.

8) акты Верховного совета Казахской ССР, различных органов бывшего СССР, которые продолжают действовать на территории Казахстана,

9) акты, в целом утратившие свою силу, однако продолжающие действовать для определённого круга лиц. Например, у нас закреплён режим стабильности законодательства для недропользователей, заключивших контракты на недропользование. Это означает, что фактически, многие акты, прекратившие своё действие в целом в Казахстане, продолжают действовать в той или иной редакции для данных конкретных недропользователей.

10) международные договоры или их отдельные положения, применяемые временно. Согласно статье 18 Нового закона о международных договорах международные договоры или их отдельные положения применяются временно в части, не противоречащей действующему праву Республики Казахстан, до их вступления в силу, если это предусмотрено самими международными договорами или достигнута договоренность с участвовавшими в переговорах сторонами. Данные международные договоры не должны противоречить «действующему праву», то есть всем нормативным правовым актам Республики Казахстан.

11) определённую юридическую силу имеют также пояснительные записки к проектам законов. Формально они не имеют юридической силы; однако фактически в них содержатся нормы права, раскрывающие причины принятия данных законов, проблемы, связанные с отсутствием нормативного регулирования и другие положения, фактически носящие характер преамбулы.

И этот список не является исчерпывающим. Построить исчерпывающий список невозможно. Причин тому много, но главная — нормативные правовые акты механистичны, придумывают их люди, выражают их несовершенным языком, зачастую не видя при этом целостной картины; локальные улучшения в системе могут привести к ухудшению работы всей системы, как целого.

В настоящее время как минимум три акта претендуют на занятие первой позиции в нашей иерархии:

— Конституция,

— международные договоры, ратифицированные Республикой Казахстан и

— акты, принятые на Республиканском референдуме.

Кроме того, ещё два акта не прочь также быть на первой ступени, но вместе с другим актом, то есть желающие «поделить» пальму первенства. Этими актами являются: законы, вносящие изменения и дополнения в Конституцию и нормативные постановления Конституционного совета. Они не претендуют на безусловное лидерство, но говорят, что неотделимы от Конституции и являются её неотъемлемой частью. Действительно, практически очень трудно представить их ступенькой ниже Конституции. Если это так, то возникают юридические казусы. К примеру, нормативные постановления Конституционного совета дают официальное толкование норм Конституции. Норма Конституции «прорубает» себе своё законное поле подобными толкованиями, и если мы скажем, что акт толкования ниже по юридической силе, то мы, прежде всего, ограничим в юридической силе саму норму Конституции.

Итак, кому же отдадим первое место?

За Конституцию выступают следующие доводы: нормативное постановление Конституционного совета; сама Конституция; общее понимание общества, что Конституция — самый важный правовой акт.

К слову, сама Конституция неоднородна. В ней очевидна внутренняя иерархия. Например, пункт 2 статьи 91 предусматривает, что «Установленные Конституцией унитарность и территориальная целостность государства, форма правления Республики не могут быть изменены». Здесь просматривается своеобразная «надконституционная» норма. То есть унитарность не может быть изменена даже конституционным порядком (к слову, даже на референдуме). Это наводит на мысль о существовании норм, легитимность изменения которых не может быть достигнута ни при каких условиях. Даже если признают недействительным, скажем, пункт 2 статьи 91 Конституции, общественное сознание не примет этого; то есть будет достигнута односторонняя, неполноценная легитимность (легитимность формального процесса принятия, но не признание этого процесса обществом). Также обстоит дело и с преамбулой к Конституции. Нам представляется, что нормы, изложенные в преамбуле (миролюбивость, приверженность идеалам свободы, равенства и согласия и т.д.), также являясь частью Конституции, носят в то же время своеобразный «надконституционный» характер. Аналогично и с Разделом 1 Конституции «Общие положения», статус норм которого нельзя приравнять, скажем, к норам, раскрывающим полномочия Парламента. Может быть они не надконституционны (во всяком случае, не все), но, во всяком случае, по юридической силе они неоднородны.

Уникальное место занимают и законы, внёсшие изменения и дополнения в Конституцию. Как только они вступили в силу, они, по идее, становятся частью Конституции. Однако их место очевидно не столь высоко, как у первоначального текста Конституции. Об этом говорит и Закон о нормативных правовых актах, расположивший указанные законы после Конституции в иерархии нормативных правовых актов, и, в целом, общественное сознание, которое различает акты, принятые непосредственно (на референдуме) и опосредованно (через народных избранников).

За акт, принятый на республиканском референдуме выступают следующие суждения: окончательный носитель власти — народ; референдум — непосредственное выражение народом мнения по той или иной проблеме; сам закон о республиканском референдуме говорит, что «Несоответствия между решением, принятым референдумом, и Конституцией, конституционными законами, законами и иными нормативными правовыми актами республики устраняются путем приведения Конституции, конституционных законов, законов и иных нормативных правовых актов в соответствие с решением, принятым референдумом».

За международные договоры, ратифицированные Казахстаном, говорят следующие аргументы: Казахстан — часть мирового сообщества и полноправный член ООН; статья 27 Венской Конвенции о праве международных договоров содержит положение, согласно которому: «Участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора».

Приходим к выводу, что стратегически вопрос о первенстве сводится к вопросу: что важнее — воля народа Казахстана, или воля народа Казахстана, как части мирового сообщества? Вопрос не простой и однозначного ответа на него нет.

Пункт 2 статьи 20 Нового закона о международных договорах, в его настоящей редакции, прямо противоречит Конституции Республики Казахстан. Необходимо принять соответствующие меры, и не допустить вступления в силу данной редакции (пусть даже фактически он может и не коснуться юридической силы ратифицированных договоров; важно, как мы помним, чтобы Vivat justitia, periat mundum).

Нас учили понимать нормы права буквально. Обращаться к идее правильнее, но возникает (потенциально) субъективизм. Буквальное толкование ограничено. Тем более, если учесть, что нормы права (в настоящем их виде) — это неорганичные, механистические создания. Их принимают, и они живут в реальных общественных отношениях, не поспевая за последними.

Идеи выражаются словами — происходит их первое искажение. Далее слова формируются в нормативном правовом акте, который применяется на практике. В процессе применения сталкиваются интересы различных групп лиц. Нормативный правовой акт служит своеобразным водоразделом. Но на то это и интересы, что они стараются «выжать» всё из нормативного правового акта в свою пользу. Если бы их отношения регулировались идеей, — проблем бы не возникало. Но это не так. Поэтому происходит их второе искажение — искажение правоприменителями. Есть и третья, и четвёртая и N-ная ступени искажения первоначальной идеи. Всё идёт к тому, что, в конце концов, идея превращается в свою противоположность — антиидею. Случилось ли то же самое с Законом о нормативных правовых актах? Не случилось, но мы определённо переживаем одну из этих ступеней…

1. Венская Конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 года.

2. Закон Республики Казахстан от 24 марта 1998 года № 213-I «О нормативных правовых актах».

3. Закон Республики Казахстан от 30 мая 2005 года № 54-III «О международных договорах Республики Казахстан».

4. Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995 года.

5. Постановление Конституционного Совета Республики Казахстан от 6 марта 1997 года № 3 «Об официальном толковании пункта 1 статьи 4, пункта 1 статьи 14, подпункта 3) пункта 3 статьи 77, пункта 1 статьи 79 и пункта 1 статьи 83 Конституции Республики Казахстан».

6. Конституционный закон Республики Казахстан от 2 ноября 1995 года № 2592 «О республиканском референдуме».

7. Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона, от 12 декабря 1995 года № 2679 «О порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров Республики Казахстан».

8. Устав Организации Объединенных Наций от 26 июня 1945 года.

Интересно, что до внесения изменений в Закон о нормативных правовых актах в июне 2004 года, нормативные постановления Президента Республики Казахстан, являющиеся подзаконными нормативными правовыми актами, стояли в иерархии выше нормативных постановлений Парламента, являющихся законодательными актами.

Например, Закон Республики Казахстан от 29 ноября 2003 года № 500-II «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам налогообложения» внёс изменения в статью 316 Налогового кодекса. Согласно внесённым изменениям объектом налогообложения социальным налогом индивидуальных предпринимателей, за исключением осуществляющих расчеты с бюджетом на основе разового талона, являются расходы работодателя, выплачиваемые работникам; а для юридических лиц — численность работников. Однако это не так. Все это понимают, но не обращают внимания. Произошла ошибка (несогласованное изменение нескольких статей и недочёт предыдущих изменений). Такое бывает. Следуя букве закона, юридические лица должны платить социальный налог, основываясь на численности сотрудников. Но это нонсенс! Все делают по-другому. Формально нарушается право. Фактически применяются отменённые нормы.

Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

Какая статья конституции определяет приоритет федерального законодательства над постановлениями правительства и иными региональными актами.

Уважаемый Юрий! Привожу вам текст ст. 76 Конституции РФ

«1. По предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации.

2. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

3. Федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам.

4. Вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов.

5. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

6. В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с частью четвертой настоящей статьи, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации.»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *