Лишь тот достоин жизни

Фауст (Гёте; Холодковский)/Часть вторая/Большой двор перед дворцом

Факелы.
Мефистофель
(в качестве смотрителя, впереди)

Сюда, сюда! Смелей, дружней,
Дрожащие Лемуры,
Из жил и связок и костей
Сплетённые фигуры!

Лемуры
(хором)

Везде, всегда мы за тобой!
Велишь ты, без сомненья,
Расширить новою страной
Господские владенья?
С собой мы колья принесли,
И цепь для меры с нами.
Что делать нам? Зачем мы шли,
О том забыли сами.

Мефистофель

Несложен будет труд на этот раз!
Себя самих за меру вы примите:
Пусть ляжет тот, кто всех длинней из вас,
А остальные — дёрн вокруг снимите
И, как отцам все делают своим,
В земле квадратик выройте под ним.
В дом тесный из дворца! Такою
Всегда кончают люди чепухою.

Лемуры
(роя, поют с ужимками)

Когда я юн и пылок был,
Мне всё казалось мило;
Где пир был, дым столбом ходил,
Туда меня манило.
Но старость злобная меня
Клюкой своей хватила —
И вдруг о гроб споткнулся я:
Откуда ты, могила?

Фауст
(выходя из дворца ощупью, у дверного косяка)

Как звон лопат ласкает ухо мне!
Здесь вся толпа мой замысл исполняет:
Она кладет предел морской волне,
С самой собою землю примиряет,
Грань строгую для моря создаёт.

Мефистофель
(в сторону)

Лишь нам на пользу всё пойдет!
Напрасны здесь и мол и дюна:
Ты сам готовишь для Нептуна,
Морского чёрта, славный пир!
Как ни трудись, плоды плохие!
Ведь с нами заодно стихии;
Уничтоженья ждёт весь мир.

Фауст

Смотритель!

Мефистофель

Здесь.

Фауст

Громаду за громадой
Рабочих здесь нагромождай,
Приманкой действуй, платой и наградой
И поощряй и принуждай!
И каждый день являйся с донесеньем,
Насколько ров подвинут исполненьем.

Мефистофель
(вполголоса)

А мне доносят, что не ров,
А гроб скорей тебе готов.

Фауст

До гор болото, воздух заражая,
Стоит, весь труд испортить угрожая;
Прочь отвести гнилой воды застой —
Вот высший и последний подвиг мой!
Я целый край создам обширный, новый,
И пусть мильоны здесь людей живут,
Всю жизнь, в виду опасности суровой,
Надеясь лишь на свой свободный труд.
Среди холмов, на плодоносном поле
Стадам и людям будет здесь приволье;
Рай зацветёт среди моих полян,
А там, вдали, пусть яростно клокочет
Морская хлябь, пускай плотину точит:
Исправят мигом каждый в ней изъян.
Я предан этой мысли! Жизни годы
Прошли не даром; ясен предо мной
Конечный вывод мудрости земной:
Лишь тот достоин жизни и свободы,
Кто каждый день за них идёт на бой!
Всю жизнь в борьбе суровой, непрерывной
Дитя, и муж, и старец пусть ведёт,
Чтоб я увидел в блеске силы дивной
Свободный край, свободный мой народ!
Тогда сказал бы я: мгновенье!
Прекрасно ты, продлись, постой!
И не смело б веков теченье
Следа, оставленного мной!
В предчувствии минуты дивной той
Я высший миг теперь вкушаю свой.

Фауст падает. Лемуры подхватывают его и кладут на землю.
Мефистофель

Нигде, ни в чем он счастьем не владел,
Влюблялся лишь в своё воображенье;
Последнее он удержать хотел,
Бедняк, пустое, жалкое мгновенье!
Но время — царь; пришёл последний миг.
Боровшийся так долго, пал старик.
Часы стоят!

Хор

Стоят! Остановились!
Упала стрелка их. Как мрак ночной,
Они молчат.

Мефистофель

Все кончено. Свершилось!

Хор

Прошло!

Мефистофель

Прошло? Вот глупый звук, пустой!
Зачем прошло? Что, собственно, случилось?
Прошло и не было — равны между собой!
Что предстоит всему творенью?
Всё, всё идет к уничтоженью!
Прошло… что это значит? Всё равно,
Как если б вовсе не было оно —
Вертелось лишь в глазах, как будто было!
Нет, вечное Ничто одно мне мило!

Немецкий и советско-еврейский Фауст (моя спекуляция)

СПЕКУЛЯЦИЯ — устар. Философское умозрительное построение. http://www.gramota.ru/
Финал «Фауста» И.В.Гете. Два перевода
Я предан этой мысли! Жизни годы
Прошли не даром; ясен предо мной
Конечный вывод мудрости земной:
Лишь тот достоин жизни и свободы,
Кто каждый день за них идёт на бой!
Всю жизнь в борьбе суровой, непрерывной
Дитя, и муж, и старец пусть ведёт,
Чтоб я увидел в блеске силы дивной
Свободный край, свободный мой народ!
Тогда сказал бы я: мгновенье!
Прекрасно ты, продлись, постой!
И не смело б веков теченье
Следа, оставленного мной!
В предчувствии минуты дивной той
Я высший миг теперь вкушаю свой.
Фауст падает. Лемуры подхватывают его и кладут на землю.
Иоганн Вольфганг Гете. Фауст (пер.Н.Холодковский)
Вот мысль, которой весь я предан,
Итог всего, что ум скопил.
Лишь тот, кем бой за жизнь изведан,
Жизнь и свободу заслужил.
Так именно, вседневно, ежегодно,
Трудясь, борясь, опасностью шутя,
Пускай живут муж, старец и дитя.
Народ свободный на земле свободной
Увидеть я б хотел в такие дни.
Тогда бы мог воскликнуть я: «Мгновенье!
О, как прекрасно ты, повремени!
Воплощены следы моих борений,
И не сотрутся никогда они».
И, это торжество предвосхищая»
Я высший миг сейчас переживаю.
Фауст падает навзничь. Лемуры подхватывают его и кладут на землю.
Иоганн Вольфганг Гете. Фауст (пер .Б.Пастернак)
Професиональный литературный критик о русских переводах «Фауста»:
«Фауст» Гёте как раз является в России одним из самых известных и самых любимых литературных произведений, особенно его первая часть. Самое главное, что к услугам русских читателей есть несколько прекрасных переводов этого произведения. В этом отношении Россия выигрышно отличается от многих стран мира, в том числе и от тех, в которых развиты традиции обращения к культурному наследию других народов мира. В России получил признание перевод первой части, выполненный Э.Губером, который вышел отдельной книгой в 1838 г. Полноценный, по-настоящему высокохудожственный перевод обеих частей «Фауста» выполнил поэт А.А.Фет. Еще один перевод выполнен В.Я.Брюсовым. Но самыми удачными признаны перевод Н.А.Холодковского (1858-1921), получившего за него в 1917 г. Пушкинскую премию, и перевод Б.Л.Пастернака.
В отношении двух последних переводов можно сказать, что первый — перевод Н.А.Холодковского, профессора зоологии Военно-медицинской академии в Петербурге, занимавшегося переводами с юношеского возраста, т.е. с конца 1870-х гг., был подготовлен для издания Собрания сочинений Гете в издательстве Н.Гербеля и опубликован в 1878 г. Этот перевод признан самым точным, самым близким к оригиналу. Если кто-то хочет предельно точно познать мысль Гёте, постигнуть его образы, то для этого следует обратиться именно к переводу Холодковского.
Второй же из этих переводов, выполненный Л.Б. Пастернаком — профессиональным литератором, поэтом, представлять которого в России не надо, появился в 1953 г. Позднее поэт несколько отредактировал текст, который был опубликован в 1955 г. История появления этого перевода определена самим годом издания. В конце 1940-х — начале 1950-х гг. очень многие профессиональные литераторы, например, А.А.Ахматова, вынуждены были заниматься не своим творчеством, а переводами. Для мировой же литературы, для ее введения в культурное пространство России это, несомненно, имело очень большое значение. Перевод Пастернака хорош тем, что его автор, будучи поэтом, сумел передать красоту стиха Гёте, найти русский эквивалент его мелодике.
Б. Володин. «Фауст» Гёте: история и жизнь.

Итак, перевод Холодковского самый точный — «предельно точно выражающий мысль Гете»; перевод Пастернака «передает красоту стиха, в переводе найден русский эквивалент его мелодике». Меня заинтересовали отрывки
Лишь тот достоин жизни и свободы,
Кто каждый день за них идёт на бой!
Всю жизнь в борьбе суровой, непрерывной
Дитя, и муж, и старец пусть ведёт,
Чтоб я увидел в блеске силы дивной
Свободный край, свободный мой народ! (пер.Н.Холодковский)
Лишь тот, кем бой за жизнь изведан,
Жизнь и свободу заслужил.
Так именно, вседневно, ежегодно,
Трудясь, борясь, опасностью шутя,
Пускай живут муж, старец и дитя.
Народ свободный на земле свободной
Увидеть я б хотел в такие дни. (пер .Б.Пастернак)
По-моему, в них говорится о разных вещах.
«Лишь тот достоин жизни и свободы, Кто каждый день за них идёт на бой!» (Холодковский). Каждый день! Всю жизнь. «Лишь тот, кем бой за жизнь изведан, Жизнь и свободу заслужил.» (Пастернак). Изведан! Может быть только один раз (и может быть ТОТ решил что с него хватит?)
«Всю жизнь в борьбе суровой, непрерывной Дитя, и муж, и старец пусть ведёт,» (Холодковский) Призыв к всеобщей суровой непрерывной борьбе. «Так именно, вседневно, ежегодно, Трудясь, борясь, опасностью шутя, Пускай живут муж, старец и дитя.» (Пастернак). Как именно живут? Трудиться – понятно(в Советском Союзе «только тех, кто любят труд октябрятами зовут»). Но бороться шутя опасностью, это как? Только один раз изведав бой? Или борьба состоит в том, что шутят опасностью?
«Чтоб я увидел в блеске силы дивной Свободный край, свободный мой народ!» (Холодковский). Цель всеобщей непрерывной борьбы. «Народ свободный на земле свободной Увидеть я б хотел в такие дни.» Никакой цели предлагаемого образа жизни нет. Автор хотел бы чтобы такой образ жизни вели свободные люди на свободной земле.
А теперь спекуляция. Уверенный прямолинейный немец и запуганный скрученный советский еврей-выкрест.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *